Государственный суверенитет: современные взгляды и подходы

Тип:
Добавлен:

Курсовая работа

Тема: Государственный суверенитет: современные взгляды и подходы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

1. Сущность и понятия государственного суверенитета: исторические и современные подходы.. 6

1.1. Государственный суверенитет в системе современного международного права6

1.2. Основные понятия государственного суверенитета. 10

2. Проблемы государственного суверенитета Российской Федерации. 17

Заключение. 22

Список используемой литературы.. 25

Введение

Актуальность. Суверенитет,как сущностныйпризнакгосударства,выражающийеговерховенствои независимость, постоянно находится в центре внимания российских и зарубежных ученых-правоведов.Всовременныйпериодтеориясуверенитетапереживает новый этап развития, связанный с постановкой ряда сложных, требующих своего решения проблем.

Вусловияхусилениямежгосударственнойинтеграции,роставлияния международных организаций (Организация Объединенных Наций, Совет Европы, ЕвропейскийСоюз)иконвенционныхорганов(МеждународныйСуд ООН, Европейский Суд по правам человека, Суд Европейского Союза) для каждого из государств все более значимой является задача сохранения и юридической защиты своегосуверенитета,поискаегоправовыхгарантий,которыепозволят,содной стороны, использовать возможности и преимущества глобализации, а с другой – предотвратитьтакоевлияниенасобственныеэкономическую,политическую, правовую системы и традиции, которое может привести к умалению и ущемлению суверенитета страны.

ПризнаниевХХ векесуверенногоравенстваиуважениясуверенитета каждогогосударствавкачествеправовыхпринципов,выступает,безусловно, базовойгарантиейсуверенитета,однакоодновременноставитдлямногих государствпроблемуналичиялишьформально-юридическогосуверенитета,не всегдаподкрепленногореальнымполитическимсодержаниеминадлежащими средствамиобеспечения,чтоделаетгосударствоуязвимым.Так,назаседании СоветаБезопасностиРоссийскойФедерацииповопросамобеспечения суверенитетаитерриториальнойцелостностиРоссииПрезидент РФВ.В. Путин отмечал,что«Сегоднявмиревсечащезвучитязыкультиматумовисанкций. Самопонятиегосударственногосуверенитетаразмывается.Неугодныережимы, страны, которые проводят независимую политику или просто стоят на пути чьих-то интересов, дестабилизируются…».

В последнее время также приобретает особую остроту проблема исполнения решенийЕвропейскогоСудапоправамчеловекаповопросам,затрагивающим основыправовойсистемыгосударстваиегосуверенныеполномочия– правотворческую компетенцию в области регулирования и защиты прав человека, самостоятельностьопределенияпорядкаисполнениярешенийСуда,высшую юридическую силу конституции государства.

Всвязисэтим,современныйэтапразвитиятеориисуверенитетасвязан, преждевсего,спереосмыслениемсущностисуверенитета,разнообразием правовыхформегозакрепленияиюридическихсредствобеспечения.Выбор наиболееприемлемыхвариантовправовоговыражениягосударственного суверенитета, установления его юридических гарантий, реализации народовластия какодногоизважнейшихфактороввнутреннейустойчивостигосударства представляетсяисключительноактуальнымдляюридическойнаукиипрактики государственного строительства.

Цель работы состоит в том, чтобы понять, что такое суверенитет и каковы его проблемы.

Объектом исследования являются внешние и внутренние взаимоотношения государства, предметом – суверенитет государства.

Для достижения поставленной цели следует решить следующие задачи:

-обобщить современные подходы о сущности и понятии государственного суверенитета;

-описать и выделить проблемы государственного суверенитета Российской Федерации.

В процессе выполнения работы были использованы следующие методы исследования:

-изучение научной литературы;

-анализ нормативно – правовых документов регулирующих вопросы суверенитета России.

В соответствии с поставленной целью и задачами структура работы состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемых источников.

