Сравнительный анализ политических протестов в Украине и в Армении (2013-2015 гг.): причины, акторы, технологии

Тип:
Добавлен:

Сравнительный анализ политических протестов в Украине и в Армении (2013-2015 гг.): причины, акторы, технологии

Оглавление

Введение

Глава i. Теоретико-методологические основы исследования политического протеста

1.1 Базовые подходы к пониманию политического протеста

1.2 Технологии мобилизации политического протеста в условиях цветных революций

Глава II. Протестные движения в Украине и в Армении: сравнительный анализ

2.1 Причины протестных движений на Украине и в Армении (2013-2015 гг.)

2.1 Акторы и технологии протестных движений в Украине и в Армении (2013-2015гг.)

Глава III. Методология противодействия неконвенциональным политическим протестам, в рамках профилактики цветных революций в России

3.1 Разработка превентивных мер противостояния неконвенциональным политическим протестам

3.2 Профилактика распространения идеи цветной революции в молодежной среде

Заключение

Список источников и литературы

Введение

Актуальность исследования политических протестов обусловлена возможностью их использования как эффективного инструмента цветной революции в ходе попытки проведения государственного переворота в России в период электорального цикла 2016 - 2018 гг. Высокую вероятность последнего подчеркивает большинство экспертов, в частности, такие крупные специалисты, как А.В. Манойло и С.Г. Кара-Мурза. Внимание к заявленной теме привлекает так же то обстоятельство, что современные политические протесты зачастую являются результатом применения политических технологий, а не стихийным выступлением граждан. Знания об алгоритме организации протестов могут стать ценным ресурсом при разработке методов борьбы с беспорядками, что придает дополнительное значение исследованию.

Исходя из опыта протестных акций в Югославии, Украине, Киргизии, Армении и других странах, можно заключить, что существует определенный инструментарий политического участия, в связи с которым формируются новые структуры гражданского общества. Эти процессы могут иметь неоднозначную интерпретацию: и как рост качества общественного сознания, общественного контроля над деятельностью субъектов власти для достижения социальной справедливости, и как прямая угроза для мира и безопасности, территориальной целостности страны, нагнетание в ней межнациональных и межэтнических конфликтов, что в конечном итоге может привести к гражданской войне.

В результате проведенного исследования были проанализированы основные концепции нейтрализации субъектов власти, сформулированы теоретически значимые выводы и предложения по профилактике возможности возникновения цветной революции в России.

Разработанные в исследовании превентивные меры противодействия неконвенциональным политическим протестам представляют практический интерес, направленный на предотвращение распространения идеологии цветной революции среди молодежи, возникновение рисков осуществления государственного переворота, включая его деструктивное влияние на будущее страны.

Степень разработанности научной проблемы:

Теоретические аспекты изучения социальных протестов рассматриваются в работах Е.В. Ефановой, В.В. Сафронова, В.В. Костюшева, В.В. Горьковенко и др.

Тождественность технологий и методика построения модели протестных акций, применяемых в цветных революциях, находится в центре внимания Г.Г. Почепцова, А.В. Манойло, С. Кара-Мурзы, В.В. Титова и др.

Исследованием протестного потенциала в период "Евромайдана" занималась социологическая служба Центра Разумкова "Демократическая инициатива", формирование установок протестного поведения в сети Интернет было проанализировано такими исследователями, как А.А. Азаров, Е.В. Бродовская, О.В. Домбровская, А.А. Фильченков.

Изучением причин протестных движений в Армении (лето 2015г.) интенсивно занимались, Г. Шагонян, Г. Дерлугъян, А. Барсегян и др.

Подводя итоги обзора научной литературы, можно заключить, что степень изученности темы характеризует наличие существенных пробелов. Исследователи концентрируют внимание на причинах и акторах протестных движений, но при этом чаще всего слабо освещают технологии организации антиправительственных выступлений. Одновременно можно отметить, что отдельным авторам присуща политическая ангажированность. Последнее заметно снижает степень объективности их работ и ставит под сомнение сделанные исследователями выводы. Как результат, налицо очевидная необходимость дополнительных изысканий по теме политического протеста.

Объектом исследования являются современные политические способы выражения протестной активности граждан с целью нейтрализации власти.

Предметом исследования выступает специфика протестных акций в Украине и в Армении (2013-2015 гг.)

Цель исследования: выявление основных особенностей протестных движений в Украине и в Армении (2013-2015 гг.) с помощью сравнительного анализа причин, акторов и технологий; определение общих и отличительных черт данных антиправительственных акций.

Для достижения заявленной цели необходимо выполнить ряд исследовательских задач:

-проанализировать теоретическую проблему понятий и типологий политического протеста;

-изучить механизм нейтрализации субъектов правящей власти в рамках цветной революции;

-проанализировать и сравнить причины и предпосылки протестных движений в Украине и в Армении (2013 - 2015 гг.);

-проанализировать и сравнить основных акторов и технологии на примере акций протеста в Украине и в Армении (2013-2015 гг.);

-разработать методику превентивных мер противодействия возможности "цветного" переворота в России путем анализа экспертных мнений;

-разработать группу мероприятий, направленных на профилактику распространения идеи цветной революции в молодежной среде.

В рамках исследования были выдвинуты следующие гипотезы: протестные движения в Украине и в Армении (2013-2015 гг.) носили политический характер и обладали схожим инструментарием для активации революционной ситуации в стране;

предполагается, что стимулирование протестной активности граждан в Киеве и в Ереване обеспечивалось извне (Европа, США).

Научная новизна работы выражается в следующем: предложена авторская дефиниция "политического протеста", как метода сигнализации личного или коллективного недовольства к определенным аспектам политической реальности или к политической системе в целом в конвенциональной или неконвенциональной форме с разной степенью активности; разработана методология профилактики цветной революции в России, в которую также входит комплекс мероприятий, направленных на противодействие распространению идеи цветной революции в молодежной среде.

Теоретико-методологическая основа исследования базируется на положениях и выводах ведущих российских и зарубежных ученых, выраженных в концепциях: политического участия (С. Верба, Л. Пай, У. Милбрайт, и др.); протестного действия (С. Тэрроу, Дж. Дженкинс, Б. Кландерманс, и др.); политической нестабильности (Д. Ронфельдт, Г. Почепцовидр.); протестного поведения (Т. Гарр, Э. Даунс, Т. Тимофеева и др.); цветных революций (Г. Почепцов, А. Манойло, С. Кара-Мурза, В. Титов, Дж. Шарп и др.).

