Разделение властей в государстве: теория и опыт

Тип:
Добавлен:

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

ИНСТИТУТ ПРАВОВЕДЕНИЯ

ЗАОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

КАФЕДРА ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПО УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

«ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА»

Тема: «Разделение властей в государстве: теория и опыт»

Выполнил:

Проверил:

доцент Клепцова Т.Н.

Москва 2006

Содержание

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 3

1.

Понятие системы разделения властей в государстве, историко–правовые корни ее возникновения и развития . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 4

2.

Ветви власти как единый механизм взаимодействия в структуре государства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 9

2.1. Законодательная власть и ее органы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 11

2.2. Исполнительная власть и ее органы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 13

2.3. Судебная власть и ее органы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 19

3.

Реализация принципа разделения властей в Российской Федерации

. . . . . . . . . 22

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 30

Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . 31

Введение

Разделение властей исторически известно давно, его использовали еще древние греки и римляне, чтобы обезопасить государственный строй от изменений и чрезмерной концентрации власти в одних руках.

Теоретическая концепция разделения властей в государстве была сформулирована англичанином Джоном Локком (1632-1704) и затем получила относительно законченный и аргументированный вид в работах французского государственного деятеля Шарля Монтескье (1689-1755). В интерпретации Ш. Монтескье концепция разделения властей получила свое отражение и закрепление в конституционных актах, многие из которых сохраняют свое действие и по сегодняшний день. Именно поэтому Ш. Монтескье по праву считается основоположником данной теории.

За прошедшие столетия принцип разделения властей выдержал испытания временем, развивался и совершенствовался, и ныне занимает ведущее место в конституционном конструировании властных структур, распределении функций и полномочий между ними во всех странах развитой демократии. На современном этапе разделение властей - это политико-правовая доктрина и конституционный принцип, лежащий в основе организации власти любого демократического государства.

Теория права предлагает разные варианты механизма действия принципа разделения властей. По общему правилу, вытекающему из принципа разделения властей, законодательная и исполнительная власти, а также судебная власть не должны подменять друг друга и не должны вторгаться в осуществление функций, зарезервированных за каждой из них. Но очень многое зависит от конкретной ситуации, существующей в стране, и от сложившихся обыкновений.

В недалеком прошлом России, в советское время, данный принцип не находил отражения в отечественной правовой концепции. Более того, сам факт разделения властей отрицался как идеологически несоответствующий общей стратегической цели социалистического государства.

На рубеже 90-х годов XX века Россия вступила в период реформ. Меняются многие принципы жизни общества, появляются новые идеологические основы функционирования, устройства, развития государства. Все прочнее в нашу жизнь входят такие понятия, как гуманизм, демократия, правовое государство, гражданское общество и многие другие. Одной из базовых концепций построения нового Российского государства стал принцип разделения властей, который был закреплен в качестве основы конституционного строя Российской Федерации в Конституции 1993 года.

В этих условиях чрезвычайно важно знать, в чем значимость данного принципа для сегодняшней России, как он реализуется и почему его сохранение и реализация — одна из важнейших предпосылок продвижения России по пути демократии.

1. Понятие системы разделения властей в государстве, историко–правовые корни ее возникновения и развития

Разделение властей - принцип, согласно которому власть в государстве осуществляют три независимые ветви власти (исполнительная, законодательная и судебная), уравновешивающие друг друга.

Разделения власти - один из основополагающих принципов построения правового государства. Поскольку понятие «разделение власти» достаточно широко, неотделимо от понятия «власти» и принимает при этом самые различные формы выражения, представляется целесообразным проследить исторический путь развития данного понятия.

Разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов, в которой рано обнаружились две устойчивые тенденции: концентрация власти в одних руках или в одном институте и потребность разделить власть, труд и ответственность. Отсюда и два следствия, вытекающие из этого двойственного отношения к власти: борьба за власть уже разделённых институтов и против её разделения, с одной стороны и стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество от столкновений между ними с другой.

Первое крупное разделение власти разграничило политическую и религиозную власти. Оно же сопровождалось и длительной борьбой за унификацию власти, преобладание светской власти над религиозной, или господство церкви в светской жизни общества. Соперничество между ними продолжалось многие столетия, всё средневековье и начало Нового времени как на Западе, так и в России. Оно далеко не завершено для многих государств и обществ и поныне, при этом исход его далеко не однозначен в разных регионах мира.

Наряду с этим, в самом светском государстве рано началось разделение профессиональных функций власти. Если не учитывать общество при военной демократии, то уже и в Афинской, и в Римской республиках граждане стремились не допустить концентрации власти в одних руках. Например, в Афинах законодательная власть принадлежала Народному Собранию, исполнительная — Совету пятисот и коллегии стратегов и архонтов, судебная — ареопагу как верховному судебному органу.

В Риме главным государственным органом был сенат, обладающий правом толковать законы, а также накладывать вето на некоторые решения народного собрания. Из числа сенаторов выбирались народным собранием лица, которые должны были занимать государственные должности (консулы, преторы, наместники, эдилы и т.д.). Вторым по значимости государственным органом в Риме являлось это народное собрание, обладавшее правом принятия законов и избиравшее коллегии, которые осуществляли правительственную власть. Судебные функции в Риме были возложены на восьмерых преторов, избираемых сенатом.

По мере развития исторического процесса происходило разделение власти между центральным и местным управлением (самоуправление), формировалась всё более сложная политическая система общества, властей разных уровней и с разными функциями. Развитое разделение власти стало в конце конов одной из организационных основ государства Нового времени, которое функционирует как система функционально разграниченных, но и связанных между собой учреждений, аппаратов и органов власти.

Феодальная организация власти предполагала, как правило, объединение в лице властелина законодательных, исполнительных и судебных функций, включая функциональное и территориальное разделение власти между монархическим центром и провинциальными (городскими) парламентами, а также органами местного самоуправления с сословным представительством частично избранных, частично включённых в него «по праву» из числа именитых горожан. Децентрализованное феодальное средневековое государство допускало заметное упрочение местных парламентов, которые особенно укрепились в Западной Европе в XIII–XIV веках и в последствии стали основой возникновения парламентов и в государственных центрах абсолютистских монархий.

Другой основой разделения власти стали различные королевские советы, обычно очень замкнутые и узкие, нередко олигархического типа. Помимо того, существовали и эпизодические сборы (ассамблеи) правящих феодальных верхов, феодальные союзы (лиги).