1. Сущность и понятия государственного суверенитета: исторические и современные подходы

1.1. Государственный суверенитет в системе современного международного права

В современнойсложной международнойполитической обстановке, характеризующейся ярко выраженным ценностным и политическимпротивостояниеммеждуведущими державами Запада (США, Великобританией, Францией и Германией) и Российской Федерацией, в аргументации представителей обеих противоборствующих сил постоянно употребляются отсылки к нормам международного права и декларацииобуважениигосударственного суверенитета тех или иных государств.Парадоксзаключаетсяв том, что политики и государственные деятели стран Запада предпочитают истолковывать соответствующиенормымеждународногоправа, в том числе международно-правовой статус отдельных государств, а также понятие и признаки государственного суверенитета, подчас прямо противоположным образом, чем политики, юристы и дипломаты нашей страны. Такой правовой релятивизм ни в коем случае не может быть нормальным положением вещей[1].

Деловтом,чтолюбоеправокак идейное и нравственное начало самойприродычеловека,основной функцией которого является регулирование общественных отношений, принципиально не может быть по своей сущности неким релятивистским феноменом, то есть не может выражать относительность и условность своего содержания. Признакамилюбогоправа,втомчислеи международного, являются нормативность, общеобязательность и системность,чтопрямопротиворечитлюбомурелятивистскомупониманиюправа,наиболееемкои ярко выраженному в известной русской поговорке: «Закон – что дышло: куда повернешь – туда и вышло».

Смыслэтойпоговоркисостоитв том, что умный и хитрый человек всегда может истолковать и применить закон так, как ему выгодно. Но такой подход не имеет ничего общего с природой права, более того – это пародия на сам институт права.

Международноепубличноеправо (чаще просто называемое международнымправом)являетсяособой правовой системой, отличной от системы внутригосударственного права. Это отличие состоит в том, что международное право с точки зрения какого-либо конкретного государстварегулируетправоотношенияданногогосударствас иностраннымигосударствами как с равноправными субъектами и содержит в себе все правовые нормы, регулирующие данные правоотношения.

Отсюда вытекают особенности международногоправакак особой системы права, в том числеегосильныеислабые стороны по сравнению с внутригосударственнымправом.

Так, его слабой стороной являетсяотсутствиеединыхи универсальных форм, а также компетентных органов, призванных обеспечить реализацию международно-правовых норм в поведении всех субъектовмеждународногоправа.

Очевидной слабостью выглядитиотсутствиепризнаваемых всеми субъектами международного права международных органов правового контроля,вкомпетенциюкоторыхвходилобыобщеобязательное истолкование международно-правовыхнорми оценка их непротиворечивостиисовместимостидругс другом. Кроме того международное право содержит в себе правовые нормы, относящиеся к внешнеполитическим отношениямгосударствдругс другом, что де-факто не позволяет элиминировать политическую составляющую в международно-правовых отношениях – как государств между собой, так и международных политических и судебных органов с отдельными государствами.

Тем не менее все эти, а также многие другие функциональные и структурные недостатки современной международной правовой системы не дают никаких оснований для релятивизации международного права, осуществляемой в настоящее время в первую очередь ведущимизападнымигосударствами–оппонентами России, – а также связанными с ними международными организациями. Наиболее ярко данная политика выражается встремлениисовременных политических сил Запада снизить до минимума – а в перспективе вообще упразднить – правовойстатусизначение государств как основных субъектов международного права и заменить ихпроизводными международно-правовыми субъектами, функционирующими в качестве международных сетевых структур, выходящих за пределы государственныхграницконкретныхгосударств. Эта тенденция в современной политике получила название глобализации, основнымантагонистомкоторой является в настоящее время основополагающий принципсовременногомеждународного права – концепт государственного суверенитета.

Согласно современному международному праву, только государства являются основными субъектами данной системы права. Все остальные многочисленныесовременные международные организации иинституты,включаятакие мощныемеждународные структуры, как ООН и Евросоюз,являютсятолькопроизводными от государств субъектами международного права,тоесть ихправосубъектностьобразовананаоснове договоров и соглашений между несколькими государствами или даже путем нормативно-правового акта только одного государства. Все ныне существующие международные организацииимеютмеждународно-правовой статус только в силу того, что государства являются их членами, либо по тойпричине,чтоонибыли образованы на основе правового решения одного из государствамира.Этоозначает, что сами по себе международные организации без их связи с государствами не обладают в системесовременногомеждународногоправакаким-либоправовымстатусом,то есть без их отношения к государствам они просто ничто с правовойточкизрения,посколькунеобладаютодним из важнейших свойств любогогосударства–государственным суверенитетом.

