Стороны жизни и социальный портрет слушательниц Женского педагогического института, обучавшихся в 1903–1917 гг.

Тип:
Добавлен:

Оглавление

Введение

Глава 1. Устройство Женского педагогического института

Глава 2. Коллективный портрет слушательниц Женского педагогического института

Глава 3. Дальнейшие судьбы слушательниц Женского педагогического института

Заключение

Список источников и литературы

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена рядом причин. История высших женских учебных заведений России начала XX в. находится в центре пристального внимания современной историографии. Но большинство работ направлены на исследование деятельности учебных заведений со стороны его официальных представителей, профессорско-преподавательского состава. При этом значительно меньше внимания уделяется слушательницам, обучавшимся в исследуемых образовательных учреждениях.

Кроме того, выбранная нами тема недостаточно изучена. Долгое время Женский педагогический институт не был объектом внимания исследователей. В последние десятилетия ситуация значительно улучшилась в связи с публикацией монографии Е.Н. Груздевой, посвященной деятельности института. Однако на данный момент в российской науке существует небольшое количество работ о слушательницах Женского педагогического института. При этом комплексно проблема не исследовалась.

Реконструкция коллективного портрета различных сторон жизни слушательниц Женского педагогического института позволит с новой стороны посмотреть на его деятельность и выявить новые перспективы для изучения высшего женского образования в России начала XX в.

Степень научной разработки проблемы. В отечественной историографии представлено довольно большое количество работ, посвященных зарождению и развитию высшего женского образования в Российской империи в конце XIX - начале XX вв. Однако вопросы, связанные с деятельностью Женского педагогического института и его слушательниц, разработаны слабо. Мы можем черпать сведения о них из работ, касающихся истории развития женского образования в России, а также, в трудах, посвященных высшему образованию в целом. Кроме того, нам следует обратить внимание на степень изученности истории женских педагогических курсов, поскольку именно они являлись предшественниками Женского педагогического института, образованного на их базе в 1903 г.

Историографию по данной проблеме можно разделить на три периода: дореволюционный (со второй половины XIX в. по 1917 г.), советский (с 1917 до конца 80-х гг. XX в.) и постсоветский (с 90-х гг. XX в. и по настоящее время).

Рассмотрим женское образование и Женский педагогический институт в контексте дореволюционной историографической традиции и публицистики.

История высшего женского образования стала привлекать внимание историков начиная с середины XIX в. Первыми работами по данной теме стали труды В.В. Игнатовича, Е.О. Лихачевой, Н.Е. Зинченко, А.Н. Деревицкого, К.Р. Шохоль и др.

Одним из первых вопросами женского образования стал заниматься В.В. Игнатович, издавший в 1865 г. работу «Женское образование и женские школы в теории и на практике». Считая, что в числе тем, интересующих современное ему общество, без сомнения, одно из первых мест занимает вопрос о женском образовании. Автор приводит ряд аргументов, подтверждающих идею необходимости получения высшего образования женщинами. Вместе с тем В.В. Игнатович в своей работе приводит исторический очерк о деятельности высшей женской школы в Берне, основанной в 1835 г., ее учебных планах. Он рекомендует отчасти перенять заграничный опыт и «применить ее училищную организацию к нашим женским училищам».

Всесторонним изучением высшего женского образования в Российской империи занималась Е.О. Лихачева. В 1899 г. она издала первый том двухтомного издания «Материалы для истории женского образования в России», где рассматривала женское образование в 1086 - 1856 гг. Второй том вышел в 1901 г. и был посвящен вопросам истории образования женщин в 1856 - 1880 гг. Е.О. Лихачева ставила перед собой цель собрать имеющиеся материалы по истории женского образования и создать первый в Российской империи всеохватывающий труд по данной проблематике. Первый том начинается с рассмотрения зачатков женского образования в XI в., конечной датой является 1856 г., что объясняется учреждением открытых женских заведений: образование, до того доступное лишь небольшому числу девушек, становится доступным для многих, всесословным и постепенно распространяется по всей России. Во втором томе автор рассматривает обширную историю развития высшего женского образования, включая историю курсов профессора Герье в Москве и Бестужевские женские курсы в Санкт-Петербурге.

В 1901 г. была издана работа Н.Е. Зинченко «Женское образование в России». В небольшой по объему работе он представил последовательную историю развития женского образования в стране, завершив ее рассмотрением проблемы высшего образования и доступа в университеты женщин в России в конце XIX в.

Изучением высшего женского образования также занимался Е. Дюринг. Помимо этого, он рассматривал вопросы, касающиеся системы среднего образования, преподавательской профессии женщин, а также дал характеристику организации женского образования.

Изучением похожей тематики занимался А.Н. Деревицкий. Он начинаетс рассмотрения зарождения в обществе мысли об учреждении в России высшего учебного заведения для женщин в конце 60-х гг. XIX в. Затем автор делает исторический обзор существовавших в стране высших женских курсов и их деятельности. Особое внимание в его работе уделяется Санкт-Петербургским высшим женским курсам, Московским, публичным курсам по естествознанию и математике в г. Одессе, Санкт-Петербургскому женскому медицинскому институту и археологическому институту.

В начале XX в. активно занималась изучением высшего женского образования в России М.И. Покровская. Однако истории Женского педагогического института в ее работе не уделяется внимание.

В 1909 г. в Санкт-Петербурге вышло издание «Спутник гимназистки. Справочник по общему специальному и профессиональному высшему женскому образованию в России и за границей на 1909 - 1910 гг.». Целью данной работы являлось облегчение выбора высших женских учебных заведений выпускницами гимназий. Для этого в справочнике были освещены основные программы и особенности высших женских школ. В качестве дополнения в него был включен вопрос о материальных затратах учащихся во время обучения. Высшие школы в справочнике сгруппированы по специальностям. В числе педагогических учебных заведений фигурирует и Женский педагогический институт. В «Спутнике гимназистки» был подробно описан процесс поступления в институт и особенности обучения в нем.

Следует отметить, что в начале XX в. практически все студенческие справочники стали содержать в себе информацию о Женском педагогическом институте. Как правило, в них указывалась специализация института, сроке обучения, а также плате за учебный год или семестр.

Следующий важный шаг в изучении высшего женского образования в России и Женского педагогического института, в частности, связан с публикацией историко-юридического очерка К.Р. Шохоль. Автор представил общий очерк истории развития высшего женского образования в России, затем рассмотрел отдельные высшие учебные заведения, отметив их специфические черты. Обособленно К.Р. Шохоль рассмотрел вопрос о допущении женщин российские и зарубежные университеты.

