Правая идеология в Японии на современном этапе

Тип:
Добавлен:

Реферат

Правая идеология в Японии на современном этапе

Базовые идеи и направления деятельности правых политиков и организаций в XXI в.

После 1945 г. в развитии правой идеологии в Японии произошел существенный слом. Поражение во Второй мировой войне, нанесенное союзными войсками, изменило существовавший порядок. Снова, как когда-то в период Мэйдзи, Япония столкнулась с вызовами нового времени, кризисом, который заставил ее по-новому взглянуть на своё место в мире и определить свою позицию по отношению к другим странам. Поражение в войне снова заставило страну обратиться к Западу с целью идеологического и институционального заимствования и адаптации зарубежного опыта, которая помогла бы ей вписаться в новую систему международных отношений и занять достойное место в меняющемся мировом порядке.

Из-за событий Второй мировой войны, всеобъемлющих реформ периода американской оккупации, которые разделили процесс развития исследуемой идеологии на «до» и «после», мы не можем говорить о существовании преемственности между ее нынешним состоянием и периодом формирования, однако мы определенно можем проследить связь и выявить ее истоки. Преемственность была нарушена такими нововведениями, как деконструкция системы государственного синтоизма и разделение государства и религии, сопровожденное гарантией свободы вероисповедания, лишение императора сколько-нибудь значительной религиозной или политической власти. С введением новых демократических институтов государство стало подотчетно гражданам, а бюрократическая система стала подотчетна государству. Гарантировались неотъемлемые права и свободы, а в средствах массовой информации и системе образования делался упор на развитие политической культуры в духе демократии.

Осознание того, что единственным способом выжить в послевоенный период и в эпоху Холодной войны является стремление вписаться в систему международных отношений, созданных в рамках капиталистического блока, обусловило готовность и желание японцев идти по пути реформ и преодолеть негативное наследие военного прошлого. Таким образом Япония снова встала на путь обширного заимствования, а некоторые традиционные элементы, такие, как, например, концепция единства политической и религиозной сферы(сайсэй ити), стали восприниматься как ведущие к деградации и международной изоляции. Однако разрушение системы отношений биполярного мира и конец Холодной войны вновь придали импульс для изменений. Появление новых игроков на международной арене, изменение внешнеполитического курса главного союзника Японии и баланса сил в регионе заставили задуматься о пересмотре некоторых аспектов послевоенного развития, что нашло свое отражение и в современной правой идеологии.

Для анализа правой идеологии в Японии на современном этапе необходимо рассмотреть идеи ее наиболее влиятельных сторонников, а также организаций, являющихся ее проводниками. Для этой цели будут приведены примеры Исихара Синтаро (род. 1932), Хасимото Тору (род. 1969), а также рассмотрены программы некоторых политических объединений, составляющих правое крыло политического спектра в Японии.

Исихара Синтаро родился в 1932 г. в городе Кобэ. На настоящий момент он считается наиболее заметным сторонником правых политических взглядов в Японии последних десятилетий и имеет достаточно спорную репутацию благодаря высказываемым идеям. Так, например, в 2002 г. австралийский канал ABCохарактеризовал его как «противоречивого политика-экстремиста» и назвал «японским Ле Пеном». Газета TheJapanTimesв 2012 г. задавалась вопросом, «является ли Исихара наиболее опасным человеком в Японии», имея в виду его консервативные националистические взгляды.

В 1952 г. он поступил в университет Хитоцубаси, который окончил в 1956 г. За два месяца до окончания университета он был удостоен наиболее престижной премии в Японии в области литературы (премия имени Рюноскэ Акутагавы) за роман «Сезон солнца» (1955). Так Исихара начал свою работу в области искусства, занимаясь написанием пьес, рассказов, сценариев к кинофильмам и пр. Таким образом он приобрел большую известность и стал заметной фигурой в Японии, особенно популярной среди молодежи. Это, а также его работа в качестве корреспондента газеты Ёмиури Синбун для освещения событий войны во Вьетнаме в 1966 - 1967 гг. повлияли на его решение заняться политикой.

В 1968 - 1972 гг. Исихара был избран в Парламент Японии в качестве члена Палаты советников от Либерально-демократической партии (далее ЛДП). В 1972 - 1995 гг. он являлся членом Палаты представителей. В 1980-х его фигура привлекала большое внимание общественности, он стал одним из наиболее заметных и широко обсуждаемых политиков ЛДП, не в последнюю очередь благодаря высказываниям провокационного содержания.