Согласнотеориисовременного международного права, любоегосударство,претендующее на признание себя в качестветакового,обязано иметь в наличии, по меньшей мере, три признака государственности: собственное население, собственную территорию и собственную государственную власть, реально осуществляющую управление данным государством. При этом государственный суверенитет являетсянеотъемлемымсвойствомгосударственнойвласти.

Государственный суверенитет с точки зрения международного права означает присущую государству неограниченную полноту власти на своей территорииинезависимостьв международных отношениях.

Государстворасполагаетсуверенитетомнезависимоот величинытерритории,численностинаселения,формы государственнойвластиили политического режима.

Причем государственный суверенитетозначаетпрежде всего фактическую, а не только формальную полноту власти государства на своей территории. Иными словами суверенитет того или иного государствазависитоттого,насколько полно и эффективно данное государство способно самостоятельно осуществлять государственныефункциии решать весь спектр политических,военных,экономических, социальных и других задач повседневной жизни данного государства. Здесь имеется в виду в том числе и возможность осуществления государственногоуправления согласно собственным идеологическимиполитическим представлениям. В классическоммеждународномправе, принципы которого остаются актуальнымиивсовременноммеждународномправе, наличие или отсутствие у государства суверенитета оценивается по признаку эффективности государственной власти, а не по признаку ее легитимности.Международноеправо всегда отдавало приоритет положению де-факто над положением де-юре. Эта же тенденция нашла отражение и в определении суверенитета государства с точки зрения его фактического наличия или отсутствия, а не формально-правовогопонятия.Приэтом проблема легитимности государственнойвластивообще выносиласьклассическим международнымправомза пределы его компетенции.

В настоящеевремявследствие мощной политической интенции «насаждения демократии» повсемумирусостороны США и ЕС, в том числе и при помощиоткрытогополитического насилия в отношении суверенных государств мира, осуществляетсяпопытка вновь ввести проблему легитимности власти государства в сферумеждународногоправа. В частности, подобная попыткапредпринимаетсяв контексте проблемы международногопризнанияправительствтехилииныхгосударств.Новэтойинтенции всё же очевидно в первую очередьееполитическое,ане правовое содержание. В сугубо правовом смысле легитимностьправительствтехили иных государств должна определяться нормами государственногоиликонституционного права соответствующих государств, а не относиться к особой правовой системе международного права.

1.2. Основные понятия государственного суверенитета

Понятие «суверенитет» применительно к государству сформировалось в конце средних веков, когда шла борьба за отделение государственной власти от власти церкви. Суверенитет рассматривался как неотъемлемое свойство государства монопольно и свободно решать все свои дела как внутри страны, так и на международной арене. Буквально – «суверенитет (от английского sovereignity и французского souverainete) – это верховенство, верховная власть. Государство, обладающее суверенитетом, имеет возможность полноправно и самостоятельно осуществлять внутри- и внешнеполитические дела страны и не допускать вмешательства в свою деятельность иностранных государств и других внутригосударственных сил (организаций).

Суверенитет часто испольауется не как научное, а как идеологическое или даже публицистическое определение. Понятие «Суверенитет» возникло как определенная характеристика, атрибут государства. Тема суверенитета раскрыта довольно полно в научных трудах ряда авторов и представляет значительный интерес для изучения.

Впервые в истории политико-правовой мысли Ж. Боден сформулировал и широко обосновал понятие суверенитета как существенного признака государства. По его мнению, суверенитет - это всеобщая, абсолютная и постоянная власть над гражданами и подданными в политическом сообществе.«Выше носителя суверенной власти - только бог и законы природы». Обоснованное Ж. Боденом понятие суверенитета сохраняет актуальность и в настоящее время.

Существует множество подходов к определению понятия «суверенитет».Так, И.А.Умнова укааывает, что суверенитет представляет собой «свойство и способность государства самостоятельно определять свою внутреннюю и внешнюю политику при условии соблюдения прав человека и гражданина, защиту прав национальных меньшинств и соблюдения норм международного права». Ученый Г .А. Василевич определяет суверенитет как важнейшее, основное свойство государства, в силу которого осуществляемая им власть является единой, верховной и независимой. Заслуживает внимания и позиция иавестного правоведа.Д.М. Демичева, которая состоит в том, что суверенитет выражается в возможности и права нации самостоятельно и неаависимо распоряжаться своей судьбой, определять характер своего бытия, самоопределяться в экономической, политической и социально-правовой сфере.