Решающий этап институционального и функционального разделения государственной власти наступил в начальный период Нового времени (XVII в.). В этот период феодальное децентрализованные государства уступило место централизованным абсолютистским монархиям в большинстве стран Западной Европы. Центральная власть теперь нуждалась в более развитом и эффективном аппарате управления и обороны, который неизбежно должен был быть специализирован и разделён. Развивающаяся в то же время торговая и промышленная буржуазия поддержала на первых порах абсолютистской монархический центр и способствовала его укреплению, но при этом получила и доступ к власти. Доступ этот был открыт, прежде всего, в нарождавшиеся центральные парламентские (законодательные и представительные) структуры, поэтому власть оказалась до известной меры разделённой между сословиями и классами.

«Дальнейшее развитие разделённых властей шло несколькими параллельными путями: происходила централизация парламентских структур, смещение парламентаризма в центр со всей идеологией и техникой формирования представительной власти (её выборностью, принципами организации и т.п.); укреплялась и совершенствовалась центральная правительственная исполнительная власть и особенно её аппаратов, кадров государственных служащих; завершилось формирование возникшей в феодальном средневековье системы надзора и отправления правосудия, передачи судебных функций от властвующей (сеньориальной) верхушки - специализированным судебным органам».[1]

Этот объективный процесс получил теоретическое обоснование в политико-философской теории разделения властей и сопровождался проектами гражданского общества и правового государства, и конституционного строя, реализация которых была необходимым условием эффективного разделения власти и в свою очередь зависела от разделения её на три относительно автономные, взаимосвязанные и контролирующие друг друга власти.

Сама идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей сопровождает поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. В зачаточном состоянии она присутствовала уже во взглядах древнегреческих философов Аристотеля (384-322 г.г. до н.э), Эпикура (341-270 до н.э.), Полибия (210-123 до н.э.) и др. Однако, как основополагающий принцип составного учения о демократическом государстве он был сформулирован Д. Локком и развит Ш. Монтескье. При этом теоретическая база была подготовлена всем объективным ходом истории, а толчком к её оформлению послужили буржуазны революции в Англии (1640–1648 гг.) и в последствии во Франции (1789–1794 гг.).

В основании политической философии Локка лежит идея собственности («Трактаты о правительстве»). По Локку, государство и гражданское общество покоятся на частной и личной собственности. На основе общественного договора учреждается государство — социальный институт для охраны собственности и разрешения связанных с собственностью недоразумений. Но и в государственном состоянии собственность не вполне оберегаема, например, от произвола абсолютной монархии. Для того чтобы охрана собственности не зависела исключительно от воли властей, люди создают законы и законодательство. Но и в обществе законов вероятно беззаконие, поскольку всегда остаётся значительная свобода для толкования и применения законов. Когда, например, судьями являются сами правители, они склонны судить, руководствуясь теми же целями, что и в процессе правления. А это чревато фактическим беззаконием.

Дж. Локк в этой связи констатирует: «…Абсолютная деспотическая власть или управление без установленных постоянных законов не могут ни в коей мере соответствовать целям общества и правительства… Абсолютная монархия, которую некоторые считают «единственной формой правления в мире», …несовместима с гражданским обществом и, следовательно, не может быть формой гражданского правления».[2] При этом учёный пояснял: поскольку абсолютная монархическая власть сама не подчиняется закону, то, следовательно, она не может обеспечить подчинение ему и других властей и лиц. Такая власть не способна также гарантировать и естественную свободу человека.

Отсюда и следует главный вывод, составивший основу концепции разделения властей по Локку: власть должна быть разделена законодательную, исполнительную и судебную с передачей каждой из ветвей власти особому кругу лиц. В условиях ограниченной монархии на первое место выдвигается законодательная власть, именно она образует «первую ветвь власти». В соответствии с этим видением вопроса, полномочия принимать законы (законодательная власть) возлагаются на парламент, полномочия осуществлять их (исполнительная власть) — на монарха и правительство (кабинет министров), а судебную власть имеет смысл пропорционально поделить между аристократическим и демократическим сословиями. Все виды публично-властной деятельности и реализующие их государственные органы располагаются в иерархическом порядке. Верховной властью объявляется законодательная власть. Все иные ветви власти подчиняются ей, но вместе с тем оказывают на нее активное воздействие, то есть реализуется принцип сдержек и противовесов.

Наиболее полно и последовательно концепция разделения властей изложена в трудах Ш. Монтескье, человека, известного не только как прогрессивного теоретика, но и как опытного практика государственно-правовой деятельности, понимающего проблемы неэффективного функционирования государственных органов. В своей фундаментальной двадцатилетней работе «О духе законов»(1748) Монтескье изложил результаты длительного исследования политико-правовых установлений нескольких государств, целью которого являлось создание системы безопасности граждан от произвола и злоупотреблений властей, обеспечение политических свобод.

В итоге, Монтескье пришел к выводу, что «…свобода возможна при любой форме правления, если в государстве господствует право, гарантированное от нарушений законности посредством разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, которые взаимно сдерживают друг друга».

Как считал Монтескье, чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли взаимно сдерживать друг друга. «…Возможен такой государственный строй, при котором никого не будут понуждать делать то, к чему его не обязывает закон, и не делать того, что закон ему дозволяет…».

Идеи, формулируемые Монтескье, интересны во многих отношениях, и прежде всего определением взаимосвязи, устанавливаемой между правомерным правлением и разделением властей. Это разделение вступает как их взаимное сдерживание. Такое взаимное сдерживание - гарантия от злоупотребления. Препятствие злоупотреблению властью есть гарантия обеспечения свободы. Наконец, сама свобода имеет место тогда, когда никого нельзя принуждать делать то, к чему его не обязывает закон. Или же когда, напротив, человеку не дозволяют совершить то, что ему запрещено законом. Таким образом, разделение властей не самоцель, а средство осуществления правомерного, легитимного правления, и, следовательно, обеспечение свободы.

Каковы же те власти, которые должны быть взаимно сбалансированы? Монтескье считал: «…В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского. В силу первой части государь или учреждение создает законы, временные или постоянные, и исправляет или отменяет существующие законы. В силу второй он объявляет войну или заключает мир, посылает и принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашествия. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной, а вторую - просто исполнительной властью государства».[3]

На первый взгляд, может показаться несколько странным, что наряду с законодательной фигурируют две исполнительные власти. Но объясняется это тем, что вторая и третья по перечислению власти, в отличие от первой, сами законы не принимают, а обеспечивают их осуществление. В одном случае при посредстве правительственной деятельности, в другом- посредством судебной деятельности.