Одной из заключительных работ по данной проблематике в дореволюционной историографии стал «Вадемекум по высшему женскому образованию» Д.С. Марголина. Данный справочник был наиболее подробным из всех выше представленных. Д.С. Марголин тщательно рассмотрел процесс поступления в Женский педагогический институт, обозначив, какие вступительные испытания для девушек существовали, а также порядок зачисления в учебное заведение.

Таким образом, в дореволюционной историографии существовало довольно большое количество работ, посвященных высшему женскому образованию. Однако Женский педагогический институт практически не рассматривался, а работы, в которых о нем говорилось, носили в основном справочный характер и были предназначены выпускницам средних учебных учреждений. Специальных исторических трудов об учреждении в рассматриваемый период не существовало. Очевидно, что Женский педагогический институт представлял меньший интерес для исследователей по сравнению с другими женскими высшими учебными заведениями. Мы предполагаем, что такая ситуация сложилась в связи тем, что слушательницы института менее активно участвовали в общественной и политической жизни, по сравнению с учащимися других учебных заведений, тем самым почти не привлекали к себе внимание. Данный факт подтверждается тем, что в дореволюционной прессе почти не встречается заметок о деятельности Женского педагогического института.

Следующий период - советская историография с 1917 г. до конца 80-х гг. XX в. В литературе начинает прослеживаться марксистско-ленинская идеология. Несмотря на подъем интереса к женскому вопросу в рамках освободительного движения, проблемы истории высшего женского образования широко не рассматриваются.

В 1948 г. был издан сборник «ЛГПИ им. А.И. Герцена: сборник, посвященный 30-летней деятельности института. 17 ноября 1918 - 17 ноября 1948». Женский педагогический институт в данном труде рассматривается в связи с его преобразованием в Петроградский I Высший педагогический институт в 1918 г. Однако его рассматривали исключительно как «затхлый дореволюционный императорский институт», что вытекало из официальной позиции новой власти.

В 1969 г. был издан автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук Э.П. Михеевой по теме «Высшее женское образование в дореволюционной России (1872 - 1917)». Автор рассматривал борьбу за высшее женское образование в контексте женского движения в целом. В автореферате предпринимается попытка анализа политики правительства в данном вопросе, подробно описывается деятельность первых Высших женских курсов - московских и петербургских и участие их слушательниц в революционном движении. Однако Женский педагогический институт, как и в предыдущем сборнике, не подвергался изучению.

В советское время существовали специализированные сборники о подготовке педагогических кадров. Одно из таких изданий вышло в 1972 г. в Москве. В нем одна статья посвящена Высшим женским курсам в Москве, а остальные проблемам проведения отдельных практических занятий на историческом факультете МГПИ имени В.И. Ленина.

Сборники статей по дореволюционному высшему образованию женщин продолжали выходить в 70-е гг. XX в., но, как правило, были посвящены Высшим женским курсам, но не касались Женского педагогического института в Санкт-Петербурге.

В советский период стали появляться отдельные статьи в журналах. Например, Н.П. Ефимова изучала первые шаги русских женщин к высшему образованию. Автор рассматривал Аларчинские, Лубянские женские курсы, дискуссии в обществе по поводу высшего женского образования и сложности, с которыми сталкивались первые слушательницы.

В 1981 г. была издана работа В.Р. Лейкиной-Свирской «Русская интеллигенция в 1900 - 1917 гг.». Рассматривая процесс развития высшего образования в России, исследовательница затрагивает проблему высшего женского образования. Характеризуя процесс появления специальных педагогических высших учебных заведений в начале XX в., В.Р. Лейкина-Свирская упоминает Петербургский Женский педагогический институт. Отметим, что материал по педагогическим вузам занимает довольно малую часть общей характеристики, поскольку автор стремился всесторонне показать состояние высшего образования в России в 1900 - 1917 гг., и с этой целью рассматривал вузы различных специальностей.

В 80-е гг. XX в. Г.А. Тишкин, специалист в области истории университетского образования публикует монографию «Женский вопрос в России. 50-60-е гг. XIX в.». В данной работе автор рассматривает женский вопрос и юридическую мысль в России в 50-60-гг. XIX в., обсуждение женского вопроса в публицистике на рубеже 50-60-х гг. XIX в., различные женские кружки и первых, обучающихся в кружках студенток. Особое внимание Г.А. Тишкин уделяет вопросу о слушательницах Санкт-Петербургского государственного университета, об их положении в данном учебном заведении. Помимо этого, он изучает участие слушательниц в революционном движении, их взгляды и отношение к революции. При этом Женский педагогический институт, созданный гораздо позднее заявленных автором хронологических рамок, и его предшественник - женские педагогические курсы - Г.А. Тишкиным не рассматриваются. Помимо упомянутого монографического исследования, автором были выпущены и другие работы, посвященные высшему женскому образованию. Среди них такие статьи, как «Первые студентки Петербургского университета», «Студентки университета и слушательницы Бестужевских курсов в 1905 - 1907 гг.», «Петербургский университет и начало высшего женского образования в России». В 1991 г. издается труд А.Е. Иванова «Высшая школа в России в конце XIX - начале ХХ века». Автор на богатом фактологическом и статистическом материале анализирует высшие учебные заведения указанного периода, в том числе педагогической направленности. Исследование включает рассмотрение численности студентов, их социальный, конфессиональный и национальный состав, а также научные интересы студенчества. О Женском педагогическом институте в работе содержатся лишь краткие сведения, не дающие полного представления об этом учебном заведении.

Упоминания Женского педагогического института встречаются в трудах В.С. Брачева. В 1995 г. он опубликовал работу «Русский историк С.Ф. Платонов. Ученый. Педагог. Человек», посвященную директору института С.Ф. Платонову. Однако в работе был сделан акцент на исследовательской деятельности историка, поэтому почерпнуть достаточную информацию о Женском педагогическом институте мы не можем. Позднее выходили другие работы В.С. Брачева о директоре института, но, как и ранее, исследователь фокусировался на научной деятельности С.Ф. Платонова.

Таким образом, несмотря на то, что проблема высшего женского образования в советский период была по-прежнему актуальна, как в дореволюционный период, она обсуждалась не так широко. Но и в 60-е - начало 90-х гг. XX в. издаются работы, которые внесли вклад в историографию по данной тематике.

Следующим этапом изучения высшего женского образования стала постсоветская историография в период с 90-х гг. XX в. по настоящее время. Этап характеризуется повышением интереса к данной проблеме, отсутствием в трудах следов марксистско-ленинской идеологии и привлечением новых материалов в исследования. Именно в постсоветское время появляются первые специальные работы, касающиеся Женского педагогического института.