В 1999 г. парламентарий был избран на пост мэра г. Токио в качестве независимого кандидата, на котором он пробыл до 2012 г. 25 октября он объявил о своем уходе с поста мэра для того, чтобы сформировать независимую политическую партию для предстоящих выборов. Ей стала так называемая «Партия Солнца» (тайо-но то).

Спустя четыре дня после запуска «Партии Солнца», 17 ноября 2012 г. Исихара Синтаро и лидер партии под названием «Общество японского возрождения» (Ниппон исин но кай) Хасимото Тору объявили о слиянии двух партий с целью усиления перед выборами 2012-го года. В мае 2014 г. Исихара и Хасимото в результате политических разногласий договорились о разделении Партии японского возрождения, и в 2014 г. на всеобщих парламентских выборах Исихара выступил кандидатом от «Партии будущих поколений» (дзисэдай но то, ныне «Партия японского сердца», ниппон но кокоро о тайсэцу ни суру то), однако проиграл выборы и объявил о своем уходе из политики.

В отличие от большинства крупных политиков Японии, родители Хасимото Тору политикой не занимались, как не был он и бывшим бюрократом. Напротив, в детстве ему пришлось столкнуться с трудностями, связанными с его происхождением (его отец, умерший молодым, принадлежал к сообществу буракумин). Увлечение спортом помогло ему поступить в престижную школу, а затем и в университет Васэда. После окончания он сдал экзамены на юридическую практику и уже через 10 месяцев открыл собственную юридическую фирму.

Его умение налаживать связь с простыми обывателям и дар общения с толпой вскоре раскрылись, в 2001 г. он уже стал заметным персонажем на телевидении, выступая в качестве юриста-эксперта, знаменитым своими провокационными высказываниями. В 2008 г. Либерально-демократической партии Японии (далее ЛДП) нужен был независимый кандидат на пост губернатора преф. Осака, где Хасимото родился и вырос, а его популярность и консервативные взгляды предопределили выбор в его пользу. Хасимото победил и пробыл в этой должности до 31 октября 2011 г., а в ноябре был избран на пост мэра г. Осака. В 2012 г. Хасимото учредил Партию японского возрождения, чтобы заняться политикой на национальном уровне. В этом же году, спустя 5 лет после начала политической карьеры, он уже был самым популярным политиком в стране.

«Партия солнца» была ранее известна как «Воспрянь, Япония» (татиагарэ ниппон) и являлась консервативной националистической партией. Она была создана 10 апреля 2010 г. и в нее вошли как бывшие члены ЛДП, так и независимые политики, а ее лидером стал Исихара Синтаро. Новое название она получила 14 ноября 2012 г. В ее программе указывались, помимо всего прочего, следующие пункты: создание Конституции, которая бы могла обеспечить независимость страны; недопущение избирательного права для иностранцев; запрет на право супругов сохранять прежние фамилии после замужества.

ноября 2012 г. руководством данной партии было осуществлено слияние с «Обществом возрождения Японии» (Ниппон исин но кай), правой политической партией. Она была создана 12 сентября 2012 г. под руководством Хасимото Тору на основе его региональной политической партии «Общество возрождения Осака» (Осака исин но кай). 22 сентября 2014 г. «Общество возрождения» объединилось с «Партией единства» (юи но то), на базе который была сформирована «Партия возрождения» (исин но то, в настоящий момент в составе Демократической партии, минсинто).

В программе «Партии возрождения» указывались экономические преобразования в духе неолиберализма, реформы образования, нацеленные на делегирование больших полномочий системе местного самоуправления и локальным учреждениям и другие преобразования, нацеленные на дерегуляцию и уменьшение присутствия государства в экономике страны, наделение частного сектора большей ролью. Кроме того, в ней были отражены следующие тезисы о международной политике и роли Японии в ней:

«Основа дипломатии и политики в сфере международной безопасности - это стратегическое партнерство с США. Однако, мы должны облегчить бремя, которое несет преф. Окинава;

Необходимо усилить самостоятельность и дееспособность Сил самообороны, защищающих суверенитет нашей страны, ее земли, территориальные воды и воздушное пространство;

Необходимо создать возможность оборонять отдаленные острова, в первую очередь - о-ва Сэнкаку;

Невзирая на критику внутри и вне нашей страны, произвести изменения в законодательстве, которые усилят возможность принимать необходимые меры в ситуациях, когда существует угроза нашей стране;

В тесном сотрудничестве с международным сообществом предпринять решительные меры для решения проблем ядерного вооружения КНДР и похищения японских граждан».

