Социальные сети как инструмент пропаганды на примере изучения конфликта между Россией и Украиной

Тип:
Добавлен:

Социальные сети как инструмент пропаганды на примере изучения конфликта между Россией и Украиной

Содержание

Введение

1. Общая характеристика информационной войны и использования социальных сетей как инструмента политической борьбы

1.1 Сущность и терминология информационной войны

1.2 Современные подходы к осмыслению феномена "сетевая война"

1.3 Социальные сети как инструмент политической борьбы

2. Анализ использования социальных сетей в конфликте между Россией и Украиной

2.1 Общая характеристика основных событий украинского кризиса

2.2 Использования социальных сетей в информационной войне, объединяющие кластеры и тематические группы

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования в данной курсовой работе определяется тем, что социальные сети, за совсем непродолжительный срок, охватили практически всё население Земли, которое имеет доступ к интернету. В связи с этим социальные сети стали использоваться не только как средство коммуникации и обмена информацией между отдельными пользователями, но и, по причине своей массовости, как инструмент рекламы и пропаганды.

Если телевидение предполагает фильтрацию той или иной информации, которая доносится до зрителя, то в социальных сетях это отсутствует. Говоря о фильтрации информации на телевидении или в печатных СМИ, нужно говорить не только о государственной цензуре, но и о редакционной политике, а также о том, что телевизионный канал или газета, в отличие от сообщества в социальной сети, требуют значительных финансовых ресурсов.

Таким образом, социальные сети представляют собой весьма серьезный ресурс для продвижения в массы тех или иных идей, которые могут иметь влияние не политические события в тех или иных регионах мира. Подобное можно наблюдать на примере реакции социальных сетей на различные события.

Те события, которые до сих пор происходят в отношениях между Россией и Украиной, оказывают большое влияние на население обеих стран. Соответственно, социальные сети становятся одним из основных "фронтов" противостояния различных идей и концепций.

Целью данной курсовой работы является изучение социальных сетей как инструмента пропаганды на примере изучения конфликта между Россией и Украиной.

Для достижения поставленной в курсовой работе цели, необходимо решить следующие задачи:

рассмотреть сущность и терминологию информационной войны;

описать современные подходы к осмыслению феномена "сетевая война";

дать характеристику социальным сетям как инструменту политической борьбы;

дать общую характеристику основных событий украинского кризиса;

рассмотреть использования социальных сетей в информационной войне, объединяющие кластеры и тематические группы.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, которые разделены на подпункты, заключения, списка использованной литературы и приложений.

1. Общая характеристика информационной войны и использования социальных сетей как инструмента политической борьбы

1.1 Сущность и терминология информационной войны

Хотя тема информационных войн не нова в политической науке, научные работы по этой теме в области виртуальной реальности начали появляться совершенно недавно. Главная проблема - адаптация старой терминологии в новом социально политическом поле - на стыке фундаментальных политических дисциплин и математической, программистской тематики.

Далее, рассмотрим основные термины, которые могут относиться к тематике данной курсовой работы.

Информационная война - широкомасштабное политическое и социальное противоборство в информационной сфере, осуществляемое путем явного и скрытою информационного воздействия на противника с целью нанесения ущерба его политическим, идеологическим и социальным системам, информационною воздействия с целью навязывания определенных убеждений, требуемых решений, а также с целью дестабилизации общества и государства противника.

Социальная сеть - платформа, онлайн-сервис или веб-сайт, позволяющая обмениваться информацией в открытом и приватном режимах, отражающая и визуализирующая социальные связи с помощью социальных графов в виде пользовательских профилей (совокупности данных пользователя различной степени доступности).

Группы в социальных сетях - платформы в рамках социальной сети, инструмент для объединения единомышленников, продвижения и рекламы. Будучи управляема администратором, может выступать как единичный пользователь.

Интернет-дискурс - социально обусловленная организация системы речи, стихийно сформированная в интернете, "привязанная" к определенному происшествию или периоду времени. В отличие от обычного дискурса легко идентифицируем благодаря современным возможностям поиска в онлайн-сервисах. Типичным инструментом интернет-дискурса может являться слэш, троллинг. а также технические факты, такие как редактирование фрагментов контента и его удаление.

Контент - производимая пользователями информация, идентифицирующая их принадлежность к определенной стороне конфликта. Данный термин следует понимать в рамках теории дискурса Лакло и Муффа, где с помощью контента пользователи стараются зафиксировать значение события согласно личному или групповому представлению, убеждая остальных присоединиться к их точке зрения.

Ньюсмейкер - пользователь, создающий контент. Его деятельность предполагает публичность и вызывает устойчивый интерес пользователей и СМИ. Сопряжен с понятием медийности - известности благодаря какому-либо событию.

Информационная война не имеет четких границ, неясно, где она начинается и где, что особенно важно, заканчивается, так как затрагивает культурные, психологические основы и паттерны поведения.

Головным средством манипуляции становится техника провокации, как основной путеводитель активных участников дискуссий по вовлечению аудитории, нагнетанию негатива и повышения рейтингов страниц с определенным политическим взглядом, которая (техника) также действовала и в направлении разобщения "союзников".