В качестве методологической основы исследования использованы: неоинституциональный подход, системный подход и деятельностный подход, методы критически-диалектического и сравнительного анализа.

Применение неоинституционального подхода определило взаимосвязь функционирования различных политических сил (внутренних и внешних, системных и несистемных) в условия трансформации политической реальности. Системный подход позволил нам выявить специфику взаимоотношений политических субъектов с внешней средой, на примере требований граждан в рамках конкретных протестов и реакции власти в качестве принятия соответствующих решений и действий. Опираясь на сущность деятельностного подхода, нами была проанализирована динамика принятия политических решений и мобилизация ресурсов на предотвращение неконвенциональной протестной активности.

В рамках исследования изучаемых политических конфликтов метод критически-диалектического анализа выявил внутренние противоречия политической системы, как движущую силу политических изменений, что сделало возможным дальнейшее исследование протестного потенциала российского общества. С помощью метода сравнительного анализа мы сопоставили основные особенности данных протестных движений, охарактеризовали общие и отличительные черты в различных категориях политического пространства. Благодаря определению базовых принципов политического протеста разработана методика профилактики возникновения неконвенциональных протестных движений в российском обществе.

Использованная в ходе работы модель эмпирического исследования включает в себя: экспертное интервью, вторичную обработку социологических данных и традиционный анализ.

В ходе экспертного интервью было задействовано 20 респондентов в возрасте от 18 до 45 лет. Базу для вторичной обработки социологических данных составили результаты качественных и количественных социально-политических исследований, выполнимые российскими и зарубежными учеными, исследовательскими институтами, фондами и центрами (Институт демографии и социальных исследований Национальной академии наук Украины, социологическая служба Центра Разумкова "Демократическая инициатива", "Центр стратегических оценок и прогнозов" и др.). Традиционный анализ проводился на основе собранного корпуса исследований, материалов новостных ресурсов и содержания социальных медиа.

Положения, выносимые на защиту:

-предложена авторская дефиниция "политического протеста";

-выявлены факторы, влияющие на эскалацию социальной напряженности в обществе;

-дополнен инструментарий протестных технологий применяемых в целях нейтрализации действующей власти;

-выделены основные акторы, способные управлять протестным потенциалом населения;

политический протест цветная революция

-разработана методология противодействия возможности цветной революции в России;

-разработана группа мероприятий, направленных на профилактику распространения идеи цветной революции в молодежной среде.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в комплексном анализе причин, акторов и технологий на примере протестных акций в Украине и в Армении (2013-2015 гг.), позволившем определить основные факторы протестной активности, специфику методов и действий субъектов политического конфликта. Положения и выводы исследования могут расширить область научного знания о политических протестах, революционных технологиях дестабилизации власти, возможностях государственного переворота внутри страны. Также нами была предложена методика оптимизации риска возникновения цветной революции в России и разработана система превентивных мер противодействия распространению идеи цветной революции среди молодежи.

Практическая значимость работы отражается в предлагаемой методике противодействия неконвенциональным политическим протестам в России, которая может быть применена на федеральном, региональном, муниципальном уровнях органами власти, субъектами политики, общественными движениями и организациями в работе по профилактике возникновения цветной революции в стране. Также могут быть востребованы разработанные группы мероприятий для предотвращения популяризации идеи цветной революции в рамках социальных программ по противодействию экстремизму и терроризму среди молодых людей и подрастающих поколений. Наконец, результаты исследования могут быть использованы при подготовке лекционных курсов и практических занятий, составлении учебных и методических пособий, написании научных публикаций.

Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Глава i. Теоретико-методологические основы исследования политического протеста

1.1 Базовые подходы к пониманию политического протеста

На сегодняшний день в политической науке не существует однозначной дефиниции политического протеста. Изучением протестной активности, как привычного элемента общественной жизни, занимаются многие исследователи, вкладывая в это понятие в соответствии со своими научными задачами различные формы и акции политического участия индивидов. Не смотря на то, что политический протест уже давно представлен, как самостоятельная предметная единица, в рамках гуманитарных наук данная категория все ещё не достаточно разработана и возникают проблемы с её толкованием.

В российских энциклопедических источниках сформулированно следующее определение политического протеста. "Политический протест" (лат. Protestor - публично доказывать, греч. Politike - политика) - это вид политического участия, выраженный в проявлении отрицательного отношения к политической системе в целом или ее отдельным элементам, нормам, ценностям в открытой, демонстративной форме. К формам политического протеста относятся демонстрации, митинги, забастовки, терроризм и пр.

Политический протест, как социальное явление, традиционно принято рассматривать в рамках теории политического участия. По словам Е.В. Ефановой "протест - это политическое поведение, форма участия личности и/или общности в реализации политической власти, защите своих политических прав и интересов путем действия или бездействия".

Следует признать, что многообразие форм политического участия зависит в первую очередь от конкретной политической ситуации, характера принятия важных политических решений, как в общенациональном, так и на местном уровне, в целом от социального климата и политических настроений в обществе, а также от свойств и особенностей самого действующего субъекта (возраст, пол образование, род занятости, вероисповедание и т.д.).

Исходя из этого американские политологи С. Верба и Л. Пай, распределили многообразие типов политического участия по возрастанию активности. Вначале идут пассивные формы политического поведения населения: участие людей в выборах представительных органов, концентрация внимания к решению проблем посредством политического участия сугубо на местном уровне. Затем рассматриваются активные участники электоральных компаний и формы их политического поведения, отношение индивидов, активно вовлеченных в политическую сферу, и, в завершении, участие в качестве профессионального политика.

Сегодня посредством формирования нового политического пространства с помощью сети Интернет и социальной трансформации способов взаимоотношений государства и гражданского общества существенно изменилось включение индивида во властные отношения. Раньше самоидентификация субъекта с какой-либо социальной общностью, осознание ценностей этой социальной группы побуждала его обеспечить ей представительство в выборных структурах государственной власти. Сейчас за счет того, что каждый политический игрок руководствуется собственными убеждениями о деятельности политических институтов, дает индивидуальную оценку происходящему, значительно меняются формат и способы политического участия, в том числе и протестного.

