Применение технологий 'цветной революции' в политических процессах на постсоветском пространстве

Тип:
Добавлен:

Применение технологий «цветной революции» в политических процессах на постсоветском пространстве

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что за последние

20 лет «революция», с процесса смены общественно-экономической формации, была превращена в технологию реализации процесса смещения неугодного режима или правительства, став синонимом понятия «государственный переворот». В процессе проведения цветных революций выделяется общие черты и сходная методология действий: ненасильственный характер сопротивления, достаточно прочная поддержка в странах Запада, широкое использование IT и СМИ в области пропаганды и мобилизации, в ходе революций решался вопрос цивилизационного выбора, особую роль играли церкви и религии, как важнейшие инструменты решения политических вопросов.

Успех цветных революций заложен в ненасильственном способе сопротивления. Поскольку данный вид сопротивления обеспечивает решение исхода противостояния средствами, в которых у правительства нет абсолютного преимущества; минимизирует возможный ущерб; может значительно обострить слабости и перекрыть источники силы режима; может охватывать множество или концентрироваться на конкретной цели; приводит к ошибкам в действиях правительства; может быстро вовлекать общество в целом или отдельные его группы в борьбу.

июля 2014 г. В.В. Путин на совещании послов и постоянных представителей России заявил: «Вряд ли остаются сомнения в том, что однополярная модель мирового устройства не состоялась. Народы и страны все громче заявляют о решимости самим определять свою судьбу, сохранять свою цивилизационную и культурную идентичность, что вступает в противоречие с попытками некоторых стран сохранить доминирование в военной сфере, в политике, финансах, экономике и идеологии».

Сформированная после распада СССР западная либеральнодемократическая цивилизационная модель была господствующей на протяжении нескольких десятков лет. Но сегодня она показала свою несостоятельность. цветной революция постсоветский политический

Таким образом, разрушение однополярной системы идет вразрез с интересами англо-американского политического альянса, который является неформальным альянсом политических организаций США и Великобритании и находящихся под их контролем партий Западной Европы.

З. Бжезинский говорит о современных геополитических процессах как о «глобальном политическом пробуждении, которое исторически является антиимперским, политически антизападным и эмоционально все более антиамериканским. В своем развитии оно вызывает смещение центра глобального притяжения. А это, в свою очередь, в общем масштабе меняет расположение центров власти и оказывает серьезное влияние на роль Америки в мире».

В этих условиях «цветные революции» становятся эффективным инструментом внешней политики, которую проводят США и страны Западной Европы с целью реализации своих геополитических интересов, которые в т.ч. заключаются в том, чтобы любой ценой сохранить однополярную модель мирового политического устройства, где западная либеральная парадигма является доминирующей.

Для Российской Федерации проблема «цветных революций» на сегодняшний день стоит особенно остро. Наша страна является основным соперником англоамериканского политического альянса, и «цветные революции» направлены против ее интересов. Это еще раз подтверждают украинские события. От того, удастся ли России эффективно противостоять угрозе экспорта цветных революций, во многом зависит не только ее будущее как независимого и суверенного государства, но и судьба той части мира, которая сегодня находит в себе силы противостоять глобальной экспансии США.

Степень разработанности темы. Теоретические аспекты трансформации политических режимов обстоятельно разработаны в работах зарубежных и российских политологов. Вскоре после событий «цветных революций» в Грузии, Киргизии и на Украине вышли первые работы, большинство из которых были публицистичными (Котляревский Ю.Л. Оранжевая революция: глазами консультанта. Ростов н/Д, 2005; Жильцов С.С. Неоконченная пьеса для «оранжевой» Украины. По следам событий. М., 2005; Афанасьева Е. Государство или революция? М., 2005; Акаева Б. Цветы зла. О так называемой «тюльпановой революции» в Кыргызстане. М., 2006; Колесников А.И. Первый украинский. Записки с передовой. М., 2005). Более глубокий анализ представлен в работах в последующих работах, однако их авторы сосредоточились на анализе лишь внешних факторов трансформации режимов трех стран, либо на рассмотрении геополитических последствий (Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием.М., 2005; Почепцов Г. Революция.сом. Основы протестной инженерии. М., 2005; Почепцов Г. Гражданское самбо: как противостоять «цветным» революциям. М., 2005; Батюк В. Россия, США и «цветные революции» // Вестник Российского университета дружбы народов.Серия: Политология. 2006. №8. С.15-26; Тренин Д.В. Россия и конец Евразии // Proetcontra. 2005. №1. С.6-17 и др.). Более глубокими по анализу являются исследования, посвященные отдельным странам. Массовые протесты и последующие политические трансформации в Грузии привлекли внимание многих исследователейпостсоветского пространства (Колоницкий Б. Постсоветская Грузия // СССР после распада / Под общей редакцией О.Л. Маргания. СПб., 2007. С.231-280; Крылов А. Режим Саакашвили: диктатура вместо демократии // Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека / отв. Ред. Н.А. Нарочницкая. СПб., 2008. С.123-138 и др.).

Трансформации политического режима на Украине посвящено наибольшее количество работ, в которых проанализировано влияние элитного раскола и внешних факторов на развитие событий (Гельман В. Украина: фрагментированное пространство // СССР после распада. Под общей редакцией О.Л. Маргания. СПб., 2007. С.976; Гельман В. Уроки украинского // Полис. 2005. №1. С.37-49). После падения режима А.Акаева, большой исследовательский интерес к политическим изменениям в Киргизии, проявил целый ряд специалистов по Центральной Азии (Михеев С. Жертва дурно понятой демократии // Киргизский переворот. Март апрель 2005: Сборник / Сост.: Г.О. Павловский. М., 2005. С.35-50; Добронравин Н. Кыргызстан: от ошской трагедии до «народной революции» // СССР после распада. Под общей редакцией О.Л. Маргания. СПб., 2007. С.409-432).

Среди всех отечественных работ можно выделить два направления. Представители первого направления заявляют о том, что «цветные революции» инспирированы из-за рубежа, а виновниками падения старых режимов являются США. Подобные исследования, гипертрофируя влияние США, страдают очевидной однобокостью суждений, сводя все причины трансформации к одной лишь внешней силе. Второе направление характеризует происходящие процессы как общие геополитические трансформации в мире. В литературе это направление разработано слабо, не анализируется тема институциональных причин происходящих событий. Почти нет исследований, уделяющих внимание источникам недовольства населения на постсоветском пространстве.

Таким образом, несмотря на обилие публикаций, разработанность темы нельзя назвать достаточной. Это особенно касается проблемы выявления и общих и особенных факторов трансформации политических режимов на постсоветском пространстве. Много «белых пятен» существует по вопросам последствий трансформаций политических режимов в этих странах.