В постсоветское время выходили монографии и статьи, посвященные истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, предшественником которого является в том числе Женский педагогический институт. Многие из этих работ обзорно касались темы Женского педагогического института. Так, в 1997 г. вышла в свет коллективная работа под редакцией Г.А. Бордовского и С.А. Гончарова «Педагогический университет им. А.И. Герцена: От Императорского воспитательного дома до Российского государственного педагогического университета». Основное внимание в данной работе уделено предшественникам Женского педагогического института, а именно Санкт-Петербургскому императорскому воспитательному дому, Сиротскому женскому институту и Женским педагогическим курсам, а также учебному заведению, возникшему уже в советское время на базе Женского педагогического института - Ленинградскому государственному педагогическому институту им. А.И. Герцена. В 2007 г. вышло второе издание этого сборника. В нем Женский педагогический институт рассматривался подробнее. Авторы осветили вопрос возникновения института и организации обучения в нем. Однако слушательницам Женского педагогического института не было уделено значительного внимания.

Одной из первых активно изучать высшее женское образование в 2000-е годы начинает О.Б. Вахромеева. За небольшой промежуток времени автор издает несколько работ, посвященных данной теме.

В 2004 г. выходит монография В.А. Веременко «Женщины в русских университетах: (вторая половина XIX - нач. ХХ вв.)». В данной работе автор рассматривает историю становления системы совместного обучения мужчин и женщин в высшей школе в Российской империи во второй половине XIX - начале XX вв.

Спустя год появляется первое в истории изучения высшего женского образования исследование Е.Н. Груздевой, посвященное Женскому педагогическому институту. В диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук автор рассматривает создание и устройство Женского педагогического института. В ее работе содержится предыстория создания института, освещена проблема женского образования в России во второй половине XIX в.

Е.Н. Груздева в данной диссертации анализирует постановку образования в институте, а именно его профессорско-преподавательский состав, организацию учебного процесса, деятельность испытательных комиссий при Женском педагогическом институте и подготовку к самостоятельной научной деятельности. Также автор обращается к проблеме финансирования Женского педагогического института.

Обращая внимание на деятельность института в период Первой русской революции 1905 - 1907 гг. и в период Первой мировой войны, Е.Н. Груздева рассматривает существовавшие общественные организации в Женском педагогическом институте, а также деятельность лазарета для солдат в 1914 - 1917 гг.

Затрагивая вопрос о деятельности данного учебного заведения в последние годы существования, и о его вкладе в развитие педагогического образования в России, Е.Н. Груздева прослеживает преемственность ныне существующего Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена от Женского педагогического института. Стоит отметить, что в диссертации основной акцент сделан на функционировании института, а проблема слушательниц затрагивалась не в значительной степени. Позже, на основе своего диссертационного исследования автор опубликовала монографию, посвященную Женскому педагогическому институту.

Развивая данную тему в 2007 г. Е.Н. Груздева выпустила статью «Женский педагогический институт и революция 1905 - 1907 гг.», в которой рассматривала попытку присоединения слушательниц института к революционному движению. В том же году автором была опубликована статья «Женский педагогический институт на рубеже эпох (1913 - 1917)», где он осветил учебную и внеучебную деятельность института в обозначенные годы, акцентируя внимание на профессорско-преподавательском составе.

Помимо работ, касающихся истории Женского педагогического института, Е.Н. Груздева опубликовала ряд статей о выпускницах данного учебного заведения. Например, об одной из первых российских женщин-ученых, женщине-геологе - Екатерине Владимировне Лермонтовой. Профессиональной певице и педагоге - Софье Николаевне Наркевич. Специалисте в области истории и археологии - Елене Александровне Рыдзевской. О выпускнице физико-математического факультета - Ядвиге Ричардовне Шмидт. О сделавшей успехи в области селекции - Екатерине Владимировне Эллади. Профессиональной революционерке - Ирине Константиновне Каховской.

Помимо Е.Н. Груздевой, никто из исследователей не издавал работ, посвященных непосредственно деятельности Женского педагогического института.

Сравнением истории женского образования в России и в странах Западной Европы занималась Л.М. Зотова. В 2006 г. она опубликовала монографию «Педагогика женского образования середины XIX - начала XX вв.: Запад - Россия: исторические параллели». Исследовательница рассматривает теоретические основы развития женского образования в западноевропейской и отечественной педагогике во второй половине XIX - начале XX вв., становление женского образования в России на примере Вятской губернии, а также отдельное внимание уделяет женскому педагогическому образованию в Россииво второй половине XIX - начале XX вв.

Активным изучением истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена занимаются преподаватели данного учебного заведения. Периодически в их работах мы можем встретить упоминания или короткие справки о Женском Педагогическом институте. Так, С.А. Расчетина в статье «От Санкт-Петербургского императорского воспитательного дома к Российскому государственному педагогическому университету им. А.И. Герцена: история становления педагогического образования» уделяет небольшое внимание Женскому педагогическому институту. В статье представлена информация о дате основания института, его структуре, основной цели создания данного учебного заведения.

В 2008 г. был издан совместный труд историков В.В. Пономаревой и Л.Б. Хорошиловой «Мир русской женщины: воспитание, образование, судьба, XVIII - начало XX вв.», в котором авторы рассматривают создание и развитие системы женского образования с 1764 г. до начала XX в. Женский педагогический институт, находившийся под правительственным контролем, исследовательницы противопоставляют существовавшим в тот период частным высшим женским курсам.

В постсоветское время стали издаваться работы, касающиеся частных аспектов истории высшего женского образования. Так, О.Д. Попова изучала отношение церкви к высшему женскому образованию, а также процесс создания высших богословских учебных заведений для женщин.

В 2008 г. вышла в свет работа Е.Н. Груздевой «Петербургский историк Сергей Васильевич Рождественский». С.В. Рождественский более четверти века преподавал в Женском педагогическом институте, был его директором на протяжении четырех лет. В монографии отражена краткая история института, деятельность С.В. Рождественского в нем, приведены воспоминания слушательниц.

В 2011 г. О.Б. Вахромеева опубликовала монографию «Новая женщина в старой России: очерки по истории женского образования. Конец XVIII - начало XX вв.», в которой представила историю развития женского начального, среднего, высшего образования в России. История Женского педагогического института в данной монографии не затрагивается.

В 10-е гг. XXI в., в основном издаются статьи в различных сборниках и журналах. В частности, О.А. Патрикеева опубликовала статью по вопросу допущения женщин в университеты, в которой выделила ключевую дату - 19 декабря 1911 г. - в этот день был издан указ, следствием которого стало право выпускниц пользоваться «всеми правами и преимуществами, предоставляемыми дипломами соответствующих мужских учебных заведений, кроме прав служебных и сословных».