Рассмотрим теперь политическую программу вышеупомянутой «Партии японского сердца». В ней говорится:

«Наша партия заботится о сердце Японии, страны, имеющей давнюю историю и традиции.

Наша партия нацелена на построение страны, в которой в основу сплочённого общества будет поставлена семья.

Наша партия ставит своей целью образование, которое позволит демонстрировать академические успехи международного уровня и будет прививать правильное видение истории и морали.

Наша партия ставит своей целью коренное изменение в системе управления и законодательства».

Что касается видения экономических преобразований и реформ, существующего среди приверженцев правых политических позиций в Японии, то здесь не наблюдается единства взглядов. Более того, эта область демонстрирует наименьшую степень связи с довоенной идеологией в силу изменившихся экономических реалий и существенных сдвигов в развитии экономической мысли, произошедших с момента окончания Второй мировой войны. Так, Исихара не предлагает коренных изменений в модели экономического управления и говорит об этом постольку, поскольку эта область связана с другими ключевыми вопросами правой идеологии. В соответствии с общемировыми тенденциями, отличительной чертой правой идеологии в Японии является неолиберальный уклон в экономической сфере.

Хасимото Тору использовал основные постулаты данной теории в своей программе по реформированию преф. Осака и г. Осака. Он приобрел особую популярность у избирателей своим стремлением существенно снизить налоги, преодолеть дефицит бюджета за счет реструктуризации публичного сектора и муниципальной администрации. Большой упор Хасимото делал на роль частной инициативы в развитии различных областей жизни города, считая, что высококонкурентная среда с минимальным государственным вмешательством обеспечит появление наилучших моделей функционирования, опираясь, таким образом, на теорию политической экономии, опробованной в 1980-х гг. в Англии и США Маргарет Тэтчер (1925 - 2013) и Рональдом Рэйганом (1911 - 2004). Ту же модель он пытался перенести и на общенациональный уровень. Однако, что касается общей тенденции, на основании анализа программ политических партий можно сказать, что неолиберальные взгляды в Японии остаются в пределах экономической сферы и не функционируют в качестве философии, определяющей отношения государства и членов общества. Кроме того, поскольку экономическая теория и политическая экономия претерпели значительные изменения во второй половине XXв., связь с довоенным развитием в этой области не прослеживается.

Крайне важной сферой, определяющей связь современной правой идеологии с довоенной, является взгляд на историческое прошлое и его оценка. Дело в том, что в отличие от Германии, в которой был осуществлен процесс денацификации и в которой в общественном сознании существует идея признания вины за совершенные в годы войны преступления, в Японии оценка истории вовсе не столь однозначна, и призраки прошлого до сих пор препятствуют конструктивному выстраиванию отношений с другими государствами в регионе. Для правой идеологии характерно ревизионистское видение истории, направленное на изживание чувства вины, изменение национального сознания, основанного на заключениях Токийского трибунала (1946 - 1948). Так, например, на официальном сайте Исихара Синтаро указывается, что «нельзя негативно оценивать роль Японии только потому, что она проиграла. Это упрощенчество, все намного сложнее». Правые политики часто прибегают к отрицанию военных преступлений, сделанных в годы войны.

Так, например, в интервью в октябре 1990 г. Исихара высказал соображения по поводу резни в Нанкине: «Люди думают, будто японцы устроили холокост в Китае, но это не соответствует действительности. Это история, которую придумали китайцы. Она опорочила образ Японии, но является ложью». В августе 2012 г. Хасимото Тору утверждал, что не существует доказательств того, что корейские женщины для утешения были силой принуждены работать в борделях при вооруженных силах Японской империи. В мае 2012 г. Хасимото добавил, что такие бордели были необходимы для успешного несения воинской службы японскими солдатами. Поскольку данная тема является одной из причин напряженности в отношениях Японии с такими странами, как КНР и Республика Корея, высказывания сразу же вызвали волну негодования.