В этом смысле можно говорить о том, что и та, и другая обеспечивают исполнение закона. Но смешивать их не допустимо. Указания на то, что соединение различных властей в руках одного лица или органа неизбежно ведет к удушению политической свободы, составляет основу самой доктрины разделения властей по Монтескье. Если, однако, соединение двух первых властей - это еще лишь потенциальная угроза тирании, то соединение их с судебной неизбежно ведет к гибельным последствиям.

«Не будет свободы..., если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной». Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Если соединены все три власти, то в этом случае неизбежны установление самого жесточайшего деспотизма и полная гибель свободы.

Доктрина, созданная Ш. Монтескье, не ограничивается вычленением трех ветвей власти и показом опасности их соединения в руках одного лица или органа. Не менее важна и другая сторона этой доктрины - рассуждение о том, не приведет ли расчленение властей к параличу власти, к безвластию, при которых также неизбежны разрушение государства и гибель свободы. Предотвратить подобное развитие событий могут согласованность и взаимодействие властей.

Позднее теория разделения властей получила сильное практическое и теоретическое развитие в трудах большого количества философов и мыслителей. Прежде всего, следует упомянуть труды Ж.-Ж. Руссо. В отличие от Монтескье, Руссо считал, что законодательная, исполнительная и судебная власти - особые проявления единой власти народа. Точка зрения Руссо отвечала требованиям времени и обосновывала революционные процессы во Франции конца XVIII века. Если Монтескье пытался найти компромисс, то Руссо обосновывал необходимость борьбы с феодализмом. Как взгляды Монтескье, так и взгляды Руссо нашли свое наиболее полное и последовательное отражение в Конституции США 1787 года.

Преамбула к этому документу гласит: «Мы, народ Соединенных Штатов...» [4], отражая тем самым то, что народ является единственным источником власти. Наряду с утверждением единства источника власти, в Конституции США проводится очень четкое организационно-правовое разделение властей. Также в этом документе нашла свое отражение система «сдержек и противовесов»: были предусмотрены и процедура импичмента, и отлагательное вето президента, и многие другие институты, которые являются составной частью современного права.

В России идея разделения властей как принципа либерализма впервые в наиболее чёткой форме была выражена М.М. Сперанским (1772–1839), который в своих проектах государственных преобразований считал, что законодательная власть может быть вручена двухпалатной Думе, главой исполнительной власти должен являться монарх. Реализация судебной власти возлагалась автором на судебную системой, включающую суд присяжных и завершающийся высшим судебным органом — Сенатом. Необходимо заметить, что проект Сперанского не только осуществлял принцип разделения властей с учётом определённых сдерживающих факторов, но и предусматривал механизм их согласованного действия, чтобы избежать возможного противостояния трёх ветвей власти.

Идеи П.И. Пестеля (1793–1826), изложенные в его «Русской Правде», в качестве формы государственного правления предусматривали республику. В теории разделения властей, предложенной Пестелем, «принимается правило определённости круга действий», то есть, чётко устанавливаются компетенции законодательной, исполнительной и «блюстительной»[5] власти. Более того, Пестель настаивал на том, чтобы каждому государственному органу «были присвоены точные и неизменные функции», а механизм действия законодательной и исполнительной власти, а также государственное устройство определялся Конституцией».

2. Ветви власти как единый механизм в структуре современного государства.

За более чем двухсотлетнюю историю своего существования концепция разделения властей, непрерывно совершенствуясь, нашла очень широкое применение в государственно-правовой практике многих стран

Современная теория разделения властей отнюдь не предполагает создание «китайской стены» между различными ветвями власти. Да это и невозможно, поскольку речь идет о едином институте, единой государственной власти. В государстве не может быть несколько различных по своей сущности властей: это исключается концепцией государственного суверенитета[6]. В условиях редкого в истории и кратковременного двоевластия, по существу, имело место переплетение разных по своей сущности властей – политической и государственной. Единство государственной власти при необходимом разграничении ее ветвей порождает переплетение некоторых элементов, их взаимодействие, взаимозависимость, взаимопроникновение. Например, акты с названием «законы» вправе принимать за редким исключением только представительный орган народа – парламент, олицетворяющий законодательную власть. Но, в ряде стран понятие парламента является более широким, наряду с избираемой нижней палатой парламент включает не избираемую прямыми выборами верхнюю палату и главу государства, без подписи которого закон не имеет юридической силы. Подписывая законы, обладая правом вето (от лат. «ветаре» – запрещать), глава государства участвует в осуществлении законодательной власти. Кроме того, в конституциях ряде стран допускается называемое делегированное законодательство или принятие органами исполнительной власти актов, имеющих законную силу.

В сферу законодательной власти вмешиваются также и органы судебной власти – верховные и конституционные суды, конституционные советы. Они вправе объявлять законы неконституционными и тем самым лишать их юридической силы.

В свою очередь парламент тоже может осуществлять отдельные исполнительные и судебные функции. Так, парламент иногда подменяет исполнительную власть, обладает некоторыми судебными функциями: в одних странах он наделен полномочием на принятие обвинительного заключения и предания суду высших должностных лиц, в других рассматривает дело в порядке импичмента по правилам судебного процесса.

В связи с отмеченным взаимопроникновением ветвей власти концепция разделения властей получила еще два важных дополнения: положения о необходимости баланса властей и о системе сдержек и противовесов. Обе проблемы решались еще при принятии конституции США, но их окончательное правовое регулирование сложилось позже – в практике Верховного суда США при толковании конституции. Создатели конституции США стремились к уравновешиванию ветвей власти, с тем, чтобы ни одна из них не была такой, которая могла бы возвысится над другой, подавлять другую или другие. Их скоординированность получила название баланса властей.

Те же цели, хотя и в несколько ином выражении, имеет система сдержек и противовесов: каждая ветвь власти не только уравновешивает, но и ограничивает другую (другие). Президенты некоторых стран не могут распустить конгресс (парламент), но и конгресс не может сместить президента и руководимых им министров (кроме случаев импичмента); президент мог задержать закон конгресса путем отлагательного вето, но конгресс преодолевал его установленным голосов и т.д. В отличие от президентской республики, в парламентарной республике или парламентарной монархии система сдержек и противовесов имеет другие механизмы действия. Там, например, можно уволить правительство, выразив ему вотум недоверия, однако глава государства имеет выбор: уволить правительство или распустить парламент с назначением новых выборов.

