Политическая борьба и формирование властных институтов в еврейском государстве в эпоху Давида и Соломона

Тип:
Добавлен:

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»

Исторический факультет

Кафедра всеобщей истории, права и методики обучения

Дипломная работа

Политическая борьба и формирование властных институтов в еврейском государстве в эпоху Давида и Соломона.

Содержание

Введение

1. Ситуация Давида от помазания Самуилом до воцарения над Единым царством

2. Политическая борьба и формирование властных институтов в эпоху Давида

3. Кризис конца правления Давида и вмешательство его сыновей в политическую жизнь

4. Правление Соломона и формирование властных институтов

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

Введение

Актуальность темы. Исследование формирования властных институтов в Древнем Израиле в период правления Давида и Соломона (1010- 931 гг. до н.э.) неразрывно связано с изучением определения статуса государственности той эпохи. Учеными анализируется не только внутриполитическая борьба, но и аспекты социально-политической структуры, экономики и развития материальной культуры еврейского государства. Это поможет выяснить роль внешней и внутренней политики в системе функционирования социально-экономической и политической структуры Древнего Израиля времён Давида и Соломона.

Давида из племени Иуды, уже помазанного в отрочестве на царство при живом и всенародно избранном первом царе Сауле из племени Вениамина, помазал пророк и судья-правитель Самуил. Произошло это, как и в прошлый раз, тайно - и, как и в прошлый раз, нового претендента на престол указал пророку Господь, согласно Библии. Фактическим правителем и вторым царем Израиля Давиду предстояло стать не сразу. Но зато это один из самых интересных и ярких персонажей Библии, почитаемый и исламом, и христианством, и иудаизмом - всеми тремя мировыми религиями. Вся история Израиля пронизана памятью об этом царе-воине и герое, его деяния изучаются в школах, а «Щит Давида» в форме магической шестиконечной звезды, образованной 2-мя равносторонними треугольниками, издавна служивший эмблемой иудаизма, через века перенесся на флаг современного Государства Израиль.

При рассмотрении проблемы внешней политики царей Давида и Соломона возникает взаимосвязь с внутренней политикой и экономикой Древнего Израиля в X в. до н.э. Сперва это были войны оборонительного характера, например, устранение филистимской угрозы, тяготевшей над Израилем с XI в. до н. э. Но, постепенно, военные действия Давида приобретали признаки завоевательной экспансии. Это стало возможным после того как произошло объединение территории севера и юга страны, благодаря чему были приобретены материальные и человеческие ресурсы, что позволило Давиду подчинить себе почти все народы, живущие в Палестине.

Эпоха Соломона ознаменована, в первую очередь, торговыми отношениями с окружающими странами. Главная цель коммерции в период правления Соломона - торговый обмен избыточными продуктами с окружающими странами, такими как Тир, Египет, Киликия, царство Сава. Особенностью второй половины правления Соломона явилось ухудшение внешнеполитического положения государства.

Проблема заключалась в том, что в Египте пришел к власти фараон Шешонк I, который поставил целью избавиться от Древнего Израиля как страны, объединявшей огромную область Палестины, потому что она служила помехой к расширению египетского влияния и потому что Египет считал эти территории своими провинциями еще со времен начала 18 династии - очевидно, задолго до того, как иудейский народ вообще переселился в данный регион.

Объект исследования - политическая борьба и формирование властных институтов в еврейском государстве в эпоху Давида и Соломона.

Предмет исследования составляет развитие политической борьбы и формирование властных институтов в еврейском государстве в эпоху Давида и Соломона.

Методология исследования. Основным методологическим принципом подхода к историческому материалу в данной работе является принцип историзма, а так же сравнительно-аналитический и историко-сравнительный методы и системный подход.

Хронологические рамки. В данной работе рассматривается период с 1010 до 931 гг. до н.э. - так называемый «Золотой век Израиля», что соответствует классической эпохе, формирующей период еврейской политической истории.

Территориальные рамки. Древний Израиль занимал пространство вдоль восточного побережья Средиземного моря - от южных земель Ливана на севере до Синайской пустыни на юге (около 350 км) и от берега Средиземного моря на западе до Сирийской пустыни на востоке (в среднем около 100 км). Эта территория являлась южной оконечностью «плодородного полумесяца», т. е. стран Передней Азии, а также служила связующим звеном между культурно-экономическими центрами древнего мира: Египтом и Месопотамией и являлась местом деятельности пророков.

Цель работы - изучить политическую борьбу и формирование властных институтов в еврейском государстве в эпоху Давида и Соломона.

Задачами исследования являются:

.Исследовать ситуацию Давида от помазания Самуилом до воцарения над Единым царством.

. Рассмотреть политическую борьбу и формирование властных институтов в эпоху Давида.

. Проанализировать кризис конца правления Давида и вмешательство его сыновей в политическую жизнь.

. Охарактеризовать правление Соломона и формирование властных институтов.

Характеристика историографии. Заявленная тема имеет свою историю исследования, представленную работами многих известных авторов. В основном опубликованные по теме труды можно разделить на следующие группы:

. Зарубежная. В данную группу можно отнести таких зарубежных авторов, как А. Мазар, И.П. Липовский, П.Ю. Люкимсон, И. Финкельштейн.

По мнению израильского археолога А. Мазара, Иерусалим не был в X в. до Р.Х. маленькой деревней. Он был небольшим городом, располагавшимся при Давиде на 4 гектарах земли, но имевшим крепость, так называемую ступенчатую структуру, обнаруженную еще британским археологом К. Кеньон. По интерпретации израильского ученого, «сожжение цветущих ханаанских и филистимских городов, таких, как Мегидо (слой VIA) и Тель Касиле (слой X), может быть связано с именем Давида. В обоих этих поселениях последующие весьма бедные слои относятся ко времени его царствования. Ко времени Давида могут быть отнесены также несколько маленьких поселений, например, Хир-бет Давара около библейского Михмаша в наделе Биньямина, где круглое в плане поселение было окружено оборонительной стеной; Тель Беер-Шева (слой VII), где жилые дома были построены вокруг центральной открытой зоны. В этих слоях появились новые типы керамики, выделяющиеся своей специфической формой».

И. Финкельштейн полагает, что «библейская история объединенной монархии не подкреплена достаточными археологическими свидетельствами. Позиции царей Давида и Соломона, по его мнению, были не значительнее, чем положение главы племени, которое сосредоточилось в Иерусалиме, скромной деревне». Исследователь утверждает, что, во-первых, в Иудее того времени не была распространена письменность, которая необходима для государственного состояния. Во-вторых, население было очень малочисленным. Кроме этого, никакие ближневосточные источники X в. до Р.Х. ничего не говорят о Давиде.

Так, например, книга П.Ю. Люкимсона «Царь Соломон» представляет собой попытку реконструкции эпохи и биографии библейского царя Соломона - героя многочисленных апокрифов, легенд и сказок. Опираясь на работы теологов и историков и последние археологические открытия, автор не просто суммирует различные точки зрения на личность царя Соломона, но и представляет свой взгляд на его противоречивую фигуру как государственного деятеля, строителя Иерусалимского храма, поэта и философа. Одновременно книга содержит пересказ значительной части легенд о царе Соломоне с попыткой анализа, какие реальные факты и исторические события могли лечь в их основу. Книга известного востоковеда, профессора Бостонского университета И.П. Липовского «Библейский Израиль. История двух народов» посвящена наиболее загадочным и дискуссионным событиям библейской истории. На основе анализа ветхозаветных и древневосточных источников автор делает вывод о значительных культурно-исторических различиях между двумя группами древнееврейских племен - северными и южными коленами, что позволяет ему представить совершенно новый взгляд на происхождение древнего Израиля, эпоху патриархов, пребывание евреев в Египте, Исход, а также на завоевание евреями Ханаана. Охватывая в своем исследовании период почти в полторы тысячи лет - от патриарха Авраама до разрушения первого Иерусалимского Храма, И.П. Липовский находит подтверждение многим фактам, изложенным в Библии, и в то же время его труд лишний раз доказывает, что подлинная история всегда оказывается несравненно богаче и многограннее, чем ее отражение даже в самых великих литературных памятниках.