Существуют группы интересов, состоящие из парламентариев, которые ставят своей целью изменение послевоенного сознания японцев, такие как «Общество создания правильной Японии» (тадасии ниппон о цукуру кай); группы, нацеленные на пересмотр восприятия конкретных эпизодов войны, такие, как «Общество по изучению правды о проблеме женщин для утешения и инцидента в Нанкине» (ианфу мондай то нанкин дзикэн но синдзицу о кэнсёсуру кай). Они отрицают восприятие Японии как агрессора и факты совершения военных преступлений. Вопрос пересмотра восприятия прошлого крайне важен в контексте рассматриваемой темы, так как консервативные националисты стремятся снизить степень ответственности Японии за совершенные действия, что ведет к изменению восприятия ультранационалистической идеологии, господствовавшей в Японии в предвоенные годы, и оно становится менее негативным. Это позволяет исключать негативные коннотации отдельных ее элементов и символов и инкорпорировать их в нынешнюю правую идеологии, что усиливает степень связи между прошлым и настоящим.

С темой оценки прошлого непосредственно связано видение места Японии в мире, транслируемое правой идеологией. По-прежнему сохраняется оценка Японии как регионального лидера, который не только нанес разрушения в годы войны, но и осуществил некие позитивные изменения. Существует идея, высказанная, в частности, Исихара, о том, что «сейчас в Азии процветают экономики только тех стран, в которых правила Япония», то есть акцентируется позитивное влияние, оказанное японской оккупацией на развитие преуспевающих стран в Азии. Сторонники правой идеологии пытаются преодолеть негативное видение роли Японии в дестабилизации международной обстановки в середине XXв. Так, на официальном сайте Исихара говорится, что «в войну многие японцы чувствовали свою связь с Азией. Они хотели освободить ее от закабаления белыми людьми». Отсюда следует видение нынешнего положения Японии, которая, по мнению правых идеологов, должна сделать больший упор на сотрудничество со странами Азии и сохранить своё лидирующее положение. Также рассматривается вопрос об отношениях со странами Запада. В правом дискурсе и политике присутствует идея о том, что в условиях изменившегося геополитического баланса Японии необходимо обрести большую самостоятельность при ведении внешней политики, обеспечить свою независимость (главным образом от покровительства США). Одним из основных обоснований необходимости более агрессивной внешней политики является указание на усилившееся могущество КНР, которое ставит под угрозу положение Японии как наиболее влиятельного государства в регионе. Правые идеологи полагают, что для обеспечения лидерства необходимо преодолеть комплекс вины по отношению к странам Азии, подвергшихся японской агрессии.

Из этого следует вопрос об изменении Конституции, разделяемое всеми сторонниками правой идеологии на сегодняшний день. Наибольшей критике подвергается Статья 9, в которой указывается, что Япония отказывается от военных действий при решении международных противоречий и которая налагает запрет на обладание полноценными вооруженными силами. Действующая Конституция характеризуется как «оккупационная», навязанная союзными войсками. Исихара Синтаро считает, что «Японии не хватает выражения интересов нации, и она незаметно опустилась до того, что везде в мире ее сторонятся как «нации торгашей» из-за влияния Америки, которая манипулирует Японией в своих экономических целях».

Особое внимание сторонники правой идеологии, как и в довоенный период и период модернизации, уделяют вопросам образования как способу прямого общения между государством и нацией. По их мнению, в нем, во-первых, должно преподноситься «правильное» видение японской истории (иными словами, акцент должен делаться на ее успехах и позитивном влиянии, а негативные стороны должны оговариваться лишь вскользь или вовсе замалчиваться), и, во-вторых, в нем должен делаться особый упор на патриотическое воспитание и прививание молодому поколению традиционных ценностей. На решение этого вопроса направлена деятельность таких организаций, как «Общество парламентариев по рассмотрению будущего Японии и вопросов образования в области истории» (Ниппон но дзэнто то рэкиси кёику о кангаэру гиин но кай), а также «Общество по созданию новых учебников» (атарасии кёкасё о цукуру кай), которое уделяет особое внимание подаче соответствующего материала в учебниках истории. Активным сторонником изменения в системе образования является и Хасимото Тору. Во время пребывания на посту мэра г. Осака он вел активную борьбу с профсоюзами учителей (среди членов данных организаций сильно влияние левых взглядов) и настоял на том, чтобы во время школьных церемоний учителя пели японский гимн кими га ё, который нередко воспринимается как неприглядное напоминание о военных преступлениях и периоде империализма (гимн использовался с периода Мэйдзи). Такие попытки активно влиять на подачу материала и символическое наполнение воспитания молодого поколения находит свои прямые параллели в довоенном прошлом, когда Императорский рескрипт об образовании 1890 г. надлежало заучивать наизусть и зачитывать на всех важных школьных мероприятиях.