Сюда же относится и "вытеснение", принимающее форму дробления и завышенной скорости подачи информации - пользователь не видит общей картины, потому что ему выдают порционные и быстро сменяющие друг друга фрагменты происшествия, не давая проанализировать общую картину ситуации.

1.2 Современные подходы к осмыслению феномена "сетевая война"

В условиях тотальной постмодернизации на рубеже третьего тысячелетия происходят процессы, связанные с эволюционными изменениями информационной среды. Данный феномен напрямую связан с информатизацией, усовершенствованием информационных технологий, и, как следствие, интеграцией западного сообщества с мировой системой. Повсеместно образуется постиндустриальное общество, в котором доминирующим рычагом является информация, посредством которой происходит эволюция всех сфер и ячеек социума, такие как культура, экономика, наука, когнитивная деятельность, психология, государственные институты.

Стремительное развитие информационных технологий оставило значительный след и в военном деле, а именно послужило точкой отсчёта для разработки новых доктрин для введения преобразований в военной технике и вооружённых силах страны. Развитие техники и технологии не только приводит к усовершенствованию вооружений и созданию новых типов оружия, но и накладывает отпечаток на стратегию и тактику военных действий. Поэтому не удивительно, что бурное развитие информационных технологий в начале 80-х гг. прошлого века послужило точкой отсчета для революции в военном деле (РВД). В начале появились новые теоретические концепции и отдельные технические образцы, которые стимулировали массовое системное внедрение новых видов техники и организационные преобразования.

Примером стратегического осмысления информосферы является концепция "сетевых войн", которая может визуализироваться лишь в условиях глобализации и всеобщей информатизации мирового сообщества. На базе данного феномена с 1990-х годов дали своё начало реформы классической военной стратегии в США. В начале 2000 - х гг. многие положения этой доктрины использовались на практике в Ираке и Афганистане и апробировались в других странах НАТО. Уже в 2010 г. российское военное командование объявило о переходе Российских Вооружённых Сил на сетецентрический принцип.

В январе 1998 г. вице-адмирал Артур Сибровски и военный аналитик Джон Гарстка в своём совместном труде "Сетецентричная война: ее происхождение и будущее" подчеркнули, что сетевая война и сопряжённая с ней революция в военном деле зиждется на структурных изменениях в американском обществе, а именно в экономике, информационных технологиях, безнесс-процессах. Стоит выделить три направления трансформаций, которые легли в основу этих положений:

перенесение внимания от концепта "платформы" к "сети";

переход от рассмотрения действующих лиц в качестве независимых единиц к рассмотрению их как части адаптирующихся экосистем;

необходимость принятия стратегического выбора в условиях адаптации и выживания в изменяющихся экосистемах.

Ключевым понятием для данной теории является термин "сеть". В современном американском языке, помимо существительного "the network" - сеть, появился на свет неологизм - глагол "to network", что приблизительно означает "осетевить", "охватить сетью", "внедрить сеть в".

информационная война социальная сеть

Концепция сетевой войны основана на делении циклов человеческой истории на три эпохи: аграрной, которая соответствует обществу премодерна, промышленной, конгруэнтной модернистскому типу общества, информационной с присущей ей постмодерном. Сегодня информационная эпоха постмодерна полностью в руках Запада, в первую очередь у США, которая представляет собой новую систему экономики, базирующуюся на информационных технологиях.

Полковник ВВС США Джон Уорден разработал системный подход к ведению боевых действий под названием "Операции базовых эффектов" (ОБЭ), которая в дальнейшем стала оплотом военной стратегии сетецентричных операций. "ОБЭ" представляет собой уставленные перманентный и тотальный контроль над акторами актуальных событий или военных действий, которые могут произойти в будущем. При этом важной характеристикой будет являться то, что ОБЭ производит тотальное манипулирование над боевыми действиями, когда назревает военный конфликт, когда идёт война и когда царит мир. В этой связи, внедрение в жизнь "сети" представляет собой полное лишение стран, народов, армий, целых государств свободы, самостоятельности, суверенитета. Превращение их в полностью манипулированные государственные системы.

Весьма важным фактом является то, что участники боевых действий - нейтральные силы, враги, "друзья" осуществляют свои действия в четырёх областях:

физическая, социальная, когнитивная и информационная области, где по утверждению теоретиков развёртываются все военные конфликты. Данные области не могут существовать одна без другой, а местом пересечения их есть место действия ОБЭ.

Сотрудники Rand Corporation Дэвид Ронфельд и Джон Аркилла выдвинули теорию, объектами исследования которой являлись социальные сети и общества, построенные на иерархических структурах. Они полагали, что главным ресурсом сетевой войны является сетевая инфраструктура, при этом она состоит из множества узлов, каждый из которых выполняет свою, зачастую узкоспециализированную задачу. Такую тактику теоретики сетевой войны определяют как "рой". В своём труде Дэвид Ронфельд и Джон Аркилла "Сети и сетевые войны: будущее террора, преступления и вооруженной борьбы", говорят следующее: "Роение - аморфный, но преднамеренно структурированный, скоординированный стратегический способ ударить со всех направлений. Основная задача: сети "роя" должны быстро и незаметно соединиться вокруг цели, затем разъединиться и повторно рассеяться, сохраняя готовность повторно объединиться для нового удара".

