Право наследования

Тип:
Добавлен:

Содержание

Введение. 3

Глава 1.Общая характеристика права наследования. 4

1.1.Основные начала наследственного права. Законодательство о наследовании4

1.2.Реализация принципа добросовестности при осуществлении права наследования10

Глава 2. Реализация права наследования в современный период: проблемы законодательства и правоприменительной практики. 20

2.1. Вопросы ограничения наследственных прав. 20

2.2. Принятие наследства: проблемы теории и практики. 26

Список использованной литературы.. 38

Введение

Коренные изменения, которые произошли в жизни нашей страны с начала девяностых годов прошлого столетия, привели к развитию рыночных отношений и появлению частной собственности. Появление частной собственности у подавляющего числа российскихграждан делает небезразличным для них вопрос о судьбе своего имущества после их смерти.

Реализация права наследования является одним из значимых вопросов гражданского права, так как регулирует правоотношения на момент после смерти наследодателя.

Сохранение актуальности изучения права наследования связано с тем, что в настоящее врем остались еще проблемы, которые требуют решения и дальнейшего изучения.

Объект исследования -гражданские правоотношения, возникающие вследствие права наследования.

Предмет исследования – реализация права наследования в РФ.

Цель данной работы – изучить сущность реализации права наследования, проблемы такой реализации.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1.Дать общую характеристику права наследования;

2.Рассмотреть вопрос реализации принципа добросовестности при осуществлении права наследования;

3.Рассмотреть вопросы ограничения наследственных прав;

4.Рассмотреть проблемы реализации принятия наследства.

Глава 1.Общая характеристика права наследования

1.1.Основные начала наследственного права. Законодательство о наследовании

Конституция РФ[1] в п. 4 статьи, посвященной праву частной собственности граждан (ст. 35), указывает на то, что "право наследования гарантируется".

Наследственное право в объективном смысле - это совокупность правовых норм, регулирующих переход прав и обязанностей от умершего к другим лицам (наследственные отношения и отношения, связанные с наследованием). Наследственное право в субъективном смысле, с одной стороны, - это право гражданина передать свои имущественные права и обязанности к наследникам, с другой стороны - право получить от наследодателя в наследство имущественные права и обязанности (право наследования)[2].

Наследственное право охватывает большой круг правоотношений и не только частноправовых. Главным, безусловно, является наследственное правоотношение, остальные носят вспомогательный, сопутствующий характер.

Наследственное правоотношение возникает вместе с открытием наследства (после смерти гражданина) и оканчивается принятием всего наследуемого имущества. Наследственные правоотношения носят промежуточный характер от смерти до юридического принятия наследства, при этом они имеют своеобразную обратную силу. Как только гражданин приобрел наследство, а право на это у него возникает с момента смерти наследодателя, уже неважно, сколько прошло времени, т.е. сколько "лежало наследство", - шесть месяцев, год, два... По справедливому суждению А.Г. Диденко, "завершением развития наследственного правоотношения является момент, когда наследник становится субъектом тех прав и обязанностей, которые имел наследодатель. Обыкновенно этот момент называется "принятием наследства"[3].

Рассуждая о состоянии прав и обязательств умершего в период между смертью и принятием наследства, С.А. Муромцев писал: "В этом промежуточном периоде права существуют временно без субъекта (а обязательства - долги - без объекта). Нет нужды допускать вечность подобного существования; но необходимо принять его как временное существование"[4].

Не отрицая проблемности промежуточного периода, В.Н. Никольский писал в свое время о юридической фикции непрерывности прав и обязанностей: "Перенесение юридических отношений умершего на новое лицо совершается здесь посредством юридической фикции в момент смерти или исчезновения. Эта юридическая фикция есть ничто иное, как выражение непрерывности юридических отношений, юридической жизни"[5].

Основные начала гражданского законодательства изложены в ст. 1 ГК РФ[6]. В соответствии с п. 1 этой статьи гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав и обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.Особое значение основные начала права, связывающие воедино и цементирующие отраслевые институты, подынституты и категории, имеют для цивилистической отрасли, которую характеризуют чрезвычайно высокая вариативность поведения участников регулируемых правоотношений, многообразие и казуистичность применяемых норм, диспозитивная модель юридической техники большинства из них[7]. Безусловно, основные начала (принципы) гражданского законодательства с определенной спецификой распространяются и на наследственные правоотношения. Полагаем необходимым рассмотреть их с учетом современного развития как социально-экономических, так и юридических отношений.

