НАТО и мусульманский мир: проблемы взаимодействия

Тип:
Добавлен:

Индивидуальная работа

по предмету «Геополитика»

Тема: НАТО и мусульманский мир: проблемы взаимодействия

Студентка:

Рената Кацер

Международные отношения, 205гр

Оглавление

Введение

1.Мусульманский мир: определение

2.Реакция исламского мира на террористические акты

.Причины разногласий НАТО и исламского мира

.НАТО и борьба с терроризмом

.Партнёрство НАТО с Большим Ближним Востоком

Заключение

Список используемой литературы

Введение

В течение последних двух десятилетий в мире идет сложный процесс возрастания веса и роли мусульманских государств. Неоднозначность этого явления просматривается как в экономической, так и в политической сферах. Одни мусульманские государства заняли важнейшее место в мировой экономике благодаря гигантским запасам углеводородов, поставляемых в развитые страны. Для стран-экспортеров нефти характерен высокий уровень жизни населения. Напомним, что национальный доход на душу населения Катара превысил аналогичный показатель США. Другие государства, не входя в число ведущих поставщиков энергоресурсов, добились высоких показателей в экономическом развитии. Таким примером может служить Турция.

Между странами исламского мира существуют глубочайшие различия в политических системах, политической культуре, в значимости роли религии в обществе, в правовых нормах и институтах (от господства шариата до господства либеральных норм западного образца). Межгосударственные противоречия, соперничество, нерешенность ряда межгосударственных проблем выплескиваются во вспыхивающие время от времени между исламскими государствами конфликты. Чрезвычайное многообразие этнических групп, населяющих мусульманские страны, предопределяет их соперничество и несовпадение интересов между ними.

Различны те роли, которые играют разные мусульманские государства в системе международного разделения труда, их место в процессе глобализации и те плоды, которые она им приносит. Глубокие структурные диспропорции мусульманского мира дополняют картину его пестрой разнородности. Тем не менее, в мире наблюдается тенденция обозначать исламский мир как единый, коллективный субъект международных отношений. Насколько правомерна такая постановка вопроса?

Исламский мир на геополитической карте современности выглядит одним из самых неспокойных и динамичных регионов планеты. Ислам - вторая по численности последователей мировая религия, приверженцы которой составляют большинство населения в 48 странах мира, или пятую часть жителей планеты (1,3 млрд. человек). Так называемый «мусульманский Восток» включает в себя не только арабские государства Ближнего Востока и Персидского залива - древние центры мусульманской культуры, - но также Афганистан, Иран, Пакистан и Турцию, в которых роль ислама как фактора общественной жизни очень велика. Таким образом, около половины народов, исповедующих ислам, живет в Южной и Юго-Восточной Азии, менее 20% мусульман - арабы.

Другой крупный ареал распространения ислама - «мусульманский Север», включающий мусульманские страны постсоветского пространства на Кавказе и в Центральной Азии, а также мусульманские регионы России (по разным данным, от 12 до 20 млн. человек). Российские исследователи отмечают, что «мусульманский Север» значительно отличается от Востока, поскольку исламские традиции здесь были значительно подорваны в прошлом веке атеистическим советским режимом, поэтому трудно говорить об исламе как факторе наднациональной идентичности - значительно большую роль здесь играют клановые отношения.

Быстрому росту исламского мира способствует демографический фактор. На этом фоне резким диссонансом выглядело столкновение западного и мусульманского миров из-за такого, казалось бы, не потрясавшего основы их взаимоотношений повода, как публикация в сентябре 2005 года в датской газете «Джайлландс постен» карикатур с изображением Пророка Мухаммеда. Бурю возмущения вызвал не столько сам факт публикации, сколько упорство, с которым датские власти отстаивали право печатного органа на свободу слова, подразумевающую право на публикацию подобных материалов, и еще в большей степени перепечатка этих карикатур печатными изданиями других стран. В результате разгоревшегося конфликта была озвучена конфликтная пара: свобода слова, уважение религиозных ценностей. Однако «карикатурная война» еще не дает повода говорить о существовании непреодолимого цивилизационного разлома, который будет вечно порождать конфликтность. С течением времени и Запад, и ислам, и весь мир с его системой международных отношений будут динамично меняться, и мы вряд можем точно предсказать как именно.