По мнению американских исследователей Дж. Дженкинса и Б. Кландерманса, политический протест есть "коллективное действие или система коллективных действий, направленных на изменение структуры представительной и/или исполнительной власти, существующей государственной политики".

Другой американский ученый - С. Тэрроу определяет

дефиницию политического протеста в рамках разрушительных коллективных действий, направленных на политические институты, властвующие элиты и другие группы участников политического процесса и совершаемых для достижения определенных коллективных целей и требований протестующих".

Он же выделил пять основных составляющих протестного действия: прямой характер, без институционального посредничества; возможность насилия, как ультимативной формы протеста;

Экспрессивный характер протеста, протестующие зачастую не способны заявить конструктивные требования, поэтому они выражают свой протест с помощью не всегда объективных обвинений и неадекватной лексики; направленность требований протестующих на другие группы или элитные группировки; наличие, определенной стратегии и тактики при формировании поведения, объекта критики и собственных целей, несмотря на экспрессивность протеста.

Наиболее распространённым источником социальной напряженности являются: слабая приверженность граждан к установленной в обществе идеологии и системе ценностей, признание ошибочными, несправедливыми или устаревшими провозглашённые политические цели, неудовлетворенность деятельностью субъектов государственной власти, их взаимоотношениями с гражданами, экономический кризис, политические репрессии, страх за свое будущее. Все эти и другие аспекты могут послужить катализатором для массовых политических акций протеста у населения.

Российский автор С.Д. Пинчук считает, что "политический протест - это вид негативной реакции личности или группы на сложившиеся в обществе политические реалии или конкретное действие (решение, заявление) отдельных органов государственной власти".

К незаконным, неконвенциональным формам политического протеста обычно относятся несанкционированные демонстрации, митинги, шествия, деятельность подпольных политических партий, политический терроризм, а также самые разрушительные формы политического участия, радикальные в общественном понимании - это революции.

Для политической науки широко распространено мнение, в соответствии с которым политический протест, так или иначе дестабилизирующий политическую систему, ассоциируются с сугубо неконвенциональными формами политического участия.

Например, по мнению В.В. Сафронова все неконвенциональные, насильственные акции протеста формируют, так называемую,

"одномерную иерархию". Притом "конвенциональное политическое поведение строится в соответствии с нормами права или традиции, которые регулируют участие людей в политике при данном режиме. Неконвенциональное политическое поведение нарушает эти нормы и выражается в прямом коллективном действии, минуя систему представительства интересов, оставаясь в то же время в рамках закона. Политический̆ протест отличается от неконвенционального поведения тем, что эти акции не предусматриваются законами, но и не предполагают обращения к насилию".

Многие авторы, рассматривая данное явление, заключают его в рамки незаконной модели политической партиципации и сводят его только к прямым действиям групп протестующих. Подобная трактовка присутствует у Д. Челпановой, у которой протестное поведение рассматривается как "форма участия, включающая совокупность публичных негативных практик социальных субъектов на деятельность политической власти, с целью влияния на принятие государственных решений".

С точки зрения российской исследовательницы И.А. Савченко, любое протестное действие, даже легальное, выходит за рамки рутинной политической деятельности и несет в себе угрозу сложившемуся общественному порядку и требует от органов власти решительных мер и внимания.

Недостаток данных дефиниций в том, что они не вписывают в определение категорию пассивных форм протестного поведения, таких как сознательное неучастие населения, в политической жизни, что так же является выражением протестного настроения и может носить как массовый, так и частный характер. К примеру, в условиях падения авторитета избирательных институтов политические реалии России свидетельствуют о "электоральном протесте" в виде порчи избирательных бюллетеней, голосования "против всех", или абсентеизма - сознательного уклонения от участия в выборах. Многие исследователи оценивают массовый абсентеизм российских граждан как вполне рациональную поведенческую реакцию на политтехнологическую деградацию власти, отсутствие реальной партийной конкуренции, эксплуатацию административного ресурса и т.д., справедливо относят это к элементам протестного поведения.

Иной научный подход в оценке влияния на политическую стабильность такого многогранного социально-политического понятия как протест позволяет рассматривать формы политического участия, выходящие за рамки закона, и так же вполне легальные конвенциональные протестные действия. В этом смысле нам ближе точка зрения российских ученных В.В. Костюшева и В.В. Горьковенко, которые дифференцируют политический протест на конфронтационные, насильственные и конвенциальные акции, начиная от бойкота, голодовок и заканчивая символическими жестами в виде водружения флага или сожжения партийного билета.

Данная позиция представляется нам более справедливой и последовательной, так как политический протест в условиях современного общества не всегда несет в себе прямую угрозу стабильности политической системы, зачастую претесное поведение граждан проявляется в разнообразии как активных, так и пассивных форм политического участия. За исключением стран с тоталитарным или с жестким авторитарным режимом большинство мировых политических систем законно предоставляют право своим гражданам на конвенциональные протестные действия.

Исходя из этого, мы пришли к выводу, что потенциальную угрозу для дестабилизации политической системы и возможности возникновения революции несет в себе только определенная часть форм политической протестной активности.

С нашей точки зрения, понятие "политический протест" предполагает и конвенциональные, и неконвенциональные практики политического участия индивидов. Очевидно, что данный социально - политический феномен включает в себя как активные и открытые формы социального недовольства (пикеты, демонстрации), так и пассивные способы протеста (абсентеизм). Ключевым же отличием политического протеста является наличие социального недовольства по отношению к действующей в стране политической власти или отдельным ее институтам, данный негативный посыл не зависит от форм его реализации в обществе.

Для задач нашего исследования и в целом для базового понимания политического протеста в контексте современных политических наук, важно определить его типологию, систематизировать основные формы политического участия граждан. Как было уже сказано раннее, протестные акции политической направленности в отношении регулирования законом разделяются на конвенциональные (легальные) и неконвенциональные (вне системы закона). Также может выступать критерием классификации степень активности протестного поведения.