К принципам современного российского наследственного права относятся:

- свобода завещания. Завещатель вправе завещать имущество любым лицам в любой пропорции, отменять и изменять завещание. Ограничение возможно только при наличии граждан, имеющих право на обязательную долю в наследстве. К сожалению, современный принцип свободы завещания не дает возможности распорядиться имуществом на случай смерти с помощью совместного завещания супругов или наследственного договора. Полагаем, что более справедливым началом наследственного права должен стать принцип свободы распоряжения имуществом на случай смерти;

- приоритет завещания над наследованием по закону. Наследование по закону возникает, когда нет завещания, когда завещание недействительно полностью или частично или когда завещано не все имущество. В такой правовой конструкции наследование по закону восполняет пробел, связанный с отсутствием формально выраженной воли наследодателя[8];

- отсутствие количественных и качественных ограничений по наследованию имущества, за исключением имущества, изъятого из гражданского оборота или ограниченного в нем; в публичном праве данный принцип отражается в двух связанных правилах: первое - в большинстве случаев нет налога на наследование (за исключением налога на наследование объектов интеллектуальных прав); второе - несмотря на настойчивое стремление левой оппозиции изменить ситуацию, если нет самого налога, то нет и прогрессивного налога на наследство, который существует во многих государствах;

- универсальность (целостность) наследственной массы. Наследование - это универсальное правопреемство. Наследуются как активы, так и пассивы наследодателя: нельзя отказаться от части наследства, можно принять всю наследственную массу, включая имущество и долги, или отказаться от нее. При этом в современном законодательстве пассив ограничен активом;

- призвание к наследованию лиц, имеющих право на обязательную долю независимо от того, как происходит наследование: по завещанию или по закону;

- максимальное вовлечение наследников по закону в процесс наследования при отсутствии распоряжениянаследуемым имуществом. Предусмотрено восемь очередей наследования по закону. При этом наследует последующая очередь при отсутствии предыдущей. Наследуют родственники как по нисходящей, так и по восходящей линии родства, усыновленные и усыновители, мачехи, отчимы и падчерицы, пасынки, нетрудоспособные иждивенцы;

- минимальное участие государства в наследственных правоотношениях. Россия, ее субъекты и муниципалитеты могут быть наследниками по завещанию, когда нет наследников всех восьми очередей по закону и нет наследников по завещанию, а имущество становится выморочным.

Наследственное право является, пожалуй, одной из самых сложных отраслей российского гражданского права, а надлежащее оформление наследственных прав — наиболее ответственным направлением работы нотариусов.

Наследственное право также следует охарактеризовать как наиболее консервативную отрасль законодательства, во многом заимствовавшую нормы еще советского наследственного права.

Изменения, вносимые в раздел V части третьей ГК РФ, очень чувствительны в правоприменительной практике. Именно поэтому по сравнению с частями первой и второй ГК РФ часть третья ГК РФ подвергалась изменениям в наименьшей степени. Так, если за время действия Гражданского кодекса РФ в часть первую было внесено 80 поправок, в часть вторую — более 60, то в часть третью — лишь 13.

Дальнейшее совершенствование практически не отражено в Концепции развития гражданского законодательства, одобренной Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 года.

Это лишний раз подтверждает, что к реформированию наследственного права законодатель относится крайне осторожно, поскольку наследственное право регулирует наиболее чувствительную сферу человеческих отношений и любые революционные новшества здесь неприемлемы и могут быть очень болезненны для общества.

Представляется важным обратить внимание прежде всего на вопросы правоприменения, в недостаточной степени урегулированные законодательством о наследовании.

Основные проблемы, возникающие в правоприменительной практике не только у нотариусов, но и у судов при рассмотрении дел о наследовании, можно условно разделить на две группы.

Первая группа — недостаточность правового регулирования некоторых институтов наследственного права.

Вторая группа — имеющиеся разночтения в законе (или проблема, возникающая на уровне толкования нормы права), терминологические неточности.

Следует сразу оговориться, что названные недостатки не носят критического характера, не требуют каких-либо принципиальных поправок и могут быть устранены путем текущей законотворческой работы.

С позиции практикующих нотариусов можно привести примеры отмеченных недостатков. Прежде всего, это отсутствие необходимой законодательной регламентации определения состава наследства.

Говоря о проблеме определения состава наследственного имущества, необходимо обратить внимание на довольно застарелый вопрос об определении супружеской доли в случае смерти одного из супругов. На уровне закона этот вопрос до настоящего времени не нашел своего должного решения.

Так, статья 1150 ГК РФ устанавливает, что «принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью». Одновременно статья 256 того же ГК РФ для целей определения этих долей содержит бланкетную норму — отсылает к семейному законодательству. Однако Семейный кодекс Российской Федерации не устанавливает каких-либо правил определения доли пережившего супруга и, соответственно, наследственной доли. Он регулирует лишь вопросы раздела общего имущества супругов при их жизни.

Поэтому в данной ситуации нотариусы руководствуются исключительно статьей 75 Основ законодательства РФ о нотариате, которая предусматривает выдачу нотариусом свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе по заявлению пережившего супруга. Но заявление — это всегда волевой акт, а в случае смерти одного из супругов можно вести речь исключительно о прекращении права общей совместной собственности супругов, то есть о преобразовании ее в равнодолевую.

Многолетние теоретические исследования и практические дискуссии по данной проблеме до сих пор не привели к законодательному решению.