. Отечественная. К данной группе относятся авторы дореволюцинной, советской ранне-марксиссткой, поздне-советской марксисткой, постсоветской эпох, такие как И. Шифман, Ю.Б. Циркин, И.Р. Тантлевский, А.И. Тюменев.

В советскую эпоху можно отметить отечественного востоковеда И. Шифмана с монографией «Ветхий Завет и его мир». В главе «Пророческое движение и книги пророков» на основе анализа древнееврейских текстов, вошедших и не вошедших в канон, он показывает влияние пророков на общественную жизнь иудеев и израильтян и признаёт, что ветхозаветные пророчества послужили «резервуаром, откуда многие поколения угнетенных черпали аргументы в борьбе против угнетателей» вплоть до времен новейшей истории, и книги пророков как в зеркале отражают идейную борьбу в I тысячелетии до н.э.

Книга И.Р. Тантлевского «История Израиля и Иудеи до разрушения Первого Храма» является первым российским монографическим исследованием, охватывающим период от эпохи патриархов до падения Иерусалима под ударами вавилонян в 586 г. до н. э. Автор ставит целью выявление историко-религиозного фона ключевых событий, описанных в Библии и связанных с израильским этногенезом, пребыванием евреев в Египте и Исходом, завоеванием Ханаана, возникновением единого Израильского царства и функционированием раздельных Южного (Иудея) и Северного (Израиль) царств. Библейские тексты соотносятся с новейшими данными археологии и эпиграфики Израиля и Иудеи и соседних стран (в том числе, с арамейской стелой IX в. до н. э. из Тель Дана, в которой упоминается «Дом Давида»), а также релевантными месопотамскими, египетскими, сиро-палестинскими, угаритскими материалами.

В свою очередь, российский востоковед и историк Ю.Б. Циркин утверждает, что «перенос столицы делал царя в огромной степени независимым, в том числе и от родного племени Иуды, органы власти, которого остались в Хевроне».

В книгу А.И. Тюменева «Евреи в древности и в средние века» вошли очерки по истории евреев в древности и средневековье, в которых кроме общеисторической канвы исследуются условия жизни, занятия евреев, прослеживаются пути становления еврейского народа и раскрывается его характер.

Характеристика источников. Источниковую базу исследования составили Ветхий Завет и исторический труд И. Флавия «Иудейские древности».

Ветхий Завет -название еврейской Библии, составляет первую, более древнюю часть христианской Библии. У евреев Библия обычно именуется Китве ха-кодеш («Священные Писания») или, сокращенно, Танах - по первым буквам названий трех главных частей еврейской Библии: Тора (Пятикнижие), Невиим (Пророки, в свою очередь подразделяющиеся на Невиим ришоним, т.е. Ранних пророков, и Невиим ахароним, т.е. Поздних пророков) и Кетувим (Писания или Агиографы). Еврейский канон включает в себя Тору: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие - книги, содержащие основы ветхозаветной веры. Пророческие книги преимущественно содержат записи пророчеств: книга пророка Исаии, книга пророка Иеремии, книга пророка Иезекииля, книга пророка Даниила, Двенадцать книг малых пророков: Осии, Иоиля, Амоса, Авдии, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии, Аггея, Захарии и Малахии.1 Их содержание представляет собой проповедь, направленную на борьбу против религиозных и нравственных искажений идеи Завета, против обрядоверия и церковного формализма. Именно эта часть Ветхого Завета представляет особый интерес для данного исследования.

Исторические книги Ветхого Завета, к которым относятся (согласно еврейскому канону): книга Иисуса Навина, книга Судей, книги Царств: 1-я, 2-я, 3-я и 4-я - повествуют о жизни еврейского народа со времени его вступления в Обетованную Землю при Иисусе Навине (около 1451 года до н. э.). до периода Маккавеев (около 150 года до н. э.). В частности, книги Иисуса Навина и Судей описывают ранние этапы жизни еврейского народа, когда племена, населявшие Обетованную Землю, еще не были объединены в одно государство, но жили более или менее обособлено друг от друга. Книги Царств рассматривают монархический период, длившийся около пятисот лет. Заканчивается он падением Иудейского царства и вавилонским пленением, за 586 лет до н. э. Наконец, Маккавейские книги (не вошедшие в еврейский канон) рассказывают о последних годах ветхозаветной истории еврейского народа во времена его борьбы за независимость, за несколько столетий до начала н. э. Учительные (Писания) включают (согласно еврейскому канону): книги Паралипоменон: 1-я и 2-я, книги Ездры, Неемии, Есфирь, Руфь, Псалмы, Притчи, Песнь Песней, Плач Иеремии, Екклесиаст. Большинство из этих книг написано библейскими мудрецами, которые касались самых различных сторон человеческой жизни: любви и дружбы, молитвы и этики, труда и познания, тайны страдания невинного человека и смерти. Их цель - показать, что есть один путь истинной жизни - «хождение перед лицом Божиим».1 Книги эти представляют важность в плане исторического комментария, так как содержат богатый материал по истории Древней Иудеи и Израиля. Другой источник - «Иудейские древности» Иосифа Флавия. Хотя труд Флавия достаточно тенденциозен, противоречив и не слишком надежен, он является практически единственным авторитетным источником, так как это работа не богослова, а историка, чей период жизни не столь отдален от описываемых событий. Других собственно исторических свидетельств этого времени не сохранилось. Сам И. Флавий так определял цель своей работы: «... я подумывал, не показать ли, кто такие по своему происхождению иудеи, каким превратностям судьбы они подвергались, какой законодатель воспитал в них стремление к благочестию и побуждал их развивать в себе добродетели, какие войны они вели в продолжительный период времени своего существования...». В «Иудейских древностях» И. Флавий излагает историю еврейского народа с древнейших времен до начала Иудейской войны в 66 г. до н. э., причем освещается она на широком фоне всемирной истории, в той степени, в какой она была известна автору. Концепция истории у И. Флавия провиденциалистская: в соответствии со своими убеждениями, он считал только евреев богоизбранным народом и историю их рассматривал как выполнение божественных установлений. Тем не менее, в книге И. Флавия видна тенденция к рационализации изложения библейских сюжетов, избавление их от чрезмерной мифологизации, которая была бы неприемлемой для исторического труда. Для данного исследования интересны свидетельства автора об участии известных ветхозаветных пророков в общественной, политической жизни Древней Иудеи и Израиля: их взаимодействие с царями, влияние на проводимые властями реформы и отношения с народом.

Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы, а также приложения.

