Образ Афганистана глазами американских СМИ

Тип:
Добавлен:

Введение

массовый информация афганистан медиапространство

Актуальность. В современном мире СМИ и интернет, ставшие для значительного числа людей практически единственным источником информации, получили колоссальную возможность оказывать воздействие на общественное сознание. Как справедливо отмечает Д.Яжук, «культура средств массовой коммуникации - это обзор мира глазами СМИ, и если мир находится вне досягаемости, вне поля зрения человека, то реальность средств массовой информации остается единственным миром человека». Становясь, таким образом, инструментом познания, медиа формируют стереотипы и образы, а, если говорить шире, то и всю картину мира современного человека. По справедливому утверждению А.С. Ложкиной сегодня пресса от простого отражения действительности, переходит к активному ее формированию, определяя общественное сознание, ценности, поведение людей. Речь идет не только о сумме впечатлений, кругозоре и эрудиции. По емкой характеристике М. Хайдеггера, «картина мира, сущностно понятая, означает не картину, изображающую мир, а мир, понятый в смысле такой картины» . Если в качестве философского концепта понятие «картина мира» используется для «обозначения мировоззренческих структур, лежащих в фундаменте культуры определенной исторической эпохи», то в контексте современных социокультурных процессов ключевое значение приобретает взаимосвязь картины мира человека с опытом знаково-символического восприятия окружающей реальности, результатами «конструирования мира» как свободной, творческой, рефлексивной интерпретации своих жизненных впечатлений. В этом значении все чаще используются понятия «образ мира», «модель мира», «видение мира», отражающие специфику мироощущения людей, интегрированных в виртуальную реальность информационного общества.

Качественные изменения, произошедшие в ментальных, когнитивных и социокультурных структурах общества в последние десятилетия, позволяют рассматривать медийную картину мира как уникальный ресурс самоидентификации, социализации и коммуникации современного человека. В основе ее лежат медиаобразы, то есть «совокупность эмоциональных и рациональных представлений, основанных на информации, получаемой из СМИ», или «особый образ реальности, предъявляемый массовой аудитории медиаиндустрией». Медийная картина мира резко расширяет рамки «реальности», воспринимаемой человеком как его жизненное пространство, и в контексте которой он формирует свою мировоззренческую позицию. Но возникает противоречие, с одной стороны, медийная картина мира способна резко активизировать социальную рефлексию, придать общественному сознанию ярко выраженный дискурсивный характер. С другой стороны, медийная картина мира формируется в качестве «готового продукта» для потребителя, и ее критическое восприятие отнюдь не гарантировано.

И совершенно не удивительно, что искусственно сформированная медиареальность, насыщенная яркими и броскими образами, визуализированная с применением новейших технических достижений, воспринимается многими как единственно правильная версия происходящего. Включение в подобную виртуальную реальность ложных образов и нарочито искаженной информации уже мало кого смущает - критерием эффективности работы СМИ становится уровень прямого воздействия на массовое сознание. Знаменитые слова Уолтера Липпмана: «Новость и истина - не одно и то же» , из обличающей реплики давно превратились в констатацию очевидного факта.

Актуальность избранной темы подтверждается еще тем обстоятельством, что после известных событий в США 11 сентября 2001 г., в системе межгосударственных отношений, включая внешнеполитическую концепцию США, определился круг стран, представляющих потенциальную угрозу мировому порядку и стабильности. Афганистан, стад первым среди государств, объявленных Вашингтоном врагом не только американского, но и мирового сообщества. Его образ, сложившийся в американском общественном сознании, стал ярким примером феномена медиареальности, изучение которого позволяет лучше разобраться в современной геополитике.

Стереотипы взаимовосприятия народов мирного времени в период войн неизбежно трансформируются в «образ врага», особенно если государство оказывает целенаправленное воздействие на свое население. Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия - государства, во внутренние дела, которых было совершенно вмешательство извне под предлогом подавления террористических группировок и свержения недемократических правительств, также оказались в объективе американских СМИ, сознательно конструирующих образ врага и оправдывающих собственный образ действий. Подобное вмешательство повлекло за собой лишь еще большую дестабилизацию в ближневосточном регионе, гражданские войны, бедность, экономические проблемы, возникновение экстремистских группировок. Как ответная реакция на интервенцию, возрос поток беженцев, ставших основной проблемой современной Европы. Все эти негативные явления, являются скорее последствиями, нежели причинами американской внешней политики и ее союзников, развернувших с помощью национальных СМИ информационную войну против неугодных режимов. С этой точки зрения, круг проблем, поднимаемых в исследовании, представляет не только академический, но и практический интерес.