Следующей важной темой, непосредственно связанной с образованием, являются консервативные традиционалистские взгляды на моральные устои общества и традиционные ценности (а также передача их подрастающему поколению). Как мы увидели ранее, многие организации оговаривают в своих программах этот вопрос, упоминая о «давних истории и традициях». В правом идеологическом дискурсе на сегодня мы можем явно проследить наличие идеологем и патриархальных идей, которые берут своё начало в трудах конфуцианских мыслителей периода Мэйдзи и которые были использованы в конструировании идеологии «национальной морали».

Так, Исихара Синтаро утверждает: «Прогресс в обществе основан на следовании предписаниям родителей… необходимо следовать традиции». Однако, во-первых, истоки традиции правые деятели видят в довоенном развитии, когда эта традиция была существенным образом переосмыслена, а, во-вторых, патриархальные идеи конфуцианства в условиях современного общества имеют крайне опосредованную связь с социальным контекстом и социальной практикой. В итоге идея следования традициям служит поддержанию патриотических настроений. Действительно, на официальном сайте Исихара мы находим указание на то, что японец должен не бояться рискнуть своей жизнью и сражаться за то, что ему дорого, и за свою страну. Все правые организации, так или иначе оговаривающие роль образования, сходятся в том, что в нем должен присутствовать больший упор на прививание патриотических ценностей, который в существующих реалиях невозможен без существенной переоценки наследия японского империализма. Кроме того, как и в довоенные годы, японские традиционные ценности противопоставлены ценностям, получившим оформление на Западе: «В Конституции много говорится о правах человека и ценностях индивидуализма, но там не уделяется достаточного внимания вопросам долга и ответственности». Очевидно, что имеется в виду гражданский долг по отношению к своей родине, и, уже, к государству, то есть, как и в довоенный период, ценности, преподносимые как традиционные, не столько направлены на сохранения культурных особенностей Японии, сколько служат идеологическим целям, и, опять же, как и в довоенный период, этой целью является утверждение верности своей стране и насаждение лояльности.

Несмотря на то, что система государственного синтоизма усилиями оккупационных властей была деконструирована после поражения Японии во Второй мировой войне и отделена от государства, существуют также и объединения, борющиеся за возврат синтоизму большей роли во влиянии на настроения в обществе. Так, например, ревизионистская организация «Группа парламентариев от Синтоистской ассоциации духовного лидерства» ставит своей целью возрождение японского государства, основанного на почитании императора и системе государственного синтоизма как его центра. Она также борется за изъятие «противоречивых» фактов из школьных учебников, отрицает равенство полов и проповедует традиционные ценности.

Говоря о правой идеологии в Японии, нельзя также не упомянуть, пожалуй, наиболее могущественную организацию, насчитывающую, по современным оценкам, около 38 000 членов, среди которых уже упомянутый Исихара Синтаро, а также нынешний премьер-министр Японии Абэ Синдзо (род. 1954). В настоящее время группа имеет влияние как в исполнительной, так и в законодательной власти и располагает группой лоббистов в Парламенте. Среди основных целей организации заявлен пересмотр нынешней Конституции (особенно ее девятой статьи) и изменение послевоенного национального самосознания, основанное на видении истории, предложенном Токийским трибуналом. Некоторые аналитики даже полагают, что целью группы является воссоздание основ Японской империи. Организация также указывает своей целью реформу образования с целью пересмотра принятой исторической интерпретации событий Второй мировой войны и предвоенного периода. Большую роль в ее политической платформе играет приверженность общему благу и желание восстановить гармонию в стране (ва), которая была якобы нарушена после оккупации США. Члены группы отмечают, что являются приверженцами монархических и консервативных целей. Группа нацелена на возвращение Японии к ее культурным истокам и противопоставляет привнесенные Западом демократические ценности традиционным ценностям служения общественному благу и почитания императора.