1. Ситуация Давида от помазания Самуилом до воцарения над Единым царством

Прежде всего, вызывает интерес личность легендарного Давида, который захватил Иерусалим и стал первым еврейским царем, которого благословил Яхве. Евреи явно мифологизировали этого правителя и связали свою мессианскую традицию с ним и его потомками, хотя первоначально в иудаизме преобладало несколько «недавидических» традиций происхождения Мессии: от колена Левия (Втор. 18:18), колена Ефремова (Быт. 48:11-20; 49:22-27) и Данова (Быт. 49:16-17; Втор. 33:22; Амос 8:14). Эти раннемессианские верования не были связаны с институтом монархии, а, соответственно, и с ритуалом помазания.

Второй израильский царь основал целую династию иудейских монархов, правящих почти до самого конца политического существования евреев. А начиналось все со службы молодого Давида в войске царя Саула. Прославился будущий царь после случая с Голиафом. Потомок великанов филистимлянин Голиаф отличался гигантским ростом и огромной физической силой. Юноша Давид и воин Голиаф должны были своим поединком решить исход всей битвы между филистимлянами и племенами иудеев. Голиаф, одетый в броню и вооруженный тяжелым копьем, даже оскорбился, увидев практически безоружного «мальчика» без доспехов. Единоборство доказало, что одна только сила - «погоды» не сделает. Давид поразил именитого воина пущенным из пращи камнем, а затем отрубил поверженному Голиафу голову его же мечом.

Популярность Давида в народе росла, он стал успешным военачальником Саула, вызывая все большую зависть у правящего царя. Саул неоднократно пытался убить соперника, вынудил Давида бежать, тот довольно долго скрывался от преследований правителя и жил в пещерах.

Войны с филистимлянами тем временем продолжались, в одном из сражений покончил с собой израненный царь Саул, бросившись на собственный меч. В Хевроне племя Иуды провозгласило Давида царем, другими коленами Израиля стал править Иевосфей - сын Саула. Если первый царь израильтян объединил еврейские племена лишь на период военных действий, то Давид мечтал навсегда прекратить их междоусобную вражду и создать одно еврейское государство. После гибели Иевосфея, убитого одним из его же военачальников, все Израилевы колена попросили Давида стать их вождем, теперь его официально помазали на царство. Поняв, что вместо Хеврона, принадлежавшего людям племени Иуды, необходима нейтральная столица государства, Давид сделал столицей населенный пункт Иевус (бывший центр племени иевусеев, захваченный у них незадолго до того) и начал строить великий Град Давида, тот самый Иерусалим, который весь мир знает и сегодня.

Описание облика Давида заставляет усомниться в том, что Давид происходил из колена Иуды, как гласит официальная версия, видимо придуманная книжниками много позже. Согласно 1 Цар. 16:12 и 17:42 у Давида были светлые волосы - дословно: אדמוני - «рыжеватые».

Иудейское родословие Давида основано на генеалогии, помещенной в конец книги Руфь.

В 1 Книге Царств ничего не говорится о том, что Давид происходил от рода Иудина. В 1 Цар. 17:12 лишь упомянуто, что Давид -был «сыном ефрафянина из Вифлеема Иудина, по имени Иессей». Но из этого следует лишь то, что Давид мог являться иностранцем, рожденным в иудейском городе. Этот Вифлеем и был собственно колонией неких ефрафян-переселенцев, и первоначально носил название Ефрафа. А кто такие «ефрафяне»- это вопрос дискуссионный. В 1 Пар. 4:1 появляется некий Хур, он записывается в сыновья Иуде. Но в 4:4 он уже делается первенцем какого-то Ефрафы, который, в свою очередь, является отцом Вифлеема. Эта генеалогия носит явно какой-то метафорический характер, поскольку имена одного и того же города «оживают» и превращаются в людей, отражая процессы миграции групп населения и происхождения по ним названий городов и местностей.

Под именем Хур скорее всего имеются ввиду хурриты, известные из клинописи под названием хурру), пришедшие с Евфрата, поэтому они и называются «ephrati». Во II тыс. до н. э. хурриты занимали территории на всем протяжении верхнего и среднего течения Евфрата, а также в Сирии западнее Евфрата. В Сирии и Месопотамии они жили вперемешку с семитами, но их не следует смешивать.

Таким образом, народ ефрафян мог вполне быть одним из племен хурритов, и они же стали переселенцами в городе, который позже получил имя Вифлеем. Как известно из источников, хурриты расселились также в Палестине и даже в Идумее. Хур естественно не был сыном Иуды, и он не перечисляется среди сыновей Иуды в Быт. 46:12. Противоречие в 1 Пар. между 4:1 и 4:4 в отношении Хура бросается в глаза и может объясняться неумелой работой фальсификатора, который в 4:1 сделал Хура сыном Иуды, но забыл исправить 4:4, где Хур записан как сын Ефрафы. «Хур - первенец Ефрафы» это значит хурриты, пришедшие с Евфрата. Точно такой же прием наблюдается везде в библейской генеалогии народов, где названию народа соответствует некий мифический предок-эпоним. Родословие Давида от Иуды появляется лишь в 1 Книге Паралипоменон, взятое из той же книги Руфь, видимо, специально сочиненной, дабы восполнить «пробел» в иудейской генеалогии основателя и объединителя Израильского царства. Неиудейское происхождение Давида доказывает и другой факт. Дело в том, что в Библии ephrati причислены к колену Ефрема (Ephraim). Собственно, Ephrati и Ephraim это одно и то же (это две формы от Ephra(t) или Ferat). Если предки Давида даже в библейском понимании это именно ефремляне, то они не могут быть иудеями из колена Иудина.

В сохранившихся протоколах раввинских дискуссий на Ямнийском Синедрионе ок. 100 г. н. э. книга Руфь подверглась критике, некоторые иудейские учителя были против включения ее в состав Танаха. Действительно, если изъять из книги Руфь генеалогию 4:18-22, то выходит совсем иная картина. Некий Елимелех со своей женой и сыновьями оказываются «ефрафянами», т. е. хурритскими переселенцами, которые во время голода уходят в Моав. Сыновья этого хуррита Елимелеха берут себе в жены двух моавитянок, одна из которой, по имени Руфь, становится прабабкой Давида. На ней женится соплеменник и родственник Елимелеха Вооз, который, кстати, носит то же имя, что и одна из колонн в Иерусалимском храме - בעז (BʼZ), синод. - Воаз, что делает данный персонаж вымышленным с неким сакральным подтекстом писцами, назвавшими его именем храмовой колонны.

Конечно, раввины прекрасно знали об этом, и поэтому сомневались в аутентичности всей книги. Вставка Руф. 4:18-22 доказывается также фактом запрета на смешанные браки израильтян с моавитянками и аммонитянками (Езд. 9-10; Неем. 13:23-27). Если даже род царя Давида происходил от такого брака с моавитянкой, то не было основания вождям Израиля требовать от всех евреев развода с моавитянками. Очевидно, никто об истории Руфи во время Эзры и Неемии еще не знал, она возникла позже.

ИмяДавид есть, по-видимому, неправильная послепленная огласовка божественного египетского имени Тот (евр. Дод דוד, хеттск. Тадей, арам. Фадей, иберийск. Додик), или названия колонны Джед (Djed), иначе называемой Тет - символа хребта воскресшего Осириса.С XVII в. до н. э. в источниках упоминается ханаанский город Ашдод (אשדוד), название которого включало имя «Дод» (вероятно, в значении бог Дод).