Опираясь на методологические положения известного американского политолога У. Милбрайта, разработавшего типологию политического участия (в приложении Таблица 1. - Типология форм политического протеста), мы отмечаем, что уровень активности протестного поведения может быть градирован по трем категориям: низкий, средний и высокий.

Сочетание двух критериев (конвенциональность / неконвенциональность и уровень активности) дифференцирует протестное поведение, позволяя выделить шесть типов групп политического протеста, представленных в таблице (Таблица 1. в приложении).

К их числу относятся, во-первых, конвенциональные формы политического протеста низкого уровня активности, например, сознательный отказ от участия в избирательной кампании (протестный абсентеизм), вызванный отрицательным отношением к системе выборов и отсутствием веры в возможность оказать влияние на политический курс с помощью своего избирательного права; обращение к оппозиционным СМИ, участие в виртуальных группах протестной направленности.

Вторая категория - неконвенциональные формы политического протеста низкого уровня активности, например, подписание оппозиционных обращений, петиций к властям. Хотя это одна из самых мирных форм протеста, мы вынесли ее за рамки законного политического участия, поскольку данное действие имеет характер прямого обращения к органам власти вне установленных институциональных границ.

Следующая группа - это практики политического протестного поведения среднего уровня активности: формирование оппозиционного контента в "социальных сетях"; электоральный бойкот (то есть демонстративное игнорирование в знак протеста);

К неконвенциональным формам данной категории относится создание экстремистского контента в СМИ и "социальных сетях", участие в запрещенных митингах, демонстрациях, пикетах, голодовка (то есть сознательный добровольный отказ от приема пищи, с целью достижения выполнения выдвигаемых требований).

В качестве конвенциональных форм политического протеста высокой степени гражданской активности мы выделяем: непосредственная причастность к работе оппозиционных партий; участие в оппозиционных митингах, шествиях, собраниях; обращения напрямую во властные структуры или к их представителям; активность в качестве политического актора (выдвижение кандидатуры, участие в выборах, руководство общественно-политическим движением или партией);

Последняя группа: неконвенциональные формы политического протеста самого высокого уровня активности, к ним относится - привлечение к участию в акциях гражданского неповиновения, то есть использования тактики протеста, для организованного несоблюдения определенного закона с целью привлечения внимание к его несправедливости; уклонение от уплаты налогов; причастность к захвату зданий и предприятий; блокирование дорожного движения; участие в экстремистских и террористических акциях и др.

В своих работах американский политолог Д. Ронфельдт предлагает типологию политической нестабильности в результате протестных беспорядков, которая, по его мнению, включает в себя три типа: спорадическая (единичная, нерегулярная) нестабильность, когда беспорядки, возникшие на текущие события, остаются изолированными и не представляют серьезной угрозы для политической системы; системная нестабильность, когда беспорядки ведут к политическому коллапсу, конституционному кризису, расшатывая фундаментальные основы политических институтов; эволюционная нестабильность, когда общество застряв на процессе перехода, не может влиться в новую систему, и в существующем состоянии возникает "вынужденная" протестная активность граждан.

Например, мы встречаемся со случаем спорадической нестабильности в России зимой 2015-2016 гг. - протесты дальнобойщиков, так называемый "Платон", получивший широкий общественный резонанс, но не перешедший в активную фазу дестабилизации политической системы. Недовольство внутри одной социальной страты, вызванное внедрением системы взимания дополнительной платы с водителей грузовиков массой свыше 12 тонн, побудило поведенческую активность протестного характера, которая была успешно удовлетворена. Данный протест не распространился на остальные слои населения, в результате не последовало конституционного кризиса и смены власти. В отличие от России времен

"перестройки", когда системная нестабильность, создала виртуальность абсолютно противоположную доминирующей на тот момент идеологии, где все главные символы и ценности были полностью сметены, что естественно быстро привел к агрессивной смене власти и военному путчу. Эволюционная нестабильность характерная для сегодняшней Украины и ряда постсоветских стран, когда общество, находясь в фиксированном переходном периоде, пытается выйти на новое состояние, активно задействует на борьбу между старой и новой виртуальностью физическое пространство с помощью массовых акций политического протеста, эскалирующих обстановку до революции и гражданской войны.

Выводы:

Исходя из вышеизложенного, целесообразно уточнить дефиницию "политического протеста". Политический протест - это метод сигнализации личного или коллективного недовольства к определенным аспектам политической реальности или в целом к общественно-политической системе в конвенциональной или неконвенциональной форме с разной степенью активности.

Мы пришли к выводу, что определение типологии политического протеста подвержено влиянию многих факторов, в первую очередь, таких как определенные свойства действующего индивида или группы, характер режима правления, обстоятельства конкретной ситуации. Любое государство регулирует формы протестной активности своих граждан, определяя их в соответствии с законодательством в виде разрешенных демонстраций, шествий, пикетов и прочих акций (конвенциональная) и запрещенных (неконвенциональных), оценивая при этом степень вовлеченности граждан.

Оценивая влияние протестов на политическую нестабильность, мы заключили, что каждый из предложенных нами типов нестабильности опирается на свой вариант виртуальности, где конфликт, таким образом, находит материальное выражение в различных формах протестных действий граждан.

1.2 Технологии мобилизации политического протеста в условиях цветных революций

Сегодня актуальность проблемы роста протестного влияния в политической жизни общества подвергается теоретическому осмыслению, усиливается внимание к возможностям цветной революции внутри государства, этот процесс необходимо изучать и систематизировать.

Одна из целей нашего исследования: выявление специфики технологий нейтрализации действующих субъектов власти. Мы убеждены, что сейчас уже невозможно давать оценку многочисленными частным явлениям, таким как, цветная революция на Украине, в отрыве от их проекции на глобальные процессы, в центре которых - безопасность России.

Одной из наиболее распространенных теоретических моделей, объясняющей причины протестного поведения, является концепция депривации. Т.Р. Гарра. Его определение термину "депривация":

"Воспринимаемое индивидом расхождение между ценностными экспектациями и ценностными возможностями". Факторы депривации могут быть любые. В Киеве, например, таким фактором послужил отказ о вхождение страны в Евросоюз, в Армении повышение тарифов на электроэнергию.