Цель работы-анализ применения технологий «цветной революции» в политических процессах на постсоветском пространстве.

В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие исследовательские задачи:

-определить понятие «цветная революция», изучить основные характеристики «цветной революции»;

-охарактеризовать теоретико-методологические основы изучения трансформаций политических режимов на постсоветском пространстве;

-проанализировать реализацию «цветных революций»;

-выявить экономические и геоэкономические причины;

-установить политические и геополитические причины;

-выделить социальные причины;

-определить технологии осуществления «цветной революции»;

-выявить основные технологии противодействия «цветной революции».

Объектом исследованиясущность, содержание, общие и особенные факторы развития и последствия «цветных революций».

Предметом-особенности реализации технологии «цветных революций» на постсоветском пространстве

Методологической и теоретической основой работы являются общенаучные методы познания: системный подход, структурнофункциональный анализ, сравнительный и социологический методы, исторический анализ, а такжечастнонаучные методы исследования: социально-юридические методы анализа и толкования нормативно-правовых актов, интервьюирование.

Источниковая база исследования. При написании работы были изучение монографии и научные статьи, как политических лидеров, так и современных политологов. Наиболее значимыми дня написания работы стали труды следующих авторов: З. Бжезинского, Дж. Шарпа, Г. Почепцова, С.Г. Кара-Мурзы, А.В. Манойло, П.Е. Родькина и др.

Основные положения, выносимые на защиту.

1.«Цветные революции»на постсоветском пространстве произошли в условиях несбалансированных политических систем. В них наблюдался сильный перекос в сторону президентской власти, которая оказывала огромное влияние на исполнительную, законодательную и судебную власть. Э.Шеварднадзе, Л.Кучма и А.Акаев успешно консолидировали личную власть, создав режим с доминирующим актором. Концентрация полномочий в руках президента не была гарантией стабильности, и когда президент потерял контроль над элитами, стабильность политического режима была подорвана.

2.Утвердившиеся после революций режимы на постсоветском пространстве можно отнести к делегативной демократии (полуавторитарный режим с элементами конкуренции). Электоральные манипуляции были важным фактором в «цветных революциях». Политические режимы этих стран обеспечивали относительно высокий для СНГ уровень свободы, что позволяло оформиться и набраться сил оппозиции.

3.Одним из методов революций был раскол элит, который способствовал расколу в среде силовых структур и подрывал их лояльность к режиму это снижало способности президентов силового подавления митингующих, что предопределило ненасильственный характер событий.

4.Подрыв исходных политических режимов произошел благодаря трем факторам: манипуляцией с итогами выборов в СМИ, наличию оппозиционных СМИ, возможностям оппозиции осуществить протестную мобилизацию.

5.Низкий уровень жизни на постсоветском пространстве. Целый ряд объективных факторов способствовал росту недовольства населения: связанный с экономическим ростом повышение ценностных ожиданий; наличие референтных социальных групп, демонстрирующих быструю вертикальную мобильность; статусные несовместимости у ряда крупных социальных групп и деструктивное устройство клановых экономик. Политизации недовольства способствовали идеологии, обличающие режимы и предлагающие альтернативу, а также примеры политических изменений в других странах.

6.Влияние внешних сил на трансформации режимов во всех трех случаях было достаточно существенным. Прежде всего, роль внешнего фактора проявлялась в зарубежных программах продвижения демократии, действовавших на постсоветском пространстве. Актуализация политического подхода в продвижении демократии привела к тому, что программы способствовали не только открытости общества и развитию гражданских групп, но и усилению оппозиции в борьбе против действующих режимов.

Структура работы. Работа состоит из введения, трёхглав, восьми параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЯ И ОСОБЕННОСТИ «ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ»

1.1 Понятие «цветная революция», основные характеристики «цветной революции»

В начале нашего исследования определим значение понятия«цветные революции» и его происхождение. По своей сути это ложное понятие, придающее событиям позитивную и романтическую окраску в условиях формируемой из вне острой социальной напряженности. Они лишь имитируют революционный дух и действия. «Цветные революции» наглядный пример возможности осуществления в современном мире государственных переворотов, которые совершаются в ходе выборов с грубым нарушением основных законов страны при вмешательстве и с одобрения влиятельных внешних сил.

Отождествление «цветных революций» последних нескольких лет с «бархатными революциями», которые произошли в ряде стран Центральной и Восточной Европы на рубеже 80-90-х гг. прошлого столетия выглядит необоснованным. «Бархатные революции» стали возможны благодаря политике Перестройки в СССР. Тогда коллективные действия активного меньшинства населения европейских стран, выступавшего с требованиями свободы и демократии, подтолкнули коммунистические режимы к «мягкой» (в этом смысл понятия «бархатной») уступке власти политическим силам, которые получали большинство на первых демократических выборах.

«Бархатные революции» привели к коренным изменениям в политической и экономической системы. В этом отношении справедлива оценка В. Суркова:

«В этих странах, как и в России, революции состоялись в девяностые годы. Они принесли основополагающие изменения в общественном строе. С тех пор там рыночная экономика, многопартийность, свободные выборы, свобода слова».

«Цветные революции» в свою очередь отличаются тем, что общественный строй не претерпевает изменений. Приход условно новой группировки к власти влечет за собой лишь изменение политического курса и смену внешнеполитических ориентиров. При этом замена политической элит носит ограниченный характер: власть переходит от одной группы элиты, занимавшей в системе власти доминирующее положение, к разношерстной коалиции других сегментов элиты. Результаты «цветных революций» сводятся к перетасовкам в правящей элите после неправового перехвата власти в условиях неустойчивой демократии. Исходя их этого, следует признать понятие «цветные революции» в качестве лишь яркой метафорой, вводящей в заблуждение, за которой скрывается неблаговидный государственный переворот. Примечательно, что в каждом из совершенных переворотов их организаторы прибегали к созданию яркого метафоричного образа (например, «оранжевая революция», «революция роз» и др.). Если рассматривать «цветные революции» в аспекте реальной политики и технологий, то употребление понятия «цветные перевороты» в большей степени соответствует действительности, отражает суть событий и с точки зрения анализа выглядит более правильным и логичным.

Цветная революция это обобщённое название нового типа политических технологий по смене политической власти. «Цветными революциями» чаще всего называют серию массовых уличных протестов населения, завершившихся сменой политического режима в ряде стран Восточной Европы, постсоветского пространства, Юго-Восточной Азии, Северной Африки без военного участия. Принято считать, что в странах, переживших «цветную революцию», режим управляемой демократии был заменён на публичную демократию. Как правило, в этих странах произошла смена правящих элит.