С совершенствованием системы сдержек и противовесов связаны и определенные «модификации», которым в отдельных государствах подверглась организационно-правовая сторона принципа разделения властей.

Так, конституционные доктрины ряда стран Латинской Америки исходит из существования еще одной власти - учредительной, что связано с частыми государственными переворотами. Существование четвертой - учредительной власти отмечают и некоторые французские специалисты по сравнительному конституционному праву.

В связи с концепцией, которая предусматривает возможность отделения президента от исполнительной власти и характеризует его как главу государства, встает вопрос об особой ветви власти - арбитражной. Во французской Конституции 1958 года, например, говорится, что президент своим арбитражем обеспечивает нормальное функционирование публичных властей. Аналогичные формулировки включены в 90-х годах в Конституции Румынии и некоторых стран Африки.

Все эти «новшества» - это, скорее, попытка приспособить классическую теорию к реальным особенностям конкретных государств. Суть же теории при этом не меняется, так как не меняется главное - система сдержек и противовесов. Количество называемых или существующих в государстве ветвей власти не столь важно, сколь важно обеспечение механизма, не позволяющего узурпировать всю власть в руках одного государственного органа или одной ветви власти.

С позиций совершенствования системы сдержек и противовесов может быть объяснена и преобладающая в ряде стран тенденция к укреплению исполнительной власти: чрезмерное вторжение парламента в сферу правительственной деятельности неизбежно влечет за собой правительственную нестабильность и чехарду, что может привести к серьезным политическим осложнениям и даже крушению режима, а это не очень желательно.

Вместе с тем, единство государственной власти не исключает различий в способах ее осуществления теми или иными органами государства, не отменяет возможных конфликтов властей на правовой основе (различия, а ,следовательно, противоречия при решении конкретных государственных задач неизбежны уже в силу самого факта существования нескольких ветвей власти), но состязание на правовом поле требует не доводить разногласия до борьбы. По принципиальным вопросам государственной политики все ветви власти должны действовать согласованно, иначе невозможно управлять обществом – альтернативой этому являются анархия и распад. Такое развитие событий, когда противоречия властей доводится до стадии борьбы, как показывает опыт отдельных государств постсоциалистического пространства и развивающихся стран, имеет только разрушительный характер.

Выше речь шла о горизонтальном разделении властей на уровне государства как целого, без учета особенностей его территориально-политического устройства. Вместе с тем, в федерациях и унитарных государствах, имеющих автономные образования политического характера, основные законы (Конституции) решают вопросы о вертикальном разделении властей (государственной власти федерации и государственной власти ее субъектов) и (в связи с концепцией публичности территориальной власти) дальнейшее деление государственной власти и власти местного самоуправления. Первая проблема решается на основе разграничения полномочий (предметов ведения) между федерацией и ее субъектами путем установления исключительных полномочий федерации, принципа верховенства федерального закона в сфере совместных полномочий и верховенства закона субъекта федерации в сфере полномочий, отнесенных к его ведению. С автономией дело обстоит несколько иначе: в конституциях и иных законах четко перечисляются вопросы, по которым органы политической автономии могут принимать местные законы.

Таким образом, одним из преимуществ государственной системы, основанной на принципе разделении властей, является относительная стабильность внутриполитического положения государства, потому что разделение властей позволяет выходить из критических ситуаций на основе норм конституции, посредством консенсуса социальных сил.

2.1. Законодательная власть и ее органы

В соответствии с современной концепцией разделения властей главенствующее место среди ветвей государственной власти принадлежит законодательной. Исполнительная и судебная ветви власти хотя и имеют свою сферу деятельности, но действуют от имени и во исполнение закона.

Законодательная власть осуществляется прежде всего общегосударственным представительным органом, а в субъектах федерации, в автономиях политического характера – также местными законодательными органами. Общегосударственный представительный орган может иметь различные названия (национальное или народное собрание, конгресс, меджлис и т.д.), но за ним утвердилось обобщенное название «парламент» (от французского «парле» – говорить).

Парламент - коллегиальный избираемый представительный орган, обладающий исключительным правом принимать нормативно-правовые акты высшей юридической силы (законы).

Приведённое выше определение нуждается в определённой корректировке. Во-первых, часть парламента (как правило, его верхняя палата), может полностью или частично назначаться (палата лордов в Великобритании). А, во-вторых, существуют парламенты с ограниченной компетенцией, которые делят свои законодательные полномочия с правительством (например, Франция).

Наряду с законодательной, парламент может обладать и многими другими функциями. Он формирует другие высшие органы государства, например, в некоторых странах избирает президента, образует правительство, назначает конституционный суд, ратифицирует международные договоры, заключенные правительством, объявляет амнистию и др.

Значение парламента в современном обществе огромно. Он является выразителем интересов различных политических сил, ареной поиска компромиссов. Хотя, в ряде случаев, в парламентской деятельности доминируют мелкие интересы, личные амбиции, как это бывает в некоторых странах СНГ.

Под парламентом обычно понимают однопалатный представительный орган или нижнюю палату двухпалатного парламента, хотя с юридической позиции это понятие гораздо сложнее. В англосаксонском праве парламент – это триединое учреждение, включающее главу государства (монарх Великобритании, президент Индии), верхнюю и нижнюю палаты (при этом закон, как правило, может быть принят при согласии всех этих трех составных частей). В некоторых странах с влиянием англосаксонского права, где главой государства является президент и существует одна палата, парламент рассматривается как двуединое учреждение, состоящее из главы государства и палаты парламента. В Германии, Франции, а также некоторых других странах под парламентом понимаются две его палаты, глава же государства не является составной частью парламента. Наконец, в некоторых странах, таких как Египет, глава государства рассматривается как часть однопалатного парламента.

Палаты парламента имеют разные названия (нередко – палата депутатов и сенат), но для обобщения их принято называть верхней и нижней. Верхняя палата в большинстве случаев имеет историческое значение и, как правило, обладает меньшими полномочиями, чем нижняя.