Приведенный пример неудачного правового регулирования по такому, казалось бы, очевидному вопросу порождает затруднения в правоприменительной практике. В итоге в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» предлагается этакое соломоново решение: переживший супруг может подать нотариусу как заявление о выделении супружеской доли, так и заявление об отсутствии у него таковой, хотя последнего вида заявления действующее законодательство не знает.

Следует также отметить, что российское наследственное право не учитывает ситуацию с появлением наследников благодаря вспомогательным репродуктивным технологиям.

Примеры несовершенства действующего правового регулирования можно было бы продолжить. Например, в ГК РФ недостаточно регламентируется процедура перехода в порядке наследования имущественных прав, а также интеллектуальной собственности.

Однако главное, на что хочется обратить особое внимание, — это тот факт, что российский нотариат длительное время не имеет своего специального закона, подробно регулирующего порядок совершения нотариальных действий, прежде всего регламентацию действий нотариуса при оформлении наследственных прав.

Представляется важным определить пути совершенствования отдельных институтов наследования на базе серьезного анализа правоприменительной практики, как нотариальной, так и судебной.

Все вышеизложенное свидетельствует, что внесение поправок в законодательство о наследовании на данном этапе является необходимым.

1.2.Реализация принципа добросовестности при осуществлении права наследования

Возведение добросовестности в ранг одного из основных начал гражданского законодательства и признание его гражданско-правовым принципом повлекли закономерное изменение институциональных норм в силу системности права и согласованности норм отдельных институтов в рамках одной отрасли. Особенно четко прослеживается конкретизация применения данного принципа в тех разделах Гражданского кодекса РФ, которые подверглись изменению в рамках глобального реформирования гражданского законодательства. Так, например, заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно (п. 5 ст. 166 ГК), возложение ответственности на членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, уполномоченных выступать от имени юридического лица и определяющих действия юридического лица, закон связывает с их недобросовестностью (ст. 53.1 ГК РФ).

М.К. Сулейменов акцентирует внимание на такой особенности изложения ст. 1 ГК РФ, как наличие оговорки относительно принципа добросовестности, соблюдение которого требуется при установлении, осуществлении и защите гражданских прав, в то время как другие принципы закрепляются без всяких оговорок. Исходя из этого делается вывод, "...что принцип добросовестности, хоть он и закреплен в ст. 1 ГК РФ, посвященной основным началам гражданского права, является тем не менее принципом ограниченного действия"[9]. Такой подход не умаляет значимости принципа добросовестности, тем более что наряду с принципами справедливости, разумности и гуманизма этот принцип относится к нравственно-этическим основам построения системы права в целом. Даже будучи невидимыми в большинстве норм данные принципы вплетены в их сущность.

Принцип добросовестности в гражданском праве в целом и в регулировании наследственных правоотношений в частности может использоваться при толковании норм права, при применении аналогии права как презумпция, как оценочное понятие.

Несмотря на сохраняющуюся до сего времени стабильность норм о наследовании, закрепление принципа добросовестности в ст. 1 ГК РФ оказывает влияние и на реализацию наследственных прав, выступает при этом своеобразным ориентиром.

О.Е. Блинков, иллюстрируя экстраполяцию нововведений общей части Гражданского кодекса на наследственное право, пишет: "...став одним из основных начал гражданского права, добросовестность распространяется и на наследственные правоотношения, обязывая действовать добросовестно наследников в наследственном процессе"[10].

Добросовестность в наследственных правоотношениях приобретает особую значимость, ярко выраженную нравственную окраску, учитывая, что в данную сферу могут быть вовлечены как близкие родственники, так и совершенно посторонние лица, зачастую с несовместимыми интересами. Наследники, принявшие наследство, становятся субъектами права общей долевой собственности на унаследованное имущество, не участвуя при этом в выборе сособственников. Осуществление права общей долевой собственности, отношения по разделу наследственного имущества, солидарная ответственность по обязательствам наследодателя предполагают совместные действия, где каждый из наследников, используя свои права и исполняя обязанности, должен соотносить свои интересы с правами и интересами других наследников.

Реализацию принципа добросовестности в действиях наследников можно проследить на всем протяжении существования наследственного правоотношения.

Первым этапом осуществления наследственных прав является принятие наследства. Несмотря на то что принятие наследства - персонифицированная сделка (принятие наследства одним или несколькими наследниками не означает принятие наследства остальными наследниками (п. 3 ст. 1152 ГК) и, казалось бы, осуществление права на принятие наследства никак не может отразиться на правах других наследников, тем не менее наследник уже в этот момент должен проявить добрую совесть. В Методических рекомендациях по оформлению наследственных прав, утвержденных Правлением ФНП 28 февраля 2006 г.[11], указывается, что наследник в заявлении о принятии наследства должен сообщить известную ему информацию о других наследниках. Осознанное умолчание о наличии наследников однопорядковой или предшествующей очереди при призвании к наследованию по закону либо об обязательных наследниках при наследовании по завещанию не укладывается в понятие добросовестности. В совокупности с иными действиями сокрытие от других наследников (допустим, проживающих за границей) сведений о смерти наследодателя или поддержание уверенности других наследников в том, что умерший наследодатель жив, можно рассматривать как неправомерное действие, направленное на ущемление прав иных наследников для обеспечения призвания к наследованию или на увеличение собственной наследственной доли, а следовательно, являющееся основанием для отстранения от наследования по недостойности. В любом случае такое поведение наследников нельзя рассматривать как действия, совершаемые в пределах, предусмотренных законом, коль скоро налицо умысел на лишение других лиц их прав. Добросовестность же в субъективном смысле относится к внутреннему механизму реализации права и понимается как осознание субъектом правомерности в осуществлении своих прав и исполнении обязанностей[12].