Стоит отметить, что у "сети", которая является движущим ядром сетевой войны, есть своё определённое строение. Отечественный терролог Э.Г. Соловьёв, подчёркивает, что сети представляют собой самоорганизующиеся структуры, ориентация которых направлена на решение целей и задач из автономных и временных коллективов с легитимацией власти, децентрализацией ответственности, с горизонтальной направленностью связей и коммуникаций. Сети, являются отрытыми структурами, способные к неограниченному расширению, благодаря включению всех "узлов", при условии использования аналогичных кодов.

Отечественные учёные дают свою справедливую оценку сетевым войнам. Особый вклад в изучение данного феномена внесла российская геополитическая неоевразийская школа А.Г. Дугина, в частности её ярчайшие представители - Г.Б. Гавриш, Л.В. Савин, В.С. Коровин, и др. Например, Гавриш утверждает, что "…сетецентричная война тождественна эпохе постмодерна. Она превосходит по своим техническим характеристикам войнам, которые существовали в промышленную эпоху модернизации, а уж тем более войнам традиционной капиталистической эпохи".

Также представители данной научной школы находят связь сетевой войны с геополитикой. А.Г. Дугин определяет сетевую войну с точки зрения геополитического подхода, то есть сетевая война - это новейшая технология захвата территории. Она преследует цель: захват территориального пространства в свою пользу и тотальное манипулирование над всеми политическими, экономическими, социальными процессами. Учёный приводит в пример смену правящих режимов в государствах и апеллирует тем, что Россия - страна, обладающая огромной территорией, а её "заклятый" друг США не прочь обладать её "лакомыми кусочками" и богатыми недрами.

1.3 Социальные сети как инструмент политической борьбы

В современном мире существует различное восприятие роли социальных сетей. Кто-то рассматривает их как шанс реализации общественных инициатив, другие же видят в них угрозу безопасности государств. Важно отметить, что указанные мнения имеют свойство к изменению, исходя из характера проблем. Например, в недалеком прошлом в странах Западной Европы было однозначное мнение о том, что социальные сети представляют собой символ свободы для стран, на территории которых существуют авторитарные режимы. Тем не менее, после лондонских погромов, британские власти стали выдвигать мнения о том, что имеет смысл осуществлять блокировку тех интернет-сервисов, которые использовались участниками массовых беспорядок. Исходя из приведено примера, можно сказать о том, что социальные сети представляют собой инструмент, который может быть использован в совершенно различных целях.

Среда интернета создает новый тип лидера общественности, который в большей степени представляет собой продвинутого пользователя, который хорошо владеет навыками коммуникации, нежели народного трибуна. Причем подобный лидер не всегда должен быть анонимным, даже в тех случаях, когда ведется речь о политической активности. К примеру, в качестве символа "арабской весны" в Египте предстал 30-летний менеджер компании Google Ваиль Гоним. Попытка режима Хосни Мубарака изолировать его от соратников даже укрепила его лидерство. Тот факт, что он непродолжительное время пребывал под стражей создало в его лице образ жертвы, который является весьма важным для любой революции, как классической, так и современной, которая является "сетевой".

На сегодняшний день социальным сетям принадлежит важная роль в вопросах, связанных с формированием протестного движения. При этом, в качестве главной привлекательности в деятельности сетевых организаций является тот факт, что не только отсутствуют единый управляющий орган или какие-либо эффективные методы контроля за ними, но также и то, что имеются различные центры, координирующие деятельность таких организаций.

Активно использовали социальные сети участники так называемых "цветных революций", в особенности в таких государствах, где отсутствует глобальный контроль за телекоммуникациями. В "цветных революциях" сетевые структуры представляют собой временные образования, что оказывает влияние на соподчиненность и управленческую иерархию сетевых узлов. Сторонниками смены режима, как правило, начинают создаваться сетевые сообщества и организации после того, как была выработана генеральная стратегия и тактика действий их мероприятий. Таким образом, можно говорить о значительном влиянии интернета и других технологий на организацию сетевых структур, которые используют инициаторы "цветных революций".

Как известно, в социальные сети вовлечена, как правило, молодежь. Координаторами сетевых структур учитывается рост социального недовольства и политическая активность молодежных движений. Например, в Грузии и Украине, как выяснилось, молодежь может быть легко взбудоражена за счет сомнительных политических идей, что же касается Молдовы и Киргизии - то в данном случае в силу тяжелого материального положения, молодые люди подверглись искушению участия в вандализме и грабежах во время революционных событий.