Не исключено, что Давид мог происходить из царского рода пеласгов (филистимлян) и даже иметь какое-то отдаленное отношение к гиксосам, отсюда и египетское имя, известное также у пеласгов. Последние исследования показали, что среди гиксосов было какое-то количество выходцев из хурритов-матиенов (позже - митаннийцев). Народ паласти упоминается в «Ригведе» и есть гипотеза о соответствии местности Пеласки в горах Загроса, где жили ведические арии Куру, а также в надписи ассирийского царя Ададнерари I (XIV в. до н. э.) под именем пиласки. Это позволяет как гипотезу провести параллель между хурритами-матиенами и пеласгами, и предположить их родственные связи в их исходной этноистории.

Гиксосы имели два важнейших опорных пункта - Аварис в Дельте Нила и крепость Шарухен на границах с Филистией. Шарухен находился на территории позже несколько раз попадавшей под контроль хурритов. Когда остатки гиксосов покинули Египет, одна из их группировок приняла оборону в крепости Шарухен, где была атакована и разгромлена египетской армией.

С пеласгами у Давида действительно имелись какие-то свои весьма тесные отношения, например, он не только выступал в походы против израильтян на стороне филистимского войска, но ивладел землями и городами филистимлян, а также получал у них убежище в политически неблагоприятное для себя время (1 Цар. 27:1-12). Не исключено, что появление Давида и вообще всей этой династии как-то связано с экспансией «народов моря» в Палестину, где пеласги как раз образовывали свои новые государства. Давид был воеводой у Гефского царя Анхуса, имя которого тождественно Анхису - отцу троянского героя Энея, основателя и первопредка римской династии Юлиев. Из того же Гефа с Давидом в Хеврон, а затем в Иерусалим пришли 600 филистимских воинов под началом Иттая (синод. Еффея) (2 Цар. 15:18). В дальнейшем Иттай становится одним из генералов Давида. Таким образом, войско Давида состояло из наемников, хотя среди них на службу к нему традиционно поступали ихапиру (евреи). С их помощью Давид совершил политический переворот в Израиле, устранив династию Саула.

После того, как Давид узнал о гибели Саула и его сыновей, он сразу покинул Циклаг и обосновался в иудейском городе Хеврон. Сейчас сложно предполагать, посещало ли Давида желание захвата власти над всеми племенами Израиля. К примеру, в Библии дважды (I Sam., 24, 4-7; 26, 5-12) упоминается тот факт, что Давид имел возможность убить Саула, но не совершил убийства, поскольку Саул был помазанником Божиим.

Скорее всего, эти строки были вписаны позже, дабы обозначить благородное происхождение и богобоязненный характер Давида. Но тем не менее характерной чертой было то, что во время своегоизгнания Давид, который, вроде бы, был также помазан в цари, не предъявил никаких претензий на власть. Лишь после, при масштабном наступлении филистимлян и учтя настоящее силовое соотношение сторон, он имел возможность пытаться создать основу к будущим действиям, даже если не во всём Израильском Царстве, то на родной территории - в своём племени Иуды. Поэтому это объясняет то, что еще в период своего нахождения у филистимлян, часть своей добычи Давид отправил по иудейским городам, в том числе Хеврон. Также необходимо отметить тот факт, что особо приближенную к Давиду свиту воинов составляли все те же филистимляне-пеласги. Они назывались kreti и pleti (в синод. перев. искаж. «хелефеи» и «фелефеи»), своего рода «опричнина». Kreti - это критяне, т. е. филистимляне, выходцы с Крита; Pleti - собственно сами пеласги, сокращение от Plesti. Kreti в дальнейшем известны как kari в 4 Цар. 11:4,19 (синод. «телохранители»).

Хеврон был выбран Давидом не случайно, поскольку город давно имел славу центра консолидации различным групп племён, в том числе особенно древнее-еврейских отцов-патриархов. Район Хеврона, по преданию, был местом кочевания предков израильтян Авраама, Исаака и Иакова-Израиля. Именно этот город и утверждение в нем, освящало всю деятельность Давида, подчеркивая его претензии на наследование патриархам, т.е. принятие власти над их потомками. Материальную основу этих претензий составляла дружина Давида, которую он привел из Циклага, ядром её неизменно был его прежний отряд. Эти люди вместе с семьями поселились непосредственно в г. Хеврон, тем обезопасив Давида от возможных случаев опасности. Но сам по себе захваченный Хевронеще не значил утверждения у власти нового господина. Чтобы превратиться из предводителя разношерстного отряда в законного царя, необходимо было пройти особую процедуру, которая скоро и была проведена. Политическая деятельность Давида, приобретшего друзей в своём племени, приносила свои плоды. «Мужи Иуды», сказано в Библии, встретились в Хевроне, чтобы помазать Давида царём в «дому Иудине».

Данное повествование крайне важно чтобы раскрыть тему формирования властного института в еврейском государстве времен Давида. О роли Бога в помазании нового царя не было сказано. Естественно, имеется возможность предполагать, что автор помнит прошлое помазание Давида Самуилом по велению «Йахве». Хотя, как было выше сказано, этот момент, вероятно, является политической фикцией. Но зато обряд помазания в Хевроне был вполне истинным и означал, что Давид теперь признанный царь. Отныне он выступал уже не как харизматический лидер, а как царь, правление которого основывается теперь на земномправе. Так был завершен переход от харизматической власти «судей»к нормальной монархии.

Вторым важным элементом рассказа явилось активное участие в церемонии «мужей Иуды». Это определение подразумевает нестарейшин или каких-либо других представителей народа, но сам народ, точнее - его взрослая мужская часть. Таким образом общеплеменное народное собрание, избрало Давида царем. При этом, Давид стал царем именно только над племенем Иуды. И это является третьим важным элементом этой истории. Надоставшимися неподвластными ему племенами Израиля правил выживший младший сын Саула Эш-Бошет, или, точнее, Эш-Баал. Возможно, поэтому именно его владения позже (после конфликта с племенными старейшинами и ухода 10 племен)и получают наименование Израиля.

Так, пожалуй, впервые появляется различие между Израилем (частью прежнего племенного союза) и племенем Иуды и их сторонниками. И говоря о более позднем времени, библейский автор заявляет, что Давид царствовал над всем Израилем и Иудою. Фактически, именно с этого времени, а не со смерти Соломона, и начинает формироваться будущее раздвоение царства, и начало этому было, возможно, положено разделением власти между Давидом и Эш-Баалом.

2. Политическая борьба и формирование властных институтов в эпоху Давида

Если учитывать сведения из еврейских летописей, то войны Давида с филистимлянами можно объяснить и как политическую и как династическую борьбу за передел территорий Палестины.

Это может объяснить и почему Давид при неблагоприятной для себя политической обстановке находил убежище в Филистии, а потом воевал против филистимлян на стороне евреев. Давид хотел основать собственное государство и опирался как на местную иевусейскую жреческую касту, так и на наемников с Крита и из той же Филистии (kreti и pleti). Не исключено, что в какое-то время поддержку ему мог оказать и Египет, тоже политически заинтересованный в подавлении филистимского государства. Внизу этой иерархии стояли еврейские массы, имевшие в том свой интерес. Евреи, конечно, не желали быть рабами у филистимлян.

Весь правящий класс на Ближнем Востоке был связан между собой посредством династических браков. Об элите говорится: «Князья среди них чище снега, белее молока; они были телом краше коралла, вид их был как сапфир».

В Библии «князь» обозначалcя словом נזיר (nazir), происходя от глагола נזר (nazar) - держащийся в стороне, отделенный. Очевидно, что правящая верхушка Израиля была «отдельным» классом или кастой, державшейся как бы в стороне от подчиненного ей народа.