1. Мусульманский мир

исламский террористический нато

Мусульманский мир - отныне это не только традиционные страны Востока, но и огромные общины по всему миру. Что уж говорить, если даже в Лондоне активно работает более сотни мечетей, а самым популярным именем в Великобритании является Мухаммад. Большие мусульманские общины есть во всех странах мира - то, что не смогла сделать война, сделала глобализация: именно глобализация помогла распространить Ислам почти на весь мир. Вот он, парадокс: многие века европейские страны боролись с мусульманами, а сейчас количество верующих в Германии, Франции и других наиболее экономически развитых странах Европейского Союза стремительно растет. И обусловлено это как активной иммиграцией, так и высокими демографическими показателями мусульманских народов. Демографический рост достиг максимума в 1962-1963 гг., после чего началось его медленное падение. Наиболее быстро, в 4 раза, выросло число жителей Ирана и в 3,6 раза увеличилось пакистанское население. В Турции, согласно оценкам ООН, численность жителей выросла ровно втрое, а в Афганистане - аж в 2,5 раза! Мусульманские страны - это Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Афганистан, Иран, Пакистан, Турция, Бангладеш, Бруней, Индонезия, Малайзия, Мальдивы, Бахрейн, Ирак, Иордания, Йемен, Катар, Кувейт, Ливан, Палестина. Также среди исламских стран - ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия, Сирия, Джибути, Египет, Коморские острова, Сомали, Судан, Танзания, Эритрея, Эфиопия, Алжир, Западная Сахара, Мавритания, Ливия, Марокко, Тунис, Буркина-Фасо, Гамбия, Гвинея, Гвинея-Бисау, Мали, Нигер, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне, Чад. Мусульманский Восток существенно пополняется и за счет мусульман Индии, где, по данным переписи 2001 г., их численность составляла не менее 140 млн человек (13,4% населения). Серьезно разнятся оценки количества мусульман в Китае. По данным ООН, их численность достигает 20 млн человек. Однако есть и более высокие оценки в 60 и даже 90 млн! Также нельзя оставить без внимания и мусульманское население России: если раньше говорили, что количество мусульман в России достигает 10-15 миллионов, то сейчас, как правило, называют цифру уже в 20-25 миллионов. Это связано с бурной демографической ситуацией на Северном Кавказе и активным притоком рабочей силы из стран Среднего Востока. В 2012 году Президент Татарстана Рустам Минниханов заявил, что каждый шестой житель России - мусульманин. Даже сейчас мусульманская цивилизация рассматривает Россию как часть глобального мусульманского мира. Ниже приведена экспертная оценка того, как будут развиваться мусульманские страны и мусульманское общество в целом и каких показателей достигнет мусульманское население планеты к 2050 году. Джибути: 2010 год - 0,9 млн, к 2050 году - 1,5 млн. Египет: 2010 год - 84,5 млн, к 2050 году - 129,5 млн. Коморские острова: 2010 год - 0,7 млн, к 2050 году - 1,2 млн. Сомали: 2010 год - 9,4 млн, к 2050 году - 23,5 млн. Судан: 2010 год - 43,2 млн, к 2050 году - 75,9 млн. Танзания: 2010 год - 45,0 млн, к 2050 году - 109,5 млн. Эритрея: 2010 год - 5,2 млн, к 2050 году - 10,8 млн. Эфиопия: 2010 год - 85,0 млн, к 2050 году - 173,8 млн. Мусульманская демография в североафриканских странах заслуживает особенного внимания. Алжир: 2010 год - 35,4 млн, к 2050 году - 49,6 млн. Западная Сахара: 2010 год - 0,5 млн, к 2050 году - 0,9 млн. Мавритания: 2010 год - 3,4 млн, к 2050 году - 6,1 млн. Ливия: 2010 год - 6, 5 млн, к 2050 году - 9,8 млн. Марокко: 2010 год - 28,8 млн, к 2050 году - 42,6 млн. Тунис: 2010 год - 10,4 млн, к 2050 году - 12,7 млн. Также существенно пополнится количество мусульман в Западной и Центральной Африке. В середине прошлого столетия в этом регионе проживало около 18% населения планеты. К 2000 году эта доля выросла до 22%. Согласно среднему варианту прогноза ООН, ее увеличение только продолжится и будет составлять 26% в 2030 и 29% в 2050 году. Таким образом, за столетие рост удельного веса населения стран и регионов с исламским большинством вырастет почти до 30%. Буркина-Фасо: 2010 год - 16,3 млн, к 2050 году - 40,8 млн. Гамбия: 2010 год - 1,8 млн, к 2050 году - 3,8 млн. Гвинея: 2010 год - 10,3 млн, к 2050 году - 24,0 млн. Гвинея-Бисау: 2010 год - 1,7 млн, к 2050 году - 3,6 млн. Мали: 2010 год - 13,3 млн, к 2050 году - 28,3 млн. Нигер: 2010 год - 15,9 млн, к 2050 году - 58,2 млн. Нигерия: 2010 год - 158,3 млн, к 2050 году - 289,1 млн. Сенегал: 2010 год - 12,9 млн, к 2050 году - 26,1 млн. Сьерра-Леоне: 2010 год - 5,8 млн, к 2050 году - 12,4 млн. Чад: 2010 год - 11,5 млн, к 2050 году - 27, 8 млн. Коротко рассмотрим мусульманские страны Центральной Азии. В эту группу стран вошли пять новых постсоветских государств Закаспия и Азербайджан, располагающийся на западном берегу Каспийского моря. Азербайджан: 2010 год - 8,9 млн, к 2050 году - 10,6 млн. Казахстан: 2010 год - 15,8 млн, к 2050 году - 17,9 млн. Киргизстан: 2010 год - 1,7 млн, к 2050 году - 6,9 млн. Таджикистан: 2010 год - 7,1 млн, к 2050 году - 11,1 млн. Туркменистан: 2010 год - 5,2 млн, к 2050 году - 6,8 млн. Узбекистан: 2010 год - 27,8 млн, к 2050 году - 36,4 млн. Нужно также отметить мусульманские страны, расположенные в Западной части Азии, от Турции до Пакистана. В середине прошлого века численность жителей в регионе равнялась примерно 133 млн, однако к концу столетия она предположительно увеличится до 302 млн человек. Афганистан: 2010 год - 29,1 млн, к 2050 году - 74,0 млн. Иран: 2010 год - 75,1 млн, к 2050 году - 97,0 млн. Пакистан: 2010 год - 184,8 млн, к 2050 году - 335,2 млн. Турция: 2010 год - 75,7 млн, к 2050 году - 97,4 млн. Мусульманские страны Южной и Юго-Восточной Азии - это, прежде всего, Индонезия и Бангладеш, среднюю позицию занимает Малайзия, а завершают парад Бруней и Мальдивы. Бангладеш: 2010 год - 164,4 млн, к 2050 году - 222,5 млн. Бруней: 2010 год - 0,4 млн, к 2050 году - 0,7 млн. Индонезия: 2010 год - 232,5 млн, к 2050 году - 288,1 млн. Малайзия: 2010 год - 27,9 млн, к 2050 году - 39,7 млн. Мальдивы: 2010 год - 0,3 млн, к 2050 году - 0,5 млн. Нельзя обойти вниманием и страны Юго-Западной Азии. Здесь нет ярко выраженных лидеров по количеству мусульманского населения - ареал является сердцем исламского мира, концентрирует такие священные мусульманские города, как Мекка и Медина. Бахрейн: 2010 год - 0,8 млн, к 2050 году - 1,3 млн. Ирак: 2010 год - 31,5 млн, к 2050 году - 64,0 млн. Иордания: 2010 год - 6,5 млн, к 2050 году - 10,2 млн. Йемен: 2010 год - 24,3 млн, к 2050 году - 53,7 млн. Катар: 2010 год - 1,5 млн, к 2050 году - 2,3 млн. Кувейт: 2010 год - 3,0 млн, к 2050 году - 5,2 млн. Ливан: 2010 год - 4,3 млн, к 2050 году - 5,0 млн. Палестина: 2010 год - 4,4 млн, к 2050 году - 10,3 млн. ОАЭ: 2010 год - 4,7 млн, к 2050 году - 8,3 млн. Оман: 2010 год - 2,9 млн, к 2050 году - 4,9 млн. Саудовская Аравия: 2010 год - 26,2 млн, к 2050 году - 43,7 млн. Сирия: 2010 год - 22,5 млн, к 2050 году - 36,9 млн. Итого, по данным экспертов, мусульманское население мира к 2050 году составит более 2652,5 млн человек, то есть около 29% от всего населения мира. Для сравнения: еще совсем недавно, в 1950 году, количество верующих не превышало 17,5%. Мусульманская цивилизация увеличивается как никогда, но одновременно с этим она слаба как никогда: следует откровенно признать, что большая часть мусульман в европейских и иных западных странах являются этническими мусульманами - многие из них не живут по законам Шариата, а некоторые даже отвергают основные постулаты исламской веры.