С позиций добросовестности надлежит оценивать поведение наследников, фактически принявших наследство. Необходимость оценки действий наследников, в принципе, явствует из буквального содержания п. 2 ст. 1152 ГК РФ, в котором закреплена презумпция фактического принятия наследства. Исходя из этого далеко не всякое действие наследника можно рассматривать как принятие наследства. В связи с этим уместно вспомнить еще одну презумпцию, закрепленную в п. 5 ст. 10 ГК РФ: добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Конклюдентные действия наследников по принятию наследства лишь тогда могут выполнить функцию юридического факта, порождающего правовой эффект, когда они целенаправленны, совершены исходя из рационального понимания объективной реальности, а не спонтанны. Родственник, снявший со стены портрет усопшего на память и ссылающийся на это обстоятельство как на факт принятия наследства, вряд ли может считаться принявшим наследство, тем более если его право конкурирует с правами наследников, предпринявших активные действия по сохранности наследственного имущества, по управлению им.

Обстоятельства фактического принятия наследства зачастую становятся предметом судебного разбирательства. При этом судебная практика далеко не единообразна. Оценочный характер понятия добросовестности дает основание судам различным образом разрешать споры данной категории, по-разному трактуя одни и те же обстоятельства фактического принятия наследства. Наиболее проблематичным является оценка владения какой-либо вещью из состава наследства в качестве доказательства факта принятия наследства. Так, Центральный районный суд г. Челябинска по делу N 2-511/2015 г.[13] признал наследника принявшим наследство, поскольку он вступил во владение сберегательной книжкой наследодателя, в то время как Московский областной суд указал, что сберегательная книжка наследодателя является доказательством принятия наследства при условии, что наследник использовал эту книжку в рамках определенных прав, т.е. обращался за получением части денег на похороны. Простое удержание каких-либо документов наследодателя или его личных вещей на руках вряд ли можно рассматривать как действие по принятию наследства.

Как добросовестное поведение можно расценивать действия тех наследников, которые, документально подтвердив свое право на принятие наследства, свидетельствуют о наличии такого права у других наследников, лишенных возможности представить доказательства родственных отношений с наследодателем. Только с согласия всех наследников, права которых бесспорны, в случае проявления ими доброй воли нотариус может включить в свидетельство о праве на наследство и наследников, не подтвердивших оснований наследования (ст. 72 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате).

Наследник, не желающий принимать наследство, может бездействовать, и тогда по окончании установленного срока он утрачивает право наследования. Однако молчаливое бездействие наследника не дает возможности точно определить субъектов наследственного преемства, лишает кредиторов возможности предъявить требования по долгам наследодателя к конкретному ответчику, если срок исковой давности приближается к истечению, т.е. создается масса неясностей. Принцип добросовестности обязывает наследника четко выразить свою волю на отказ от наследства, подав соответствующее заявление. Еще Г.Ф. Шершеневич, рассматривая право наследника на отказ от наследства, подчеркнул значимость проявления доброй воли отрекающегося от наследства: "Не к чему отрекаться, когда можно достигнуть той же цели уклонением от принятия, особенно если закон не соединяет с длящимся непринятием никакого предположения в пользу принятия. Однако наследник может сам пожелать устранения неопределенности в интересе других наследников или кредиторов"[14].

Учет не только собственных интересов, но и интересов других наследников явно прослеживается в случаях, когда наследники, своевременно принявшие наследство, дают согласие на принятие наследства опоздавшим наследником. Зачастую благодаря доброй воле сонаследников имущество получают лица, право которых не может быть защищено в судебном порядке из-за пропуска срока обращения в суд или при невозможности подтвердить уважительность причин пропуска срока принятия наследства, а может, и вообще отсутствия таковых.