Так, например, в одной из статей на официальном сайте организации говорится: «Широко известно, что Китай и Корея, воспринимая нашу историю как одностороннюю агрессию против этих двух стран, используют дипломатический нажим и добиваются признания вины. Однако нет причин валить все промахи на лишь одну из сторон и в одностороннем порядке обвинять нашу страну. Мы вели войну ради самозащиты, к этому нас сподвигла экономическая блокада, организованная Америкой и Великобританией».

Среди политических организаций, в той или иной степени разделяющих ценности правой идеологии, приобрели наиболее мрачную славу и вызывают наибольшие опасения своей деятельностью ультранационалистические группировки, в Японии именуемые уёку дантай (букв. «организации правого крыла»). По данным Главного управления полиции Японии на 2013 г. в стране насчитывалось около 1000 таких групп, к которым в сумме принадлежало около 100 000 членов. Эти объединения также демонстрируют наибольшую степень приверженности правой идеологии довоенного образца и потому могут служить примером для рассмотрения проекции ее прошлого состояния на современные реалии и таким образом помочь в раскрытии связи между прошлым и будущим. Как и их довоенные предшественники, они разделяют приверженность конфуцианской морали, патриотизм, разделяют идеологию, связанную с концепцией кокутай, ратуют за восстановление государственных структур синтоизма, а в некоторых случаях выступают за возрождение паназиатизма и утверждение Японии как его лидера.

Уёку дантай не были бы столь заметны, если бы не их демонстрации. Ультранационалисты используют фургоны, на которые нанесены воинственные лозунги и на которых установлены громкоговорители, транслирующие военные марши, государственный гимн или политические послания с призывом к милитаризации, наделению императора политическими полномочиями, реставрации государственного синтоизма или возврата к конфуцианской общественной морали. На улицах Токио их особенно часто можно встретить около посольства Соединенных Штатов, где они требуют отмены Статьи 9, пересмотра «оккупационной» Конституции, выдворения американских солдат с островов Рюкю, а также у посольства Российской Федерации в день «северных территорий» с требованиями вернуть острова Курильской гряды (а иногда и Сахалин) под юрисдикцию Японии. Нередки и случаи массовых демонстраций, сопровождающихся сожжением флагов иностранных государств и пр.

Ультранационалистические группировки тесно связаны с подпольным миром криминальных организаций якудза, некоторые их члены также действуют в рамках преступных структур, которые в большинстве своем придерживаются радикально правых взглядов. Однако наибольшие опасения в этой связи вызывает их связь с миром официальной политики. Уёку дантай сотрудничают и с законным бизнесом, и с преступным миром для того, чтобы освоить финансовые средства. С другой стороны, они вкладывают эти средства для того, чтобы приобрести политическую и физическую поддержку. Существует связь между ЛДП и ультранационалистическими группировками, и эта связь отражает наиболее темную сторону японской политики. Некоторые влиятельные партийные деятели и сторонники правых взглядов особенно активны в развитии тесных связей с якудза и ультранационалистами, на которых они полагаются как на способ решить какой-либо вопрос или источник средств. Время от времени это приводило к политическим скандалам, с которыми связана правящая партия.

Ультранационалистические группировки не ограничиваются демонстрациями, лозунгами и проигрыванием военных маршей. Они также используют тактику запугивания, применяют насилие, вламываясь, например, в штаб-квартиру Социалистической партии Японии. Лидер этой партии, Инэдзиро Асанума (1898 - 1960) был убит ими в 1960 г. во время выступления на телевидении. В 1990 г. было совершено покушение на Хитоси Мотосима (1922 - 2014), мэра г. Нагасаки в 1979 - 1995 гг. за то, что Мотосима публично призывал пересмотреть роль императора в японской агрессии, указывая на его причастность к военным преступлениям. Атакам также подвергался офис газеты Асахи синбун, так как она является ведущим изданием с левым уклоном в стране. Однако, несмотря на эпизоды взаимовыгодного взаимодействия между ультранационалистами и правящей партией, члены ЛДП также подвергались атакам из-за решений, противоречащих взглядам ультраправых.

Суммируя сказанное, отметим, что наиболее яркими носителями правой идеологии являются описанные группировки, а, кроме того, в контексте рассматриваемой темы они интересны тем, что среди всех политических организаций именно они демонстрируют наибольшую связь с довоенной правой идеологией. Они также являются самыми активными проводниками этих взглядов, не брезгуя подчас прибегнуть к прямому насилию, угрозам и жесткой пропаганде, направленной на формирование национализма в духе предвоенных лет, так как именно этот период рассматривается ими как эпоха величия японской нации.