Верхняя палата может быть либо «слабой», когда она в состоянии отсрочить принятие решения нижней палатой парламента, но не воспрепятствовать ему, поскольку ее вето может быть преодолено последней, либо «сильной», когда без ее решения закон не может быть принят.

Глава государства является участником законодательной власти независимо от того, охватывается ли он понятием «парламент», поскольку утверждает принятый закон своей подписью. Лишь в тех странах, где глава государства не подписывает законы, не обладает правом вето, он фактически не участвует в законодательстве. Но таких стран гораздо меньше, чем первых и, как правило, законы принимаются парламентом, а издаются главой государства (в связи с этим ниже мы рассмотрим институт промульгации законов).

В зависимости от полномочий различают три вида парламентов:

- с неограниченными полномочиями;

- с ограниченными полномочиями;

- консультативные.

Считается, что в связи с концепцией верховенства парламента парламенты с неограниченными полномочиями существуют в большинстве стран. Такой парламент может принять решение по любому вопросу, однако и в таких случаях есть прерогатива главы государства. В тех странах, где принято жесткое разделение властей, а также там, где есть органы конституционного контроля, обладающие правом объявлять законы неконституционными, концепция верховенства парламента подвергается определенным ограничениям.

Парламенты с ограниченными полномочиями существуют во Франции и некоторых франкоязычных странах. Конституции таких стран перечисляют вопросы, по которым парламент может издавать законы – законы-рамки, устанавливающие основы правового регулирования (более детальное регулирование вправе осуществлять исполнительная власть), и «исчерпывающие законы», т.е. издаваемые по вопросам, которые могут регулироваться только парламентом. Все остальные вопросы составляют так называемую сферу регламентарной власти. По ним издаются нормативные акты президента, правительства, министров, парламент же в эту сферу не должен вмешиваться.

Консультативные парламенты существуют в некоторых мусульманских странах. Иногда они принимают законы с одобрения монарха, иногда вообще не могут издавать законы. Функции их носят чисто консультативный характер, и выражает мнение народа данного государства по конкретному вопросу, хотя это мнение никакого решающего значения не имеет.

Основная законодательная работа парламента сосредоточена в комитетах и комиссиях. Член парламента должен быть членом хотя бы одного комитета или комиссии. Как правило, разница между комитетом и комиссией заключается в том, что комитет - структура постоянная, а комиссия - временная, созданная для решения конкретной задачи (комиссия по расследованию какого-либо происшествия). Комитеты подразделяются на специализированные (к примеру, на какой-либо отрасли законодательства) и неспециализированные. Состав комитетов или комиссий формируется палатами с учётом фракционной структуры парламента. Фракция - это часть политической партии, избранная в парламент. Во фракцию могут объединяться две или более родственных партий с целью проведения единой партийной политики в палате. Руководство фракции стремится добиться от её рядовых членов поведения (в частности, при голосованиях), нужного руководству партии.

К основным полномочиям парламента относятся следующие:

- принятие законов по любым вопросам государственной и общественной жизни;

- определение основных направлений внутренней и внешней политики государства;

- исключительное право принимать закон о бюджете;

- осуществление контроля за работой правительства и государственной администрации (депутатские запросы, расследования, интерпелляции);

- ратификация важнейших международных договоров;

- образование некоторых иных единоличных и коллегиальных органов государства и их должностных лиц (парламентские выборы президента в парламентской республике и т.д.);

Во многих странах парламент участвует в формировании правительства (путем голосования), выражает ему доверие, после чего правительство назначается актом главы государства. Парламент или одна из его палат может формировать конституционный суд (или назначает часть его членов), верховный суд (или назначает его председателя), назначает генерального прокурора, некоторых других должностных лиц.

Как уже отмечалось выше, в связи с системой сдержек и противовесов парламент вправе осуществлять контроль за деятельностью исполнительной власти и других высших органов государства. Формы такого контроля в государствах различны. Однако парламент, будучи высшим органом народного представительства всегда обладает такими функциями. Чаще всего используются формы контроля за деятельностью исполнительной власти, особенно правительства, министров, подчиненных им структур, хотя контроль парламента может осуществляться и в отношении других органов.

2.2. Исполнительная власть и ее органы

Создатели концепции разделения властей полагали, что ограниченный монарх, будучи главой государства, одновременно будет осуществлять исполнительную власть через подчиненных ему министров. В соответствии с этими представлениями создавались многие ранние конституции в монархических государствах, а отчасти и в тех государствах, где наследственного монарха заменял выборный президент и ему были подчинены министры.

В современных условиях по конституциям различных стран исполнительная власть принадлежит либо главе государства и правительству, либо только главе государства, либо только правительству. Ими исполнительная власть делегируется органам и должностным лицам низшего ранга. На деле такая градация может и не соблюдаться. Во многих странах глава государства (монарх или президент) лишь формально обладает исполнительной властью, в парламентарных республиках и парламентарных монархиях ее осуществляет правительство (совет, кабинет министров). В полупрезидентских республиках правительство, напротив, подотчетно президенту, в руках которого сосредоточено общее руководство исполнительной деятельностью, хотя по конституции исполнительная власть может принадлежать лишь правительству.

Органы исполнительной власти не ограничиваются только исполнением законов. Они занимаются также распорядительной деятельностью, что необходимо для осуществления исполнительских задач, издают нормативные акты во исполнение законов. Наконец, органы исполнительной власти обладают самостоятельными нормотворческими полномочиями, выходят за границы исполнительно-распорядительной деятельности по применению законов. На основе делегированных парламентом полномочий, обладая самостоятельной регламентарной властью, президент, правительство, министры издают множество нормативных актов, регулирующих важнейшие сферы жизни. Нередко такие акты имеют даже большее, чем закон, значение.

Однако во многих странах монарх лишен конституцией полномочий исполнительной власти или утратил их на практике, оставаясь главой государства, как правило, в виде безвластного символа единства нации. Что же касается президентов, то в последние десятилетия стала прослеживаться тенденция отдаления главы государства от исполнительной власти в парламентарных и особенно в полупрезидентских республиках (в юридическом, а не фактическом отношении)[7]. В последних стали выдвигаться идеи особой президентской власти, арбитражных функций президента по отношению к другим институтам государственной власти. Эта идея и норма французской конституции 1958 года оказала влияние на многие другие основные законы, особенно постсоциалистических стран.