Решая вопрос о восстановлении срока для принятия наследства, суд также должен ориентироваться на добросовестность наследников, доказывающих уважительные причины, вследствие которых они были лишены возможности своевременно заявить о своих правах. По мнению О.В. Мананникова, неуважительность причин пропуска срока принятия наследства не имеет правового значения, а значимо лишь установление судом факта, что наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства[15]. Такой вывод делается исходя из того, что законодатель употребил разделительный союз "или" при построении нормы п. 1 ст. 1155 ГК РФ - "не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам". Вряд ли именно так нужно толковать используемую юридическую технику. Скорее всего, ключевым в этом предложении является слово "другим", т.е. в любом случае причины пропуска срока должны быть уважительными. Думается, что нельзя признать уважительной причиной незнание наследника об открытии наследства, если он не поддерживал отношения с наследодателем при жизни последнего. Извинительной может быть признана неосведомленность наследника о смерти наследодателя, вызванная исключительно объективными причинами, не случайно ведь законодатель через соединительный союз "и" указывает "не знал и не должен был знать об открытии наследства".

Конституционный Суд РФ в Определении от 21 декабря 2011 г. N 1747-О-О, отказывая в принятии жалобы гражданина А.М. Андреева, подтвердил дискреционные полномочия суда по определению того, являются ли причины пропуска наследником срока для принятия наследства уважительными, исходя из фактических обстоятельств дела. Суд общей юрисдикции отказал в удовлетворении иска А.М. Андреева о восстановлении срока для принятия наследства, установив, что он не был лишен возможности принять своевременные меры к розыску наследодателя через органы внутренних дел и узнать о его смерти в сроки, которые позволили бы ему реализовать свои наследственные права. В данном случае истец не проявил надлежащей степени заботливости, которая требовалась от него как от наследника, соответственно его поведение нельзя считать добросовестным, а причину пропуска срока уважительной.

Если исходить из того, что введение принципа добросовестности, по сути, - попытка законодателя абстрагироваться от принципов чистой выгоды[16], то аморально подтверждать право на получение имущества умершего наследником, который утратил связь с наследодателем при его жизни, а после смерти активно проявляет исключительно меркантильный интерес.

Принцип добросовестности как учет интересов других лиц проявляется и при разделе наследственного имущества, особенно когда наследство распределяется между наследниками по их соглашению непропорционально наследственным долям (п. 1 ст. 1165 ГК РФ). Именно в такой ситуации более обеспеченные наследники могут проявить добрую волю, распределить наследственную массу исходя из конкретных потребностей каждого участника наследственного правоотношения без соответствующей компенсации. Наследник, имеющий преимущественное право на неделимую вещь (ст. 1168 ГК РФ), может не воспользоваться им, добросовестно не желая ущемлять права на получение наследственного имущества в натуре других наследников, не обладающих таким правом. В свою очередь, наследники, не имеющие преимущественных прав при разделе неделимой вещи, входящей в состав наследства, могут, приняв во внимание сложности с предварительной выплатой компенсации, устраняющей несоразмерность наследственного имущества доле привилегированного наследника, отсрочить передачу компенсации (п. 2 ст. 1170 ГК РФ).

Добросовестность наследников, как и всех других участников гражданского оборота, оценивается ими с позиций субъективного понимания своего поведения. Субъективная же оценка зависит от представлений о правомерности, справедливости. При построении правовых норм законодатель достаточно часто оперирует категориями "добросовестность", "разумность", "справедливость". Несмотря на общую принадлежность к нравственным принципам гражданского общества, эти категории нетождественны. С.А. Иванова полагает, что принцип справедливости (как общий принцип права) нашел воплощение в принципах разумности и добросовестности (как отраслевых принципах права)[17]. М.К. Сулейменов акцентирует внимание на том, что "справедливость по сравнению с добросовестностью и разумностью носит более объективированный характер, так как связана не только с личными представлениями субъекта права, но и с общественно значимыми критериями социальной справедливости"[18]. Добросовестность и справедливость роднит то, что они являются принципами, в соответствии с которыми гражданские права ограничиваются. И если требования добросовестности предъявляются к субъектам имущественного оборота при осуществлении их прав и исполнении обязанностей, то справедливость является тем мерилом, которым должен руководствоваться законодатель при нормативном установлении пределов ограничения гражданских прав.

Положения закона об обязательной доле, ограничивающие реализацию свободы воли завещателя и права наследников по завещанию, объясняются как раз требованиями соблюдения социальной справедливости, обеспечением защиты интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных наследников.

Как ограничение прав наследников в интересах насцитуруса можно рассматривать нормы закона, запрещающие раздел наследственного имущества и выдачу свидетельств о праве на наследство зачатого, но еще не родившегося наследника (ст. 1166, п. 3 ст. 1163 ГК РФ).

Таким образом, принцип добросовестности как элемент деятельности каждого законопослушного лица, и наследников в том числе, в совокупности с обоснованностью и справедливостью норм законодательных актов является важнейшим условием реализации наследственных прав граждан, гарантированных Конституцией РФ.

Глава 2. Реализация права наследования в современный период: проблемы законодательства и правоприменительной практики

2.1. Вопросы ограничения наследственных прав

В юридической науке представлены разные мнения об определении и содержании понятия "ограничение наследственных прав".

И.М. Приходько отмечает, что ограничение является правовым средством, направленным на сдерживание "деструктивной активности через удержание того или иного общественного отношения в определенных рамках"[19].