Мусульманские страны играют все большую роль в современных международных отношениях. Мусульманское население планеты стремительно растет и, как предполагают международные эксперты, к 2050 году количество мусульман превысит количество христиан в мире.

. Реакция исламского мира на террористические акты

Террористические акты, совершенные в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 г., вызвали осуждение со стороны правительств почти всех мусульманских стран. Этому способствовали масштабы вызванных разрушений, количество жертв, счет которых сразу пошел на тысячи, безрассудная дерзость самоубийц-исполнителей и изощренное коварство организаторов и вдохновителей угона гражданских самолетов и их использования для тарана зданий Всемирного торгового центра и Пентагона. Главный протест вызвала, разумеется, цена терактов с точки зрения гибели людей, а главный пафос был направлен на то, чтобы отвести от ислама и мусульман в целом обвинения в причастности к террору. В СМИ мусульманских стран позднее отмечалось, что из примерно 7 тысяч погибших в результате терактов в Нью-Йорке около 1 тысячи были мусульманами.

Вместе с лидерами других мусульманских государств с осуждением террористических актов выступили, в том числе, и лидеры афганских талибов, заявившие о собственной непричастности к ним и укрываемого ими Бен Ладена. Весьма решительно и определенно осудило теракты руководство Пакистана. Неожиданно решительно сделали то же самое лидер Ливийской Джамахирии Каддафи и руководители Судана, а также руководитель Палестинской автономии Арафат. Некоторым исключением явилась позиция Саддама Хусейна, который заявил, что Америка сама виновата в случившемся. Первоначальная реакция Ирана (слова Хатами) была также воспринята как весьма благожелательная для США. В том же духе высказались лидеры большинства арабских стран - Саудовской Аравии, монархий Залива. Египта. Иордании и других государств.

Менее однородной была реакция политической общественности в мусульманском мире. В таких ее районах, как Палестинская автономия, в Ираке и некоторых других странах отмечались проявления чувств удовлетворения и даже стихийные уличные выступления. Способами рационализации таких настроений служили аргументы типа наказания Америки за грехи, за несправедливости, творимые в отношении арабов, прежде всего в Палестине, но также в отношении Ирака и т.п.

Относительно арабского следа, реакция руководителей мусульманских стран была предсказуемой. Во-первых, они потребовали конкретных доказательств. Во-вторых, еще раз осудив индивидуальный и групповой террор, настаивали на непричастности ислама как религии и мусульман как общности людей к подобным действиям.

Характерна при этом реакция не только официальных лиц, но и духовных лидеров мусульман. Так, с осуждением акций массового террора выступил главный муфтий Саудовский Аравии Шейх Абдул Азиз Аал аш-Шейх. В специальном послании он осудил акты террора как противоречащие предписаниям и духу Корана, призвал богословов разъяснять это верующим и призвал тех, кто через средства массовой информации распространяет обвинения в адрес мусульман и возводит хулу на ислам, эту «благородную и честную религию», воздержаться от таких попыток.