Для того, чтобы вовлечь в ряды недовольных существующим политическим режимом, используются социальные проблемы и противоречия, которые копятся в обществе и которые действующая власть не решает. Здесь могут быть использованы экологические проблемы, противоречия этнического характера, а также тяжелое материальное положение, в котором находится значительная часть населения. Истинная цель той сети, которая создается для того, чтобы осуществить "цветную революцию", как правило, скрыта до самого начала революционных событий. Идеологами революционных преобразований активно используются те методы конспирации, которые уже имеются, изучается возможность блокировки ресурса, создаются так называемые "запасные площадки", маскируется истинное назначение сети и активно используются блоги.

Исходя из сказанного, можно констатировать, что возможностями, которыми обладают онлайн сети и другие технологии оказывается большое влияние на организацию сетевых структур, которые использует сторонники "цветных революций", а также на их тактику и структурированность.

Далее, проведем рассмотрение еще одного аспекта, который характеризует использование социальных сетей в политических целях. На текущий момент ведущие страны мира, для целей международной политики, реализуют комплексный инновационный подход, который предполагает использование дипломатических возможностей, которые дополняются интернет-технологиями социальных сетей. В основе этого подхода лежит использование защищенных сетей по которым распределяются программные продукты, что осуществляется при прямой и непосредственной правительственной поддержке. Данным подходом, в случае необходимости, не исключается применение систем и средств вооруженной борьбы, как например в Ливии. Чтобы реализовать такую стратегию, социальные сети, из года в год, используются в качестве главной платформы для создания антиправительственных групп и удобного инструмента для коммуникации.

Подтверждением этого факта могут служить официальные заявления. Например, будучи в должности Госсекретаря США, Хилари Клинтон, в своем выступлении 15 февраля 2011 года в Университете Джорджа Вашингтона заявляла: "Мы осуществляем широкий и инновационный подход, при котором наша дипломатия дополняется технологией, защищенными сетями распределения программных продуктов и прямой поддержкой тех, кто находится на передовых линиях. Мы постоянно находимся в курсе событий, беседуя с Интернет-активистами о том, где они нуждаются в помощи, и наш диверсифицированный подход означает, что мы в состоянии адаптироваться к спектру угроз, с которыми они сталкиваются. Мы поддерживаем несколько инструментов, так что если репрессивные правительства найдут способ справиться с одним из них, другие будут по-прежнему доступны. И мы инвестируем в передовые технологии, потому что мы знаем, что репрессивные правительства постоянно совершенствуют свои методы угнетения, и мы намерены идти впереди них".

Данным фактом подтверждается, что такие социальные сети, как Facebook, Twitter и другие, представляют собой мобилизационный ресурс, мощный инструмент с помощью которого имеется возможность решать политические проблемы. В связи с этим, можно предположить, что технология сетевого управления будет совершенствоваться и дальше. На сегодняшний день отсутствует необходимость тратить миллиарды для того, чтобы финансировать оппозиционные партии. В текущей ситуации вполне достаточным будет нескольких миллионов для того, чтобы осуществлять руководство процессом через социальную сеть.

На текущий момент социальные сети в России представляют собой площадку, которая позволяет генерировать определенную активность граждан. Россия пока еще отстает в той части, которая касается развития политических процессов, тем не менее, информационная составляющая этих процессов движется вперед большими темпами.

Сообщения политического характера, которые размещаются в социальных медиа, могут вовлечь пользователей гораздо глубже, чем какая-либо иная реклама. Согласно последним данным, 94% пользователей, которые обладают правом голоса, которые обратили свое внимание на то или иное сообщение, имеющее политическую тематику и размещенное в социальных сетях, осуществляли полный его просмотр. 39% пользователей поделились этим сообщением со своими "друзьями". Указанны данные почти в два раза превышают аналогичные показали, которые относятся к неполитическим кампаниям. Это указывает на тот факт, что политическое сообщение находит свое распространение далеко за пределы той целевой аудитории, которая была намечена изначально.

2. Анализ использования социальных сетей в конфликте между Россией и Украиной

2.1 Общая характеристика основных событий украинского кризиса

В данном подпункте представляется логичным обозначить основные коды начала украинского кризиса, т. н. Евромайдана. Были выбраны наиболее значимые события данного периода, которые имели наибольший отклик в социальных сетях.

Коды:

. Массовые митинги 24 ноября и последующий разгон манифестантов 30 ноября 2013 года.

. Последовавший захват Дома Профсоюзов 2 декабря 2013 года.

. Приезд Виктории Нуланд (помощницы госсекретаря США) на Майдан 11 декабря 2013 года.

. Народное вече, собравшее до полумиллиона человек 19 января 2014 года.

. Отставка Николая Азарова, премьер-министра Украины и лидера Партии регионов 28 января 2014 года.

. Подписание "Соглашения об урегулировании политического кризиса на Украине", возвращавшее в стране Конституцию 2004 года, 21 февраля 2014 года.

. Исчезновение Януковича 22 февраля 2014 сода.

. Освобождение Тимошенко и ее приезд на Майдан 24 февраля 2014 года.