По мнению Б.С. Эбзеева, ограничение прав - "это изъятие из круга правомочий, составляющих нормативное содержание основных прав и свобод"[20]. А.В. Малько в свою очередь указывает, что правовое ограничение - это правовое сдерживание противозаконного деяния, создающего условия для удовлетворения интересов контрсубъекта и общественных интересов в охране и защите, как исключения определенных возможностей в деятельности лиц[21].

В.И. Гойман определяет ограничение права как "осуществляемое в соответствии с предусмотренными законом основаниями и в установленном порядке сужение его объема"[22].

Справедливым является мнение Ю.Ф. Беспалова, который полагает, что ограничение наследственных прав есть лишение отдельных наследственных прав, приостановление их осуществления, дополнительные обременения, запреты, применяемые судом либо иным уполномоченным органом к лицам, совершившим правонарушение, либо применяемые при наличии иных, предусмотренных законом оснований. Кроме того, в отдельных случаях ограничение наследственных прав может быть рассмотрено в качестве приема правового регулирования наследственных отношений; многозначное явление: институт гражданского права, комплексный институт гражданского, семейного, административного права, наследственно-правовая ответственность, приемы правового регулирования[23].

Таким образом, под ограничением наследственных прав следует понимать установленные законодательством с целью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства пределы осуществления наследственных прав, выражающиеся в лишении отдельных наследственных прав, приостановлении их осуществления, дополнительных обременениях, запретах, применяемых судом либо иным уполномоченным органом.

Понятие "ограничение наследственных прав" характеризуется следующими признаками: ограничения должны быть прямо предусмотрены нормативными правовыми актами; ограничения представляют собой пределы осуществления наследственных прав; ограничения могут быть выражены в лишении права, в приостановлении действия права, в запрете и в дополнительных обременениях.

Следует отметить, что некоторые ученые-юристы указывают, что данные ограничения прав и свобод граждан являются требованиями, предусмотренными для непредсказуемых обстоятельств, которые могут вызвать необходимость усиления защиты одних прав за счет ограничения других[24].

Справедливым представляется мнение В.П. Грибанова, что "границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при отсутствии таких границ право превращается в свою противоположность - в произвол и тем самым вообще перестает быть правом"[25].

Т.В. Дерюгина, поддерживая точку зрения В.П. Грибанова, отмечает, что "от точности определения самого понятия пределов, от выработки критериев отнесения того или иного явления к пределам в конечном итоге зависит не только стабильность гражданского оборота, но и стабильность существования и развития свобод каждого гражданина в данном обществе"[26].

Из изложенного следует, что посредством ограничения наследственных прав устанавливаются правила, регулирующие порядок осуществления данных прав. Право на наследство не может реализовываться гражданином безгранично, поскольку может повлечь ущемление и ограничение прав других граждан, общества и государства.

Обратимся к основаниям ограничения наследованных прав, которые можно поделить на: ограничения, которые прямо предусмотрены законом; ограничения на основании воли наследодателя; ограничения на основании юридического факта; ограничения на основании судебного постановления.

Исследуем ограничения наследственных прав, которые прямо предусмотрены законом.

Законом установлен прямой запрет на наследование нематериальных благ, неразрывно связанных с личностью наследодателя, в отношении которых не допускается правопреемство (право на жизнь, здоровье и др.).

Согласно ст. 150 ГК РФ основными свойствами нематериальных благ является непередаваемость и неотчуждаемость, в соответствии с этими отличительными признаками данные блага не могут в том числе передаваться путем наследования. Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании"[27] "имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (статья 418, часть вторая статьи 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации, далее - СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (статья 701 ГК РФ), поручения (пункт 1 статьи 977 ГК РФ), комиссии (часть первая статьи 1002 ГК РФ), агентского договора (статья 1010 ГК РФ)".

Наследованию не могут подлежать объекты гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается. Перечень таких объектов содержится в Указе Президента РФ от 22 февраля 1992 г. N 179 "О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена".

Согласно ст. 1185 ГК РФ не допускается наследование государственных наград, которых был удостоен наследодатель и которые согласно законодательству не передаются наследникам. В п. 72 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" отмечено, что "в состав наследства входят и наследуются на общих основаниях все принадлежавшие наследодателю государственные награды, почетные, памятные и иные знаки, которые не входят в государственную наградную систему Российской Федерации в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 сентября 2010 года N 1099 "О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации"[28].

Законодатель также не предусматривает возможность составления устного завещания и отказа от наследства с оговоркой или под условием.

Не наделяется правом на составление завещания ребенок, достигший 14 лет. Справедливым является мнение А.Ю. Касаткиной о том, что "в 14 лет ребенок может создать семью, нести уголовную ответственность, однако не может распоряжаться своим имуществом на случай смерти"[29].

Основанием ограничения наследственных прав является также наличие юридического факта, предусмотренного законодательством РФ.

Согласно п. 1 ст. 1117 ГК РФ не могут наследовать ни по закону, ни по завещанию или могут быть отстранены от принятия наследства лица, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства.