Таким образом, реакция на события минувшего сентября в мусульманском мире оказалась тесно сопряженной с отношением к борьбе палестинцев, современному витку интифады. В связи с тем, что США в арабском, да и во всем мусульманском мире воспринимаются главными и явными, покровителями Израиля, виновниками происходящего там притеснения единоверцев, осуждение терактов со стороны официальных лиц и признанных духовных лидеров носило хотя и безусловный, но сдержанный характер. Остро ставился в связи с этим вопрос о «государственном терроризме» и о законности и справедливости объявленной «войны с террором».

Итак, реакция мусульманских государств на приготовление к осуществлению операции «несокрушимая свобода» была в целом сдержанно-одобрительной. 1 октября со специальным посланием такого рода выступил от лица ведущей организации мусульманских государств - Организации Исламская Конференция ее генеральный секретарь доктор Белькезиз. В нем безоговорочно осуждались террористические акты 11 сентября, подтверждалась таким образом первоначальная реакция на них со стороны ОИК. Указывалось на то, что члены организации позитивно отреагировали на кампанию борьбы против международного терроризма, вместе с тем подчеркивалась необходимость «отличать терроризм, к которому прибегают группы и индивидуумы, от национального сопротивления людей, борющихся за освобождение от оккупации и колониализма»

За осуждением террористической акции против Америки (атаки на США) последовала сдержанная, но одобрительная реакция большинства мусульманских стран на международную антитеррористическую кампанию, развернутую по инициативе и под руководством США.

Такую реакцию можно объяснить, во-первых, наглядностью и очевидностью последствий акций террора, во-вторых, угрозой наказания со стороны США и Запада в случае несогласия и, в-третьих, посулами и обещаниями, прежде всего, в области отмены экономических санкций и предоставлением льгот в торгово-экономической области (политика кнута и пряника или по-английски «морковки и палки»).

. Причины разногласий НАТО и исламского мира

Анализирую события десятилетней давности и действия, которые предпринимают сейчас политики США и Европы особенно по отношению к Ираку, Афганистану и Ирану то можно убедиться абсолютной бессмысленности и бессвязности в предпринимаемых действиях этих стран по отношению к мусульманскому миру. Принимая решения по противодействию к отношению политики, экономики и властям не угодным странам мусульманского мира США и Европа декламирует благие цели, обещают народам этих стран и мировой общественности процветание и безопасность. В результате практических действий США и НАТО народы стран мусульманского мира, получают: войну, разруху, нестабильность, на территории этих государств возникают новые этнические и религиозные конфликты, погибают сотнями тысяч простые граждане этих стран, появляются миллионные армии беженцев.

Например, вспомним то, что было и, то, что есть сегодня в Ираке.

Основной целью вторжения в Ирак в марте 2003 года США и международные коалиционные силы перед собой ставили:

. Свержение режима Саддама Хусейна;

. Формирование в Ираке дееспособного правительства, опирающегося на поддержку значительной части населения;

. Обнаружение и уничтожение оружия массового поражения;

. Обнаружение данных, доказывающее о поддержке Ираком международного терроризма.

В результате интервенции США и их союзникам:

. Да, удалось свержение режима Саддама Хусейна;

. Не удалось формирование в Ираке «дееспособного правительства, опирающегося на поддержку значительной части населения»;

. Не удалось найти даже следов оружия массового поражения (ОМП), мнимое наличие ОМП являлось одним из основных поводов вторжения в Ирак;

. Белому дому вообще не удалось и доказать обвинения в поддержке иракским режимом терроризма.

Первая задача, которую ставили перед собой США, это свержение режима Саддама Хусейна.

Если вернуться к началу 2003 года и вспомнить ситуацию в Ираке, то становится понятно, что в результате «Войны в заливе» в 1991 году, когда был освобожден Кувейт, Иракская военная машина понесла большие потери и к 2003 году не была восстановлена. После завершения 1998 году Гражданской войны между Демократической партией Курдистана и Патриотическим Союзом Курдистана, которая закончилась примирением курдов в Вашингтоне, часть территории Ирака Свободный Курдистан не контролировался властью с Багдада. В результате долгой экономической изоляции Ирака от внешнего мира, Садам Хусейн в начале 2003 года был на самом деле жалким подобием того тирана и диктатора каковым его представляли мировой общественности США и ее подручные в Европе. Армия Саддама Хусейна была деморализовано, слабо вооружена. Саддам Хусейн фактически контролировал ту часть Ирака, где жили этнические арабы - сунниты. Курды управляли своей территорией, арабы-шииты были в оппозиции к Саддаму.

То есть Саддам Хусейн к 2003 году уже не являлся тем лидером страны рады уничтожения, которого стоило начинать войну против суверенного государства. Достаточно было продолжить экономическую блокаду власти Саддама, поддержать и защищать оппозицию, в следствие власть в Ираке через время можно было бы передать новым силам (властям) страны мирным путем. Американцы обо всем этом знали, все равно в марте 2003 года начали бессмысленную оккупационную войну против Ирака.

Вторая цель - формирование в Ираке дееспособного правительства, опирающегося на поддержку значительной части населения.

Нынешнее иракское политическое руководство неспособно обеспечить охрану границ или любых других важных объектов страны за пределами Зеленой зоны. Еще раньше при присутствии войск США в Ираке начались противостояния между этническими и религиозными группами, кстати, часть из которых арабов-шиитов поддерживает ненавистный США соседний Иран.