Модель рационального политического участия Э. Даунса

Высокая

Время

Низкая

Рис.1

Согласно данной модели (Рисунок 1.), относительная депривация является результатом недовольства людей своим положением. Когда улучшение социально-экономического положения влияет на рост ценностных ожиданий в обществе, главный субъект политического участия - свободный индивид, стремится к максимальной реализации своих интересов и рационально действует для эффективного достижения собственных целей. Затем экономический рост замедляется или сменяется экономическим спадом, но надежды и ожидания продолжают стремительно расти. Не всегда учитывая объективные экономические обстоятельства, индивид сталкивается с расхождением своих возможностей в достижении заданных ценностей. В таком случае, чем выше коллективистская ценностная ориентация, тем ощутимее будет несоответствие возможностей в ее реализации.

В обществе, где люди считают свое положение терпимым и не задумываются о несправедливости распределения ресурсов, депривация отсутствует.

Но как только в общественном сознании широко распространяются заведомо ложные ожидания, мнение о несправедливости ранжирования общенациональных благ и неприемлемости такого положения, можно зафиксировать наличие относительной депривации. Она укрепляется с пониманием того, что гражданин данного государства достоин большего. Здесь значительную роль играет не социально-экономическое положение индивида, а его личная оценка, которая изменяется под влиянием проникновения в общество новых нарративов, установок и обобщенных мнений.

На примере протестного поведения на Украине периода Евромайдана депривация не имела под собой серьезных экономических оснований. В 20013 году реальный рост ВВП составил 13,7% (в 2012 году - 13,3%) . Если оценивать социально-экономическое положение страны сейчас оно гораздо хуже, чем до революции, но, тем не менее, модель "неоправданных надежд", связанных с евроинтеграцией, несправедливостью и коррумпированностью действующей власти была запущена в сознание населения, что побудило выйти людей на улицу.

Искусственно созданную в обществе относительную депривацию, в качестве причины активации протестной активности, можно считать одной из начальных технологий по смещению неугодного политического режима. Таким образом, начинается мобилизация людей в публичном пространстве.

Исходя из опыта массовых демонстраций в Югославии, Киргизии, Грузии, Армении, Украине можно заключить, что протестная активность имеет определенный инструментарий для нейтрализации действующей власти в рамках цветной революции.

Нейтрализация власти направлена на все три пространства: физическое, когнитивное и информационное, так утверждает украинский автор Г. Почепцов. В физическом пространстве наблюдаются массовые митинги, нарушающие привычную в обществе практику работы с публичным пространством. В информационном пространстве происходит активное освещение протестного мнения. В когнитивном пространстве формируются определенные дестабилизирующие власть нарративы, благодаря которым протестная модель становиться реальностью - отстранение "преступного режима".

Первая фаза - в стране формируется организованное протестное движение, которое становится основной движущей силой будущей цветной революции. В основном из молодежной среды.

Вторая фаза - мобилизация, для которой необходим так называемый "Инцидент". Как правило, его инициируют специально, используя любое событие шокирующее общество. В Киеве это был насильственный разгон студенческой демонстрации.

Третья фаза - далее организованные группы активистов становятся катализатором стихийных массовых процессов, и пытаются максимально вовлечь в этот процесс все слои населения.

Четвертая фаза - формирование политической толпы. Для этого выбирается достаточно большая площадь (майдан), где весь народ может комфортно разместиться.

Заключительная, пятая фаза - от имени толпы, под угрозой массовых беспорядков к власти, выдвигаются ультимативные требования. Если власть не выдерживает давления, ее сметают. Если власть сопротивляется, политический протест толпы становится основным инструментом авторов цветной революции. При благоприятных условиях в дальнейшем такая революция может перерасти в мятеж, в некоторых случаях - в гражданскую войну.

Также важным элементом нейтрализации власти является метафоризация и символизация политического пространства. Данный механизм включает в себя функцию символической самоидентификации оппозиции в физическом и виртуальном пространстве (белые ленточки, оранжевые шарфы, розы и т.д.), развлекательную функцию перфоманса, задача которого перевести акцию в "игровой", ненасильственный формат. В данном случае примером может выступить "рок-формат" майдана-2004, практику "бурных продолжительных аплодисментов" в ходе "Васильковой" революции в Белоруссии.

Известный американский историк и политолог Джин Шарп, заслуженно носящий титул "главного идеолога цветных революций" опирается на один из главных постулатов своей методики - ненасильственное сопротивление. "Выбирать ненасильственные действия имеет смысл не просто потому, что это хорошо или приятно, а потому что это более эффективно", - отмечает Шарп. При этом он отрицает эффективность потенциала переговоров между демократической оппозиции и правящей власти: "Все переговоры определяются тем, у какой стороны под столом припрятана больше дубина".

Он выделяет три важнейших этапа, по которым должна проходить смена власти.

Первый этап: распространение в обществе мнения о "нелегитимности власти"; проведение различных акций протеста, задача которых проверить реакцию властей, выявить данные о протестной мобилизации общества, сформировать организованные антиправительственные группы.

Второй этап: дестабилизация силовых структур и органов власти, массовые призывы к саботажу и смене правительства власти.

Третий этапа: свержение власти. Но не указанно как именно это должно происходить, и кто возьмет на себя ответственность.

В основе технологий цветных революций используется слабость большинства современных государств, причисленных к "демократиям переходного периода", - принцип уважения свободы слова и собраний. На государственном уровне в массовое сознание населения и, в первую очередь, работников силовых структур была заложена идея о недопустимости насилия в отношении тех, кто не совершает прямых актов агрессии.

Таким образом, ненасильственный характер со стороны оппозиции притупляет реакцию власти на такую угрозу как, например, получение финансирования от иностранных государств лицам, ориентированным на свержение действующего режима. Если в случае привычных методов оппозиции вроде установление баррикад, со стороны власти следуют активные пресекающие действия, то финансовые потоки из-за рубежа осуществляются абсолютно открыто, и власть зачастую стесняется этому противостоять.

Эта "неполноценность государственности", по словам известного российского ученного С.Г. Кара-Мурзы была запущена "программой - вирусом" в механизм власти всех демократических стран переходного типа, где политический истеблишмент, поддавшись соблазну стать частью элиты "мирового сообщества", отказался от реализации собственного большого проекта в пользу альтернативному "либерально-демократическому проекту Запада".