Данные коды характеризуют первые три месяца украинского кризиса, становясь вехами в новейшей истории украинского государства. Первые жертвы, создание координационного штаба, превратившего протест в организованное сопротивление власти, "физическое" воплощение заинтересованности международного сообщества в происходящем на Украине, прямая демократия как антипод директивам власти, свидетельства дезориентации и разложения правящего аппарата, первый результат переговоров, а также бегство лидера страны и приезд символа т. н. "Оранжевой революции" Тимошенко - совокупность этих событий двигала обновленную украинскую государственность по направлению к новым проблемам и историческим событиям.

По информации агрегатора "Яндекс. Новости" только за один день.30 ноября 2013 года, но узкому запросу "разгон" в выдаче анализатора значится более 5300 сообщений и статей, среди которых и осуждение действий властей по разгону Евросоюзом, и реакция российской власти, а главное - прямые трансляции и видео с места происшествия.

Каждый код релевантен в выдаче анализатора, так как на каждую тему из списка издания отписываются в "горячем режиме", репрезентируя контент уличных журналистов и анализируя любые действия и заявления властей и представителей Евромайдана.

На информацию о блокировании основных административных зданий и Дома профсоюзов новостной агрегатор Google выдает 847 новостей только за 2 декабря 2013 года - помимо простой констатации факта захвата, профильные политические издания выпускают комментарии событиям согласно своей редакционной политике.

Каждый упомянутый нами код так или иначе "взрывал" информационное пространство Российских и Украинских СМИ. И не последнюю роль в эскалации информационною противоборства играли блогеры, в нашем дискурсе именуемые ньюсмейкерами.

Многие из активных ньюсмейкеров непосредственно участвовали в Евромайдане и по его окончании заняли посты в обновленном украинском аппарате управления. Были также и те, кто лишь рефлексировал на тему происходящих событий, занимая позиции поддержки, критики и т. н. "третьей силы", якобы беспристрастной аналитики обшей ситуации (однако вопрос о реальном существовании "третьего мнения" еще следует прояснить).

2.2 Использования социальных сетей в информационной войне, объединяющие кластеры и тематические группы

Статус победителя в информационной войне трудно зафиксировать. Этому способствуют причины, описанные в теоретической части исследования, главная из которых - нечеткость границ самой войны. Участники войны не всегда в полной мере осознают, что действуют во имя определенной идеи, искренне полагая, что защищают свои личные интересы. Это связано с нечеткостью представления целей и задач, тесно связанных с неосознаваемым мотивом. Однако можно осознать и выделить мотивировки, определяемые сознательным интересом.

Согласно Бухарину, в основе мотивировок лежит корыстный интерес. Однако какой может быть корыстный интерес у простых пользователей, увлекаемых в политическую дискуссию с незнакомцами, сознательно продвигающими выгодную им точку зрения?

Преимущественно военные цели информационной войны дезориентировать, дезинформировать, лишить врага боевого духа. В нашем случае, когда любая информация доступна, а происходящее на улицах транслируется в прямом эфире, подобные цели модифицируются.

Массовые акции троллинга в группах противников направлены на парализацию деятельности администраторов, не способных модерировать такой поток комментариев и, в конце концов, блокирующих возможность комментирования. Как следствие, дискредитированные администраторы, видя отток пользователей из группы, перестают обновлять в ней контент.

Простые пользователи также неосознанно пользуются стратегией военного образца, распространяя информацию манипуляторов. И именно нечеткость цели, чрезмерное ее обобщение до простейших идеологических конструктов вроде "патриотической миссии", "зашиты национальных интересов" и т.д. провоцирует пользователя на широкую дискуссию.

Нечеткость границ информационной войны отражается в каждом конкретном случае: мы видим, как дискуссия под видеозаписью Арсена Авакова, на которой запечатлен разгон митингующих в декабре 2013 года, не утихает и сейчас. (Приложение 1)

Таким образом, можно заключить, что бухаринская качественная цель, характеризуемая как либо достижимая, либо нет, не имеет в дискуссиях такого рода никакого смысла. Количественная же цель технически заключается в подавлении оппонентов скоростью и напором комментирования - даже в таких старых записях (по меркам социальных сетей) важна видимость численного превосходства того самого мнения большинства, а значит, и истинности точки зрения.

Исследуемые дискуссии отличаются неконструктивностью, переходом на личности, ставя своей целью выдавить оппонента из ветки диалога. Необходимость заглушить, "перекричать" противника, реагируя на каждый код, множа кластеры - общая стратегия информационной войны.

Основных объединяющих кластера можно выделить два: первый из них аккумулировал в себя всех протестно (но отношению к существовавшей до Евромайдана власти) настроенных пользователей. Мы назовем его "Кластер изменения".

Сирийский прецедент показал, как использование символов, икон, отличительных знаков может сказаться на консолидации сторонников. Украинские протестанты также использовали технологию отличительных знаков. Сами по себе протесты отличались большим количеством украинских национальных флагов на митингах, национальной символики и символики политических формирований. Использование сине-желтого полотнища позволило создать эффект гражданского протеста, объединяющего всю страну, без жесткой привязки к какой-либо политической партии.