Реконструкция образа страны, созданного в медиа-пространстве, является эффективным инструментом для понимания реального состояния общественного мнения и выявления потенциала внешнеполитической стратегии, затрагивающей отношения с данным государством. Но, что еще более важно, изучение образа страны как «другого», в том числе в контексте дихотомических характеристик активности/пассивности, привлекательности/непривлекательности, агрессивности/неагрессивности, простоты/сложности, позволяет раскрыть важные особенности самого общества, формирующего подобные стереотипы.

Цель диссертационного исследования - проанализировать образ Афганистана в американской медийной картине мира.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить исследовательские задачи:

1.выявить сущность ключевых терминов на основании анализа научной литературы;

2.изучить роль средства массовой информации в современном обществе;

3.выявить особенности американской медийной картины мира;

4.рассмотреть общественно-политические и социокультурные факторы, повлиявшие на трансформацию образа Афганистана в американских СМИ;

5.выявить основополагающие компоненты образа Афганистана в американской медийной картине мира:

геополитическое расположение,

национальные и культурные особенности,

государственное устройство и структура управления,

образ женщины.

Объектом исследования является образ Афганистана в американской медийной картине мира.

Предмет исследования - механизмы формирования образа «другого» средствами массовой информации.

Хронологические рамки охватывают период с 11 сентябрь 2001 года до настоящего времени. Нижняя граница связана с террористическими атаками, совершенными на территории США, после которых была объявлена война Афганистану.

Научная новизна работы заключается в изучении образа Афганистана как сконструированного «образа врага» американскими СМИ в век развития технологий воздействия на сознание людей. В основе методологии познания лежит имагология, которая получила активное развитие в эпоху глобализации и цивилизационных проблем

Методологическая основа исследования. Диссертационное исследование создано на основе, в последние годы активно развивающейся, имагологии (от лат. imago - образ, изображение) - междисциплинарном направлении, занимающейся изучением взаимовосприятия народов. Стереотипное восприятие «другой/ чужой» страны, нации, культуры является одним из ключевых элементов системы социальной самоидентификации. «Образ "чужого" рассматривается здесь как стереотип национального сознания, то есть устойчивое, эмоционально насыщенное, обобщенно-образное представление о "чужом", сформировавшееся в конкретной социально-исторической среде» . Тем самым, влияние СМИ на формирование стереотипного восприятия того или иного явления можно считать не только инструментом политической пропаганды, но и естественной формой развития самого национального самосознания, той информационно-коммуникативной «площадкой», которая обеспечивает внедрение актуальных «впечатлений» в устойчивую систему миропонимания, присущую конкретной нации.

Имагологический анализ образа Афганистана, сложившегося в американском общественном сознании под влиянием СМИ, показывает сложную взаимосвязь авто- и гетеростереотипов. Это устойчивые смысловые шаблоны, которые служат своего рода маркерами, применимыми к образу любой страны, формирующемуся в контексте дихотомии «свои - чужие».

В работе также были использованы общенаучные методы анализа и обобщения, метод системного анализа, позволившие изучить факты и явления в их взаимосвязи. В диссертации автор стремился опираться на принципы историзма и научной объективности.

Источниковая база исследования. Для решения поставленных цели и задач был использован широкий круг источников, которые можно подразделить на несколько групп: официальные документы (резолюции ООН, заявления госаппарата США и пр.); пресса; материалы тележурналистов новостных каналов США; документальные и художественные фильмы.

Наиболее информативным источником для диссертационного исследования, позволяющим проанализировать механизмы формирования образа Афганистана, стала пресса. Коммуникативная специфика периодической печати, в том числе оперативность публикации информации, адресность аудитории, возможность прочтения сообщений в удобное время, а также повторного обращения к первоисточнику, сделала ее главным инструментом формирования и распространения образа «чужого». Пресса активно формирует медиарельаность, определяя общественное сознание, ценности и поведенческие установки. Начиная с момента катастрофы и заканчивая сегодняшним днем, на страницах «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс», «Тайм», «Вашингтон таймс» публиковались статьи, подчеркивающие негативные черты движения Талибан. В публикациях отмечались его связи с Аль-Каидой, международным терроризмом, опиумной торговлей.