Стали появляться обзорные историографические статьи. Например, историографией гендерного вопроса образования во второй половине XIX в. занималась В.Н. Паршина. В последние годы крупная работа по теме высшего женского образования была опубликована Т.А. Шилиной в 2015 г.

Таким образом, мы видим, что степень научной разработки проблемы довольно слабая. История высшего женского образования широко обсуждалась в дореволюционный и постсоветский периоды, однако, его изучение практически не касалось деятельности Женского педагогического института в начале XX в. В настоящее время существует только одна крупная работа и несколько статей, полностью посвященных данному учебному заведению. При этом стоит отметить, что на данный момент нет отдельных работ о составе слушательниц Женского педагогического института и их деятельности.

Проблемы женского образования в Российской империи исследовались также в зарубежной историографии. Особенность таких работ заключается в том, что женское образование изучается в рамках интереса к «женскому вопросу» и процессу эмансипации. Труды, связанные с историей женщин в России и касающиеся в том числе и сферы образования, стали появляться в зарубежной историографии в 1970 - 1980-е гг. Интерес был вызван опубликованными работами англо-американских историков Р. Стайтса, Б. Энгель, Л. Эдмондсон. Авторы впервые заговорили о движении за эмансипацию в Российской империи и сделали его объектом специального изучения. При этом Р. Стайтс высшее женское образование рассматривал в качестве одного из главных факторов эмансипированного сознания.

В 1980 - 1990-е гг. в западноевропейской историографии стало публиковаться большое количество работ, посвященных истории пребывания российских женщин в университетах Западной Европы. В 1987 г. швейцарский историк Д. Нойманн опубликовал монографию, в которой представил подробный статистический обзор количества российских девушек, обучавшихся в семи университетах Швейцарии с 1867 по 1914 гг. На основе данных о том, что число студенток из России в университетах Европы доходило до половины от общего числа обучающихся девушек, исследователем был сделан вывод о том, что женщинам было проще получить образование в Европе, что свидетельствует о недостаточном развитии женского высшего образования в Российской империи.

В целом достаточно большой пласт зарубежных исследований посвящен обучению в Европе слушательниц из Российской империи. Например, французская исследовательница К. Вауль опубликовала работу о русских девушках в Прусских университетах в начале XX в. Исследовательница пришла к выводу, что в Гессене в период с 1910 по 1911 гг. русские слушательницы составляли более половины обучающихся женщин. Исследованием девушек из Российской империи в Геттингенском университете занималась С. Глитш.

В 2016 г. вышла статья Т. Маурер о слушательницах в университетах Германии. Автор, приводя статистический материал, делает вывод о популярности Геттингенского университета среди российских женщин.

Но, несмотря на то, что в зарубежной историографии существуют работы, связанные с женским образованием в России до XX в., данный вопрос зачастую рассматривается как одна из составляющих «женского вопроса» в крупных сборниках, посвященных гендерным исследованиям, и монографиях. Например, в 2001 г. вышла работа М. Хаттон, в которой основное внимание уделено образованию женщин и их политической борьбе, но при этом рассматриваются и другие аспекты жизни. Кроме того, обозначенными проблемами занимались такие исследователи, как Б. Клементс, Б. Энгель и др.

Таким образом, мы видим, что тема женского образования в Российской империи представляет интерес для зарубежной историографии. Однако, значительная часть работ связана с деятельностью российских девушек в образовательных учреждениях Западной Европы, меньший интерес представляют женские средние высшие учебные заведения дореволюционной России. Кроме того, как было отмечено ранее, исследования проводятся в рамках гендерной истории и подходят к изучению с точки зрения «женского вопроса».

Источниковой базой работы послужили следующие комплексы источников: нормативные акты и делопроизводственная документация, источники личного происхождения.

К первому выделенному комплексу источников (нормативные акты и делопроизводственная документация) относятся законодательные акты, связанные как с высшим женским образованием в Российской империи в целом, так и с Женским педагогическим институтом в частности, положения об институте, отчеты института, а также отчеты Ведомства учреждений Императрицы Марии. Неопубликованные источники этой группы хранятся в Центральном государственном историческом архиве (ЦГИА) в фонде Женского педагогического института, и в Российском государственном историческом архиве (РГИА) в фонде Ведомства учреждений Императрицы Марии.

Ключевую роль для исследования имела внутриинститутская документация. Широко использовались журналы и протоколы заседаний конференции института, а также заседаний физико-математического и словесно-исторического отделений института, которые позволяют восстановить картину учебной деятельности внутри института. Помимо этого, были привлечены годовые отчеты заседаний испытательной комиссии при Женском педагогическом институте. На основе данных отчетов мы можем проследить уровень подготовки обучающихся на словесно-историческом и физико-математическом отделениях, их отношение к сдаваемым дисциплинам. Важными источниками стали годовые отчёты профессоров и преподавателей об учебной работе, а также программы практических занятий и публичных лекций, расписания занятий. Все это позволяет проанализировать учебную жизнь слушательниц.

Основным источником для реконструкции коллективного портрета слушательниц Женского педагогического института стали именные книги за период с 1903 по 1917 гг. Именные книги содержат информацию о полных именах слушательниц, их возрасте, происхождении, вероисповедании, оконченном среднем учебном заведении, о выбранном отделении, об окончании института.

При изучении материальной обеспеченности слушательниц важным источником являются отчеты Общества вспомоществования учащимся императорского Женского педагогического института и Константиновской женской гимназии, публиковавшиеся с 1908 г. Отчеты включают в себя сведения о количестве прошений слушательниц о пособии, а также о выданных слушательницам денежных суммах.

Для исследования было привлечено большое количество источников личного происхождения. К ним относятся воспоминания слушательниц Женского педагогического института, а также комплекс эпистолярных источников, в частности материалы личной переписки слушательниц с директором института С.Ф. Платоновым и почетным попечителем института великим князем Константином Константиновичем и др.

На данный момент опубликованы некоторые воспоминания слушательниц института. Во-первых, это воспоминания Елены Борисовны Черновой (Покровской), впоследствии ставшей исследовательницей в области филологии. Мемуары охватывают события, начиная с детства слушательницы, и доходят до 1930-х гг. Ряд воспоминаний посвящен Женскому педагогическому институту.

Неопубликованные воспоминания слушательниц Женского педагогического института содержатся в фондах музея истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (РГПУ). Данные источники помогают проследить дальнейшие жизненные пути выпускниц, а также отражают их восприятие роли института в их становлении как специалистов.