Здесь еще можно вспомнить кельтские предания о происхождении ирландских королевских родов и основание столицы на холме Тара в VI в. до н. э. Если Давид действительно имел хурритско-пеласгические корни, то эти предания становятся здесь достойными упоминания ввиду того, что и пеласги, и хурриты (калды) могли иметь самое прямое отношение к генеалогии кельтских этносов. Предание о царевне из дома Давида, которая прибыла в Ирландию с камнем, находящимся при венчании на царство, давно бытует среди кельтов. Специалист по родословной династии Стюартов Лоренс Гарднер даже полагает, что царевна Тара действительно происходила из династии Давида и считает, что на ней женился Эохайд I. Стихотворения валлийского барда Талиесина возводят королей Тары к потомкам Еноха, который был отнесен «Ангелами» в Стоунхендж для того, чтобы «показать ему пути неба».

Но возвратимся к Давиду и созданию им государства Иудея. Давидом был успешно у племен иевусеев отбит Иерусалим -крупный городской центр на хорошо укрепленной горе, что отбыло очень удобно для столицы нового государства. Вскоре в новоиспечённую столицу торжественно-ритуально совершается обряд перенесения Ковчега Завета, а Иерусалим становится, таким образом, теперь не только светским, но и религиозным центром всего Израиля, и не какого-то одного племени, а всего еврейского народа (Tarragon, 1979, 523). Всеми этими политическими действиями Давид еще более укрепил и свои монархические позиции, и саму монархию.

Изменяет новый царь и направления внешней политики. Израиль и ранее часто воевал со своими соседями. Хотя это была либо оборона, либо выступления с грабительской целью. Отныне Давид начинает проведение новой политики по подчинению окрестной территорий, создав позже первую в палестинском регионе мини-империю (Malamat, 1983, 5-6, 15-17). Но в этом ему соперничал Хадад-Эзер, который тоже уже создал тогда на севере Палестины крупную державу.

Следующий военный конфликт с Филистией, происходивший ближе к концу земных дней Давида, вновь завершается удачно для него. В Библии рассказ об этом инциденте не говорит о каких-либо филистимлянских действиях, которые дали бы Израилю поводы к началу к военным выступлениям. Возможно, в данном эпизоде Давид специально нападает на государство, которое являлось ему вынужденным бывшим покровителем. Чтобы обезопасить себя от возможности повторного подчинения ему. Примечательно, что среди некоторых из задач этого нападения стал город Гат, где когда-то Давид находил себе убежище. Филистимский народ не оказался ни изгнан, ни покорен, но его города стали низведенными до уровня второстепенных государственных образований, и ни о каком-либо филистимлянском господстве в Палестине более не могла идти речь. И даже больше этого - северная Филистия оказалась захваченной Израилем, и Израиль таким образом, получает выходы в Средиземное море.

Завоевательная политика Давида дополнялась умелыми дипломатическими шагами. Сами его ходы в отношении к филистимлянам свидетельствовали о его способностях к дипломатическому искусству. Он заключает союзный договор с финикийским царем Тира Хирамом. Тир к этому времени, будучи главным из важных центров экономики и богатейшим городом на Ближнем Востоке, олицетворял на деле связи для Востока со средиземноморскими регионами. Союз с Тиромимел для Израиля не только политическую, но и экономическую значимость, так как дал возможности Давиду подключаться к сложным экономическим системам Востока-Запада. Хотя, по большей части, успехи этого союза были получены уже его сыном- Соломоном. Но основа была заложена самим Давидом. Умел он пользоваться и брачно-матримониальными связями. У самого Давида имелось множество жен и наложниц. С двумя из них он прибывает в Хеврон. На оставшихся женится, став царем. Хотя происхождения многих его жён выяснить нет невозможности. Зато мы знаем, что одна из них - это дочь царя Гессура. Гессур - племем ени, обитавшем в пустынях к югу от Палестины.

В библейской Книге про Иисуса Навина земли Гессур упоминаются посреди территории, которая не была захвачена израильскими племенами, а позже Давиду, будучи на службе у гатского царя, пришлось воевать с гессурскими племенами. Заключая брак с царевной из Гессура, он приобретает ценный союз для борьбы с Филистией. Когда был захвачен Иерусалим, у Давида появляются жены и наложницые щё и из этой новой столицы. Такими политическими ходами, как бы породнясь с коренным населением Иерусалима, он обеспечил таким образом их лояльность. Можно предполагать, что и брак с Бетсевой (Вирсавией), женой подставленного им под неминуемую смерть в бою хетта Урии, который жил в стенах Иерусалима, также может объясняться не столько неожиданной страстью, но так же и вполне политическими расчетами- желанием сближения и с этими национальными частями жителей Иерусалима или в целом Палестины.

Такими образом Давидом было создано державное государства. Библией перечисляются племена, которые покорил Израилем: арамейское, моавитянское, аммонитянское, амалектянское, эдомитянское. Граница его мини-империи простёрлась от большой излучины на Евфрате до побережий на Акабском заливе. Не вся новая территория была непосредственным образом включена в состав Давидовой державы, с определёнными, к примеру государством Аммон или Моав, осуществлялся протекторатный контроль. Сирийский Хамат и Палестинская Филистия, сохранив свои независимости, оказываются в сферах влияния еврейского царства. Но зато бывшие державы Хадад-Эзера к северу и Эдом к югу становятся прямым владениям Давида (Malamat, 1983, 17-18). Во время правления Давида Израильское царство превращается возможно в самое сильное государство в передне-азиатском регионе. Следует заметить ещё, что результатом правления Саула и Давида непосредственно в Палестинской области, на западе от р. Иордан и на севере от Негева, не остаётся в это время никакого государства или самостоятельного племени, кроме Израильского государства и мелких городских государств у филистимлян.

Во внутренней политике талантливый Давид был не менее эффективен, чем во внешней. Период его правления стал ещё одним из этаповдля становления у древних евреев государственности. Подобно всем царям в древности, Давидом много внимания уделялось армии. Основав его войске составлялась личной дружиной, с ней он приходит из Циклага в Хеврон. Затем, видимо, её размер был увеличен. С этими воинами, зависевшими лишь от него, захватывается Иерусалим. Главой войска им был поставлен его родственник Иоав. Вместе с дружинным полком в армии существует и старинный общеизраильский тип комплектования армии - народное ополчение. Обладали ли равноправием эти оба типа войска в Израиле? Этот вопрос красноречиво описан рассказом про войну с аммонитянами. Войско, которым командовал Иоав одержало решающую победу и осадило столичный город Аммона Раву. Вступив в заключении вместе со «всем народом» Давидом довершается разгромная атака. Народным ополчением, в отличие от личной армии царя, управляет непосредственно сам монарх. Интересные доводы, Библией вкладываются в уста к Иоававу, имеют цель к побуждению Давида самолично во главе именно с ополчением закончить военные действия: потому что тогда столица аммонитян Рава, если окажется захваченной, станет названной в честь Иоава, таким образом победная слава окажется доставшейся его военачальнику, а не Давиду. Полководцу не хватало смелости решиться на эти шаги, опасаясь противопоставления Давиду, потому что это могло стать чреватым ему нехорошим последствиям. По всей видимости, царский авторитет над личным войском царя был столь значителен, что даже и сам командир побоялся положиться на лояльность армии.