Иными словами, основанием для отстранения наследника от наследования является факт совершения противоправного действия против осуществления последней воли наследодателя, например, совершение подделки завещания, его хищение или уничтожение, принуждение наследодателя к составлению, изменению или отмене завещания. Данный факт должен быть подтвержден решением суда. В свою очередь, в соответствии со ст. 1146 ГК РФ потомки наследника по закону на основании данного факта не могут наследовать по праву представления.

Согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" "при разрешении вопросов о признании гражданина недостойным наследником и об отстранении его от наследования надлежит иметь в виду следующее: указанные в абзаце первом пункта 1 статьи 1117 ГК РФ противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий.

Наследник является недостойным согласно абзацу первому пункта 1 статьи 1117 ГК РФ при условии, что перечисленные в нем обстоятельства, являющиеся основанием для отстранения от наследования, подтверждены в судебном порядке - приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу (например, о признании недействительным завещания, совершенного под влиянием насилия или угрозы)".

Основанием для приостановления раздела наследства в соответствии со ст. 1166 ГК РФ является факт наличия зачатого, но еще не родившегося ребенка. Данная норма сужает наследственные права ребенка, предусматривает лишь право ребенка, зачатого при жизни наследодателя, на раздел наследства после его рождения. Следовало бы данную норму распространить на все наследственные права ребенка, а не только на раздел наследства.

Наследственные права могут быть ограничены на основании судебного постановления. Лица, злостно уклоняющиеся от выполнения возложенных на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя, могут быть отстранены от наследства на основании судебного постановления по заявлению заинтересованного лица[30].

Злостный характер определяется судом в каждом конкретном случае в зависимости от продолжительности и причин неуплаты средств. К уклонению от выполнения обязанностей относится и сокрытие действительного размера заработка и дохода, смена работы или места жительства, а также иные действия в этих целях.

Основанием ограничения наследственных прав может являться воля наследника. Согласно законодательству о наследовании наследодатель вправе обязать наследника совершить завещательный отказ или завещательное возложение.

Исследовав основные положения о понятии и основаниях ограничения наследственных прав, можно сделать вывод о том, что данное понятие является многозначимым, используемым в нескольких значениях.

Ограничение наследственных прав представляет собой пределы их осуществления.

Согласно нормам, содержащимся в разделе V части 3 ГК РФ, основаниями для ограничения могут являться: наличие юридического факта, воля субъекта, судебное решение и прямое указание в законе.

2.2. Принятие наследства: проблемы теории и практики

Согласно абз. 1 п. 1 ст. 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять. Исключение составляет только выморочное имущество, для приобретения которого принятия наследства не требуется (абз. 2 п. 1 ст. 1152 ГК РФ)[31]. Принятие наследства - это одностороннее волевое действие лица, призванного к наследованию, направленное на приобретение причитающегося ему наследства, совершаемое в установленном порядке в сроки и способами, определенными законодательством. Несмотря на то что в законе установлено, что наследник "должен" принять наследство, это вовсе не означает, что принятие наследства является обязанностью наследника. Законодатель подчеркивает необходимость осуществления принятия наследства, если наследник намерен его приобрести. Таким образом, в момент открытия наследства у наследника, призванного к наследованию, возникает право на принятие наследства или право наследования[32].

В юридической литературе не сложилось единой позиции по поводу правовой природы этого права. По мнению Ю.К. Толстого, право на принятие наследства - это своеобразное право, которое по своей природе "относится к числу так называемых Gestaltungsrecht, т.е. прав, содержание которых сводится к образованию другого права (прав на правообразование), что в какой-то мере сближает его с элементами правоспособности"[33]. Н.Ю. Рассказова также отмечает необычность права на принятие наследства, обращает внимание на то, что оно выступает "промежуточным звеном" между открытием и приобретением наследства, а также подчеркивает абсолютный характер этого права: «При осуществлении этого права наследнику противостоят все и каждый, обязанные не чинить ему препятствий. Поэтому рассматриваемое право следует отнести к группе абсолютных прав. Но в отличие от иных абсолютных прав, например, права собственности, оно обеспечивает лицу не обладание имуществом, а возможность приобрести право на имущество»[34]. Право наследника на принятие наследства признавал субъективным гражданским правом и известный цивилист В.И. Серебровский, указывая на то, что "этому праву не противостоит соответствующая обязанность на стороне сонаследников (или третьих лиц)"[35]. Особенности права на принятие наследства как субъективного гражданского права подчеркивает и Е.Н. Абрамова, выделяя черты, позволяющие отличать его от других субъективных прав: во-первых, основанием этого права является не воля субъекта, как по общему правилу, а факт открытия наследства; во-вторых, содержанием этого права являются не конкретные правомочия, а образование другого права[36].

Различные мнения ученых по поводу правовой природы права на принятие наследства свидетельствуют о том, что данное право не укладывается в рамки классического понимания субъективного права в гражданском правоотношении.