Большой комплекс эпистолярных источников, необходимых для исследования, находится в отделе рукописей Российской национальной библиотеке (ОР РНБ) в фонде С.Ф. Платонова. Особый интерес представляет обширная переписка со слушательницами и выпускницами института, которая иллюстрирует повседневную учебную деятельность слушательниц, а также их дальнейшую карьеру.

Целью данного исследования является реконструкция различных сторон жизни и социального портрета слушательниц Женского педагогического института, обучавшихся в 1903 - 1917 гг.

Задачи, для достижения поставленной цели:

·рассмотреть устройство Женского педагогического института;

·реконструировать основные черты образовательного процесса в Женском педагогическом институте;

·реконструировать коллективный портрет слушательниц Женского педагогического института;

·восстановить повседневные практики слушательниц института;

·выявить дальнейшие судьбы слушательниц Женского педагогического института.

Хронологические рамки исследования обусловлены законодательством Российской империи, согласно которому, Женский педагогический институт был создан в 1903 г. на базе Женских педагогических курсов. Верхняя хронологическая граница исследования совпадает с окончанием существования института в его первоначальном виде, до изменения социального контекста вследствие Октябрьской революции 1917 г. После этого институт потерял свое значение привилегированного женского учебного заведения для девушек с достаточно высоким уровнем подготовки. В институт стали принимать учеников разной степени подготовки, часто неграмотных. Образовательный процесс был полностью нарушен, старые учебные программы больше не использовались. В связи с этим, для изучения заявленной темы в качестве хронологических рамок мы берем годы существования института в его «классическом» виде.

Территориальные рамки исследования ограничены территорией Санкт-Петербурга (после 1914 г. Петрограда), поскольку именно там располагался Женский педагогический институт.

Предмет и объект исследования. Объектом данного исследования является высшее женское образование. Предмет исследования - коллективная биография, образовательные и социальные практики слушательниц Женского педагогического института.

Методологическая база исследования основывается на принципе историзма, принципе критического анализа источников по данной проблеме. Кроме того, большое значение имеет использование метода статистического анализа, в ходе которого будут подсчитаны средние значения по следующим переменным: происхождение, образование, возраст, вероисповедание, место жительства, выбранное отделение, окончание института. Для изучения дальнейших судеб выпускниц изучаемого образовательного учреждения мы проводим фронтальный анализ биографий слушательниц Женского педагогического института с 1903 по 1917 гг.

Научная новизна исследования заключается в том, в нем впервые в историографии реконструируется коллективный портрет различных сторон жизни слушательниц Женского педагогического института. Как правило, в литературе, касающейся деятельности института основное внимание уделяется его профессорско-преподавательскому составу. Отсутствуют крупные работы, посвященные слушательницам Женского педагогического института, их коллективному портрету. Существуют статьи, охватывающие биографии наиболее известных слушательниц института, однако они не воспроизводят полную картину дальнейшего профессионального пути большинствавыпускниц Женского педагогического института. Кроме того, научная новизна исследования заключается в том, что в работе были привлечены архивные материалы, которые ранее не использовались исследователями, а также впервые проведены статистические исследования коллективного портрета слушательниц на основе именных книг.

Практическая значимость исследования заключается в том, что представленные в работе материалы могут послужить основой для подготовки к практическим занятиям по истории России, краеведению, истории высшего женского образования в России, в целом, и в Санкт-Петербурге, в частности.

Теоретическая значимость исследования состоит в апробации методов просопографического исследования по отношению к такому типу массовых источников, как именные книги слушательниц высшего учебного заведения Российской империи.

Структура работы отвечает цели и задачам, поставленным для раскрытия заявленной темы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, приложений. Во введении обосновывается актуальность рассматриваемой темы, оценена степень ее изученности, сформулированы цели и задачи исследования, представлен обзор источников, которые использовались для написания данной работы.

В первой главе - «Устройство Женского педагогического института» рассматривается возникновение института, его внутреннее устройство, требования, предъявляемые слушательницам для зачисления в институт.

Во второй главе - «Коллективный портрет слушательниц Женского педагогического института» приводятся результаты изучения контингента слушательниц по таким критериям, как происхождение, возраст поступления в институт, вероисповедание, предыдущее место обучения, выбранное для обучения отделение.

В третьей главе - «Дальнейшие судьбы слушательниц Женского педагогического института» рассматривается профессиональная деятельность выпускниц института, а также их основные достижения в профессиональной сфере.

В приложениях представлены фотографии, а также многочисленные таблицы, иллюстрирующие контингент слушательниц по таким критериям, как численность, возраст, происхождение, вероисповедание, предыдущее место обучения.

Глава 1. Устройство Женского педагогического института

В начале XX в. в Российской империи наблюдался дефицит учебно-педагогических кадров в женских средних учебных заведениях. Требовались квалифицированные преподавательницы для женских гимназий и училищ. Существовавшие высшие женские учебные заведения, например, Высшие женские (Бестужевские) курсы, были результатом частных инициатив и, в связи с этим не всегда были политически благонадежны с точки зрения правительства. Данные обстоятельства способствовали возникновению высшего педагогического учебного заведения для женщин, находящегося под контролем государства.

Женский педагогический институт был образован на базе Педагогических женских курсов при Санкт-Петербургских женских гимназиях Ведомства императрицы Марии. Курсы были учреждены в 1859 г. при Санкт-Петербургском Мариинском женском училище по инициативе Н.А. Вышнеградского. Целью Педагогических курсов было «дополнение познаний слушательниц по предметам общего курса, вместе с теоретическим и практическим ознакомлением со способами преподавания этих предметов в младших классах женских учебных заведений».

Первоначально курсы ограничивались одним учебным годом, но к 1863 г. была установлена двухлетняя продолжительность. В 1876 г. при них возникла четырехклассная прогимназия, в которой получили большее развитие практические занятия слушательниц. Постепенно развитие курсов вызвало необходимость их разделения на два отделения: словесное и математическое. Накопленный опыт обучения слушательниц показал, что двух лет недостаточно для приобретения надлежащих знаний, и был добавлен третий год обучения.

Между тем возрастало количество желающих обучаться на педагогических курсах. Одновременно курсы нуждались во внутреннем переустройстве, поскольку учебные программы к концу XIX в. уже не отвечали современным требованиям, а также потому, что для более полного восприятия слушательницами предметов было необходимо вновь увеличить продолжительность срока обучения. Данные обстоятельства послужили исходной точкой для коренного переустройства курсов.