В президентских и полупрезидентских республиках создаются особые должности премьер-министров, советы министров, которых нет в традиционных президентских республиках (Бразилия, Мексика, США и др.). Должность премьер-министра обособляется от должности президента, юридически многие функции исполнительной власти изымаются из ведения президента, хотя фактически он остается главным руководителем правительства, а премьер-министр нередко является лишь административным премьером. Это относится и к ситуации и в некоторых постсоциалистических государствах, где президент непосредственно руководит деятельностью некоторых ключевых министров (обороны, внутренних дел, иностранных дел и др.), которые не подчиняются премьер-министру или, как считается, находятся в двойном подчинении: правительству как коллегии (фактически премьер-министру) и президенту.

На местах исполнительную власть осуществляют главы субъектов федерации (губернаторы и др.), формируемые парламентом местные правительства, избранные или назначенные губернаторы областей, начальники районов, префекты и другие представители президента и правительства. Им подчинен местный государственный аппарат, иной, чем аппарат органов местного самоуправления.

В отличие от судебных и представительных органов система органов исполнительной власти представляет собой единую вертикаль: нижестоящие должностные лица и органы подчинены вышестоящим, обязаны исполнять не только закон, но и указания вышестоящих органов и должностных лиц, акты нижестоящих органов могут быть отменены вышестоящими.

Глава государства – это конституционный орган и одновременно высшее должностное лицо государства, представляющее государство вовне и внутри страны, символ государственности народа[8].

В разных странах глава государства рассматривается как неотъемлемая составная часть парламента, т.е. законодательной власти, поскольку без его подписи закон не действителен, либо как глава исполнительной власти и одновременно глава государства, либо как лицо, являющееся только главой государства и не входящее в какую-либо ветвь власти. Он может быть символом государственности, как монарх в Японии, властным арбитром по отношению к другим институтам государства, как президент Франции или единоличным властителем (Оман, Саудовская Аравия).

Глава государства бывает единоличным и коллегиальным. В первом случае это монарх или президент, во втором – постоянно действующий орган парламента, им избираемый. В настоящее время подобным органом является Государственный совет на Кубе, где нет президента. В Китае главой государства является избираемый парламентом председатель республики, но многие функции главы государства он выполняет совместно с Постоянным комитетом парламента, а некоторые такие функции осуществляет сам Постоянный комитет. В Швейцарии функции главы государства осуществляет правительство, а президент избирается парламентом на один год и существенных полномочий не имеет.

Глава государства, независимо от его разновидности, имеет некоторые общие для всех стран полномочия. В отношении парламента это созыв его сессий, опубликование законов, право роспуска, иногда – право вето. Глава государства формирует правительство (порой лишь формально его утверждает), обладает правом увольнять министров и правительство в отставку, назначать судей, предоставлять гражданство и право убежища, заключать и ратифицировать определенного рода международные соглашения, назначать дипломатических представителей, награждать, помиловать осужденных и др., но осуществление этих полномочий на практике зависит от формы правления, от реального положения главы государства. Кроме того, при любой форме правления одни полномочия глава государства может реализовывать самостоятельно, а для осуществления других требуется согласие или утверждение парламента (например, для назначения послов в США) или даже правительства (в условиях парламентарной республики). Кроме того, в парламентарных республике и монархии, а иногда и в полупрезидентских республиках, для того чтобы некоторые акты президента или монарха действовали, премьер-министр должен скрепить их подписью (так называемый принцип контрассигнатуры).

Монарх (король, султан и др.), как правило, является главой государства и одновременно главой исполнительной власти. На деле, однако, вся полнота власти ему принадлежит только в абсолютной монархии. Реально полномочиями главы государства и главы исполнительной власти он пользуется в дуалистической монархии, в парламентарной же монархии акты главы государства и главы исполнительной власти он совершает обычно по указанию правительства. Как известно, монарх получает и передает свой пост по наследству. Существуют несколько основных систем наследования:

- салическая, когда престол наследуют только мужчины (в Бельгии, Японии и др.);

- кастильская, когда дочери наследуют престол, если у покойного монарха нет сыновей (Великобритания, Испания, Нидерланды и др.);

- мусульманская, когда трон наследует не определенное лицо, а правящая семья (часть династии), которая сама уже решает, кто именно из ближайших родственников покойного монарха займет освободившийся трон (Катар, Кувейт, Саудовская Аравия)

и др.

Монарх – лицо неприкосновенное. Он не может быть привлечен к административной, уголовной ответственности, против него не может быть обращен гражданский иск. За действия монарха по управлению государственными делами политическую ответственность несут его министры. Иногда монарх наделяется правом вето по отношению к законам (в отличие от президента он может обладать правом абсолютного вето, которое парламент не может преодолеть).

В государствах с парламентарной монархией монарх назначает правительство (подписывает соответствующий документ, состав же правительства обуславливается соотношением различных сил в парламенте и определяется партией, обладающей парламентским большинством). В дуалистических монархиях монарх сам подбирает и назначает министров, возглавляя правительство (но всегда имеется пост премьер-министра). В абсолютных монархиях он имеет неограниченную власть, хотя тоже обычно есть должность премьер-министра и ее занимает, как правило, один из ближайших родственников монарха.

Фактическая роль монарха в разных странах различна. В дуалистической и особенно в абсолютной монархиях он имеет реальную власть, в парламентской – царствует, но не правит. В последнем случае его влияние на политическую жизнь невелико, а иногда даже ничтожно; он подписывает (и не может отказаться от этого) все акты, которые ему передают парламент и правительство. В то же время у монарха есть резервные, «спящие» полномочия, королевская прерогатива, которая может быть использована в определенных ситуациях. Например, в 1981 году, используя свои полномочия, испанский король активно выступил в защиту демократии против попытки группы офицеров восстановить реакционные франкистские порядки, но возможны и противоположные акции: в парламентарных, а на деле в дуалистических монархиях (в Марокко, Непале и др.) монархи нередко выступают с крайне антидемократических позиций.

Президент может занимать различное положение в системе государственной власти: быть только главой государства; одновременно главой государства и исполнительной власти; главой государства и фактическим руководителем правительства при наличии должности премьер-министра.

Президент избирается на определенный срок, но история знает случаи и пожизненной президентуры, а также президентов, занимавших свои посты иными путями, чем выборы. Нередко президентами провозглашает своих руководителей военная хунта, захватившая власть. В 1994 – 1995 гг. в большинстве азиатских постсоциалистических стран (Туркменистан, Узбекистан и др.) вместо выборов были проведены референдумы о продлении срока действующего президента до 2000 г.[9].