Современный словарь дает трактовку термина «государственный суверенитет», как «способность государственной власти независимо и самостоятельно осуществлять свои функции как внутри страны, так и во взаимоотношениях с другими странами»[2].

Большая советская энциклопедия определяет суверенитет как «верховенство и независимость государственной власти, проявляющиеся в соответствующих формах во внутренней и внешнеполитической деятельности государства»[3].

Первое, что мы видим по мемуарным источникам, – такой термин как «суверенитет», «суверенность» в привычной нам современной интерпретации в XIX веке фактически не применяется. Несмотря на то, что происхождение понятия восходит к XVI веку, нам знакома интерпретация века ХХ. В наше время вопрос суверенности и суверенитета России стал более актуальным, в XIX веке мы можем наблюдать иной подход, иную точку отсчета понятий независимости и автономности государств. Россия же вопрос суверенитета в применении к своей территориальной и политической независимости не рассматривала вовсе, а апеллировала лишь к установленным «международным обязательствам» в применении к иным государствам. Сам же термин «суверенитет» того времени больше относится к суверенитету личности или отдельного класса, чем к государственности.

«Демократия признает суверенным и самодержавным народ, но народа она не знает, в демократиях нет народа. … Социализм утверждает не формальный суверенитет народа, нации, а материальный суверенитет избранного класса, воля которого обладает особенными качествами. Суверенитет пролетариата противополагается суверенитету народа. Пролетариат и есть истинный народ. Но суверенитет принадлежит не пролетариату как факту, а пролетариату как «идее». Социализм в принципе отрицает суверенитет народа, свободное изъявление воли народа и право каждого гражданина участвовать в этом волеизъявлении. В этом он существенно противоположен демократии. …Суверенитет принадлежит не народу, не пролетариату, а Богу, т.е. самой Истине, самой Правде. И Божьей, а не своей воли нужно искать в жизни общества, в жизни государства»[4].

«Никакой суверенитет земной власти не может быть примирим с христианством: ни суверенитет монарха, ни суверенитет народа, ни суверенитет класса. Единственный примиримый с христианством принцип есть утверждение неотъемлемых прав человека. Но с этим неохотно примиряется государство»[5].

У Бердяева категория суверенитета означает своего рода самостоятельность по отношению к другой стороне взаимодействия, приоритет, преимущество в отношении этой стороны и некую «избранность». Эта категория не столько подразумевает суверенитет одного государства по отношению к другому, сколько затрагивает сферу свободы личности, взаимоотношения между личностью и государством, а также суверенитет отдельных классов, в частности, пролетариата. В отношении государства Бердяев в одной из своих ранних работ «Царство духа и царство Кесаря», которая выявляет отношение еще XIX века к этому вопросу, высказывается категорично:«Суверенитет не принадлежит никому. Он есть лишь одна из иллюзий объективации. … Функции государства остаются в условиях этого мира. Но государство имеет лишь функциональное и подчиненное значение. То, что нужно отрицать, так это суверенитет государства. Государство всегда имелотенденцию переходить за свои границы»[6].

Таким образом, Бердяев выводит понятие суверенитета на более абстрактный философский уровень, не связывая его со взаимоотношениями отдельных государств. То же мы видим и в других источниках второй половины XIX века – этот термин не употребляется в привычном нам значении.

В теории государства и права в качестве неотъемлемых юридических свойств суверенитета выделяются единство, верховенство, независимость государственной власти[7].

Верховенство государственной власти выражается в том, что именно власть определяет всю систему правовых отношений в государстве, устанавливает общий правопорядок, правоспособность, права и обязанности государственных органов, общественных объединений, должностных лиц и граждан.