В 1901 г. по личной инициативе попечителя курсов великого князя Константина Константиновича была созвана особая комиссия под председательством Его Высочества. Комиссия высказалась за переустройство курсов в высшее женское учебное заведение - Женский педагогический институт, а также за необходимость преобразования находящейся при курсах прогимназии в полную семиклассную гимназию, чтобы слушательницы имели возможность познакомиться с преподаванием в старших классах.

В 1903 г. Женские педагогические курсы, существовавшие с 1859 г. в Санкт-Петербурге, были преобразованы в Женский педагогический институт. «Высочайше утвержденное Положение о Женском педагогическом институте ведомства учреждений императрицы Марии» № 23209 было подписано императором Николаем II 23 июня 1903 г.

Согласно Положению Женский педагогический институт находился под «Высочайшим покровительством Их Императорских Величеств» и под управлением ведомства учреждений императрицы Марии. Почетным попечителем института состоял великий князь Константин Константинович. После его смерти в 1915 г. почетной попечительницей стала великая княгиня, вдова Константина Константиновича, Елизавета Маврикеевна.

Целью института было дать высшее педагогическое образование женщинам, а также подготовить преподавательниц и классных наставниц для женских учебных заведений.

Управление Женским педагогическим институтом осуществлялось: по воспитательной части - начальницей института при участии воспитательного комитета, по хозяйственной части - хозяйственным комитетом, по учебной - директором при участии Конференции, в которую входили: директор, начальница института с помощниками, весь преподавательский состав института.

Директор Женского педагогического института избирался почетным попечителем из лиц, которые имеют звание профессора или ученую степень доктора. Директором института с основания до 1916 г. был Сергей Федорович Платонов, с 1916 по 1917 гг. Сергей Васильевич Рождественский (Приложение 1).

В обязанности директора института входил надзор за деятельностью института, ходом преподавания, а также надзор за «правильным ведением практических работ и за правильной постановкой практических педагогических занятий слушательниц в гимназии, с тем, чтобы занятия эти, принося возможно большую пользу практиканткам, отнюдь не причиняли ущерба учебных успехам гимназисток». Кроме того, директор избирал весь учебный персонал института, а также на нем лежала обязанность пополнения библиотеки и кабинетов.

У слушательниц Женского педагогического института сохранились теплые воспоминания о С.Ф. Платонове, который на протяжении долгого времени был директором института, а также вел некоторые занятия по истории. «Каждая из нас сохранит память о том исключительном внимании и заботливости, с которыми вы неизменно относились ко всем нашим нуждам. Те уроки, которые нам удалось прослушать, оставили неизгладимое художественное впечатление, и будут служить нам идеалом в нашей будущей педагогической деятельности», - писали слушательницы С.Ф. Платонову.

Начальница Женского педагогического института была ответственной за его благоустройство, вместе с директором осуществляла надзор за исполнением положения об институте. Кроме того, на ней лежал непосредственный надзор за слушательницами.

Начальницей института, на протяжении всех лет его существования, была Ольга Александровна Папкова. Слушательницы Женского педагогического института, которых зачастую называли просто «педагогички», характеризовали ее как «исключительную личность» по своей добросовестности, работоспособности и «безграничной преданности» своему делу. Педагогички считали, что эти черты - результат «добровольно принятой на себя роли наблюдательницы порядка и традиций». Слушательница Женского педагогического института Я.А. Вейнерт писала о том, что девушки зачастую подшучивали над О.А. Папковой: «Столетней давности традиции, сводившиеся в конечном итоге к борьбе с красными кофточками, к запрещению разговора с профессорами вне аудитории, к репетициям придворных реверансов и т.п., Ольга Александровна пыталась внедрить в нашем институте. Мы отмахивались от нее, как от надоевшей мухи, на математическом отделении по рукам ходила карикатура, изображавшая Ольгу Александровну в придворном платье с обязательным вырезом, из которого выступала старческая шея. Свое пренебрежение к ее правилам хорошего тона мы демонстрировали, сфотографировавшись в институтском садике с бутылкой от лимонада, подносимой к губам жестом заправских пьяниц. Снимок был тем более пикантен, что действующие лица были заведомо благовоспитанными девицами, а время - подготовка к экзаменам».

Профессорско-преподавательский состав института состоял из профессора философии А.И. Введенского, профессора русской словесности Н.К. Кульмана, преподавателя физики Н.Н. Трифонова, профессора геологии А.П. Нечаева. Всеобщую литературу преподавал профессор Д.К. Петров, математику преподавали З.З. Вулих и Н.М. Гюнтер. Занятия по истории проводили А.А. Васильев, С.Ф. Платонов, А.Е. Пресняков, С.В. Рождественский. Русский язык и литературу преподавал С.А. Адрианов. Кроме того, в институте преподавали известные ученые: биологи В.Т. Шевяков, В.А. Догель и В.И. Палладин, географы Ю.М. Шокальский и В.П. Буданов, химики С.В. Лебедев, А.В. Палладин, В.Н. Верховский, С.И. Созонов, В.Н. Ипатьев, А.С. Фаворский, филологий В.Ф. Шишмарев, Н.М. Каринский, П.Н. Сакулин, физики А.Л. Гершун и М.Ю. Пиотровский. Математик С.А. Богомолов, специалист по теоретической механике С.Г. Петрович и многие другие.

В первое время существования Женский педагогический институт располагался в здании Воспитательного дома на Гороховой улице (дом № 20). По свидетельствам слушательниц, данное временное помещение «не представляло собой ничего особенного». В здании было два подъезда: один предназначался для слушательниц и профессоров, второй для попечителя института великого князя Константина Константиновича. Внутреннее устройство ничем не отличалось от школьных помещений, поскольку еще не было специально оборудованных аудиторий. Одно из неудобств обучения в первые годы существования института в старом здании заключалось в том, что, по словам С.Ф. Платонова: «Институт в наследство от прежних Педагогических женских курсов не получил ни коллекций, ни приборов, и ему приходится создавать все заново». В качестве иллюстрации данных неудобств С.Ф. Платонов приводил в пример устройство в здании института маленькой химической лаборатории, которая не допускала научно полного прохождения курса химии. В 1905 г. институт переехал в новое здание, расположенное по Малой Посадской улице (дом № 26) (Приложение 2). Здание отличалось оборудованными лабораториями, кабинетами, аудиториями, большим залом, студенческой столовой. На первом этаже располагалась Константиновская гимназия, так же находившаяся в ведомстве учреждений императрицы Марии, и детский сад. Выше - канцелярия, квартиры директора и персонала, а также часть учебных помещений. Третий и четвертый этажи были отведены только под учебные аудитории. Всего в новом здании института было обустроено 18 общих классных комнат для четырех курсов института, не считая специальных аудиторий для практических занятий. Современники отмечали, что учебные помещения для практических занятий были оборудованы по «последнему слову науки того времени».