В ту эпоху при Давиде был ещё один дополнительный тип войск: из иноземных наемников. Оно состояло из критян и филистимлян, посреди последних выделены жители города Гата. Те не подчиняясь Иоаву, а имели над собой своего командующего- Ванею (Бен-Ягу), который был уроженцем города Кавцеила, с югаИудеи. Так наемники поставленные под управление человека из племени Давида, в тоже время были выведенными из командования Иоава. Противопоставив две эти составляющие личной армии, Давид мог обезопаситься от возможностей к чрезмерному возвышению удачливых полководцев и к узурпации. Возможно, эти соображения учитывались Иоавом, уступив вполне достигнутый успех в победе над Аммоном своему царю.

Таким образом, армия была составлена из трех видов войск:

)Войско Иоава, сформированное, видимо, из израильтян, которые связанные непосредственным образом с царем и зависевшие от него (Vaux, 1967, 18), 2).

)Отряды иноземцев-наемников, имевшие собственного командующего иудея.

)Старинное общеплеменное ополчение, которое по традициям командовалось самим царём.

Эта структура в монархической армии соответствовала вполне для новой формы правления. Обеспечив безопасность внешним и внутренним политическим интересам государства. В то же время надо отметить, что рассказы о войнах Давида отводят ополчению все меньшую роль. А в последней войне с филистимлянами оно вообще не упоминается, ибо воевали с ними «Давид и слуги его», т. е. только личная армия.

Вместе с армией происходило формирование новых аппаратов власти. Давидом установлены такие должности, как начальник повинностей (или податей), письмоводитель, должность писца. Так создана его канцелярия как самый важный институт в центральном бюрократическом аппарате. Место её пребывания, естественно, было в Иерусалиме, где она подчинялась лишь правителю, но не какому-то племенному органу, унаследованному от прежней эпохи. Возникли царские секторы управления в государстве. Они сосуществовали вместе со старыми родо-общинными, которые осуществляли власть уровня одного племени или отдельных общин, а в случаях необходимости могли и противопоставить ему. Новый госаппарат функционировал не столько как важный элемент власти на уровне всего царства, но и как важный рычаг власти вместе с личным войском. Видимо, именно эти личности подразумеваются, когда говорится о тридцати семи «сильных» среди людей царя Давида, перечисленные в Библии. Посреди них отсутствуют Ваней, командир у наемников, Иоав, командующий личной армией Давида, зато числится брат Иоава с его оруженосцем. Возможно, говорится про гражданских чиновников, которые использовались при необходимости при военных действиях, как делает царь, посылая Урию, бывшего тогда из его «сильных», на бой с аммонитянами. «Сильные» происходят из разных племен евреев, и в том числе и из колена Вениаминова, которое связанно с бывшим царём Саулом. Были посреди «сильных» и не из израильтян, как сам хеттянин Урия. Госаппарат вполне открыто создан из тех, кто связан лишь личным образом с Давидом, ноне с теми, кто мог быть связан более с каким-то племенем в отношении для царя.

Третий элемент власти царя был культ бога «Яхве». Дажетот факт, что переносится Ковчег Завета в новую столицу Иерусалим теперь превращает Давида в главного распорядителя разных религиозно-культовых мероприятий. Библия, перечисляет лиц, которые приближенны к Давиду, им доверены те или иные отрасли религиозной власти. Называются первосвященник Цадок и Афиафар и некий Ира, видимо он был из личных жрецов у Давида. Верхний слой жрецов, таким образом, включился в аппарат бюрократического управления в государстве. Никаких противодействий этому со стороны религиозной власти, как случалось во время Саула пророком Самуилом, теперь не возникало и не могло возникнуть. По всей видимости, в среде придворных жрецов было намеренно распространены представления об особом завете, который был самим «Йахве» заключён с Давидом, с обещанием сохранения престола не только ему самому, но и всему его роду. Не зря упоминание этого договора приписывается пророку Натану, который всегда был один из самых ближайших Давиду людей. Власть династии давидидов получает религиозно-санкционированное основание. Союзы со жречеством укрепляет власть монарха.

Военные командиры, в том числе наемников, высшие чиновники, верхушка жречества составляли царский двор. Но управление государством принимали участие лица, о которых мы еще не говорили, - сыновья Давида, названные «первыми при дворе». Об их роли в управлении государством при Давиде ничего не известно. А вот в рассказе о воцарении внука Давида, Ровоама, упоминается совет нового царя с молодыми людьми, которые выросли вместе с ним и дали ему роковую рекомендацию, повлекшую за собой разделение царства. Видимо, это были члены многочисленной царской семьи, которые сами не достигли престола. Едва ли такой совет являлся каким-либо официально оформленным органом, но в случае необходимости он мог играть важную роль. Упоминание царских сыновей среди высших придворных Давида, свидетельствует о существовании такого совета уже при этом царе. Все его члены имели свои участки земли. Во всяком случае, это точно зафиксировано для царевича Авессалома и полководца Иоава.

3. Кризис конца правления Давида и вмешательство его сыновей в политическую жизнь

Военные успехи Давида, добыча, захваченная в войнах, закрепление на важнейших торговых путях Передней Азии способствовали развитию Еврейского царства. К 1000 г. до н. э. происходит переход к новой экономической системе. Не отказываясь полностью от скотоводства, особенно в нагорной Иудее, евреи все больше переходят к земледелию и ремеслу. С этими изменениями в экономике связана и смена цивилизационной модели. Полукочевая скотоводческая родо-племенная цивилизация уходит в прошлое. Можно говорить лишь о её пережитках, хотя и достаточно сильных. Её место занимает земледельческо-городская цивилизация, требующая новых властных институтов, которые не могли возникнуть без политической борьбы. Разумеется, большое влияние на переход к этой цивилизации оказали соседи евреев, в том числе старое ханаанское население. В Палестине начинается новое развитие городов, и этот процесс охватывает практически всю страну. Новая цивилизация, неотъемлемой частью которой становится территориальное государство с сильной царской властью, входит в противоречие с сохраняющей еще силу и значение старой, важным признаком которой было родоплеменное деление. Этот цивилизационный конфликт совпадает с конфликтом социальным, порожденным новой общественной системой. Все это привело к восстаниям против Давида.

Известно о двух таких восстаниях. Инициатором первого стал царевич Авессалом. Авшалом (Авессалом) был третьим сыном Давида. Когда услышал Авшалом, что наследство будет передано Шломо (сыну Бат-Шевы), который был младше его, то он посчитал это грабежом и он решил завоевать власть силой. Он явно преследовал собственные честолюбивые цели, стремясь стать царем вместо престарелого отца, но использовал при этом популярные в народе идеи восстановления старых порядков. Известно, что Авшалом долгое время искал подходящую возможность начать восстание. Чтобы это легко ему удалось, он начал сначала показывать всему народу, что он как будто имеет такую же силу, как и его отец. Например, он ехал в карете, которою сопровождали 50 человек, как и принято у королей.

Он также показал, что как будто он беспокоится за благо еврейского народа больше, чем его отец Давид. Например, известно, что Давид судил еврейский народ истинным судом, но Авшалом хотел показать людям, что это не так. Он вставал утром около ворот, который вели к царю Давидy, останавливал людей и спрашивал их, почему они идут судиться. Он говорил им, что у Давида нет подходящих людей, которые их услышат. Также он говорил, что если бы его поставили властителем, то он смог бы всех услышать и совершить истинный суд. Также, когда ему люди кланялись, он их обнимал и целовал, показав этим, что как будто он избегает этой чести. Этими действиями Авшалом завоевал нечестным путем сердца евреев.