Причины «цветных переворотов» нельзя понять в отрыве от современности конкретной страны бывшего соц. лагеря и мировой политики. Исследователи данного явления в геополитике отмечают, что прошлое время коренных социальных сдвигов, мощных социальных движений и массовых политических партий сменилась временем «менеджеризма», связанным желанием все упорядочить, расставить все по своим местам в соответствии с изобретенной технологией. Гуманитарные технологии, управляющие человеческим выбором, прочно закрепились в сферах общественнополитической жизни. Эти перемены точно отразил ведущий российский политолог Г.Павловский: «Революции XX века удалось остановить именно тем, что революционные программы были присвоены истеблишментом, технологии и приемы массового мятежа адаптированы к обиходу повседневной политики. В результате практически исчез риск спонтанных извержений. То есть социальная тектоника XX века была сильно нивелирована тем, что элиты овладели технологиями революционных масс и успешно имитируют социальный и моральный пафос. Вы можете побыстрому заказать небольшое подполье, андеграунд или субкультуру, вместе со стилем и модой на этот стиль. Вы можете создать движение или партию «под ключ», то есть под реальную задачу, с привлечением неумеренного внимания к какой-то проблеме».

В данном вопросе важно учесть и то, что мировая политика характеризуется доминированием на международной арене единственной супердержавы - США, в блоке с которой выступают страны ЕС и некоторые другие государства, вместе составляя т.н. «золотой миллиард» населения благополучных стран. Американское верховенство в последние годы в большей степени определяется военной мощью и культурным влиянием, тогда как экономическое преимущество выглядит уже не столь подавляющим. На фоне ослабления своего экономического веса США стремятся сохранить status quo, установив контроль над использованием, прежде всего, энергетических ресурсов, питающих государство потребления. Для этого применяется весь арсенал средств от навязывания своих политических стандартов и культурных образцов, создавая группы влияния в представляющих интерес странах, до прямого военного вмешательства. В терминологии, используемой политологами, такие средства обозначаются как «мягкая сила-власть» (softpower) и «жесткая сила-власть» (hardpower).

Основания «жесткой силы» обуславливает экономическая и военная мощь государства. «Мягкая сила» включает в себя три основных компонента:

1.Культуру страны, в том числе массовую, понимаемая как набор значимых для общества ценностей, стандартов и стилей жизни, национальных достижений;

2.Политическую идеологию, включающую основополагающие идеи (к примеру, классический либерализм), модели (та же рыночная экономика), интерпретации мировой и национальной истории;

. Внешняя политика, которая не ограничивается внешнеполитическим влиянием, но и распространяется в область публичной, «народной дипломатии» неправительственных организации и рядовых граждан.

«Мягкая сила» зиждется собственно как на факторах влияния (influence), так и привлекательности (attractivepower). Ее ресурсами в мировой политике выступает все то, что «вдохновляет и привлекает» к источнику соответствующего воздействия, позволяя тому, кто его контролирует, добиваться желаемого результата. Таким образом, она охватывает культурное влияние и престиж, дипломатическое влияние и политическое убеждение, а также дополнительные факторы, которые заставляют уважать страну и желать стать связанными с этим и принимать ее ценности и представления.

В плане привлекательности внешнего образа и его отдельных составляющих США, особенно в последние годы, когда репутация этой страны из-за агрессивно и вероломного поведения на международной арене в значительной степени была подорвана, превосходит только ЕС. Входящие в него государства олицетворяют политические и культурные стандарты жизни, расхожая фраза «жить как в Европе» их явное отражение, выступают центром притяжения и ориентиров для соседних государств.

В современном мире преимущества владения «мягкой силы» перед жесткими действиями стали наиболее очевидными. Cиловые методы (hardpower), совершаемые под флагом «демократизации», оказываются весьма затратными (даже для такой страны, как США). Их применения создает риск увязнуть военных действиях, вызвать гнев населения, которое воспринимает эти действия как оккупацию и потерю независимости. Наглядный этому пример фактически захват американскими восками и ее союзниками Ирака, располагающего большими запасами нефти, под предлогом освобождения от диктатуры и построения демократии. Между тем эти действия справедливо позволяют говорить о США как факторе нестабильности в мире. Эта страна выступает как в роли мирового арбитра, так и роли «мирового жандарма».

Практика показала, что западный мир действует в своих интересах более эффективно, используя не военную силу, а комплекс гуманитарных технологий, укладывающихся в концепцию «мягкой силы». Они позволяют ведущим государствам, прежде всего США, решая проблемы геополитики и геоэкономики, устанавливать «мягкий» режим внешнего управления и контроля с помощью более гибких и менее затратных способов, целый комплекс которых показал свою эффективность в проведении «цветных переворотов».

Итак, последним крупномасштабным событием, связанным с трансформацией всего политического мироустройства, явился распад СССР в начале 90-х годов прошлого столетия. В результате на мировой политической арене стали доминировать США, пытающиеся на протяжении последней четверти века сохранить монополярную модель мироустройства и свою главенствующую роль в нём, используя для этого весь арсенал своих возможностей - от «мягкой» до «жёсткой» силы, в зависимости от складывающейся ситуации. При этом если до недавнего времени основным способом политического переустройства мира, основной «технологией» слияний и поглощений стран и народов, оставались вооружённая борьба и вооружённое насилие с многочисленными людскими и экономическими потерями, то события последнего времени чётко обозначили переход к новой технологии передела мира за счёт использования разного рода «невоенных» методов, в том числе и внутреннего протестного потенциала страны-цели или страны-мишени. Уход с политической арены Советского Союза, распад социалистического лагеря и его военной составляющей Варшавского Договора сопровождался в ряде стран так называемыми «бархатными» революциями оппозиции, которые в конечном итоге привели к практически бескровной смене действующей власти, а в ряде случаев - и к смене социально-экономических моделей развития страны. Позже череда подобных событий, получивших уже название «цветных» революций, от Восточной Европы прокатилась по странам Арабского Востока, Центральной Азии и докатилась до китайского Гонконга. В части стран технологии «цветной» революции сработали, но часть стран сумела организовать противодействие попыткам «ненасильственной» смены власти.Как демонстрирует мировой опыт, этот арсенал «мягких технологий», как правило, используется против молодых демократий. В мировом масштабе цель применения «мягких технологий» очевидна: чтобы уставить контроль над геополитическим пространством, ресурсами и системами транспортировки, нужны управляемые извне режимы внутри страны. Не является случайным, что последние «цветные перевороты» произошли в сфере влияния России. Эти действия направлены на ослабление российского государства. Они представляют реальную угрозу сохранению ее суверенитета. В конечном итоге преследуется цель поставить под контроль богатую природными ресурсами Россию. В этом отношении, рассмотрев общий контекст, перейдем непосредственно к рассмотрению технологии организации и проведения «цветных переворотов», чтобы предусмотреть способы для их предотвращения.