Лучше понять рассматриваемое правовое явление позволяет учение о так называемых секундарных правах, реальность существования которых отмечал еще в начале XX века крупнейший немецкий юрист, профессор Эмиль Зеккель, который предложил именовать секундарным правом (dieHerrschaftsrechte) субъективное (конкретное) право, содержанием которого является возможность установить (преобразовать) конкретное юридическое отношение посредством односторонней сделки"[37]. Он также отмечал, что использование секундарного права заключается в его осуществлении посредством совершения сделки.

В современной цивилистической доктрине определение секундарного права формулируется как предоставляемая лицу юридическая возможность своим односторонним волеизъявлением привести к возникновению, изменению или прекращению гражданского правоотношения[38].

На современном этапе исследовать и систематизировать понятие и характеристики секундарных прав попытался А.Б. Бабаев[39], который в результате проведенного исследования выявил три подхода ученых к пониманию секундарных прав: одни ученые отказывают секундарным правам в качестве субъективных гражданских; другие рассматривают секундарные права в качестве проявлений правоспособности; третьи признают секундарные права гражданскими правомочиями или даже субъективными гражданскими правами. При этом, по мнению А.Б. Бабаева, рассмотрение секундарного права в качестве субъективного гражданского права наиболее точно соответствует специфике исследуемого явления, поскольку "обладатель секундарного права обладает исключительной возможностью собственными действиями вызвать наступление желаемых последствий - возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей".

Краткое описание явления, именуемого секундарным правом, позволяет перейти к анализу позиций современных авторов, раскрывающих посредством данной категории правовую природу права на принятие наследства.

А.Г. Сараев предлагает различать два правовых явления: (1) право наследования как элемент общегражданской правоспособности и (2) право наследования как секундарное право на приобретение наследства. По мнению А.Г. Сараева, последнее и является предметом традиционного "расщепления" на элементы (правомочия) на совершение конкретных юридических действий - право принять наследство либо отказаться от него. Реализация права наследования как элемента гражданской правоспособности связывается законодательством с фактом открытия наследства; результатом такой реализации становится возникновение права наследования как секундарного права - права принять открывшееся наследство или отказаться от него[40]. Аналогичного мнения придерживается П.Ю. Костин, разграничивающий возможность наследовать вообще, являющуюся составной частью правоспособности, и возможность принять конкретное наследство, возникающую при открытии наследства[41]. Разделяя позицию А.Г. Сараева, П.Ю. Костин также признает право на принятие наследства секундарным правом и высказывает единодушие с мнением Е.Н. Киминчижи, который отмечает: "Право наследования является правом секундарным, ибо ему не противостоит какая-либо обязанность, да и можно ли определить такую обязанность, если само это право подлежит осуществлению лишь при открытии наследства и связывает всех третьих лиц волею своего носителя - наследника"[42]. При этом, как верно замечает Е.Н. Киминчижи, "секундарное право по своей природе являет собой связующее звено между правоспособностью и субъективным правом"[43]. Выводы, изложенные в работах А.Г. Сараева, П.Ю. Костина и Е.Н. Киминчижи, наиболее полно раскрывают правовую природу права на принятие наследства.

Что касается самого акта принятия наследства, то здесь большинство ученых разделяет мнение о том, что принятие наследства представляет собой одностороннюю сделку[44]. Как правильно отмечает О.В. Мананников, "для совершения акта принятия наследства конкретным наследником согласия или волеизъявления других наследников, за исключением случая пропуска срока на принятие наследства, не требуется (п. 2 ст. 1155 ГК РФ), а волеизъявления наследодателя уже быть не может"[45].

Согласно п. 1 ст. 1153 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство. Таким образом, существует два документа, которые можно представить нотариусу в связи с намерением принять наследство: заявление о принятии наследства и заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Как при подаче заявления о принятии наследства, так и при подаче заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство наследник выражает свою волю принять наследство. Заявление о принятии наследства подается в случае, когда наследник не желает получать свидетельство о праве на наследство, например, в связи с тем, что в порядке наследования не переходят права, требующие государственной регистрации.

Из п. 1 ст. 1153 ГК РФ следует, что заявление наследника о принятии наследства или о выдаче свидетельства о праве на наследство может быть подано: лично наследником; другим лицом по поручению наследника или направлено по почте; представителем наследника, полномочие которого на принятие наследства специально предусмотрено в доверенности, выданной наследником. При этом для принятия наследства законным представителем доверенность не требуется.

Особого внимания заслуживают специальные требования к заявлению о принятии наследства (о выдаче свидетельства о праве на наследство), которое пересылается наследником по почте или передается нотариусом другим лицом (курьером, например). В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1153 ГК РФ в этом случае подпись наследника на заявлении должна быть засвидетельствована нотариусом, должностным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия, или лицом, уполномоченным удостоверять доверенности в соответствии с п. 3 ст. 185.1 ГК РФ.

Согласно п. 23 Методических рекомендаций по совершению отдельных в

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.