Затем, после 40 лет правления Давида еврейским народом, Авшалом попросил у своего отца разрешение пойти в город Хеврон и вознести там жертву, которою он обещал вознести в знак благодарения Богу. Давид дал ему на это разрешение. Перед отправкой в Хеврон, он разослала целую сеть разведчиков (по всему Израилю); их задачей было, услышав сигнал (звук Шофара), огласить всему народу, что именно сейчас Авшалом стал правителем всего еврейского народа. Он также позаботился до своего отхода собрать вокруг себя обманчивым путем 200 уважаемых мудрецов, раввинов и старцев, а также он смог обмануть Ахитополякоторой являлся советником Давида. Таким образом, у всех присоединившихся к Авшалому не было даже и тени сомнения в том, что сам Давид согласен на то, чтобы Авшалом стал его наследником.

Центром восстания стал Хеврон, где Авессалом был провозглашен царем. Его активно поддержали «мужи Израиля» и «старейшины Израиля», т. е. основная масса населения и правящие круги родов и племен. Они официально помазали Авессалома на царство. Авессалом встал во главе всего «народа Израиля», т. е. всеплеменного ополчения, с его помощью овладел Иерусалимом, из которого Давиду пришлось бежать. На сторону мятежника перешли некоторые приближенные Давида, например, его ближайший советник Ахитофел. По его совету Авессалом на виду у всех «вошел» к оставшимся в столице царским наложницам, подчеркивая этим переход власти к нему. На стороне Давида остались его семья, слуги, наемники и, вероятно, армия (или, по крайней мере, ее часть) во главе с Иоавом. И это особенно ярко подчеркивает смысл произошедшего.

На стороне Давида оказались деятели, связанные с новым порядком, на стороне Авессалома - со старым. Понимая это, сам Авессалом окружил себя советом из старейшин Израиля, подчеркивая свое намерение частично вернуться к прежнему политическому строю. На его сторону перешла вся страна к западу от Иордана, и Давиду пришлось бежать за Иордан. Перед решающим сражением Давид разделил свою армию на три части, поставив во главе их людей, лично ему преданных, - Иоава, его брата и филистимлянина Итая (Еффея) из Гата. Говоря об этом сражении, библейский автор выразительно противопоставляет народ Израиля и «рабов» Давида. Хорошо организованное и, может быть, лучше вооруженное и обученное войско царя одержало победу над племенным ополчением. Авессалом был убит во время бегства слугой Давида. После этого старейшины Израиля были вынуждены вновь признать царем Давида. Но старейшины Иуды, родного племени Давида, еще долго колебались с новым признанием царя.

О восстании Авшалома (Авессалома) сына Давидова Танах сообщает достаточно подробно. Описание смерти мятежного принца, запутавшегося длинными волосами в ветвях теребинта и убитого бесстрастным Йоавом, генералом Давидовым, всадившим в его сердце три стрелы, стало каноническим. И страшно звучит плач Давидов о сыне, который восстал против него и был готов убить отца:

«И содрогнулся царь, и, поднимаясь в комнату над воротами, заплакал, и, когда шел, так говорил он: сын мой Авшалом! Сын мой, сын мой Авшалом! О, если б я умер вместо тебя, Авшалом, сын мой! Сын мой! И было сообщено Йоаву: вот, царь плачет и скорбит об Авшаломе. И обратилась радость спасения того дня в скорбь всего народа, ибо услышал народ в тот день, что скорбит царь о сыне своем. И украдкою входил народ в тот день в город, как крадутся люди, стыдящиеся бегства своего с войны. А царь закрыл лицо свое, и взывал царь громким голосом: сын мой Авшалом! Авшалом, сын мой! Сын мой!». Краткость и афористичность текста, ставшего недосягаемым образцом de facto, его широкое распространение по всему миру, сделали имя восставшего и павшего сына нарицательным. Тема Авессалома проходит красной нитью через канву гениального фолкнеровского романа «Авессалом, Авессалом», звучит в известном рассказе Генри Каттнера о поколении гениальных детей, вдохновляла, вдохновляет и будет вдохновлять художников, на полотнах которых молодой крепкий мужчина, запутавшийся волосами в ветвях дерева, с ужасом ждет неминуемой смерти. Хотел ли этого его отец - Давид. Искренним ли был его плач по сыну, и был ли он плачем боли и раскаяния. Нам уже не узнать этого, хотя многие современные авторы приложили свою руку к исследованиям на эту тему, от серьезных исторических работ до недостоверной в историческом плане книги Гейма «Царь Давид».

Могила сына Давида, Авшалома, это один из самых крупных, если не самый крупный, мавзолей в долине Иеошафата, в иерусалимском некрополе, где евреи хоронили мертвецов Столицы со времен царя Давида до времен нынешних.

В той же главе книги Шемуэйла о надгробном памятнике Авшалома сказано так:«Авшалом же еще при жизни своей (решил) поставить себе памятник, который в долине царской, так как сказал он: нет у меня сына, чтобы напоминал об имени моем. И назвал он этот памятник именем своим. И называется он памятником Авшалома до сего дня».

Интересно то, что обычай возводить себе надгробье еще при жизни существовал в Древнем Египте, чье культурное влияние на маленького северного соседа - Израиль - несомненно. Поэтому в желании и в действии Авшалома нет ничего странного. Другой вопрос заключается в том, что знаменитый высеченный из цельной скалы, мавзолей датируется намного более поздним периодом - 1 веком до н.э. и является памятником зодчества эпохи Маккавеев. Иосиф Флавий упоминает о мавзолее Авшалома как о хорошо знакомом каждому иерусалимцу месте. Еще одно интереснейшее свидетельство о месте упокоения мятежного сына царя нам дает так называемый «Медный свиток»- список храмовых иудейских сокровищ, датируемый 1 веком н.э. Там сказано следующее:«Под Надгробием Авессалома, на западной стороне, зарыто на двенадцать локтей: 80 талантов».

О мавзолее Авшалома оставили свои свидетельства и христианские паломники, но они не связывали его с именем сына Давида, приписывая могилу Зехарии, отцу Иоанна Крестителя, царю Хизкиягу, Симеону Святому и другим лицам. В письмах из Каирской генизы, тем не менее, мавзолей вновь (в Х веке) связывают с трагически погибшим принцем.

Йоаву поведение Давида очень не понравилось, во-первых, из-за того, что его траур по сыну означал, что казнь Авшалома была незаконной, и во-вторых, из-за, того что Йоав считал, что своим трауром Давид украл у него победу. Вместо того, чтобы устроить триумфальное шествие по Маханаим, он и его воины вынуждены были пробираться в город так, как будто эту войну они не выиграли, а проиграли. Поэтому Йоав явился к Давиду для того, чтобы высказать ему все, что он по этому поводу думает. Следует заметить, что здесь сказано о том, что Йоав пришел к Давиду в дом, а не на площадку над городскими воротами. Это означает, что для разговора Йоав увел Давида с этой площадки домой, чтобы избежать выяснения отношений на глазах всего простого народа.