Институт состоял из двух отделений: словесно-исторического и физико-математического. Обучение в институте длилось 4,5 года. Следует отметить, что данный срок обучения был больше, чем в Санкт-Петербургском университете, где студенты обучались 4 года. Первые три года в институте посвящались теоретическим занятиям, которые заключались в прослушивании лекций, а также самостоятельных работах, руководимых и проверяемых преподавателями. С четвёртого года обучения начинались практические педагогические занятия, которые имели в последний год обучения преобладающее значение. С восьмого семестра слушательницы, помимо теоретических и практических занятий в Женском педагогическом институте, посещали уроки в гимназии и предоставляли преподавателям отчеты. В девятом семестре слушательницы не имели занятий в институте, а занимались только педагогической практикой в гимназии, проводя пробные уроки под руководством институтских и гимназических преподавателей. При институте находилась женская гимназия, в 1904 г. получившая название Константиновской, которая использовалась для осуществления практических педагогических занятий слушательниц. Помимо гимназии в учебно-практический комплекс института входил также детский сад.

Для обеспечения получения слушательницами качественного образования при Женском педагогическом институте находилась библиотека, содержащая собрание необходимых пособий по всем предметам учебного курса института, а также средних женских учебных заведений и начальных школ, книги по различным вопросам воспитания и образования.

Общими предметами для словесно-исторического и физико-математического отделения были: богословие, психология, логика, история философии, педагогика, дидактика и история педагогических учений, естествоведение, анатомия и физиология с гигиеной, один иностранный язык (французский либо немецкий язык).

Учебный план словесно-исторического отделения включал в себя изучение таких дисциплин, как арифметика с методикой, русский и древнерусский церковно-славянский язык, методика преподавания русского языка, русская и древнерусская литература, методика преподавания словесности, общее языковедение, славянские наречия, всеобщая литература, русская история, всеобщая история, история искусств, методика преподавания истории.

В рамках физико-математического отделения слушательницы могли выбрать либо отдел математических наук и физики, либо отдел естественных наук и физики (или географии). Для данного отделения общими предметами, согласно учебному плану, были: алгебра, геометрия, методика преподавания арифметики, неорганическая химия, экспериментальная физика. Далее предметы варьировались в зависимости от выбранного слушательницей отдела внутри физико-математического отделения. Избравшие своей специальностью отдел математических наук и физики, помимо общих предметов, прослушивали следующие курсы: аналитическая геометрия, введение в математический анализ, высшая алгебра и теории чисел, дифференциальное и интегральное исчисление, очерк истории математики, описательная астрономия, механика, физика теоретическая и методика физики.

Слушательницы отдела естественных наук и физики или географии изучали такие дисциплины, как минералогия и кристаллография, динамическая геология и петрография, историческая геология и палеонтология, органическая химия, аналитическая химия, ботаника, анатомия и гистология, физиология и гигиена, зоология, методика преподавания естествоведения, описательная астрономия, физическая география, рисование. Для изучающих специальность по физике, помимо данных дисциплин, был обязателен курс высшей математики. Для слушательниц специальности по географии были обязательны антропогеография и этнография, фитогеография и зоогеографии, сравнительное землеведение, картография, методика преподавания географии.

Распределение слушательниц на отделы внутри физико-математического отделения начиналось со второго курса. Они могли выбрать либо отдел математических наук и физики, либо отдел естественных наук и физики (или географии). Предполагалось, что в течение первого года обучения в Женском педагогическом институте слушательницы смогут выявить свою склонность к математическим или естественным наукам.

В целом, мы можем говорить о том, что Женский педагогический институт был создан по образцу высших учебных заведений, поскольку там существовали «факультеты», именовавшиеся отделениями, кафедры, а также «факультетские» советы профессорско-преподавательского состава, которые именовались Конференциями словесно-исторического и физико-математического отделений.

Учились слушательницы всех отделений шесть дней в неделю, с понедельника по субботу. Расписание включало в себя лекции и практические занятия. Лекции проводились для всего курса, а для практических занятий слушательниц делили на небольшие группы. Занятия могли проводиться с 10:00 утра до 17:00 вечера. Одно занятие занимало один астрономический час. В день у слушательниц словесно-исторического отделения могло быть от трех до семи занятий. У слушательниц физико-математического отделения от одного до семи занятий.

Основное внимание уделялось самостоятельной работе слушательниц. Почетный попечитель института Константин Константинович следующим образом сформулировал цель занятий: возбудить умственную самостоятельность слушательниц путем разработки научных тем в рефератах и устных докладах, в чтении первоисточников, в решении задач и т.п. Директор института С.Ф. Платонов, поддерживая эту цель, обозначил основной принцип работы института словами: «Учить не рассказом, а показом». Такой подход обусловил наличие групповых практических занятий в институте. Около 23-24 часов в учебном году отводилось на такие занятия по каждому предмету. С.В. Рождественский считал основной целью практических занятий: «Приучить учащихся к самостоятельности, познакомить их с научной литературой предмета, материалом, на котором строится научное знание и с приемами ученого исследования».

В ходе практических занятий слушательницы выполняли лабораторные работы, писали рефераты, разбирали первоисточники. Кроме того, делали доклады и оппонировали друг другу. При этом девушки проявляли значительный интерес и усердие к подобным занятиям. Роль преподавателя на них сводилась к руководству и контролем над выполнением заданий.

Позднее слушательницы отмечали положительный момент такого обучения в институте. Выпускница 1913 г. З.Н. Мелещенко писала: «Преподаватели не «нянчились с нами». Не было у нас постоянного общения со «светилами науки»: беседовать со слушательницами было личным делом и желанием каждого преподавателя. Это очень затрудняло и во многом суживало постижение науки, но имело ту хорошую сторону, что рано развило самостоятельные навыки работы».

Для поступления в институт от девушек требовался возраст не моложе 16 лет, а также окончание курса женской гимназии или института. Помимо этого, для зачисления была необходима отметка в аттестате об изучении, по крайней мере, одного из иностранных языков. Без этой отметки девушки не принимались в институт, даже при условии получения ими награды в среднем учебном заведении.