Значительная часть населения продолжает противостояние между собой на этнической и религиозной почве, можно сказать в Ираке началась гражданская война, соответственно любая власть даже избранная на основе свободных выборов по отношению к реальной обстановке в стране не способна распространять свою власть на всех и все регионы Ирака. То есть вторая цель оккупации Ирака «Формирование в Ираке дееспособного правительства, опирающегося на поддержку значительной части населения» - Американцами не достигнута. Экономика страны, вся инфраструктура страны, финансовое управление страной полностью разрушено войной, в том числе нефтяная отрасль.

Третья цель вторжения в Ирак, обнаружение и уничтожение оружия массового поражения.

Оружие массового поражения (уничтожения) на территории Ирака не было обнаружено. Об отсутствии ОМП в Ираке США и НАТО знали до вторжения. Обман и наглое лжесвидетельствование в ООН членов правительство США на счет существования ОМП в Ираке.

Четвертая цель вторжения в Ирак, обнаружение данных, доказывающие о поддержке Саддамом Хусейном международного терроризма.

Цели, которые ставили перед собой оккупанты в Ираке, не достигнуты, загублены сотни тысяч жизни солдат и безвинных людей и по утверждениям Б. Обама только США потратила на эту войну более одного триллиона долларов.

Основные цели вторжения войск США и НАТО в Афганистан были:

. Свержение режима талибов;

. Освобождение территории Афганистана от влияния талибов;

. Пленение и суд над участниками Аль-Каиды.

.Уничтожения террориста номер один. По версии Американцев Усама бен Ладен тогда укрывался в Афганистане.

. НАТО и борьба с терроризмом

Борьба с терроризмом занимает важное место в повестке дня НАТО. На Рижской встрече в верхах 2006 г. НАТО заявила, что терроризм, а также распространение оружия массового уничтожения, скорей всего, будут основными угрозами Североатлантического союза в ближайшие 10-15 лет. Участвуя в усилиях международного сообщества, нацеленных на борьбу с терроризмом, НАТО помогает обеспечить безопасную повседневную жизнь граждан, где нет места террористическим актам, жертвой которых может стать любой.

Терроризм - это глобальное зло, не знающее ни границ, ни национальных или религиозных различий. Поэтому бороться с ним международное сообщество должно совместными усилиями. НАТО вносит свой вклад в международную борьбу с терроризмом в целом ряде областей и использует для этого различные средства. Действия Североатлантического союза, связанные с борьбой с терроризмом, осуществляются в строгом соответствии с принципами ООН и международными правовыми нормами, включая международное гуманитарное право и права человека.

Многоплановый характер терроризма вынуждает НАТО, чтобы бороться с ним, участвовать в целом ряде инициатив политического, оперативного, концептуального, военного, технологического, научного и экономического плана. В результате этого многие области деятельности НАТО связаны на сегодняшний день с борьбой с терроризмом.

Североатлантический союз предоставляет международному сообществу целый ряд возможностей для борьбы с терроризмом. Во-первых, НАТО является постоянным трансатлантическим консультационным форумом, где на основе обсуждений принимаются коллективные решения. Во-вторых, НАТО располагает военными силами и средствами, принадлежащими странам Североатлантического союза. В-третьих, НАТО является звеном обширной сети партнерских отношений с другими странами и международными организациями.

Антитеррористические операции

Операция «Активные усилия»

Операция «Активные усилия» представляет собой руководимую ВМС НАТО операцию по наблюдению за морским пространством в Средиземном море с целью осуществления антитеррористического патрулирования, сопровождения и контроля судов с согласия сторон. Изначально операция проводилась только в восточной части Средиземного моря, но с марта 2004 г. район операции охватывает все Средиземное море.

Операция стала одним из восьми мер, принятых НАТО в поддержку США после терактов 11 сентября, и на сегодняшний день она является единственной антитеррористической операцией НАТО. В операции «Активные усилия» также могут принимать участие партнеры, желающие поддержать оперативные мероприятия НАТО против терроризма.

НАТО в Афганистане

Начиная с августа 2003 г., НАТО возглавляет Международные силы содействия безопасности (ИСАФ), задачей которых является содействие правительству Афганистана в укреплении его власти на всей территории страны и обеспечение безопасности, чтобы тем самым ликвидировать почву, на которой развивается терроризм. Силы ИСАФ не проводят антитеррористическую операцию, а демонстрируют решимость НАТО помочь афганскому народу построить стабильное, безопасное и демократическое общество, которому не угрожал бы терроризм. Помимо этого, многие страны-члены НАТО направили свои силы для участия в военной антитеррористической операции под руководством США «Непоколебимая свобода». Основная часть задач в рамках этой операции осуществляется на территории Афганистана.

НАТО на Балканах

Миротворческие силы НАТО продолжают содействовать созданию условий, необходимых для ограничения потенциальной террористической деятельности. Данное содействие включает в себя помощь в прекращении незаконной торговли людьми, оружием и наркотиками, которая является важным источником финансирования терроризм. Силы НАТО также взаимодействуют с региональными властями по вопросам, касающимся обеспечения безопасности границ.

Рабочая программа «Защита от терроризма»

Программа «Защита от терроризма» сосредоточена на десяти направлениях, где, как считается, технология в состоянии предотвратить теракты или смягчить их последствия. Принимая во внимание актуальность террористической угрозы, основная часть проектов в рамках данной программы направлена на поиск решений, которые могут поступить на вооружение уже в ближайшее время. Руководство этими программами возложено в индивидуальном порядке на страны-члены НАТО, опирающиеся на поддержку и вклад других стран-членов, группы по вооружениям КНДВ и другие органов НАТО.