Прежде всего, Йоав сказал Давиду, что своим трауром по Авшалому он опозорил всех сражавшихся за него сегодня воинов, которые вернулись в Маханаим как преступники, а не как герои, спасшие своего царя и его близких от смертельной опасности. Неоднократно употребленное Йоавом слово «душа» в данном случае означает «жизнь», то есть, здесь Йоав говорит Давиду о том, что пусть он не думает, что, если бы армия Авшалома сегодня победила войско Давида, Авшалом оставил бы Давида и все его семейство в живых. Для того чтобы укрепить свою власть над Израилем, Авшалом бы перебил всех своих близких, включая как самого Давида, так и всех своих братьев и сестер, а также всех отцовских жен и наложниц. Таким образом, публичный траур Давида по Авшалому являет собой черную неблагодарность по отношению к людям, которые не щадили своей жизни, чтобы избавить Давида и его семью от грозившей им смертельной опасности, которая могла исчезнуть только со смертью мятежника.

-я Царств 19 глава, стих 6-ой: «Любишь ненавидящих тебя, и ненавидишь любящих тебя, ибо поведал ты сегодня, что нет у тебя вельмож и рабов, ибо узнал я сегодня, что если бы Авшалом жил, а все мы сегодня умерли, то тогда правильно это было в глазах твоих».

Здесь Йоав говорит Давиду о том, что, публично скорбя по Авшалому, он показывает, что любит ненавистников своих, а любящих его ненавидит. Этот тезис Йоав объясняет в заключительной части нашего предложения, напоминая Давиду о том, что сегодня состоялось сражение между армиями Давида и Авшалома, и в этом сражении Авшалом мог победить, только перебив большую часть верных Давиду воинов. И то, что Давид оплакивает Авшалома, означает, что ему не по душе одержанная его воинами победа, и ему бы хотелось, чтобы все было наоборот: Авшалом продолжал жить, а все верные Давиду люди умерли. А из этого следует, что у Давида «нет вельмож и рабов», то есть, что Давид верных ему людей совершенно не ценит, и такое его отношение для них очень оскорбительно. И всё это могло сказаться на дальнейшей политической жизни.

Мальбим пишет, что здесь Йоав обвиняет Давида в том, что он на первое место ставит не государственные интересы, а личные. Любой отец жалеет своего погибшего сына, но царь должен, прежде всего, руководствоваться государственными соображениями и отдать дань уважения своим вельможам и придворным, которые составляют фундамент его власти. Поэтому Давид должен был встретить возвратившихся с поля боя воинов, как победителей, и воздать им все полагающиеся по этому случаю почести, а скорбь о своем сыне, по вине которого произошло все состоявшееся сегодня кровопролитие, спрятать глубоко внутри своего сердца. Давид же поступил диаметрально противоположным образом, и показал всему поддерживающему его народу, что их жизни означают для него гораздо меньше, чем жизнь восставшего против него его сына Авшалома.

-я Царств ,19 глава, стих 7-ой:«А теперь встань, выйди и говори к сердцу рабов твоих, ибо Господом поклялся я, что, если ты не выйдешь, не заночует никто с тобой ночью этой, и зло тебе это из всего зла, которое приходило к тебе с юности твоей до сей поры!».

Здесь Йоав требует от Давида, чтобы он сейчас же вышел к народу и обратился к нему с речью, в которой он поблагодарит сражавшихся за него воинов за одержанную ими победу, восславит их и выразит им свою признательность. Свое требование Йоав сопровождает угрозой, что он уже поклялся именем Бога, что если Давид это не сделает, то сегодняшней ночью он останется в Маханаим один, так как все верные ему люди оставят его и просто разойдутся по своим домам. Йоав также говорит о том, что одиночество, в котором окажется Давид в этом случае, будет самым худшим из того, что ему пришлось пережить, начиная с его юности и вплоть до момента их разговора.

И встал царь, и сел в воротах, и всему народу рассказали, говоря: «Вот, царь сидит в воротах», и пришел весь народ перед царем, а Израиль бежал, каждый - к шатрам его.

Выслушав Йоава, Давид пришел к выводу, что тот прав. Поэтому он встал, то есть, прекратил траур, вышел из своего дворца и занял место в городских воротах, которые в те времена использовались, в частности, как место общих собраний. То, что Давид сел в городских воротах, явилось свидетельством того, что он снова начал функционировать, как царь, и что он готов произвести смотр вернувшейся с войны победоносной армии. Весть о том, что Давид прекратил траур и в ожидании войска сидит в городских воротах, немедленно облетела всех воинов Давида, которые собрались перед ним на прилегавшей к городским воротам площади. Там Давид поблагодарил их за доблестную службу, как этого хотел Йоав, выразил им свою признательность и т.д.

В заключительной части нашего предложения говорится о воинах армии Авшалома, которая здесь названа Израилем в виду того, что была набрана из представителей всех еврейских колен. Об этих воинах здесь сказано, что они разбежались по своим домам. И, несмотря на то, что об этом уже говорилось, здесь об этом говорится еще раз, так как это непосредственно связано с тем, о чем будет рассказано ниже.

И стал весь народ судить во всех коленах Израиля, говоря: «Царь избавил нас от руки врагов наших, и он спас нас от руки плиштим, а теперь бежал он из земли этой, от Авшалома.

Здесь идет речь о том, что происходило после смерти Авшалома на землях, жители которых ранее присягнули ему на верность и перешли на его сторону. После бесславной кончины Авшалома жители этих земель опомнились, и начали говорить о том, что они отплатили Давиду злом за все добро, которое тот для них сделал. Добро это, прежде всего, заключалось в разгроме и подчинении всех врагов еврейского народа, в результате чего в еврейском государстве впервые за несколько сотен лет наступил длительный и прочный мир. Войны, которые Давид вел с внешними врагами своего государства, были описаны выше, здесь же следует заметить, что в нашем предложении народ плиштим выделен особо, так как в описываемый здесь исторический период плиштим были основными врагами еврейского народа.

Люди, которые начали рассуждать о том, что, перейдя на сторону Авшалома, они отплатили Давиду злом за добро, были не простыми представителями местного населения, а принадлежали к знати своих колен, и от их решения зависело, кому окажет поддержку то или иное колено.

«Мецудат Давид» пишет, что в приведенных здесь словах содержится намек на праведность Давида, который бесстрашно сражался со всеми врагами еврейского народа, но уклонился от того, чтобы атаковать Авшалома, так как существовала вероятность того, что Авшалом его убьет, и тем самым совершит тяжкий грех отцеубийства.

Слова «бежал он из земли этой» означают «бежал он из той части земли Израиля, которая расположена к западу от Иордана».

И Авшалом, которого помазали мы над нами, умер на войне, и теперь почему вы молчите вернуть царя?».

По мнению «Мецудат Давид», то, что Авшалом умер во время войны с Давидом, свидетельствует о том, что Давиду по-прежнему помогает Бог, и с этим следует считаться.

Слово «махаришим» (îçøéùéí), присутствующее в оригинальном тексте, комментаторы объясняют, как «молчите». Вместе с этим, это слово является однокоренным со словом «хиреш» (çéøù), которое означает «глухой». На этом основании следует сказать, что слову «махаришим» по смыслу более подходит перевод «строите из себя глухих», то есть, «игнорируете». В соответствии с этим, заключительная часть нашего предложения имеет смысл «почему вы игнорируете то, что следует вернуть царя (т.е. Давида) на трон в Иерусалиме?».

И царь Давид послал к Цадоку и к Эвьятару коэнам, говоря: «Говорите старцам Йехуды, говоря: «Почему будете вы последними вернуть царя в дом его? И слово всего Израиля пришло к царю и к дому его.»

Цадок и Эвьятар были верными Давиду коэнами, которых тот оставил в Иерусалиме, чтобы они собирали и пер

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.