Наиболее полным выражением верховенства государственной власти является верховенство на всей территории государства конституции и других законов, издаваемых высшими органами государственной власти. Верховенство государственной власти России как признак суверенитета Российской Федерации закреплено в ст.4 Конституции РФ 1993 г., которая гласит: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации». В современный период понимание суверенитета, естественно, определенным образом меняется, хотя и остается одним из основных конституционных понятий. Что касается России, то, наверное, самым тревожным и горьким выводом относительно ее самостоятельности, могут быть слова Генерального директора Центра научной политической мысли и идеологии, д. физ-мат. н., д. полит.н., профессора С.С. Сулакшина о том, что страна в 90-е годы утратила государственный суверенитет. Приводя математически просчитанную доказательную базу, С.С. Сулакшин утверждал, «что рост внешней задолженности России на фоне разгрома консолидированного бюджета страны означает единственное: государственного суверенитета в России уже нет, она управляется из-за рубежа»[8]. Однако в 2013 г. коллектив авторов под руководством С.С. Сулакшина опубликовал Проект Конституции России[9], в котором государственный суверенитет включен в ст. 2 как одно из главных конституционных понятий. «Государственный суверенитет, – гласит статья, – способность и возможность самостоятельного принятия государством решений в интересах Народа России и осуществление своих функций, установленных Конституцией России». Кроме того, в Проекте Конституции России имеется еще одна статья 13, которая так и называется «Государственный суверенитет», в которой раскрывается его содержание:

«1. Россия обеспечивает государственный суверенитет всеми имеющимися в ее распоряжении государственными ресурсами.

2. Государственный суверенитет распространяется на материальные и нематериальные объекты, человеческую деятельность и ее результаты на всей территории России. Государство обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне России в порядке, определяемом федеральным законом и признанными Россией нормами международного права.

3. Государственные органы и их должностные лица независимы в реализации предусмотренных законодательством России полномочий от любых иных органов, физических и юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным конституционным и федеральным законами.

4. Действия, направленные на насильственный захват или незаконное насильственное удержание государственной власти, незаконное избрание или назначение на государственную должность, присвоение полномочий государственных органов или их должностных лиц преследуются в соответствии с федеральным конституционным законом».

Таким образом можно констатировать, что государственный суверенитет России все еще существует. Весь вопрос, в какой форме и в каком объеме. Государственный суверенитет России возник как суверенитет государства правопреемника СССР. Россия унаследовала после развала Советского Союза всего лишь 1/15 (одну пятнадцатую) суверенитета СССР – причем, следует особо подчеркнуть, что это наследие было скорее номинально, слабо оформлено юридически и фактически не принималось в расчет США и государствами блока НАТО. На это обстоятельство обращают пристальное внимание многие исследователи. «Базы НАТО, – отмечает профессор С.С. Губанов, – размещены ныне на территории бывшего СССР, на территории стран бывшего Варшавского Договора, в то время как военных баз СНГ на территории стран НАТО нет. Суверенитет пореформенной России обложен по периметру ее границ, окружен со всех сторон, замкнут в геополитическое кольцо. Ничего подобного не знает больше ни одна развитая держава планеты. Не допускал подобного и Советский Союз.

На основании исследования литературы видно, что следует рассматривать три основные аспекта понятия суверенитет:

2. верховная власть,

3. приоритет кого-либо над кем-либо.

Контент-анализ текстов также свидетельствует о том, что забота о суверенитете воспринималась, как обеспечение безопасности государственных границ, государства и его внешних интересов.

2. Проблемы государственного суверенитета Российской Федерации

Суверенные права Российской Федерации имеют общесоциальное назначение и могут рассматриваться как сбалансированная коллективная форма осуществления индивидуальных прав граждан.

Следует учитывать, что свою власть государство получает не непосредственно от индивидов, а от общности граждан, проживающих на данной территории, образующих устойчивое и духовно связное социальное образование – народ. Являясь генетической предпосылкой суверенных прав государства, права индивидов в области публичной власти переплавляются в особый политико-правовой субстрат – народный суверенитет. Это позволяет

рассматривать суверенные права государства в качестве своеобразной конституционно-правовой проекции суверенных прав народа. В современных условиях в Российской Федерации необходимо осознать, что сильное, единое государство возможно лишь с признанием народного и государственного суверенитета.

Реальностью сегодняшнего дня становится сочетание принципов суверенного и правового государства. Следует не согласиться с тем мнением, согласно которому государство, ставящее во главу угла своей деятельности права и свободы человека и гражданина, утрачивает свой суверенитет. Следование нормам права есть поведение, единственно адекватное сущности государства, и это не противоречит принципу суверенитета. В силу правового характера деятельности Российского государства его суверенные права имеют преимущественно конституционно-правовое закрепление и составляют юридическое содержание суверенитета[10].