Протестная демонстрация при таких условиях парализует силовые структуры, у которых отсутствует понимание, как противостоять невооруженной толпе. Правительство, убежденное в том, что применение силы в отношении демонстрантов не допустимо, так как это не соответствует базовым демократическим принципам, само развязывает руки толпе, которая начинает чувствовать преимущество в своей безнаказанности. Даже когда толпа осаждает здание правительства, откровенно нарушая городской порядок и угрожая безопасности других граждан, государственные служащие в полной растерянности не знают, что делать, пытаясь заботиться вопросами о форме обращения с оппозицией, а не о главных задачах государства. Таким образом, правительство, избрав путь добровольного отказа на право легитимного насилия, не использует механизмы противостояния политическим протестам, с легкостью переходящим в агрессивную фазу демонтажа правящего режима. Все это приводит к ненасильственной нейтрализации органов власти и падению ее авторитета среди населения.

Важный момент в технологии обессиливания государственного аппарата с помощью "мирных" демонстраций - это необратимость перехода большей части населения на сторону оппозиции в результате применения ответных насильственных действий со стороны власти, что обуславливается сопереживанием и эмоциональной включенностью в действия протестующих.

Как пример, можно привести новый продукт европейских и арабских ученых, идеологов "бархатных революции" - Интифаду (арабское боевое движение, направленное на захват территорий Палестины, подконтрольных Израилю). Ее главный принцип - ненасильственный характер непрерывного протеста, осуществляемого детьми и подростками. Мальчишкам поручили швырять камни в израильских солдат, но так чтобы это не доставляло серьезного физического вреда противнику. Надо понимать смысл этого действия - в психологическом давлении на солдат, у которых сильно страдало моральное состояние от сопротивления детей.

Еще один интересный пример "мягкого" политического протеста 1986 год, Филиппины, оппозиция, не признавшая результаты выборов Президента, не смотря на то, что власть имела мощный репрессивный аппарат давления, при проведении массовых митингов в столице применяла такой интересный метод: навстречу машинам с вооруженными солдатами выходила толпа красивых женщин в нарядных платьях с цветами в руках. Они бросали солдатам цветы и пели - правительство не сумело заставить солдат открыть огонь по этой толпе. Буквально за пару дней армия была деморализована, и присоединена к оппозиции.

Когда организаторы массовых протестов прибегают к использованию практически беспроигрышного для себя варианта развития событий - "мирный " характер манифестаций, это не только обезоруживает власть, но и обеспечивает раскол в обществе. Они пытаются воспользоваться любым предлогом для выдвижения обвинений в "недемократичном" обвинения с собственным народом.

Дело может дойти до полной потери рациональности и адекватности в заявлениях и поведении политиков. Яркий пример - слова главы правительства РФ М. Фрадкова от 24 марта 2005 года, во время "тюльпановой" революции в Киргизии: "Россия выступает против силового варианта разрешения конфликта… Конфликт необходимо решать, оставаясь в правовом поле, соблюдая Конституцию и действующее законодательство".

Президент Киргизии Аскар Акаев, как и президент Украины, Виктор Янукович, не справившись с протестной волной, бежал в Россию.29 марта он подтвердил, что находится в Москве, и готов досрочно сложить свои полномочия.

Исходя из нашей оценки доступной информации, мы можем заключить, что действия властей по"нейтрализации " событий "тюльпановой революции" носили фрагментарный характер, и все их шаги предпринимались с оглядкой̆ на Запад, без возможности урегулирования неконвенционального протеста с помощью силовых структур. Попытка властей контролировать действия оппозиции, как и на Украине, была провалена.

Технологии нейтрализации власти в физическом пространстве заслуживают отдельного внимания. Ряд исследователей АНО "Центра стратегических оценок и прогнозов" приводят некоторые условия для мобилизации населения. Чтобы усилить активность народных масс необходимо выполнить следующие условия: укрепление решимость, уверенности и навыков сопротивления целевой аудитории; усиление активных социальных групп, общественных организаций; создание разветвленной и мощной силы сопротивления.

Подобная практика работы с физическим пространством обеспечивает организованное участие масс заранее подготовленными специально обученными людьми, которые будут осуществлять контроль и координацию над поведением толпы в процессе активной фазы цветной революции, по мнению Э. Люттвака, у политики есть своя специфическая инфраструктура - СМИ, и общая нейтрализация политических сил будет осуществляться с помощью влияния на эту инфраструктуру. Оппозиционные СМИ активно формируют протестную повестку в информационном пространстве, осуществляя мобилизацию населения.

Одной из основных ролей в случае ненасильственных практик по нейтрализации правящей власти Роберт Хелви отводит пропаганде СМИ.

Роберт Хелви в своей моделивыделяет 4 компонента пропаганды: цель, послание, посланника и обратную связь. Цель - это аудитория на привлечение которой будет направленно пропагандисткое послание. Послание передается через посредника, выбор способов передачи остается за ним. В зависимости от возраста, социального статуса, рода занятости и других отличительных черт аудитория расслаивается и в задачи посланника входит выбрать наиболее эффективные источники информации для того, чтобы доставить послание и получить обратную связь. Как в рекламе, пропаганду используют с целью заставить вас купить товар, так в цветной революции - заставить вас участвовать в ней.

На смену традиционным СМИ (радио, печать, ТВ) приходит эра так называемых "новых" источников информации, а именно Интернета и мобильной связи.

В Интернете поток информации пока еще невозможно полностью подвергнуть цензуре, он остается менее подконтрольным государству, чем на телеканалах, которые постепенно утрачивают доверие населения. Интернет наряду с мобильной связью благодаря скорости передачи информации может с легкостью осуществлять основную функцию любого массового действия - мобилизацию. Новый формат коммуникаций позволяет не только мгновенно передавать информацию, но и координировать ее потоки, получать обратную связь, чего не скажешь о традиционных СМИ, в основном ориентированных на одностороннюю практику работы с аудиторией.