Однако, во-первых, они связаны с криминальным миром. Во-вторых, они открыто ратуют за возвращение к основам империализма довоенного образца и отличаются радикальными лозунгами касательно внешнеполитической ситуации. Эти факторы ставят их в полумаргинальное положение, а в японском обществе их не расценивают как серьезную опасность. Они не имеют значимого влияния на «большую» политику, однако с точки зрения идеологического развития их лозунги отражают ультранационализм, который является непосредственной проекцией довоенной идеологии на современные реалии, существует как крайне правая реакция на современные проблемы. Отсюда, в частности, вытекает вывод, что, несмотря на все изменения, идеология довоенного образца в Японии сегодняшнего дня во многом остается за рамками политического эстеблишмента.

Роль синтоистского культа Ясукуни в правой идеологии Японии

В дискуссии о военном прошлом Японии, его влиянии на современные настроения в обществе, о том, как оно воспринимается внутри страны и за ее пределами и о связанных символах коллективной памяти особая роль всегда принадлежала вопросам, связанным с религиозным учреждением под названием Ясукуни-дзиндзя («Храм мира в стране»). Этот храм, расположенный в Токио, был построен в 1869 г. и находился в прямом ведении военного руководства страны, а его верховным божеством считается японский император. Ясукуни является одним из центров синтоистского ритуала и играл важнейшую роль в функционировании государственного синто, и вот почему: его главной особенностью является то, что здесь поклоняются душам воинов, павших в битвах за свою страну и за императора.

В 1874 г. император Мэйдзи (1852 - 1912) посетил святилище, и таким образом в рамках синтоизма души солдат были приравнены к божествам, а смерть на войне с оружием в руках стала восприниматься как высший долг японского подданного. На настоящий момент в храме увековечены души в том числе солдат, сражавшихся на фронтах Второй мировой, среди них признанные Токийским трибуналом военные преступники. Само существование этого святилища и то, как это религиозное учреждение рассматривает роль военных в истории страны, вызывает споры, особенно чувствительны в этом вопросе страны, пострадавшие от действий Японии, как, например, Южная Корея или Китай. Так, 23 ноября 2015 г. на территории храмового комплекса сработало самодельное взрывное устройство, и этот инцидент, очевидно, имеет политические причины.

Наибольшее негодование, однако, вызывает не столько сам символизм храма, сколько позиция некоторых высокопоставленных чиновников в его отношении. Так, наряду с рядовыми гражданами святилище 6 раз посещал премьер-министр Японии в 2001 - 2006 гг. Коидзуми Дзюнъитиро (род. 1942), причем не в частном порядке, а как официальное лицо. То же делал и нынешний премьер Абэ Синдзо, за что не раз подвергался критике как в прессе, так и со стороны официальных лиц. Тот факт, что чиновники посещают святилище именно в качестве представителей государства, говорит о политическом смысле, вкладываемом в такое действие.

На сайте Ниппон кайги об отношении к роли погибших на войне солдат говорится следующее: «70 лет прошло с окончания Второй мировой войны, и сейчас большая часть населения не знает реальности этих событий. Однако нельзя забывать, что мир и процветание, которыми мы сегодня наслаждаемся, стали возможны благодаря драгоценной жертве солдат, отдавших свою жизнь за свою страну. Мы должны усердно чтить души погибших солдат, и первостепенной частью нашего исторического сознания должна стать память о японских гражданах, которые достойно встретили этот кризис».

Не секрет, что действующий премьер-министр рассматривает пересмотр Статьи 9 японской Конституции в качестве приоритетной цели. В будущем возможно ее полное упразднение с целью наделить страну собственными юридически полноценными вооруженными силами (существующие Силы самообороны де-юре армией не являются) и получить таким образом большую свободу при ведении политики. О необходимости пересмотра статьи Абэ заявлял еще во время своего первого премьерского срока. На данный момент Япония занимает 6 место в мире по расходам на оборону. Кроме того, как уже упоминалось выше, 19 сентября 2015 г. парламент принял очередную поправку, которая позволяет направлять войска на помощь союзным государствам в случае, если конфликт угрожает интересам Японии, то есть теоретически Силы самообороны могут принять участие в вооруженном противостоянии на Ближнем Востоке или другом регионе, где США проявят активность. Упразднение «пацифистской» статьи позволит не только оказывать активную поддержку союзникам, но и, возможно, приведет к смене внешнеполитического курса, так как наличие полноценной армии снизит потребность в опоре на военную мощь Соединенных Штатов. Однако изменения в законодательстве вполне согласуются с интересами США как главного стратегического партнера Японии в свете противодействия растущим амбициям КНР.