Согласно многим конституциям, президент пользуется неприкосновенностью, его нельзя привлечь к административной ответственности, уголовное наказание возможно только после отрешения президента от должности. Однако во многих странах к президенту может быть предъявлен гражданский иск. Гражданские иски к государству также могут быть обращены к президенту как представителю государства. Он имеет определенные привилегии: свою резиденцию, особый транспорт, охрану и.т.д. Денежное содержание президенту устанавливается парламентом и обычно является наиболее высоким среди должностных лиц.

Президент обладает целым рядом полномочий, которые сформулированы в конституции или ином нормативном акте государства. Основные из них:

- представительство государства вовне и внутри страны;

- полномочия в отношении парламента и осуществлении им законодательной власти;

- формирование других высших органов государства;

- издание нормативных актов, отмена актов органов исполнительной власти;

- полномочия по урегулированию чрезвычайных ситуаций;

- распоряжение вооруженными силами (является, как правило, верховным главнокомандующим);

- назначение государственных служащих определенного ранга;

- полномочия в сфере правового статуса личности.

Хотя указанные полномочия сформулированы однотипно в президентской, полупрезидентской, парламентской республике, но на практике в их осуществлении существует огромная разница, связанная с особенностями формы правления.

В отличие от монарха президент несет ответственность за свои действия. Он отвечает за государственную измену, взяточничество, совершение других тяжких преступлений. Формы, процедуры и условия этой ответственности особые, уголовная ответственность наступает лишь после отрешения президента от должности.

Правительствоэто коллегиальный орган исполнительной власти, обладающий общей компетенцией осуществляющей руководство государственным управлением. Оно имеет разные названия: совет министров, кабинет, кабинет министров, государственный совет (Китай), административный совет (КНДР), федеральное правительство (Германия) и др. Правительство возглавляет административную, т. е. исполнительно - распорядительную, деятельность в стране. Под его руководством находятся государственный аппарат, вооруженные силы, финансы государства, иностранные дела.

С точки зрения перечня должностных лиц состав правительства в разных странах различен. В его состав входит возглавляющий правительство премьер-министр, который может иметь другие официальные названия. Под руководством премьера работают министры (или его заместители, государственные секретари и др.). Нередко в составе правительства создаются более узкие структуры, которые могут выполнять некоторые (порой довольно важные) полномочия правительства.

Особую роль в правительстве играет премьер-министр (председатель правительства). От него зависит подбор кандидатур в состав правительства. Нередко парламент избирает или назначает только премьер-министра, остальных министров он назначает и смещает сам. В последние десятилетия роль премьера в коллегии правительства во всех странах значительно возросла. Он уже не просто первый среди равных, а лицо, определяющее политику правительства, да и голосование на заседаниях правительства бывает все реже, решающее слово принадлежит премьер-министру.

Способ образования правительства зависит от формы правления. В полупрезидентской республике партийный состав парламента учитывается при образовании правительства, поскольку для назначения премьер-министра обычно требуется согласие парламента. Это частично парламентский способ формирования правительства, поскольку для назначения других министров согласия парламента не требуется (в редких случаях такое согласие необходимо для назначения некоторых ключевых министров). После выборов президента, даже если он избирается на второй срок своего правления, правительство формируется заново.

В парламентарных республиках и парламентарных монархиях применяется парламентский способ формирования правительства, основанный на выборах в парламент. После каждых выборов правительство формируется заново, даже если у власти сохранилась та же партия, но выборы нового президента не влекут за собой создания нового правительства. Правительство при данном способе формирования считается созданным, если оно получает доверие парламента, но юридически оно создается следующим за этим указом (декретом) главы государства.

В большинстве конституций полномочия правительства определены самым общим образом. Лишь в единичных случаях содержаться указания на вопросы, которые правительство должно решать коллегиально. Это, как правило, наиболее важные вопросы в компетенции правительства. На практике вопросы, входящие в компетенцию правительства, часто решают президиум, комитеты в правительстве, премьер-министр.

Ответственность правительства и его членов зависит от того, совершены ли ими те или иные правонарушения при исполнении служебных обязанностей или в качестве частных лиц. В последнем случае в ряде стран они отвечают наравне с другими гражданами, но в некоторых странах предусмотрен министерский иммунитет, министр придается суду по постановлению парламента и судит его особый суд. Ответственность при исполнении служебных обязанностей возможна за нарушение закона, за уголовные преступления (государственную измену и др.), за нарушение служебных обязанностей. Она может быть политической, уголовной, гражданской и дисциплинарной.

Отраслевыми органами исполнительной власти, имеющими специальную компетенцию в определенных сферах государственного управления, являются министерства и ведомства. В различных странах существуют разные по профилю министерства, но «типовыми» из них являются: министерство обороны, иностранных дел, труда, финансов, сельского хозяйства, здравоохранения, образования и др. Наряду с министерствами действуют ведомства (комитеты, департаменты, управления). Руководители правительственных ведомств утверждаются парламентом или назначаются президентом, имеют ранг министра и входят в состав правительства. Управление министерствами и ведомствами осуществляется по принципу единоначалия. Министр всегда имеет помощников, личных сотрудников, которые и составляют штат министерства, но не входят в состав правительства.

2.3. Судебная власть и ее органы

Особое место среди существующих в любой стране различные юридические учреждения (органы дознания и расследования, прокуратура, нотариат, адвокатура и т.п.) занимает суд, являющийся носителем особой ветви государственной власти – судебной. Другие юридические органы такой властью не обладают.

В отличие от законодательной власти суд не создает общих правил поведения, не занимается исполнительно-распорядительной деятельностью, хотя в судебных учреждениях есть должности судебных исполнителей. Государственная власть суда имеет конкретный характер. Суд рассматривает и решает конкретные дела и споры, возникающие вследствие различных конфликтов в обществе (уголовные дела, имущественные притязания, трудовые споры, споры политического характера, жалобы граждан на действия чиновников). Эти вопросы рассматриваются судом в ходе судебного процесса, т.е. в особой процессуальной форме, установленной законом. Ее соблюдение при осуществлении судебной власти имеет принципиальное значение: если нарушена форма процесса, решение суда, даже правильное по существу, отменяется вышестоящим судом и дело направляется на новое рассмотрение.