1.2 Теоретико-методологические основания изучения «цветной революции»

Для эффективного свержения режима требуется выполнения первоочередных составляющих: решимость недовольного населения, независимые от правительства социальные группы и институты, мощная оппозиция, стратегический план действий. Удар должен наноситься в точки в которых перекрываются источники власти правительства. Из них можно выделить следующие: авторитет, человеческие ресурсы, навыки и знания, психологические и идеологические факторы, материальные ресурсы, карательная система.

Наиболее уязвимые точки можно распределить по четырем направлениям:

1.Системные. (Функционирование государственной системы может стать инертным; Низкая эффективность и компетентность бюрократии и чрезмерный контроль и регулирование системы; Невозможность быстро перераспределить ресурсы внутри системы)

2.Общественные. (Определенные прослойки населения могут проявлять беспокойство в ответ на складывающиеся условия, ограничения и репрессии; Общество может стать апатичным, скептическим и враждебным по отношению к режиму; Могут обостриться внутренние конфликты: региональные, классовые, культурные или национальные;

Ограниченность круга сотрудничающих людей, институтов и групп, которые необходимы для управления системой.)

3.Правительственные. (Недостоверность получаемой правительством информации; Внутренние конфликты, соперничество в правительстве; Иерархия власти всегда нестабильна, иногда чрезвычайно нестабильна; Отдельные группы полицейских и военных могут действовать в собственных интересах; Решения принимаемые ограниченным кругом лиц могут быть ошибочны; Децентрализация контроля и принятия решений ослабляет центральный уровень власти; Новой власти всегда требуется время, чтобы укрепить свое положение)

4.Идеологические. (Идеология правительства может стать расплывчатой, а мифы и символы системы шаткими; Строгая приверженность государственной идее может вызвать невнимание к действительным условиям и потребностям).

Главной задачей революционеров является заставить общество самостоятельно освободится от власти текущего правительства. То есть, чем быстрее население само начнет устанавливать границы власти правительства, тем быстрее рухнет система.

Оказание прямого или косвенного воздействия на правительство путем применения ненасильственного сопротивления включает в себя методы трех категорий: протест и убеждение (54 метода), отказ от сотрудничества (103 метода) и вмешательство (41 метод).

На первой стадии организаторами революции определятся круг конкретных проблем, вызывающих существенное возмущение в обществе. Эти проблемы становятся опорой для начальных акций. Применяются не масштабные частые акции с конкретными и точными целями. На этом этапе основу движения составляют одна или две прослойки населения. Эта тактика обеспечит сдвиги в соотношении сил, даст навыки сопротивления и позволит создать или подключить независимые социальные группы.

На второй стадии начинается переход от мелких акций, к организации широкого отказа от сотрудничества и неповиновения на местном уровне, которое бы перекрывало источники власти. На этом этапе производиться процесс ослабления поддержки правительства обществом. Сторонников правительства необходимо хотя бы убедить оставаться «нейтральными», наилучшим же, является превращение их в сторонников революционного движения. Отдельные усилия сопротивления направляются на моральное разложение силовых структур. Эффектом такой тактики станет возрастание сопротивления, появление мощной оппозиции внутри режима и увеличение эффективности пропаганды сопротивления.

Третий этап включает в себя перенос массовых и широких акций из их эпицентра в периферию по уже отработанному сценарию. Производиться контроль и захват, либо изоляция финансовых ресурсов, имущества, природных ресурсов, транспорта и средств связи, которые находятся в руках правящего режима.

Особую роль цветных революциях сыграли СМИ и IT. Со времени «Бархатной революции» произошел большой качественный сдвиг в сторону использования интернет ресурсов и мобильной связи для мобилизации общества. Подвергнуть полной цензуре интернет практически невозможно, а при потере доверия к официальным СМИ, интернет становится мощным оружием пропаганды идей революции и соответственно мобилизационной силой. В цветных революциях СМИ выполняют давление на правительство с целью недопущения силового сценария, делегитимизация правительства и распространения идей революции.

Таким образом, ненасильственные революции является технологией свержения власти, в основе которой лежит стратегия систематического отрезания правительства от его источников силы, подрыву его международного престижа путем: масштабной мобилизации недовольного населения; массовых протестов; отказа от сотрудничества; бескровного вмешательства; широким привлечением СМИ и IT, до тех пор, пока поставленные сопротивлением цели не будут выполнены.

1.3 Анализ реализации «цветных революций»

Сегодня мир стоит на пороге глобальных перемен. Принцип однополярности в формировании нового миропорядка не оправдал себя. Система международных отношений становится многополярной, и на мировой арене все ярче проявляются новые игроки (Россия, Китай, Индия, страны Латинской Америки).

В этой связи высказывание руководителя разведывательноаналитической компании Stratfor, неофициально называемой теневым ЦРУ, Дж. Фридмана о том, что «стратегическая политика США остается неизменной на протяжении целого столетия. Соединенные Штаты предназначены предотвратить рост любого гегемона», является вполне закономерным. Если мы обратимся к концепции национальной безопасности США, «направленной на инициативное продвижение наших [американских] интересов и ценностей с позиции силы», то мы найдем подтверждение этой точки зрения.

Основной задачей, прописанной в тексте американской Стратегии национальной безопасности, является сохранение американского глобального лидерства. Закономерно предположить, что поставленные цели могут быть достигнуты с помощью использования «цветных революций» в качестве инструмента внешней политики.

США официально заявляют что являются «ведущей мировой державой, у которой есть интересы во всех частях нашего взаимосвязанного мира». Однако реализовывать свои национальные интересы «во всех частях мира» возможно с помощью либо силового контроля над территориями, либо с помощью контроля политического.

Одним из методов политического давления на страны, чтобы добиться проведения их правительствами проамериканской политической линии, являются «цветные революции». Цель их организаторов контроль над территорией, а также природными и человеческими ресурсами стран и регионов. Отличие «цветной революции» от прямой интервенции состоит в том, что оккупация страны осуществляется гражданами самого государства в интересах организаторов переворота. Страны и территории контролируются через марионеточное правительство и де-юре остаются суверенными государствами, а де-факто управляются извне.