Команда Абэ желает продолжать движение к упразднению Статьи 9, так как без боеспособных вооруженных сил обойтись без патронажа США и сопутствующей зависимости будет невозможно. Однако готово ли население поддержать эту меру? Согласно опросу газеты Асахи 2014 г., 64 % респондентов не одобряют ее изменения. Совершенно ясно, что для проведения в жизнь таких решений, а тем более для направления солдат за границу невозможно обойтись без существенной поддержки населения.

В 1985 г. премьер-министр Накасонэ Ясухиро (род. 1918) высказался по поводу святилища Ясукуни и павших солдат: «В Америке есть Арлингтонское кладбище. Если вы поедете в Советский Союз или другие страны, у них есть Могилы Неизвестного Солдата. У них есть места, где люди могут выразить свою благодарность тем, кто пал в битве. Это в высшей степени естественно. А иначе кто будет отдавать жизнь за свою страну?».

Это высказывание в полной мере отражает политический смысл посещения Ясукуни официальными лицами. По мнению Такахаси Тэцуя, в период оккупации стран Азии и Второй мировой войны церемонии при храме и почитание умерших солдат были призваны увековечить их «подвиг» и поэтому являлись инструментом поддержания патриотизма, обоснования того положения, что их жертва необходима для процветания страны и что она достойна восхваления и не была напрасна. Святилище являлось важнейшим объектом синтоистского ритуала, связанного с государством.

Несмотря на полную секуляризацию в современности, «выражение благодарности» и сегодня необходимо для того, чтобы люди были готовы «отдать жизнь за свою страну». Как и 80 лет назад, посещение премьер-министром святилища выполняет идеологическую функцию: выражая уважение погибшим солдатам, государство акцентирует внимание на их роли в развитии страны и смысле отнятой жизни, отданной во имя благополучия родины. В рамках ритуала почитания погибших солдат в Ясукуни фигура императора, являющегося верховным божеством храма и сегодня олицетворяющего единство нации, как и 80 лет назад персонифицирует в себе государство, а, значит, символически связывает государство и нацию, сближает эти два понятия. В стремлении к такому единству, позволяющему мобилизовывать значительные людские ресурсы с помощью патриотических воззваний, и заключается желаемый тип отношений между населением и государством, транслируемом правой идеологией в Японии, учитывая то, что храм Ясукуни является одним из ее важнейших символов, и в этом, помимо всего прочего, заключается ее связь с довоенным прошлом.

Использованные источники и литература

Wood D. Is Ishihara the Most Dangerous Man in Japan? [Электронный ресурс] // TheJapanTimes. URL: #"justify"> правой идеология япония ясукуни

Официальный сайт «Группы парламентариев от Синтоистской ассоциации духовного лидерства» [Электронный ресурс] // ShinseireinURL: #"justify">Официальный сайт Исихара Синтаро [Электронный ресурс] // SensenFukokuURL: #"justify">Официальный сайт Ниппон Кайги [Электронный ресурс] // NipponKaigi. URL: #"justify">Официальный сайт «Общества по созданию новых учебников» [Электронный ресурс] // TsukuruKaiURL: #"justify">Официальный сайт «Партии Возрождения» [Электронный ресурс] // IshinnoTo. URL: https://ishinnotoh.jp/policy/ (дата обращения: 24.03.2016).

Официальный сайт партии Воспрянь, Япония» [Электронный ресурс] // TachiagareNippon. URL: www.tachiagare.jp/ (дата обращения: 20.03.2016).

Андерсон Б., Бауэр О., Хрох М. и др. Нации и национализм. - М.: Праксис, 2002.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. - М.: «Издательство АСТ», 2003.

Anderson B. Imagined Communities: Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. - London: New Left Books, 1983.P. Ethnicity and Nationalism. - New Delhi: Sage, 1991.O. Inventing the Way of the Samurai: Nationalism, Internationalism, and Bushido in Modern Japan. - Oxford: Oxford University Press, 2014.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.