Суд рассматривает и решает те или иные конфликты в обществе, возникшие между его членами – юридическим и физическими лицами, - в соответствии с законом и правосознанием членов судейской коллегии, рассматривающей дело, и внутренним убеждением судей. Правосознание, внутреннее убеждение, сложившееся на базе жизненного опыта и в ходе рассмотрения конкретного дела имеет огромное значение при осуществлении судебной власти. Ее реализация – приговор по уголовному делу, решение по гражданскому иску – представляет собой акт государственного принуждения, совершаемый в особых формах.

Особенности судебной власти как независимой ветви государственной власти предполагает судейское самоуправление – наличие высших квалификационных судейских коллегий. Только они могут решить вопрос об отстранении судей от работы, о наложении на них взысканий, повышении их в должности и т.п. Органы законодательной и исполнительной власти, как правило не полномочны решать эти вопросы, хотя они могут избирать или назначать судей (с согласия кандидатов на судебные должности).

В отличие от законодательной власти, которая теснейшим образом связана с политикой, в отличие от исполнительной власти, которая тоже участвует в политике и поддается политическому давлению со стороны партий, при осуществлении судебной власти политическое давление должно быть исключено, равно, как и любое другое давление с целью повлиять на решение суда. Для этого существует ряд привилегий, которыми располагают судьи (статус судьи).

Важнейшим положением статуса судей является принцип несменяемости. Это означает, что судья не может быть смещен с должности досрочно, до наступления установленного законом предельного возраста, за исключением случаев, когда он совершил преступление или недостойно вел себя, но он может уйти в отставку и по собственному желанию. Несменяемость означает также, что смена партии у власти не влияет на положение судей.

Судьи независимы и подчиняются только закону. Признаются принципы их деполитизации и департизации. Как правило, судьи не могут состоять в политических партиях, участвовать в политических акциях, забастовках и т.п. На судей распространяется принцип несовместимости должностей: они не могут заниматься другой оплачиваемой работой или деятельностью. В судебных учреждениях исключаются родственные связи.

Положение ветви судебной власти в определенной степени противоречиво. С одной стороны, это очень сильная власть, так как только она может осуществлять такие меры, которые не вправе предпринимать ни законодательная, ни исполнительная власть. С другой стороны, это сравнительно слабая власть, потому что она не опирается на прямую поддержку избирателей, как власть законодательная. Судебная власть не имеет таких силовых механизмов, как исполнительная (судебные исполнители – крайне слабый аппарат). Сила этой власти коренится в неуклонном исполнении закона, в уважении судебного решения, его непререкаемости. Такое отношение к судебной власти со стороны других государственных органов, граждан, их объединений, юридических лиц сложилось, однако, не во всех государствах. Оно воспитывается долго и существует, прежде всего, в странах с длительными демократическими традициями, там, где укоренился принцип господства права.

Обращение в суд, как правило, является для сторон платным.

Другая проблема – длительность судебного процесса. Иногда решение дела занимает годы. Это снижает эффективность судебной власти.

Наконец, во многих странах остро стоит проблема исполнения судебных решений: решения судов иногда игнорируется исполнительной властью, а сами суды не достаточно авторитетны, их материальное оснащение бедно. Поэтому роль суда в разных странах не одинакова. Особенно это характерно для стран Востока, где предпочитают улаживать споры традиционными методами, часто с помощью племенных вождей, старейшин, нередко путем выкупа как возмещения за совершенные преступления, а иногда путем кровной мести.

Судебная власть осуществляется единолично судьей или судебной коллегией, действующих в особом судебном процессе. Вне судебного процесса судья может обладать лишь другими полномочиями. Деятельность суда закрепляется принципами, закрепленными в конституциях. Одни из них имеют общий характер, другие распространяются преимущественно на уголовный процесс, где особенно важна защита прав личности.

К числу общих конституционных принципов относятся:

1. Осуществление правосудия только судом, другие должностные лица и органы государства не вправе присваивать себе функции правосудия;

2. Независимость судей и подчинение их только закону. Ни один государственный орган, должностное или иное лицо не вправе указывать суду, как ему следует решить то или иное дело. Если вышестоящий суд отменяет судебное решение, то он опять-таки не указывает, как именно следует решить дело, а направляет его в иной состав судебной коллегии, и уже она решает дело;

3. Свобода доступа к суду. Нельзя отказывать в приеме дела по причинам отсутствия закона или его неясности. Суд обязан принять и рассмотреть иск (он может отклонить рассмотрение только по причине неподведомственности или неподсудности дела).

4. Коллективное отправление правосудия. Мировой судья единолично может рассматривать только мелкие правонарушения.

5. Ведение судебного процесса на языке, понимаемом сторонами, или с обеспечением им переводчика за счет государства.

6. Гласность, т.е. открытый, публичный суд. Закрытые заседания проводятся если в процессе затрагиваются вопросы государственной тайны, интимные отношения сторон.

7. Возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции (повторное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции), кассации (проверка выполнения закона судом), ревизий, которая сочетает черты апелляции и кассации.

8. Ответственность государства за судебную ошибку. Государство возмещает физическому или юридическому лицу ущерб, который причинен ему ошибочным судебным решением, неправильным осуществлением правосудия.

Конституция закрепляет некоторые особые принципы в сфере уголовного процесса – гарантии правосудия, поскольку именно в уголовном процессе судебное, т.е. государственное принуждение проявляется особенно жестоко. К их числу относятся: право обвиняемого на рассмотрение дела в присутствии присяжных заседателей, которые решают вопрос о его виновности или невиновности; право пользоваться помощью адвоката с момента задержания или ареста; право на бесплатную юридическую помощь в установленных законом случаях; презумпция невиновности (каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда; ни кто не может быть осужден повторно за одно и тоже преступление; при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона; закон устанавливающий и отягчающий ответственность обратной силы не имеет. Некоторые из названных принципов относятся, прежде всего, к уголовному процессу, но распространяются и на гражданские дела.

Также, во всех государствах, существуют различные органы и должностные лица, одна из задач которых состоит в содействии судебной власти. Это прокуроры, следователи, адвокаты, нотариусы, судебная полиция, судебные исполнители.

3. Реализация принципа Разделения властей в Российской Федерации

Нередко в объяснении трудностей, с которыми сталкиваются реформы в современной России, приводятся ссылки на отсутствие у страны демократических традиций, особенности ее исторического развития.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.