Еще одной важной чертой глобальной сети является доступность и открытость, любой желающий может подключить к живому информационному полю и без особых усилию втянуть в него друзей и знакомых. Интернет - эта отличная площадка для самореализации, а такой серьезный социальный повод, как революция, активизирует не только эмоции людей, но и интеллектуальные способности, творческий потенциал. В сети каждый может вносить свое собственное видение протеста, создавать уникальный контент, тем самым напрямую участвуя и ощущая свою причастность к происходящим событиям. Обилие коммуникативных услуг представленных в интернете, их постоянное развитие и совершенствование, в качестве инструмента технологии цветных революций, выводит ее на совершенно новый уровень. Это в первую очередь говорит о том, что бороться с современным форматом революционной коммуникации государству очень сложно.

Резюмируя выше сказанное, мы хотели бы выделить основные черты, характерные для Интернета, как одного из информационных инструментов нейтрализации власти: скорость подачи информации; координация потоков информации; мобилизация пользователей; контактность; доступность; возможности самореализации; обратная связь; неподконтрольность государству; постоянное развитие форм коммуникации.

В своих трудах об информационных операциях в сети интернет российские ученные С.П. Расторгуев и М.В. Литвиненко относят Интернет в категорию информационного оружия, направленного на активизацию, блокирование, уничтожение или создание информационных процессов, в которых заинтересован субъект, применяющий оружие.

При анализе существующих видов информационного оружия в Интернет-среде авторами были выявлены следующие три основных направления его применения: разведка, проведение специальных операций, планирование информационных операций, управление процессом их проведения и оценка результативности.

Каждое из данных направлений требует определенных специалистов, при этом важно отметить, что объектами информационного воздействия в зависимости от области применения информационного оружия могут быть не только чисто технические ресурсы (сайты, информационные базы, локальные компьютеры), но и пользователи. Это требует от разработчиков разной подготовки в части знания объекта воздействия.

Ниже проведена квалификационная схема, наглядно отражающая структуру направлений развития технических средств и технологий, относимых к информационному оружию, в сфере Интернета.

Классификация информационного оружия. (Рисунок 3. - Классификация информационного оружия (С.П. Расторгуев, М.В. Литвиненко) в приложении)

Мы считаем, что данные направления необходимо постоянно мониторить на наличие информационных угроз, которые могу применяться оппозицией в отношении нейтрализации действующей государственной власти.

С появлением Интернета и социальных сетей роль традиционных СМИ существенно вытеснялась с информационного поля, они больше не выступают в качестве основного доминанта по управлению массовым сознанием, оставляя за собой лишь внешнюю функцию легитимиизации происходящего в стране. Глобальная сеть стала основным источником распространения слухов, страхов и даже революционных противодействий правоохранительным органам.

Однако, на наш взгляд, основное преимущество Интернета в том, что власти пока не научились полностью блокировать революционную коммуникацию на его просторах, что позволяет оппозиции мгновенно передавать информацию и координировать ее среди своих активистов, это способствует неуязвимости революционной борьбы в виртуальном пространстве.

Выводы:

Нами был изучен и проанализирован ряд основных концепций о "цветных революциях" российских и зарубежных ученых, в качестве теоритической базы для проведения эмпирического исследования политических протестов на Украине (2013г.) и в Армении (2015г.).

Мы пришли к выводу, что для осуществления демонтажа правящего режима проводится планирование и тщательная длительная подготовка, существует определенный инструментарий нейтрализации субъектов власти, в который входит: искусственное введение в массовое сознание депривации и дискредитирующих власть нарративов; использование метода ненасильственного сопротивления, как инструмента "мягкого" давления на власть; обучение специальных группировок активистов по части работы с революционной толпой; активное использование СМИ в качестве главной силы легитимизации протестного движения; значительная роль Интернета, как постоянно развивающегося многофункционального средства работы с протестным потенциалом населения.

Мы рассмотрели политический протест в ракурсе технологий современных цветных революций, опираясь на полученные теоретические знания, мы можем оценить уровень его подготовки, основные причины возникновения, выделить действующие лица, описать методы и степень его влияния на власть при исследовании протестной активности на Евромайдане (2013 г.) и в Ереване (2015 г.)

Глава II. Протестные движения в Украине и в Армении: сравнительный анализ

2.1 Причины протестных движений на Украине и в Армении (2013-2015 гг.)

Как правило, социальная напряженность возникает в результате неудовлетворенности большинства людей своим положением и ходом развития событий. При определенных условиях рост социальной напряженности может трансформироваться в политический конфликт, влекущий за собой массовое претесное движение.

По мнению Л.Н. Тимофеевой, основой политического конфликта являются различного рода политические кризисы, в частности, такие кризисы, как - кризис идентичности, связанный с расколом общества в отсутствии единого понимания идеалов и ценностей, доминирующих в политической культуре; кризис распределения материальных и культурных благ, наступающий в результате неспособности государственных структур обеспечить стабильный рост материального благосостояния населения; кризис участия, говорит о низком уровне вовлеченности граждан в политическое управление; кризис "проникновения" - стремление правящих элит реализовать свои решения во всех сферах общественной жизни; кризис легитимности - несоответствие осуществляемых целей режима и массовых представлений о нормах его функционирования, недоверие и неуважение к органам власти.

В предыдущей главе мы выделили в качестве одной из основных причин возникновения политических протестов теорию относительной депривации Р. Гарра, в которой он отмечает, что "механизмы фрустрации-агрессии и связанные с ними механизмы угрозы-агрессии дают базовую мотивационную связь между относительной депривацией и потенциалом коллективного насилия".

По нашему мнению, теория относительной депривации эффективна при анализе социально-политических конфликтов, когда в обществе наблюдается значительный разрыв в доходах и уровне жизни между бедными и богатыми слоями населения, как это было на Украине и в Армении.

Для глубинного анализа причин возникновения претесных движений в Украине (2013-2014 гг.) и в Армении (2015 г.) нами был использован качественный исследовательских метод - экспертное интервью, в ходе которого было опрошено 20 экспертов: 10 экспертов в области политических протестов на Украине и 10 в политических протестов в Армении.

Причины претесных движений в Украине - 2013-2014 г.

Опираясь на мнения экспертов, многие из которых были непосредственными участниками политического конфликта на территории Украины, часть профессионально занималась изучением этих процессов, некоторые до сих пор участвуют в драматических последствиях Украинского кризиса, мы определили основные причины социально-политической напряженности, переросшей в серьезный политической конфликт и революцию, а так же требования, выдвигаемые протестующими, оценили степень их адекватности.