Подобное было также перенесено и в виртуальное пространство. Мы видим, как многие пользователи меняли фотографии профилей на картинки, так или иначе связанные с национальной символикой. Подобное выражение лояльности прослеживается и среди ньюсмейкеров, как например Антон Геращенко и Михаил Саакашвили. Оба имеют на фотографии профиля сине-желтые флаги, отсылки к гербу Украины. Точно такая же тенденция прослеживается и у певицы Русланы (Лижичко), также активной участницы митингов - сине-желтое пианино.

Во время протестов был популярен сервис "Единые", позволявший создать персонажа на фоне различных флагов, добавив иную национальную украинскую символику или символы Евромайдана. Таким образом достигалась двойная цель - показать приверженность идеям Кластера изменения и создать эффект разнообразия поддержки (все ораны поддерживают Евромайдан).

Такой мощный информационный взрыв не мог не породить реакционный кластер, который бы ответно реагировал на каждый код и информационный вброс Кластера изменения. Назовем его "Кластером реакции".

Кластер реакции использует точно такие же техники идентификации своих сторонников: в основном это российские флаги и георгиевские ленточки на фотографиях аккаунтов. Есть также и пример конкретной реакции на код - разгон манифестантов подразделением "Беркут". Самоидентификация сторонников Беркута, заключавшаяся в нанесении на профильную фотографию аккаунта шеврона бойцов Беркута, помимо собственно самоидентификации также носила ярко выраженный пропагандистский характер: счетчик, установленный на сайте, аналогичном сайту "Единые" (только прикрепляющем шевроны Беркута), призван был показать массовость поддержки бойцов и активно использовался в СМИ.

Таким образом, Беркут стал не только прототипом самоидентификации сторонников Кластера реакции, но и был "иконизирован" - став самостоятельным феноменом, повлиявшем, в том числе и на Министерство внутренних дел РФ (бойцов Беркута приняли на службу в Центр специального назначения московской полиции и другие подразделения).

Но главной проблемой объединяющих кластеров становится не разделение условных "пророссийских" и "проукраинских" сил, а наличие или отсутствие т. н. третьей стороны.

Утверждение о наличии "третьего", альтернативного мнения невозможно подтвердить или опровергнуть, однако эмпирический анализ фрагментов дискурса показывает, что существует несколько общих тенденций, условно "за возвращение старого режима", в поддержку нового, идея невмешательства в дела Украины, идея заморозки существующего положения дел, военного вмешательства стран НАТО и регулярных российских войск.

Вовлеченность в конфликт подразумевает влияние манипулятора. Рассматривая ньюсмейкеров, публикующих мнения в рамках обозначенных кластеров, мы можем констатировать, что люди, даже если дискуссия принимает отличный от основного поста ньюсмейкера смысл, продолжают реагировать, отталкиваясь именно от самого поста, попадая под идейное влияние (даже если оно кардинально отличается от их собственного).

Примером подобного постинга может считаться публикация Дмитрия Пучкова, писателя и публициста:

Он задает тон дискуссии, активно вмешивается в нее и комментирует наряду со всеми, направляя общественную дискуссию.

Этот же пример может считаться иллюстрацией гипотезы о консолидации групп "по интересам". Подписчики Пучкова комментируют пост в сатирическом ключе, мимикрируя под пользователей, отстаивающих точку зрения Кластера изменения. Они не реагируют на провокаторов, заполняя политической сатирой всю дискуссионную ветку. Они почти не общаются и между собой, предпочитая выражать свое согласие посредством условного выражения одобрения - лайками. (Приложение 3)

Развернутые мнения ньюсмейкеров позволяют им выступать в роли площадок, а ангажированная позиция запускает дискуссию, тогда как искусственные паблики, сделанные под код подобных дискуссий в ветках комментариев не имеют. Паблик "Украина live" социальной сети Вконтакте был создан в июне 2013 года, и активный постинг записей начался с началом Евромайдана. Главное в ленте - ограничение комментирования, начавшееся сразу после первых столкновений милиции и митингующих.

До этого писавшие исключительно на украинском, авторы начали писать тексты также и на русском, в целях, по всей видимости, распространения информации по хэштетам среди российских пользователей.

Это похоже на сирийский и иранский сценарии, где блоги велись на английском. Однако там существовала другая цель - привлечение международного внимания. Здесь же - распространение информационных паттернов.

Кластер реакции в основном собран из так называемых "групп ответа" - тематических групп, призванных противостоять информационным потокам другою кластера. В их названиях часто присутствует приставка "анти" - антимайдан, антиреволюция. Другая группа позиционирует себя как группа "поддержки и зашиты" - в постах и названиях превалирует тема информационного протекционизма, упор делается на армию, поводы для гордости и др. Также существует тематическая группа "против", методы которых более агрессивны в отношении информационного противостояния.

Сообщество "Молот Правды" (сегодня переквалифицировавшееся в портал поддержки Новороссии) активно использует хэштеги для вывода своих записей в топ статей социальной сети. Необходимо упомянуть, что создатели этой группы также ограничили возможность комментирования, их поведение как модераторов ничем не отличается от поведения модераторов из Кластера изменения (ограничение комментирования, блокирование оппонентов и провокаторов).