Сегодня мы наблюдаем межгосударственные конфликты нового типа. Противоборствующие силы не делятся на внутренние и внешние, как в случае «классического» международного противостояния. С помощью хорошо отработанных технологий «цветных революций» происходит поляризация общества внутри страны. Разделение происходит по различным принципам: по национальному (Украина) и религиозному (Ближний Восток), по принципу «за» или «против» власти (Грузия, Киргизия), за сближение с Европой или против (Восточная Европа, Украина) и т.п. Таким образом, в процессе «цветной революции» одна из сторон отстаивает интересы другого государства, и в итоге мы имеем дело с конфликтом геополитических интересов разных стран, представленным как внутригосударственное противостояние и реализуемым в виде государственного переворота. Таким способом англосаксы воюют против неугодной политической власти руками граждан самих государств.

Другой проблемный вопрос в изучении феномена «цветных революций» и технологий их проведения заключается в подмене понятий, которые вводятся западными политтехнологами. Методы борьбы против легитимной государственной власти обозначают как «ненасильственные», используются такие термины, как «мягкая сила» и т.п. Создается иллюзия правомерности и «безобидности» действий, предпринимаемых с целью государственного переворота. К примеру, «отказ от призыва в армию и депортации, изготовление фальшивых документов, неповиновение несправедливым законам, «преследование» официальных лиц, препятствие работе учреждений, проникновение в запретную зону (пересечение границы), ненасильственный захват земли, политически мотивированное изготовление фальшивых денег» и т.п. характеризуются Дж. Шарпом в книге «От диктатуры к демократии» как ненасильственные методы борьбы с режимом. Хотелось бы отметить, что противозаконные действия не могут быть ненасильственными по отношению к государству. Несоблюдение законов есть насилие со стороны граждан и влечет за собой прописанное в законодательстве наказание. Предсказуемая реакция властей на нарушение закона используется организаторами «цветных революций» как повод для начала выступлений. Власть, исполняющая закон, объявляется оппозицией «кровавым режимом» и «тиранией». Далее происходит демонтаж политического режима и смещение легитимной власти.

Попытки контролировать государственную политику разных стран мира и влиять на нее многократно предпринимались англосаксами в Новейшей истории. В аннотации к книге «Убийство демократии» американского историка У. Блума со ссылкой на автора приводятся данные, которые не нуждаются в комментариях: «с окончания Второй мировой войны США: более 50 раз пытались свергнуть иностранные правительства, большинство из которых было избрано демократическим путем; грубо вмешивались в демократические выборы как минимум в 30 странах; совершили более 50 покушений на лидеров иностранных государств; бомбили население более чем 30 стран; пытались подавить народные или национальноосвободительные движения в 20 странах».

Подобный научный подход к проблеме «цветных революций» и их роли в международной политике, в либеральной среде, представители которой пытаются сохранить влияние на общественное мнение в России и за рубежом, называют «теорией заговора». Тем самым делается попытка придать реальным фактам и основывающимся на них закономерным выводам псевдонаучный оттенок. В данном случае необходимо называть вещи своими именами. Мы имеем дело не с «теорией заговора», мы (Россия и русский мир) столкнулись с реальной внешнеполитической стратегией англоамериканского политического альянса. Эта стратегия никем не скрывается и прописана во многих официальных документах Соединенных Штатов (включая Концепцию национальной безопасности). Она реализуется с помощью создания различных общественно-политических и военных структур, щедро финансируемых правительством. Как пример можно привести созданное в 2008 г. американскими военными и политическими структурами континентальное командование -UnitedStatesAfricaCommand (Африком). На официальном сайте организации четко прописана миссия Африкома-«продвижение американских национальных интересов» на Африканском континенте.

Американский политолог и экономист У. Энгдаль отмечает, что «различные дестабилизации, которые мы наблюдали в последние месяцы под названием «арабской весны», являются частью стратегии Африкома по смене режимов в разных частях Африки и на Ближнем Востоке для создания ситуации, более дружественной к долгосрочным планам Соединенных Штатов».

Еще одна концепция, связанная с реализацией американских геостратегических интересов на Ближнем Востоке, получила название GreaterMiddleEast (Большой Ближний Восток). «Авторами этой концепции явились Г. Киссинджер, Г. Допрет, Д. Рамсфельд, Д. Чейни, К. Райс, Р. Перл, П. Вулфовиц, М. Гроссман и другие американские политологи и члены политического руководства Буша. Они исходили из того, что на Ближнем Востоке должно быть создано такое сообщество, которое бы полностью отвечало интересам США, и было бы «созвучно» камертону американской идеологии».

Упомянутые выше примеры приведены для того, чтобы не возникало мнение о «спонтанности» и «естественности»«цветных революций» вообще и революцийАрабской весны в частности. Мы не отрицаем наличия довольно острых проблем и противоречий в тех странах, где были проведены «цветные революции». Но если мы попробуем назвать государства, где не существует социально-экономических, политических, межнациональных и межконфессиональных проблем, то нам это вряд ли удастся. Так, в Соединенных Штатах в 2014 г. в Фергюсоне и других городах на почве межрасовых конфликтов происходили массовые беспорядки, повлекшие за собой человеческие жертвы. Тем не менее, это не привело к государственному перевороту и смещению легитимной власти.

Таким образом, в заключение первой главы можно сформулировать ряд теоретических выводов. Технологии нынешних «цветных» революций начали отрабатываться на Западе в конце ХХ века как ненасильственные методы борьбы гражданского общества с разного рода диктатурами, в первую очередь с «диктатурами коммунистическими». Принципиальным отличием современных «цветных» революций от символических акций времён революций «бархатных» стало системное использование фирменного стиля, взятого и перенесённого в политическое пространство из корпоративного маркетинга и брендинга. Такой стиль политически идентифицировал и идеологически мотивировал общество на противостояние с властью. Фирменный стиль включал и свой цвет как символ протестных действий (отсюда и название - цветные революции), и отличительные знаки и символы, позволяющие чётко различать, где свои, а где чужие (например, оранжевый шарф и логотип с подковкой счастья и надписью «так!» в период первой «оранжевой» революции на Украине).

«Цветные революции» стали возможными только лишь в условиях однополярного мироустройства, сложившегося после распада Советского Союза. Противостоять странам англо-американского политического альянса может только другой политический альянс, формирование которого является основной внешнеполитической задачей Российской Федерации.