Суверенные права государства являются более широким по объему понятием, чем компетенция государственных органов. Суверенные права государства – это обусловленные интересами и потребностями народа правовые возможности государства. В то же времякомпетенция государственных органов складывается из совокупности властных полномочий относительно определенных предметов ведения. Для практической реализации суверенные права должны быть переведены в разряд полномочий органов государства по определенным предметам ведения. Без такого перевода они остаются лишь потенциальными.

Не может быть некоего универсального и заранее данного для всех государств перечня суверенных прав. Каждое государство в зависимости от конкретных обстоятельств может актуализировать те права, которые необходимы для выполнения его функций в конкретной исторической ситуации, что говорит о неисчерпаемости суверенных прав. Неисчерпаемость суверенных прав не требует доказательств, если установлено, что государство обладаетсуверенитетом. Такая связь между суверенитетом и суверенными правами позволяет говорить о презумпции неисчерпаемости суверенных прав в отношении суверенного государства.

Суверенными правами может обладать только такое лицо, которое самостоятельно устанавливает собственный правовой статус. Суверенные права – это такие права, которые включаются в качестве элемента самовыводимого (т.е. выводимого из собственных притязаний субъекта) статуса. Субъекты РФ не обладают суверенными правами, поскольку их конституционно-правовой статус установлен не ими самостоятельно, а предопределен волей многонационального народа России. Собственно правовому исследованию могут быть подвергнуты такие суверенные права Российской Федерации, которые уже закреплены в законодательстве либо потенциально могущие быть формализованы в праве при определенных обстоятельствах.

В конституционном законодательстве России можно выделить два уровня формализации суверенных прав государства. На первом уровне распределяются не полномочия конкретных государственных органов, но предметы ведения самого суверена в целом, РоссийскойФедерации. На втором уровне закрепляются конкретные полномочия за государственными органами в рамках тех или иных предметов ведения.

Однако модель закрепления суверенных прав, используемая в Конституции РФ, не дает четкого ответа на вопрос о том, кому принадлежат «предметы ведения» и «полномочия» – публично-территориальным образованиям (федерации и ее субъектам) или же органам государственной власти. Существует позиция, согласно которой предметы ведения – принадлежностьпублично-территориальных образований, а полномочия – принадлежность органов государства.

Также стоит отметить отсутствие в законодательстве четких критериевразграничения таких понятий, как «суверенныеправа», «исключительныеправа», «юрисдикция» и просто «праваРоссийской Федерации». Данные понятия употребляются законодателем бессистемно.

В государственно-правовой литературе отсутствует единство мнений относительно того, какие свои права суверенное государство может передать международным организациям либо инымсубъектам и в каком объеме, сохраняя при этом суверенитет.

Необходимость решения обозначенной проблемы имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку она связана с применением ст. 79 Конституции РФ, предусматривающей возможность передачи Российской Федерацией части своих полномочий межгосударственным объединениям.

Согласно наиболее распространенному подходу к решению обозначенной проблемы государство сохраняет суверенитет до тех пор, пока является обладателем определенного минимума суверенных прав. Однако анализ международно-правовойпрактикипоказывает, что вряд ли возможно определить какой-то конкретный перечень суверенных прав, передача которых влечет за собой утрату суверенитета. Следует заметить что без ущерба для суверенитета государство в принципе может передать межгосударственному объединению либо другому государству любые свои права. Ключевым моментом является то, чтобы такая передача происходила по собственной воле государства, и чтобы оно вправе было при необходимости вернуть себе ранее делегированные права[11].

Поиск некоего минимального набора полномочий, составляющих содержание суверенных прав, представляется несостоятельным также потому, поскольку, по сути, означает перевод суверенитета в разряд количественных характеристик, что противоречит сущности данного феномена.

Помимо этого, не совсем обосновано вести речь о передаче суверенных прав. Представляется, что суверенные права выступают в качестве неотъемлемого элемента суверенитета (наряду с его признаками) и их передача означала бы обеднение сущностного содержания суверенитета. В целях международного сотрудничества суверен может передать международным организациям или другим государствам не суверенные права, а отдельные полномочия, составляющие содержание суверенных прав. При этом сами суверенные права остаются принадлежащими суверену. Государство вправе в любое время, исходя из интересов своего народа, вновь перевести данные суверенные права в активное состояние, аннулировав ранее произошедшее делегирование отдельных полномочий.