Прошения о поступлении в число слушательниц ежегодно подавались в канцелярию Женского педагогического института на имя директора с 1 мая по 1 августа с приложением подлинных документов об окончании общего курса, а также педагогических классов в гимназии или в институте, если таковые классы пройдены, и метрического свидетельства. Помимо этого, требовалось свидетельство о благонадежности, если просительница поступает не в год окончания курса в среднем учебном заведении. Несовершеннолетние девушки, кроме указанных документов, были обязаны предоставить письменное разрешение родителей, опекунов или лиц, на попечении которых находится просительница. Лица иудейского вероисповедания, помимо вышеупомянутого комплекта документов, были обязаны приложить удостоверение от градоначальника о праве на жительство в Санкт-Петербурге. Примечательно, что в Женском педагогическом институте не было процентной нормы приема иудеек, в то время как в Санкт-Петербургском университете норма составляла 3%. Данное обстоятельство объясняется тем, что ежегодное количество принятых слушательниц иудейского вероисповедания никогда не превышало 1%.

Просительницы, поступающие не позже, чем через два года после окончания среднего учебного заведения, и обладающие наградами (золотыми или серебряными медалями, книгами), полученными по итогам обучения, принимались в институт без экзаменов. Девушки, окончившие курс без награды или окончившие его позже двух лет назад подвергались испытанию при поступлении в институт. Вступительное испытание включало в себя проверку знаний русского языка, арифметики и одного из иностранных языков. Однако проверочные испытания назначались лишь в том случае, если по приему в институт выпускниц курсов, окончивших средние учебные заведение с наградами, останутся свободные места. Предпочтение оказывалось девушкам, которые окончили курс Санкт-Петербургских женских гимназий и институтов, перед иногородними выпускницами и лицами, получившими домашнее образование. В связи с этим, иногородние девушки, подавшие прошения о поступлении в Женский педагогический институт, «для избежания напрасных расходов» должны были на месте ждать уведомления от канцелярии института с решением о приеме, или сроках прибытия в Санкт-Петербург для вступительного испытания, или об отказе в приеме.

При подаче документов девушки должны были указать, на каком отделении они хотят проходить обучение. Смена слушательницами отделения допускалась, но только на первом курсе и не позднее 15 октября. Перейти на другой отдел внутри отделения слушательницы также могли лишь в течение одного месяца на втором курсе института.

Обучение в Женском педагогическом институте было платным. Плата составляла 100 рублей в год, и вносилась в два срока, по полугодиям вперёд, в сентябре и январе каждого года. Данная сумма была аналогична университетской годовой плате за обучение. В 1916 г. плата в институте увеличилась до 120 рублей в год. Тем не менее, конкурс на обучение был высок на протяжении всех лет существования учебного заведения. В 1905 г. из 302 лиц, подавших прошение, было зачислено 114 просительниц. С каждым годом конкурс на обучение в институте возрастал. В августе 1909 г. С.В. Рождественский писал С.Ф. Платонову о ситуации с приемом в институт: «Всего прошений было подано 320. Конкурс оказался очень высоким. На физико-математическое отделение по первой очереди было 47 человек, а вакансий 40. На словесно-историческое отделение было подано 273 прошения, а вакансий 85».

Согласно «Положению об Императорском женском педагогическом институте Ведомства учреждений Императрицы Марии» общая численность слушательниц института всех курсов и всех отделений не должна была превышать 550 человек ежегодно.

До 1916 г. общежития при институте не существовало, поэтому слушательницам, не живущим с родителями, рекомендовали помещаться в семьях лиц, известных их родителям или опекунам. При смене места жительства слушательницы были обязаны каждый раз сообщать свой новый адрес начальству института.

Четырехлетнее обучение в Женском педагогическом институте завершалось «окончательными испытаниями». Окончательные испытания проводились по каждому предмету на том курсе, где завершалось изучение предмета, согласно учебному плану. Помимо окончательных испытаний, Конференция предлагала слушательницам темы для написания сочинений. За сочинения, которые Конференция признавала достойными награды, слушательницы получали золотые и серебряные медали, в зависимости от качества работы.

Слушательницы, окончившие курс института, имели право преподавания по предметам изученной ими специальности, указанной в выдаваемых дипломах: а) во всех классах женских средних учебных заведений; б) в 4-х младших классах мужских средних учебных заведений; в) изучившим специально иностранные языки - во всех или только в 4-х классах как мужских, так и женских средних учебных заведений, в зависимости от заключения комиссии преподавателей о степени подготовки каждого отдельного лица. Все, окончившие курс института, имели права домашней наставницы по тем предметам, по которым ими выказаны хорошие успехи.

Закон от 19 декабря 1911 г. № 36226 «Об испытаниях лиц женского поло в знании курса высших учебных заведений и о порядке приобретения ими ученых степеней и звания учительницы средних учебных заведений» дал слушательницам Женского педагогического института право преподавать предметы их специальности в низших и средних женских и мужских учебных заведениях. Данное право реализовывалось при условии успешного прохождения испытаний на знание университетского курса наук. Они производились испытательной комиссией, которая состояла из профессоров Женского педагогического института и приглашенных профессоров из Санкт-Петербургского университета. Экзаменующиеся слушательницы имели право разделить все предметы на две группы и подвергаться испытаниям в два срока. При условии, что промежуток между сроками будет не больше двух лет. Если слушательницы получали неудовлетворительную оценку по одному из предметов комиссионного испытания, то они теряли право на продолжение испытаний. Однако они имели право вновь вернуться к экзаменам в новой испытательной комиссии на общих основаниях, т.е. вновь по всем предметам комиссионного испытания. Для того чтобы подвергнуться таким испытаниям, слушательницы самостоятельно должны были оплатить денежный взнос в размере 20 рублей в местное казначейство в депозиты Попечителя учебного округа. При этом поступление денежных взносов, зачастую, было довольно затруднительным вследствие значительного числа недостаточных слушательниц, а также их отношения к необходимости взносов. Отчеты испытательных комиссий свидетельствуют: «Многие слушательницы не скрывали своего недоумения перед необходимостью платить за экзамены. Многие просили отсрочки, чтобы достать денег, некоторые жаловались, что теряли много времени в казначействе по незнакомству с формальностями и вследствие многолюдства у кассы». Данные обстоятельства способствовали тому, что руководство Женского педагогического института пошло навстречу слушательницам и приняло решение о приеме взносов в институте. От института взносы пересылали в казначейство. Однако это не решило полностью указанную проблему, поскольку все равно наблюдались случаи уклонения от уплаты. Особенно это проявлялось со стороны тех слушательниц, которые потерпели неудачу на первом комиссионном испытании или по личным обстоятельствам прекратили их сдачу в начале сессии.

В таком виде институт просуществовал до осени 1917 г. После Февральской революции было упразднено ведомство учреждений императрицы Марии, и в марте 1917 г. Женский педагогический институт был передан в ведомство Министерства народного просвещения. После Октябрьской революции институт перешел в ведение Народного комиссариата. 2 августа 1918 г. В.И. Ленин под

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.