Итак, ряд экспертов в качестве одних из основных предпосылок Евромайдана выделяют тяжелую социально-экономическую ситуацию в стране, значительное расслоение общества на богатых и бедных, отсутствие роста материального благосостояния граждан.

В январе-сентябре 2013 года по сравнению с аналогичным периодом 2012 года спад промпроизводства составлял 5,2%, в сентябре 2013 г. спад ускорился.

Зарегистрированных безработных на 1 октября - 422,1 тыс. чел., на 1 января 2013 г. количество безработных было уже 564,5 тыс. человек.

По данным Института демографии и социальных исследований Национальной академии наук Украины, в 2013 году 10-12% населения страны находилось за чертой бедности, 12-15% находилось на шаг от черты бедности, не дотягивающие до средних общественных стандартов. Процент состоятельных людей составлял примерно 5% населения.

Помимо тяжелого социально-экономического состояния населения, эксперты говорили о слабости, непоследовательности и противоречивости власти, политическом кризисе в стране, "олигархическом" правлении и коррумпированности чиновников.

В 2013 году 49,1% опрошенных (фондом "Демократические инициативы" и социологической службой Центра Разумкова) считали, что Украина нуждается в новых политиках. Однако 37,1% полагали, что вполне достаточно тех лидеров, которые есть сейчас, а 13,8% респондентов затруднялись ответить. За смену политической верхушки больше всего выступала молодежь в возрасте от 18 до 29 лет, меньше старики.

В подтверждение данной статистики приводится цитата одного из экспертов: "Украина прибывала более двадцати лет под местечковым, убогим до безобразия олигархическим правлением. Общество от этого откровенно устало, молодежи хотелось какой-то справедливости, и ей был предложен суррогат этой справедливости - красивая картинка о том, что народ сможет реально изменить что-то своими руками, сделать революцию, создать новое демократичное общество на Украине и достичь при этом каких-то экономических успехов…".

Все без исключения эксперты отмечали, что внутри Украины на протяжении всего ее существования присутствовал исторический раскол общества, который связан с проблемой национальной идентичности.

Что находит подтверждение в следующих словах одного из экспертов: "Украина является искусственно слепленным государством. Туда заходит исламский мир в лице крымских татар, туда заходит униацко-католический мир в лице части населения Западной Украины, т.е. она напоминает собой предвоенную Югославию. "

По мнению Т.В. Грачевой, на территории Украины живут два народа антагониста - русские и австрийские галичане (территория современной Львовской, Ивано-Франковской и части Тернопольской областей, бывших под господством Австрии во Второй мировой войне). В приложении приводится авторская сопоставительная таблица (Таблица 2. - Показатели идентичности "Русские" и "Галичане") этих двух народных общностей.

Многие эксперты первопричиной протестного движения на Майдане отмечали внутриэлитный конфликт.

Известный американский социолог Р. Миллс в своей работе, "Властвующая элита" связывает смену политических режимов, прежде всего с внутренним расколом элитных групп. Пример кризисных событий на Украине декабря 2013 - января 2014 г.: эскалация конфликта элит между представителями действующей власти и лидерами конвенциональной оппозиции стимулировала социальный массовый протест, контроль над которым был утрачен в процессе противостояния и теми, и другими.

Цитата одного из экспертов: "Раскол элит в Украине. Это не перманентное явление. Отличие Украины от России - это наличие живых и оформленных группировок украинской элиты по линии Восток - Запад (что, кстати, дает дополнительные бонусы местным националистам). Успешная революция без раскола в правящей элите - это уникальная вещь. Наглядно видно, как раскачивали последний Майдан, именно сверху. А когда там, наверху, противоречия становятся действительно серьезными, конфликт начинает выплескиваться на улицы".

Абсолютно все эксперты в качестве главной причины политического протеста на Евромайдане выделяют внешнее вмешательство во внутреннюю политику страны.

По данным вышедшего в 2015 г. годового отчёта американского Национального фонда поддержки демократии (National Endowment for Democracy, NED), финансируемого из бюджета США, за 4 года (с 2011 по 2014 год) NED направил на поддержку украинских НКО около $14 млн, также значительное место в событиях майдана сыграл Институт массмедиа, входящий в состав NED.

По мнению экспертов, кто отмечал деятельность NED на территории Украины, основной целью американского Фонда в поддержку демократии являлось разложение экономических, политических и духовных основ государственности для осуществления цветной революции и смены неугодного режима.

В приложении приводится рисунок (Рисунок 4. - Деятельность NED), отражающий основные направления деятельности данной организации.

Далее следует несколько цитат экспертов о роли влияния западных субъектов в государственном перевороте в Украине (2013-2014 гг.):

"Были социальные предпосылки, было подогрето социальное напряжение, но никакой войны, ни какого Евромайдана бы не было, не смотря на эти объективные причины к распаду, если бы Запад не вбросил огромные деньги на подготовку боевиков, на информационной работу промывания мозгов населения. То есть были предпосылки и Запад нашел те болевые точки, на которые надо воздействовать. Фактически Майдан был вторжением США и стран Евросоюза на украинскую территорию…".

"Внешнее вмешательство…Я здесь не буду оригинален, я считаю, что прежде всего основным субъектом, вмешавшимся в этот протест и заинтересованном, в так называемом, Евромайдане были Соединённые Штаты Америки…".

"Реальных причин для недовольства у граждан не было смысл организации народного протеста, который возглавляет Соединенные Штаты, как и во всех странах, о том, чтобы сместить неугодные режимы и создать хаос у границ России…".

Событиям на Украине предшествовала мощная информационно - пропагандистская подготовка, проведенная рядом высокопоставленных американских и европейских чиновников.

ноября 2013 года бывшим послом США на Украине Стивеном Пайфером и главой американского дипломатического представительства Джеффри Пайет был осужден силовой разгон протестующих на Евромайдане. При этом Джеффри Пайетт заявил, что в применения административного ресурса по отношению к мирным демонстрантам последует незамедлительная реакция мирового сообщества, которое не воспримет никаких оправданий для этих действий. Государственный секретарь США Джон Керри высказал надежду США, что украинское правительство прислушается к мнению народа, протестующего против приостановки процесса заключения соглашения об ассоциации Украины с Европейским союзом.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.