Решение проблемы сохранения суверенитета при участии в интеграционных процессах может быть найдено не в поиске неотъемлемых прав и полномочий, а при комплексном анализе политико-правовых связей, сложившихся между государствами-участниками интеграции. Представляется, что той критической точкой, за которой утрачивается суверенитет, является утрата государством возможности самостоятельно и в одностороннем порядке определять собственный правовой статус. Поскольку таковой закрепляется, как правило, в конституции, то в рамках интеграционных процессов суверенитет государства может быть защищен только при условии сохранения высшей юридической силы конституции государства в его правовой системе.

С учетом изложенного, в целях применения ст. 79Конституции РФ международный договор, влекущий за собой такое юридическое последствие, как утрата Российской Федерацией суверенитета (например, в случае вступления в качестве члена в новое союзное государство), может быть ратифицирован палатами Федерального Собрания РФ только после пересмотра Конституции РФ. Интеграционный процесс в данном случае должен проходить последовательно следующие этапы:

-федеральный референдум по вопросу об утрате Российской Федерацией суверенитета;

-подписание соответствующего международного договора ( о создании союзного государства);

-пересмотр Конституции РФ в порядке, установленном ст. 13Конституции РФ (отличительной чертой новой Конституции должно быть отсутствие упоминаний о суверенитете России и наличие комплекса норм, определяющих новый несуверенный статус России);

-ратификация соответствующего международного договора.

Рассматривая проблемы ограничения суверенитета тех государств, которые создают угрозы для всего человечества можно отметить, что суверенитет не может служить оправданием нарушения основополагающихпринципов международного права, в том числе, нападения на другие государства, нарушения прав человека, создания угрозы международной безопасности. В случае нарушения указанных принципов государство не может ссылаться на свой суверенитет, поскольку идея суверенитета – идея правовая и, в конечном счете, служит высшим правовым ценностям человечества.

Заключение

Основнымантагонистомконцепта государственного суверенитета в современной мировой политике и международном праве является концепт глобализации. Понятие глобализации в современном мире имеетогромноеколичество аспектов.Этопреждевсего экономическая глобализация, под которой подразумевается выходящее за пределы существующихгосударственных границ объединение мировых рынков и факторов промышленного производства, мощное развитие коммуникационных и информационных систем, либерализация торговли и финансовых услуг. Другим важнейшим аспектом международнойглобализацииявляютсяобщиесоциальные проблемы современного мира – такие, как защита окружающей среды, функционирование связи и транспорта, межгосударственная миграция населения,борьбасмеждународнымтерроризмомит.д.

Глобальные экономические и социальные проблемы современного мира оказывают огромное воздействие на работу современногогосударственногомеханизма.Новация здесь состоит в том, что государства в наше время для решения указанных проблем всё в меньшей степени зависят от политическихрешенийдруг друга, поскольку ни одно из нихводиночкунеспособно эффективнорешатьданные глобальные задачи. Поэтому в функциональном смысле глобализацияисходитизфакта ослабленияспособностисовременных государств в одиночкурешатьсобственные проблемы.

Ответнасовременныеглобальныевызовысостороны государствамноговариантен и неоднозначен. Здесь не может быть одного единственно верного решения. Суверенитет государства означает его право на выбор собственного подхода к решению глобальных проблем современности ради эффективного осуществления своих функций.

Современные крупные западные государства пошли в этом отношении по собственному пути – пути политико-правовойглобализации,означающей принципиальное согласие властей данных государств с необходимостью качественно ослабить их государственный суверенитет. Подобное решениеисходитизконстатации неспособности современных государств решать глобальные задачи. При этом ослабление государственного суверенитета предлагается компенсировать созданием глобальных – то есть не обусловленных территориально – структур власти и управления. Это означает, с одной стороны, глобальнуюкооперациюгосударств подконтролемглобальных структур, а с другой стороны, усиливающуюсянезависимость данных структур от самихгосударствзасчетприсвоения ими первичного суверенитетаданныхгосударств –инымисловамисоздание так называемого глобального (или мирового) правительства.

Концепт мирового правительства – это не пропагандистская страшилка современных политическихмаргиналов,а совершенно открытая интенцияпроцессасовременной политико-правовой глобализации.