ГЛАВА 2. ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ «ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ»НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

.1 Экономические и геоэкономические причины

Одной из главных причин трансформаций в постсоветских странах стало усложнение реальности, в которых эти страны вынуждены развиваться. Этот процесс проходит везде по-разному, иногда случайно, методом проб и ошибок, не опираясь на научные формы анализа общественного развития. В некоторых странах (например, Украина, Грузия, Киргизия) это привело к «цветным революциям», в других к стагнации. Чтобы описать ситуацию в постсоветских странах, в рамках проекта «Сравнение как метод исследования в социологии и подход к изучению европейских обществ» (Киевский национальный университет, Украина) было предпринято исследование «Сравнительный анализ цветных революций», результатами которого автор как участник проекта и намерен поделиться.

Мнения многих экспертов по поводу того, что на постсоветском пространстве происходили процессы, которые нельзя в полной мере назвать революциями, совпадают. Некоторые называют эти процессы «переворотами», другие -«трансформациями». По мнению А. Искандаряна, все постсоветские страны можно «разделить на три группы: во-первых, страны, где ничего не изменилось, произошла смена вывесок, названий, содержание же осталось прежним (Узбекистан, Туркменистан и др.), в этих странах «цветные революции» произойти не могут, но могут произойти «настоящие»«кровавые» революции (андижанский пример); во-вторых, это страны, которые выработали механизм ротации власти на выборах (Литва, до недавнего времени Молдова). В-третьих, это так называемая «серая зона», т.е. страны, в которых не сформировались по-настоящему авторитарные режимы, но не сформировались и режимы демократические, это государства, в которых ротация власти есть, но принятия ее обществом еще нет. Общество еще не считает объективными эти выборы (Армения, Грузия, Украина, Киргизия). Вот в этих обществах, в этой серой зоне и происходят «цветные революции»».

По мнению экспертов, на постсоветском пространстве успешными оказались «революция роз» в Грузии (ноябрь 2003 г.), «оранжевая революция» в Украине (декабрь 2004 начало января 2005 г.), «тюльпановая революция» в Киргизии (март 2005 г.). К неудачным попыткам «цветных революций» относят действия оппозиции в Азербайджане (осень 2005 г.), Белоруссии («васильковая революция» весны 2006 г.), Армении (весна 2008 г.) и Молдове (весна 2009 г. -«революция мамалыги»). Общим для всех проявлений такой активности были попытки социально-политических преобразований, нацеленные на введение демократии «снизу».

Эксперты называют следующие общие черты цветных революций на постсоветском пространстве, связанные с институциональными и внеинституциональными факторами трансформации.

В постсоветский период Украина из экономических лидеров среди республик СССР стала одним из экономических аутсайдеров в странах СНГ. Экономика Грузии характеризовалась стремительными темпами падения экономики. Как результат, к Киргизии, в советское и постсоветское время находившейся в рядах экономически отсталых республик, присоединилась Грузия, а затем отчасти и Украина.

Также к экономическим причинам стоит относить и финансирование самих революций.

Финансирование состоявшихся цветных революций предполагало использование как внешних, так и внутренних финансовых ресурсов. Внешние финансовые вливания шли по каналам спецслужб и дипломатических миссий, через гранты и другие возможности финансирования НПО. При подготовке свержения режима С. Милошевича, основным каналом поставки внешних денег для оппозиции явился дипломатический канал - дипломатическая почта и багаж дипломатов.

Помимо этого широко использовались возможности финансирования представителей оппозиции на территории других государств. Данное финансирование осуществлялось во время встреч с представителями оппозиции, обучающих семинаров и тренингов, организованных западными НПО на территории сопредельных стран.

Легальным источником финансирования оппозиции являются гранты, предоставляемые зарубежными грантодателями местным неправительственным организациям, культурно-просветительским, этническим и конфессиональным сообществам.

Нельзя недооценивать значение и роль внутренних источников финансирования оппозиции. На основании обобщения опыта произошедших цветных революций и их неудавшихся попыток, а также явлений отдельных, но лежащих с цветными революциями в одном смысловом поле, можно выделить следующие направления привлечения внутренних финансовых ресурсов:

1.Использование коррупционных схем извлечения финансовых ресурсов из подконтрольных оппозиционной элите государственных и коммерческих предприятий и учреждений. Шантаж представителей бизнес-сообщества.

2.Использование собственных финансовых ресурсов заговорщиками из элиты.

3.Привлечение ресурсов этнических, семейных кланов и региональных группировок (яркий пример - «тюльпановая революция» в Киргизии, где сошлись в борьбе за власть кланы севера, поддерживающие А. Акаева и оппозиционные южные кланы, поддержанные многочисленной и влиятельной узбекской диаспорой).

4.Использование ресурсов теневой экономики и криминалитета (опять же показательны события в Киргизии, в которых значительную роль играли наркобароныОшской долины).

Два последних направления могут быть взаимосвязаны в случае, если ресурсы этнических, семейных кланов и региональных группировок основаны на теневых и криминальных источниках.

Нельзя забывать, что в незападных обществах система экономической поддержки государственных переворотов может носить совершенно иные формы. Особенно это характерно для депрессивных аграрных традиционных обществ, зависящих от зарубежной гуманитарной помощи. Данная помощь рассматривается местными лидерами как способ извлечения прибавочной стоимости. Вокруг «гуманитарки» пищеварительно собирается социальная структура общества, жесткая редистрибутивная система распределения, перераспределения и потребления. Политический режим получает возможность подкрепления и упрочнения своей власти, содержания собственных структур управления и подавления. Таким образом, лишение гуманитарной помощи, лишение возможностей контроля над данной помощью со стороны режима или его переадресация оппозиции являются значимыми технологиями социально-политических и социальноэкономических изменений.

Другой нетипичный канал финансирования государственных переворотов - это трудовая миграция. Этот канал пока еще не играл какойлибо роли в непродолжительной истории цветных революций. Однако в некоторых постсоветских обществах, в которых весомая часть ВВП формируется за счет денежных отчислений «гастарбайтеров», использование данного канала финансирования государственных переворотов весьма вероятно.

Итак, экономический рост, начавшийся в странах СНГ, качественно менял массовые настроения. Целый ряд объективных факторов способствовал росту относительной депривации в Грузии, Киргизии и Украине. Это экономический рост и связанный с ним рост ценностных ожиданий; наличие референтных групп, демонстрирующих быструю вертикальную мобильность; статусная несовместимость ряда крупных социальных групп и деструктивное устройство клановых экономик; наличие идеологий, предлагающих альтернативу и обличающих режимы; примеры успешных революционных изменений.

2.2 Политические и геополитические причины

Сложившийся после Второй мировой войны двухполюсный мир за свой почти полувековой период существования сформировал структуру типового центра или полюса силы.