Программа нацелена на десять следующих областей:

·Уменьшение уязвимости широкофюзеляжных гражданских и военных ЛА по отношению к переносным зенитно-ракетным комплексам (ПЗРК).

·Защита гаваней и портов;

·Уменьшение уязвимости вертолетов по отношению к реактивным гранатометам

·Борьба с самодельными взрывными устройствами

·Обнаружение и меры защиты от химического, биологического, радиоактивного и ядерного (ХБРЯ) оружия

·Технологии для разведки, наблюдения, рекогносцировки и обнаружения объектов - террористов

·Утилизация взрывоопасных предметов и ликвидация последствий взрыва

·Технологии защиты от нанесения ударов из бомбометов

·Защита объектов жизнеобеспечения

·Разработка нелетальных средств

Работа в рамках инициативы по точному десантированию грузов завершилась в конце 2008 г., так как поставленные перед ней задачи были полностью выполнены. Сейчас разработанные технологии применяются в рамках операции в Афганистане.

План действий партнерства против терроризма (ПАП-Т)

НАТО и ее партнеры участвуют в программах практического сотрудничества, реализуемых по линии Плана действий партнерства против терроризма (ПАП-Т).

В Плане оговорены функции партнеров, а также изложены инструменты по борьбе с терроризмом и преодолению последствий терактов. Например, НАТО и страны-партнеры работают совместно над повышением безопасности воздушного пространства, в том числе с помощью обмена данными и координационных процедур для действий в случае возможных террористических угроз.

В этой деятельности на разовой основе могут принимать участие все страны-партнеры, в том числе участники программы «Средиземноморский диалог» и прочие заинтересованные страны.

ПАП-Т был принят на Пражской встрече в верхах в ноябре 2002 г., и с тех пор этот план развивается и расширяется в соответствии с общими целями и совместной деятельностью стран-членов НАТО и их партнеров.

Настрой, сопровождавший утверждение ПАП-Т, присутствовал в НАТО уже 12 сентября 2001 г., когда Совет евроатлантического партнерства осудил теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне, имевшие место накануне, и предложил оказать США помощь со стороны всех 46 членов СЕАП.

Пражская встреча в верхах - преобразование НАТО для борьбы с террористической угрозой

Пражский пакет мер включает в себя:

·новую Военную концепцию защиты от терроризма. Эта новая концепция свидетельствует о готовности Североатлантического союза противостоять террористическим нападениям или угрозе подобных нападений, руководить или предоставлять поддержку антитеррористическим операциям, оказывать содействие национальным властям при ликвидации последствий терактов, на разовой основе оказывать содействие операциям, проводимым другими международными организациями или коалициями, в которых участвуют члены НАТО и проводить военные операции против террористических групп и их сил и средств, там, где это необходимо на основе решения Североатлантического союза

·План действий партнерства против терроризма (ПАП-Т)

·пять инициатив в области защиты от ядерного, биологического и химического оружия: передвижная аналитическая лаборатория для анализа ядерных, биологических и химических средств, отряд ликвидаторов в случае ЯБХ-инцидентов, виртуальный центр передового опыта по защите от ЯБХ-оружия, арсенал средств биологической и химической защиты и система мониторинга заболеваний

·защиту гражданского населения, включая План действий по гражданскому чрезвычайному планированию

·противоракетную оборону: государства-члены НАТО изучают варианты эффективного противодействия возрастающей ракетной угрозе территории, войскам и населенным пунктам стран НАТО путем применения соответствующего сочетания политических и военных способов, а также средств сдерживания

·кибер-защиту: в НАТО ведется работа по повышению готовности к таким инцидентам, как выведение из строя национальных объектов жизнеобеспечения и инфраструктуры НАТО и защиты от подобных инцидентов, включая системы информации и связи;

·сотрудничество с другими международными организациями

·совершенствование обмена разведданными.

. Партнёрство НАТО с Большим Ближним Востоком

Десять лет назад НАТО выдвинула две новаторские программы партнерства - «Партнерство ради мира» (ПРМ) для стран Центральной и Восточной Европы и «Средиземноморский диалог» для стран всего Средиземноморского региона. Теперь предстоит перестройка обеих программ с учетом изменений, произошедших в сфере евроатлантической безопасности, в частности, расширения состава НАТО и новых вызовов, с которыми Североатлантический союз сталкивается в настоящее время. Опыт ПРМ может оказаться во многом полезным при попытках преобразовывать Средиземноморский диалог и, предположительно, расширить его, чтобы охватить большую часть Ближнего Востока.

В отличие от программы «Партнерство ради мира» Средиземноморский диалог не добился большого успеха. Он не играет существенной роли в стабилизации региона или в содействии развитию участвующих в нем стран. Это объясняется рядом причин. К ним относится недостаток времени, кадров и денег, выделенных на эту программу; глубокая подозрительность по отношению к НАТО и неосведомленность о ней во многих странах региона; недостаток механизмов диалога и сотрудничества, которые определили успех НАТО и Партнерства ради мира, а также неспособность отделить широкие региональные проблемы безопасности от израильско-палестинского конфликта.