Глобализация радикально поставила под сомнение значимость государственного суверенитета и даже изменила статус государства как основного субъекта международного права. Территориальный суверенитет государства также стал намногоболеепроницаем.

Географические границы государстввсеболееутрачивают свое значение. Глобализация релятивировала государственный суверенитет, существенно ограничив его возможности и полномочия.

Современная Россия стоит передважнейшимцивилизационным и ценностным выбором в своей истории: пойдет ли она по нелегкому пути усилениясвоегогосударственного суверенитета или же выберет проторенныйЗападомпуть политико-правовой глобализации?Первый вариантозначат верность страны своим духовным,политическим,социальным и культурным традициям, в то время как второй вариантпредполагаетрадикальный ценностный разрыв с основами русской цивилизации и копирование богатого западного опыта постепенной ликвидации собственного государственногомеханизмаи замещенияегофункцийсовременныминаднациональными глобальными структурами–предтечамибудущего мирового правительства.

Будущее России во многом будет зависеть от ценностного выбора, сделанного ею здесь и сейчас.

Список используемой литературы

1.Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 25. Ст. 2728.

2."Конституция Российской Федерации"(принята всенародным голосованием 12.12.1993)(с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)

3.Алексеев С.С. Государство и право: Учебное пособие (ГРИФ). М.: Проспект, ТК Велби. С. 215.

4.Бердяев Н.А. Судьба России. М.: ООО «Издательство В. Шевчук», 2000. С. 386–387.

5.Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. Гносеологическое введение. М.: ООО «Издательство В. Шевчук», 2000. С. 465.

6.Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала ХХ века. М.: ООО «Издательство В. Шевчук», 2000. С. 42.

7.Большая советская энциклопедия: В 30 т. М.: Советская энциклопедия, 1969–1978.

8.Доржиев Ж.Б .Теориягосударства и права: Учебно-методическое пособие: Изд-во ВСГТУ, 2005-345с.

9.Иванец Г.И., Калинский И.В., Червонюк В.И. Конституционное право России: Энциклопедический словарь / Под общей ред. В.И. Червонюка. М.: Юрид. лит., 2002. 432 с.

10.Кулапов В.Л. Теория государства и права: Учебник (ГРИФ) / Кулапов В.Л. Малько А.В. – М.: НОРМА. 2008. 384с.

11.КоммерсантЪ, 27 октября 2006 г 202 (3533).

12.Конституция России (проект) / Под общ. ред. С.С. Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2013.

13.Кузьмин Э.Л. О государственном суверенитете в современном мире // Журнал российского права. — 2006. — № 3.

14.Лебедева М.М Современные глобальные проблемы мировой политики. М., 2009-256с

15.Сулакшин С.С. Измена. 90-е: власть против народа. СПб.: ИГ «Весь», 2014. С. 24–25

16.Шульженко. Ю.Л. Труды Института государства и праваРоссийской академии наук № 2/2009.

17.Бердяев Н.А. Демократия, социализм и демократия // #"all">

[1] Алексеев С.С. Государство и право: Учебное пособие (ГРИФ). М.: Проспект, ТК Велби. С. 153.

[2] Иванец Г.И., Калинский И.В., Червонюк В.И. Конституционное право России: Энциклопедический словарь / Под общей ред. В.И. Червонюка. М.: Юрид. лит., 2002. – с.115.

[3] Большая советская энциклопедия: В 30 т. М.: Советская энциклопедия, 1969–1978. – с.256.

[4] Бердяев Н.А. Демократия, социализм и демократия // http://www.vehi.net/berdyaev/demokratiya.html.

[5] Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. Гносеологическое введение. М.: ООО «Издательство В. Шевчук», 2000. С. 465.

[6] Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. Гносеологическое введение. М.: ООО «Издательство В. Шевчук», 2000. С. 465.

[7] См.: Алексеев С.С. Государство и право: Учебное пособие (ГРИФ). М.: Проспект, ТК Велби. С. 215.

[8] Сулакшин С.С. Измена. 90-е: власть против народа. СПб.: ИГ «Весь», 2014. С. 24–25

[9] См.: Конституция России (проект) / Под общ. ред. С.С. Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2013.

[10]Сулакшин С.С. Измена. 90-е: власть против народа. СПб.: ИГ «Весь», 2014. С. 24–25

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.