В Кластере реакции есть свои искусственные группы, занимающиеся "брендированием" общих точек зрения: "Защищать Россию", которая уже упоминалась. "Доска позора" (проект направлен прежде всего на несогласных с точкой зрения Кластера реакции внутри России), "Красный путь" и т.д.

Итак, среди тематических групп можно выделить две тенденции: искусственные публичные страницы с минимальной активностью пользователей, распространяющих бренд кластера или актуальную для его сторонников информацию; направленная негативизация представителей другою кластера, прежде всего ньюсмейкеров, порождающая дискуссию внутри группы, но, как правило, не выходящая за ее рамки - каждый лояльный активный пользователь-подписчик такой группы стремится высказаться - чаще всего не с целью завязать дискуссию, а с целью продемонстрировать лояльность.

После начала военных действий на территории Донбасса, пропаганда в социальных сетях тех или иных точек зрения продолжила набирать обороты.

Примером может служить тот факт, что под публикациями в пабликах крупных средств массовой информации, например Russia Today, телеканал "Дождь", "Эхо Москвы" и др. в комментариях можно встретить откровенно провокационные высказывания, а также картинки, которые могут даже не иметь отношения к теме публикации. Причем, заказной фактор в данных провокациях может быть заметен даже рядовому пользователю. Например, значительная часть публикаций в паблике новостного ресурса Russia Today в социальной сети "Вконтакте", которые напрямую не связаны с Украиной или событиями на Донбассе, в комментариях содержат большое количество провокационных фотографий и постов, нередко нецензурного и аморального содержания, которые призваны дискредитировать представителей украинской власти, а также выбранный Украиной политический курс на принятие западных либеральных ценностей.

Схожую ситуацию можно наблюдать под постами паблика телеканала "Дождь". Но, учитывая более прозападную позицию редакционной политики данного новостного ресурса, а как следствие, и более прозападную и проукраинскую позицию основной части подписчиков, комментарии и картинки призваны дискредитировать лидеров Российской Федерации, а также российский политический курс.

Тот факт, что указанные комментарии, как в первом, так и во втором случае могут не иметь абсолютно никакого отношения к обсуждаемой новости, однозначно указывает на их заказной и провокационный характер.

В ряде российских и зарубежных СМИ не так давно прошла информация о так называемых "ольгинских троллях".

По данным издания "Новая газета", в конце августа 2013 года в социальных сетях появились сообщения следующего содержания:

"Требуются интернет-операторы! Работа в шикарном офисе в ОЛЬГИНО!!!! (м. Старая деревня), оплата 25 960 в месяц. Задача: размещение комментариев на профильных интернет-сайтах, написание тематических постов, блоги, социальные сети. Отчеты по скринам. График работы подбирается индивидуально <…>. Оплата еженедельная, 1180 за смену (c 8.00 до 16.00, с 10.30 до 18.30, с 14.00 до 22.00). ВЫПЛАТЫ ЕЖЕНЕДЕЛЬНО И БЕСПЛАТНОЕ ПИТАНИЕ!!! Трудоустройство официальное или по договору (по желанию). Возможно обучение!"

Как сообщают СМИ и бывшие сотрудники, офис в Ольгино уже существовал и функционировал в сентябре 2013 года. Расположен был в белом коттедже, до которого 15 минут езды от станции метро "Старая деревня", напротив железнодорожной станции "Ольгино". Рабочие места сотрудников-троллей были размещены в подвальных помещениях.

По данным издания "Мой район", во время существования офиса в Ольгино в нём работали около 300 сотрудников-троллей. Журналисты-расследователи выяснили, что в то время их дневная норма составляла 100 комментариев в день.

По информации издания BuzzFeed, которые ссылаются на обнародованные документы, в июне 2014 года в офисе троллей работало всего 600 человек. Согласно рассказам сотрудников ООО "Интернет исследования", которые обнародовали СМИ в октябре 2014 года, в офисе на улице Савушкина работали около 250 человек. А в марте 2015 года сообщают о 400 сотрудников. Они посменно пишут преимущественно в блоги "Живого журнала" и "Вконтакте", регулярно осуществляют вброс в интернет текстов пропагандистского толка. Также среди сотрудников есть художники, которые рисуют политические карикатуры. Присутствующие работают по 12: 00 два через два дня. Норма на блогера - 10 сообщений в смену, минимум 750 символов. Норма в комментатора - 126 комментариев и два сообщения. В распоряжении у блогера есть три аккаунта. Заработная плата сотрудников офиса в Ольгино составляла 25 тыс. российских рублей в месяц; в офисе на улице Савушкина, примерно 40 тыс. российских рублей.

Также нередки случаи, когда та или иная сторона идет на откровенную подтасовку фактов и публикации информации, которая не соответствует действительности.

Например, в одной из групп в социальной сети "Вконтакте", которая объединяет в себе сторонников Новороссии, появился пост следующего содержания (Приложение 5).

Данная история получила весьма бурный отклик в сети и дошла даже до самой Саши Грей, которая опровергла "слухи" о своей смерти на Донбассе.