Согласно рассмотренной модели «центра силы» правильный геополитический выбор национальной стратегии начинается с правильного позиционирования текущего и желаемого места страны в четырёхзонной мировой системе. В частности, после распада СССР перестал существовать один из имперских мировых центров. Россия как правопреемница СССР узнала на деле цену «вечной дружбы» и «добрососедских отношений». Её даже одно время стали снисходительно называть «Верхняя Вольта с ракетами». И до сих пор, вот уже четверть века, пытаются предъявить различные претензии: и территориальные, и экономические. Последний курьёзный случай - это счёт Латвии к России в размере 185 млрд евро в качестве компенсации за экономический и демографический ущерб, понесённый в период «советской оккупации».

Геополитическая ошибка в позиционировании страны, допущенная руководством постсоветской России, привела в конце 90-х к тяжелым и неизбежным последствиям: фактической внешнеполитической изоляции РФ и потере почти всех, и реальных, и потенциальных, военно-политических союзников, которые имеют смысл только как союзники имперского центра силы, который в состоянии обеспечить их безопасность и защитить их права, и совершенно бессмысленны в иной ситуации.

Тем не менее, начиная с 1997 г., когда Россия с Китаем приняли совместную «Декларацию о многополярном мире и формировании нового международного порядка», мир начал постепенно и последовательно становиться многополюсным. И Россия заявила о готовности стать в этом мире одним из вновь формируемых полюсов силы.

С положительной точки зрения, наличие многополярного мира является залогом сохранения баланса политических, экономических, культурных и иных интересов государств и народов. Человечество устроено таким образом, что существование единого мирового стандарта, диктата образа жизни, идеологии и других интересов противоречит национальным устремлениям государств и народов, их населяющих.

Логика формирования многополярного мира такова, что в ближайшем будущем мир будет представлять собой ряд империй в границах цивилизаций. При этом каждый центр силы (метрополия и часть её сателлитов) будет обладать ядерным оружием, способным поражать метрополию другой империи в случае «столкновения» интересов этих цивилизаций в буферной зоне или на периферии.

На сегодняшний же день мы наблюдаем довольно активное и жёсткое противостояние со стороны Запада в лице США и их союзников по блоку НАТО в отношении России как потенциального центра силы будущего многополярного мира. Чтобы «сдерживать» Россию в отведённой ей ранее роли, в США была разработана и довольно успешно реализуется так называемая «стратегия анаконды» (удушения) - создание из «тлеющих»в разных странах внутригосударственных конфликтов своеобразного пояса нестабильности вокруг РФ. При этом в пояс нестабильности вовлечены как страны постсоветского пространства (государства Балтии, Молдавия, Киргизия, Грузия, Украина, Армения и Азербайджан), так и страны, с которыми у Российской Федерации были давние дружественные связи по многим направлениям (Югославия, Ливия, Сирия).

Скорой победы в таком гражданском конфликте одной из противостоящих друг другу сторон в странах-мишенях даже не предвидится. Но самое интересное, что победа в её классическом понимании здесь просто не нужна. В этом как раз и заключается суть теории«управляемого хаоса».

Применительно к России происходящие вокруг неё события волейневолей заставляют руководство нашей страны принимать определённые оборонительные действия, тем самым увеличивая расходы на вооружённые силы в ущерб другим статьям бюджета, тратить материальные, финансовые и главное людские ресурсы, отрывая их от решения задач экономического, социального и интеллектуального развития. Введение дополнительно разного рода экономических санкций со стороны Запада также требует проведения внутри страны экономических преобразований, на что тратятся немалые ресурсы, которые в иных условиях могли бы быть направлены на повышение благосостояния и улучшение здоровья граждан.

Одной из технологий оперативной смены внутригосударственных элит в интересах более крупной внешней геополитической силы и создания затяжных гражданских конфликтов с целью разрушения экономического потенциала страны-мишени и перевода её в иную социальную роль является технология организации и проведения так называемых «цветных» революций, о чем и пойдет речь ниже.

Итак, «Цветные революции» на постсоветском пространстве произошли в условиях несбалансированных политических систем. В них наблюдался сильный перекос в сторону президентской власти. Несмотря на то что именно этот перекос полномочий в сторону президента был заявлен как гарантия стабильности, в случае потери влияния президентом стабильность политической системы разрушается. Так, вместо правительственного кризиса, который случился бы в схожих обстоятельствах в парламентской республике, зачастую возможен лишь революционный исход, ведь применить импичмент практически невозможно. Влияние внешних сил на трансформацию режимов во всех случаях было достаточно существенным. Прежде всего, роль внешнего фактора проявлялась в зарубежных программах продвижения демократии, действовавших на постсоветском пространстве. Актуализация политического подхода в продвижении демократии привела к тому, что программы способствовали не только открытости общества и развитию гражданских групп, но и усилению оппозиции в борьбе против действующих режимов.

2.3 Социальные причины

Прежде чем более подробно рассмотреть «цветную» технологию смены государственной власти, понять, как и почему это происходит, необходимо остановиться на первопричинах социальных перемен в ходе процессов, происходящих в общественно-политической жизни стран и народов.

Проводя анализ политических событий новейшей истории, следует принимать во внимание, что ключевым игроком на мировой политической арене до августа 2008 года оставались Соединённые Штаты Америки. Война 08.08.08, а затем и финансовый кризис в США показали, что Россия, а вследза ней и Китай возвращаются в мировую политику и готовы побороться за свои национальные интересы.

С другой стороны, общей целью всех проводимых США действий с момента окончания «холодной» войны является попытка предотвращения появления на мировой арене новых соперников Соединённых Штатов, представляющих угрозу их национальным интересам, удержание в выгодном для Америки состоянии уже существующих соперников, а также попытка получения тотального информационного превосходства в случае перехода конфликта в «горячую» фазу с задействованием военнослужащих американской армии, что в условиях информатизации равносильно получению стратегического преимущества.

Согласно социологическим исследованиям любой субъект (личность, организация, страна) может быть описан посредством усвоенных и принятых им или вынужденно выполняемых социальных функций и образцов поведения - так называемых ролей, вытекающих из его социального статуса в той или иной страте общества в данное время. Под общественной стратой можно понимать и государство, и народ, и трудовой коллектив, и ОПГ, и отдельную семью.

При этом в любом человеческом деле можно выделить три формальные роли или функции: управление, обеспечение и исполнение. Управление даёт цели, обеспечение средства, а исполнение приводит к некоему результату.