Если международное сообщество предоставит достаточные средства для стабилизации Афганистана, то роль НАТО в Международных силах содействия безопасности могла бы послужить моделью, применимой к Ираку и даже, со временем, при оказании помощи в разрешении израильско-палестинского конфликта. Дилемма Израиля заключается в том, что чем сильнее он становится в военном отношении, тем в меньшей безопасности ощущает себя израильское население. В этой ситуации необходим «честный посредник», которому будут доверять обе стороны, и который сможет помочь вести переговоры и затем реализовать сложный комплекс мер по обеспечению безопасности. США не смогут этого сделать, как не сможет это сделать и Европа, поскольку их беспристрастность вызывает сомнение. Однако, хотя в настоящее время это может казаться совершенно неправдоподобным, НАТО видимо, является единственной организацией, которая в ближайшие несколько лет может заняться решением этой проблемы.

По мере того, как Североатлантический союз все дальше отходит от своей роли пассивной оборонительной организации, которую он играл во времена «холодной войны», и превращается в действенную организацию по обеспечению безопасности, которая требуется в современном «горячем мире», союзники все больше понимают, что их безопасность может быть обеспечена только коллективными мерами. Необходимо быстро устранить разделение между «союзниками» и «партнерами». Безопасность союзников по НАТО можно обеспечить только посредством тесного сотрудничества с партнерами в Центральной и Восточной Европе, на Большем Ближнем Востоке, а также друг с другом. Именно эта тенденция, в большей степени, чем любой другая, определяет сегодня развитие НАТО, и служит самым большим стимулом для придания программам партнерства большего веса и усиления их интеграции в основные виды деятельности Североатлантического союза.

Безопасность союзников по НАТО можно обеспечить только посредством тесного сотрудничества с партнерами в Центральной и Восточной Европе, на Большем Ближнем Востоке, а также друг с другом.

Для налаживания отношений партнерства в области безопасности в широком Средиземноморском регионе и на Большем Ближнем Востоке НАТО теперь необходимо углубить свое понимание этой части мира и укрепить свои механизмы взаимодействия. Так же, как в конце восьмидесятых и начале девяностых годов ей приходилось углублять свои специальные знания о Советском Союзе и, в последствии, о его государствах преемниках, так и в настоящее время Североатлантический союз должен делать то же самое для стран Северной Африки и Большего Ближнего Востока. Партнерство ради мира служит моделью той основы, которая необходима для поддержания взаимодействия с этой частью мира, причем прежде всего в плане создания механизма, обладающего большой гибкостью. При создании аналогичной программы для Средиземноморского региона и Большого Ближнего Востока необходимо учитывать некоторые конкретные региональные особенности, ряд из которых идентичны тем, имелись в Центральной и Восточной Европе в начале девяностых годов, а другие весьма отличаются от них.

Многие страны Центральной и Восточной Европы с самого начала хотели вступить в НАТО, и у Партнерства ради мира был для этого соответствующий механизм, но к странам Северной Африки и Большего Ближнего Востока это не применимо. Если общественное мнение в этих странах усмотрит в новой инициативе попытку возрождения военного союза, создания средства западного давления или контроля, или, самое худшее, инструмента, предоставляющего Израилю возможность в скором времени вступить в НАТО, то никакого прогресса достигнуто не будет.

Параллельно с программой информационных и дипломатических действий, расширяются возможности для военных мер укрепления доверия. В этом случае двусторонние отношения между странами НАТО и государствами-партнерами Центральной и Восточной Европы с одной стороны, и странами Средиземноморья и Большого Ближнего Востока с другой, могут быть взаимовыгодными для развития многосторонних связей. Но опыт в этой области показывает, что Североатлантический союз должен уделять повышенное внимание вопросам, взывающим озабоченность в регионе. Группировки сил НАТО в Средиземноморье, которые создавались, естественно, с другими целями, могут, тем не менее, восприниматься странами Северной Африки как угроза.

Поскольку в большинстве стран Северной Африки и Ближнего Востока вопросы «мягкой» безопасности имеют меньшую политическую остроту, чем военные вопросы «жесткой» безопасности, именно они будут наиболее благоприятной областью взаимодействия на начальном этапе деятельности НАТО. Научная программа НАТО -идеальный механизм для преодоления отчуждения на начальном этапе. Используя Научную программу, а также другие инструменты общественной дипломатии, НАТО сможет вызвать интерес к новым вопросам безопасности и общим угрозам в регионе, а также стимулировать их обсуждение. Под эгидой научных и информационных программ должностные лица НАТО смогут чаще посещать эти регионы, а также расширить свои собственные знания о них. Так же, как это было в Центральной и Восточной Европе в начале девяностых годов, в рамках таких программ мы можем ожидать выдвижение инициатив НАТО, стимулирующих взаимодействие на двусторонней основе с научно-исследовательскими учреждениями в странах НАТО. Это быстро приведет к созданию давно необходимых научно-исследовательских центров в регионе, с которым могут проводиться совместные программы. С учетом существующих обстоятельств, неправительственные организации и университеты в странах НАТО ощущают потребность сосредоточить свое внимание на этой части мира, чем многие пренебрегали в прошлом. Относительно скромная инициатива НАТО в этой области может стимулировать резкую активизацию «мягкого» взаимодействия с Западом, как это было в Центральной и Восточной Европе.

Самым важным условием достижения успеха в налаживании партнерства и сотрудничества в этой области должно стать подразделение этого региона, официально или неофициально, на субрегиональные группы стран. Прежде всего, необходимо отделить израильско-палестинского проблему от вопроса отношений НАТО с государствами Северной Африки. У многих государств региона существует серьезная напряженность в отношениях со своими соседями. По этим причинам сотрудничество с НАТО будет, вероятно, сначала развиваться на двусторонней основе и уже затем на субрегиональном коллективном форуме.