Является ли данная публикация происками противников движения в поддержку Новороссии и призвана показать малограмотность и доверчивость сторонников данного движения, или же подобные посты генерируются самими основателями подобных групп в расчете на всплеск возмущения пользователей, которые не будут проверять публикуемую информацию - не известно. Но факт остается фактом, открытая ложь также используется в пропаганде в социальных сетях как один элементов отстаивания интересов той или иной группы.

Заключение

В заключение курсовой работы можно сделать следующие выводы.

Информационная война - широкомасштабное политическое и социальное противоборство в информационной сфере, осуществляемое путем явного и скрытою информационного воздействия на противника с целью нанесения ущерба его политическим, идеологическим и социальным системам, информационною воздействия с целью навязывания определенных убеждений, требуемых решений, а также с целью дестабилизации общества и государства противника.

В современном информационном обществе одним из наиболее эффективных инструментов информационной войны и пропаганды являются социальные сети.

На текущий момент социальные сети в России представляют собой площадку, которая позволяет генерировать определенную активность граждан. Россия пока еще отстает в той части, которая касается развития политических процессов, тем не менее, информационная составляющая этих процессов движется вперед большими темпами.

Исходя из практики, можно сказать, что социальные сети на текущий момент весьма далеко проникли в политическую жизнь. Их возможности все активнее используются в качестве инструмента политической борьбы. Тем не менее, общество еще должно будет провести осмысление процессов, которые связаны с ростом роли социальных сетей, которые представляют собой мощный и противоречивый инструмент политической борьбы.

События украинского кризиса находят бурный отклик в социальных сетях, которые становятся ареной противостояния как отдельных людей, отстаивающих свое мнение, так и непосредственно идейных течений.

Среди тематических групп можно выделить две тенденции:

искусственные публичные страницы с минимальной активностью пользователей, распространяющих бренд кластера или актуальную для его сторонников информацию;

Таким образом, рассмотрев использование социальных сетей в целях пропаганды на примере политического конфликта между Россией и Украиной можно сделать однозначный вывод о том, что социальные сети представляют собой мощнейший ресурс для влияния на общественное сознание, который активно используется представителями различных "групп влияния", которые могут иметь прямо противоположную направленность, но использовать одни и те же методы воздействия на аудиторию.

Список использованной литературы

1.Аверинцев С.С. Новая индустриальная волна на Западе. Антология /С.С. Аверинцев, В.И. Васильев и др. // Центр исследованийпостиндустриального общества / Под ред.В.Л. Иноземцева. - М.: Academia, 2013. - 640 с.

2.Бедрицкий А.В. Реализация концепции информационной войны военно-политическим руководствам США на современном этапе: Монография. М.: Изд-во РИСИ, 2013

.Бухарин С.Н. Методы и технологии информационных войн. / С.Н. Бухарин, В.В. Цыганов // Социально - политические технологии. - М.: Академический Проект, 2012. - 382 с.

.Гавриш Г.Б. Трансформация механизмов обеспечения национальной безопасности в условиях постмодерна: институциональные аспекты // Национальная безопасность / Информационные войны. №2. М., 2012

.Гапич А.Э., Лушников Д.А. Технологии "цветных революций". - М.: РИОР, 2012.

.Дугин А.Г. Геополитика постмодерна. СПб: Изд-во Амфора, 2012 - С.347

.Дугин А.Г. Теория и практика сетевой войны и ее влияние на ситуацию в ЮФО // Сетевые стратегии Запада на Юге России / Южнороссийское обозрение. № 34/Под общ. ред. Добаева И.П.М. - Ростов н/Дону, 2013.

.Макаров И. Атака ИНТЕРНЕТА. Коммерсантъ ВЛАСТЬ N 50.19.12 2011.

.Морозов И.Л. Безопасность политических коммуникаций в современной России // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2013. № 1. С.127-131.

.Морозов И.Л. Интернет и терроризм - аспекты взаимовлияния // Научный вестник Волгоградской академии государственной службы. Серия: Политология и социология. 2012. Т.1. № 7. С.10-13.

.Новиков В.К. Информационное оружие - оружие современных и будущих войн. М.: Горячая линия Телеком, 2012. - 264 с.

.Соловьёв Э.Г. Трансформация террористических организаций в условиях глобализациях / Под. ред. Кокошина А.А. М.: Изд-во ЛЕНАД, 2014. - С.76

13.Бывшие бойцы "Беркута" приняли присягу МВД России // Деловая газета "Взгляд", 2014. URL: #"center">Приложения

Приложение 1

мая 2015 года, в связи с новым кодом (Днем Победы) пользователи снова активизировали дискуссию о наказании сотрудников милиции

Приложение 2

Пользователь визуализировал свою кластерную принадлежность. Скриншот также может считаться и типичным примером "выдавливания" оппонента из дискуссионной ветки.

Приложение 3

На скриншоте отчетливо виден провокатор (верхний комментарий) и отсутствие реакции на него подписчиков Пучкова

Приложение 4

Вымышленная история о погибшей медсестре с фотографией бывшей американской порно-актрисы Саши Грей

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.