В процессе развития общества под действием самых разных факторов в нём постоянно происходит перераспределение ролей обеспечения, управления и исполнения, в результате чего социальная структура общества в целом или какой-то его части всё время претерпевает те или иные изменения.

До недавних пор перераспределение ролей и выявление управляющей воли субъектов политики осуществлялось в обществе в ходе войны путём вооруженной борьбы.При этом задача противоборствующих сторон в большинстве случаев состояла не в том, чтобы просто физически ликвидировать врага в ходе вооружённой борьбы, а в уничтожении противника именно как претендента на роль, которую хотим выполнять мы, в том, чтобы перевести его посредством вооружённой борьбы в другую роль, дополняющую или заменяющую свою.

Развитие информационных и телекоммуникационных технологий, начиная со второй половины ХХ века, позволило в ходе политического противоборства перейти от войн «горячих» к «холодным» или «тёплым» (с ограниченным применением огневых средств поражения), когда смена роли или уничтожение претендента на роль осуществляется путём поражения и уничтожения не противника, а определенных типов сознания у населения противника. Носители же этих типов сознания, наоборот, могут быть физически сохранены, если они откажутся от форм сознания - предметов разрушения и поражения.При этом уничтожениеопределенных типов сознания предполагает разрушение и переорганизацию общностей, которые консолидируют данные типы сознания.

Таким образом, в заключение второй главы мы пришли к следующим выводам.

1.Экономическая и социальная политика правительств стран постсоветского лагеря и привела к тому, что население этих стран оказалось в положении наиболее проигравших, если отталкиваться от стартовых позиций 1991 г. Это обусловило формирование множества источников недовольства среди разных социальных групп. Однако источника недовольства как такового недостаточно для начала протестов, важен сам процесс восприятия людьми своего положения.

2.«Цветные революции» не изменили реальность. Произошла смена элит, риторики, символов, но не социальной ткани, как это было в 1917 г. в России или в 1789 1794 гг. во Франции. По мнению экспертов, для того чтобы произошел переход постсоветских обществ к демократиям, необходимо изменениеполитической культуры. А это, по их мнению, очень длительный процесс. Должны пройти 4 5 избирательных циклов, причем таких, когда власть меняется, чтобы люди начали привыкать к мысли, что кого ни избери, лучше не станет, важен механизм, а не человек.«Цветные революции» на постсоветском пространстве произошли в условиях сильного перекоса в сторону президентской власти, которая оказывала огромное влияние на исполнительную, законодательную и судебную власть. Э. Шеварднадзе, Л. Кучма, А. Акаев и др. успешно консолидировали личную власть, создав режимы с доминирующим актором. Концентрация полномочий в руках президента не была гарантией стабильности. Когда президент потерял контроль над элитами, стабильность политической системы была подорвана.

3.Электоральные манипуляции были важным фактором в становлении постсоветских политических систем. Политические системы этих стран обеспечивали относительно высокий для СНГ уровень свободы, что позволяло оппозиции оформиться и набраться сил. Опираясь на мнение экспертов, можно сказать, что режимы Л. Кучмы, Э. Шеварднадзе и А. Акаева были не самыми жесткими на просторах СНГ. Украина и Грузия на фоне других стран СНГ всегда выглядели относительно достойно по уровню развития прав, свобод и политической конкуренции. Киргизия была наиболее свободной из всех центрально-азиатских республик.

ГЛАВА 3. ТЕХНОЛОГИИ «ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ»НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

.1 Технологии осуществления «цветной революции»

Искусственный характер «цветных революций» проявляется в применении специальных технологий мобилизации общественного протеста, используемого как ударная сила для «сноса» политической элиты. Причем эти технологии имеют во многом универсальный характер и доказали свою эффективность в разных частях земного шара, что позволило говорить о возможности «экспорта» «цветных революций». Беспрецедентные возможности традиционных и новых Web, медиа ещё больше усилили этот процесс, открыв новые горизонты для проекции «мягкой силы» в любую точку мирового пространства и «высокотехнологичного» смещения неугодных режимов. Такое явление как «цветная революция» следует отнести к невоенным способам воздействия на политическую и социальную системы противника для достижения нужных в первую очередь США эффектов в глобальном геополитическом процессе перераспределения социальных ролей ключевых мировых держав.

Факторы, которые способствуют успеху «цветных» переворотов, можно условно разделить на две группы: внешние и внутренние.

Основным внешним фактором является появление на политической арене субъекта, рассматривающего некую страну как объект своего управления (исполнения чужой воли) или объект обеспечения в своих геополитических планах и организующего с использованием подконтрольного субъекту управления ресурса внешнее давление на властные структуры этой страны мишени.

Основными внутренними факторами, способствующими успеху «цветного» переворота, являются:

-слабость и малый авторитет законной власти;

-коррупция во всех сферах социальных отношений;

-противоречия внутри властной элиты;

отсутствие проекта будущего;

-регионально-этнические конфликты на территории государства;

-отсутствие каких-либо перспектив у населения, особенно у молодёжи (паралич вертикальной социальной мобильности).

Одной из особенностей «цветных» переворотов, своеобразным парадоксом, обеспечивающим сильное влияние внешних сил на происходящее внутри страны-цели, является использование демократических свобод, гарантируемых властью и закреплённых законодательно, для борьбы с этой самой властью. Ещё одной отличительной особенностью «цветных» переворотов является декларируемая направленность оппозиционных сил на соблюдение законности и существующей конституции, в отличие от классических революций, направленных на коренное изменение существующего конституционного строя в стране.

В целом технологии, применяемые для организации и проведения «цветных» переворотов, в комплексе называются методом «ненасильственного давления», который был теоретически сформулирован американскими специалистами и неоднократно с разной долей успеха опробован на практике в различных регионах мира.

Согласно этой теории, для осуществления «ненасильственной» революции все возможные усилия необходимо сосредоточить на нейтрализации (разрушении) источников политической силы существующего руководства государства-мишени. Достижение этой цели становится возможным благодаря решению ряда чётко определённых задач: разрушения авторитета и легитимности государственной власти, склонения населения к неповиновению, организации региональных и общенациональных забастовок и протестов различных слоёв населения. Как говорил один из создателей технологии ненасильственных действий американец Джин Шарп: «Мирный переворот не терпит импровизаций».

Ключевыми элементами технологии «ненасильственного давления», выполняющими определённую функцию в рамках всей системы, являются следующие:

1.Выбор времени проведения «цветного» переворота.

Обычно это время организации и проведения предвыборной кампании в стране-мишени, когда происходит политическая активация населения, внушаемость масс повышается, а способность к критическому анализу, в свою очередь, снижается.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.