Хотя терроризм представляет собой не меньшую угрозу странам Ближнего Востока, чем Европе и Северной Америке, и сотрудничество по этому вопросу имеет для них первостепенную важностью, представители этих стран устали от участия во встречах, где все разговоры начинаются с того, что арабский мир связывается с угрозой терроризма. Мы сможем добиться значительно большего в таких дискуссиях, если проявим большую умеренность в нашем подходе.

Заключение

Арабо-исламский регион - сложное геополитическое образование, являющееся большей частью теллурократическим образованием. Это очень неоднородное поле с многочисленными равносильными игроками, чьи зоны интересов не совпадают, что ведет к постоянному напряжению и эскалации конфликтов. Многочисленные этнические и религиозные противоречия являются препятствием к объединению в единое геополитическое поле, чем пользуются другие цивилизационные образования, постоянно совершающие экспансию в регион, например, США многократно вторгались на Ближний Восток, СССР совершил вторжение в Афганистан, а Индия оккупировала провинции Джему и Кашмир, не говоря уже об Африканском сегменте международных отношений, где войны между племенами вынуждают участвовать в конфликте и арабские страны северной Африки.

На Ближнем Востоке есть минимум четыре центра геополитического притяжения. Несмотря на их различие, они являются в большей степени стабилизирующим, чем дестабилизирующим фактором. Их сценарии интеграции различны, как и зоны геополитического влияния.

Турция, являющаяся в какой-то степени участницей ближневосточных процессов, выстраивает свою экспансию на основании пантюркизма - близком этническом родстве тюркских народов, расположенных главным образом в сфере интересов другой цивилизации - православной. Это территории азербайджанцев, гагаузов, крымских татар. И хотя ни Турция, ни её сфера интересов не относятся к региону, значительное влияние эта страна на него оказывает, так как её зона интересов еще и зона интересов многих стран региона.

Египет из-за своего удачного положения по обе стороны Суэцкого канала (что характеризует бурно растущую экономику) претендует на лидерство на южном и восточном побережье Средиземного моря. Усиление этого государства и участие в Европейской экспансивной политике делают это государство в перспективе удобным для переброски вооруженных сил к берегам стран Ближнего Востока. Объединение своих усилий в деле интеграции с Сирией и Ливаном может сделать Египет центром притяжения арабского мира.

Иран осуществляет свое геополитическое влияние, основываясь на теории исламской революции. Дело в том, что до середины 20 века регион был колониальными владениями Великобритании, Франции и Германии, а после падения империй и установления биполярной системы в регионе действовали три силы - лояльные Западу (Саудовская Аравия), социалистически ориентированные (Ирак, Египет) и традиционалисты, основывающие свою идеологию либо на арабской этнической, либо религиозной мусульманской идентичности. Освобождение региона от социалистических и прозападных сил дало бурный толчок в развитии исламоцентризма, возглавляемого Ираном и Аятоллой Хомейни.

Богатый природными ресурсами Ближний Восток является притягательным для военного вторжения и захвата ресурсов со стороны других стран и цивилизаций. Создание межгосударственных структур подобно ОПЕК позволяет группам стран, не интегрированных политически принимать выгодные для региона решения, основанные на ограничении геоэкономической экспансии соседних цивилизаций. Отсутствие высоких технологий также негативно сказывается на возможности оказать сопротивление оккупационным войскам, что продемонстрировала война в Ираке.

Однако некоторые страны либо уже обладают ядерным оружием, либо очень близки к его получению. Пакистан, например, располагает ядерным вооружением, что позволяет сдерживать экспансию индуистской цивилизации, а скорое получение ядерного оружия Ираном позволит если не остановить, то хотя бы ограничить экспансию Запада и, в частности, Соединенных Штатов Америки.

Высокий этнокультурный потенциал стран Ближнего Востока является гарантией отсутствия демографических проблем, которые сейчас остро стоят перед странами Севера. Миграция населения в другие страны позволяет вносить в культурологическое поле мусульманский элемент, практически не ассимилируясь. В большинстве случаев это именно то основание, на чем продолжается расширение сферы влияния Ближнего Востока в немусульманских землях Африки южнее Алжира и Судана.

Между странами отсутствуют договоренности о коллективной безопасности, что и без того практически нереализуемы. Вместо этого действует сложная система, при которой в страну, подвергшуюся вторжению, перебрасываются боевики неправительственных военизированных организаций и террористы, которые поддерживаются странами мусульманского Востока. В то же самое время эти организации серьезным образом влияют на региональную политику, так как имеют представительства и тренировочные лагеря во многих странах, что делает их международными.

Литература

1.Н. А. Баранов « Геополитические проблемы европейского развития »

2.Информационно-аналитический портал « Ислам сегодня »

3.Ежегодник СИПРИ. 2000. - М., 2001. Независимая газета

4.Middle East International. - 1.06.2001. - №651.

5.Middle East Policy Council Journal: Middle East Policy. - March 2001. - Vol. VIII. - №1.

6.Сайдумар Салимов Стерлитамак, Россия

7.Официальный сайт НАТО http://www.nato.int/cps/ru/natohq/index.htm

.Крис Доннелли - главный научный сотрудник британской Оборонной академии Соединенного королевства

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.