Особый интерес представляют материалы новостных каналов крупнейших телекомпаний, таких как: ВВС, ABC news и др. Обобщение этих материалов позволяет рассмотреть роль и степень влияния масс-медиа на формирование «правильного» восприятия исторических событий и фактов. Как отмечает А. Дугин, «информационный репортаж из какой-нибудь горячей точки... должен за кратчайшее время представить географический, исторический, религиозный, экономический, культурный, этнический профиль региона, а также расставить акценты согласно узко заданной политической цели. Таким образом, профессия журналиста (в особенности тележурналиста) сближается с профессией геополитика».

Эффективность воздействия политической журналистики на массовое сознание обеспечивалась и активным использованием официальных источников информации. Так, например, обращения президента и госсекретаря США к гражданам стали наиболее важным каналом распространения официальной версии происходящих событий. Среди наиболее показательных выступлений, разъясняющих суть внешней политики США, направленной на борьбу с международным терроризмом, можно назвать обращение президента Дж. Буша- младшего к нации от 07 октября 2001 г., обращение госсекретаря К.Пауэлла от 14.09.2001 г., обращение президента США Б. Обамы о новой внешнеполитической стратегии от 27.03.2006 г. и др. Эти видеообращения корректировались и дополнялись публикуемыми материалами Конгресса США и бюллетенями пресс-секретариата Белого дома. Обращают на себя два аспекта, важных для формирования негативного восприятия Афганистана у американской интеллектуальной элиты. Во-первых, это документы предотвращающие въезд предполагаемых [курсив - Ф.А] террористов, и, во- вторых, запрещающих оказывать поддержку афганскому правительству, не способному бороться с проблемой наркотиков. В целом, такая системная работа видеоматериалов и печатного слова создавала видимость единства всей политической элиты США и верности избранному курсу.

К ним также можно добавить официальные сайты ООН и Международных сил содействую безопасности, на которых можно найти различные официальные и отчетные документы относительно ситуации в Афганистане .

Еще одним блоком источников, расширяющим представление об образе Афганистана в современном американском общественном сознании, стали художественные и документальные фильмы. К числу наиболее значимых можно отнести такие фильмы, как «Уцелевший» 2013 г., «Бегущий за ветром» 2007 г., «Львы для ягнят» 2007 г., «Афганские рыцари» 2007 г., «Братья» 2009 г., «В ад и обратно» 2011 г., «Рестрепо» 2010 г., а также документальные фильмы, например, «Взгляд изнутри - Афганский героин» телеканала National Geographic, «Афганистан: женщины-призраки» др.

Степень изученности темы. В отечественной и зарубежной науке накоплен солидный багаж исследований, прямо, или косвенно, затрагивающих существо освещенных в диссертации вопросов. Эти работы условно можно разделить на два больших блока. Первый - исследования по теории проблем взаимовосприятия представителей разных народов, социумов и культур в различные исторические эпохи. Они затрагивалась в основном в философской, культурологической и политологической литературе. Второй - исследования по истории собственно американо-афганских отношений.

Последние два десятилетия ознаменовались большим интересом в изучении образов другого/чужого в том или ином общественном сознании. Было защищено большое количество диссертаций по имагологической проблематике. Для исторической науки это сравнительно новое направление, в рамках которого в разных странах разрабатывается несколько «избранных» сюжетов. Так, в ФРГ с 1982 г. работает исследовательская группа «Вуппертальский проект по изучению представлений немцев и русских друг о друге» . В России в Институте российской истории РАН с 1994 г. проводится ежегодный междисциплинарный научный семинар «Россия и мир: проблемы взаимовосприятия», материалы которого регулярно публикуются. В рамках семинара ежегодно проводятся круглые столы и издаются сборники научных трудов. Является одним из ведущих центров российской имагологии. С 1990-х гг. стали выходить сборники статей и отдельные публикации на близкие темы в исторических журналах и альманахах, среди которых и альманах «Одиссей. Человек в истории», стали появляться первые монографические исследования.

Большой вклад в формирование нового направления внесла Е.С. Сенявская, которая в своей работе «Противники России в войнах XX века: Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества» проанализировала исследовательский потенциал исторической имагологии, определила основной инструментарий и охарактеризовала её развитие в российской науке . Все исследования по имагологии условно можно разделить на две группы, в одной «другие» рассматриваются как просто «другие», непохожие на сам познающий субъект, с такими «другими» возможен культурный контакт, познание своего соседа в процессе глобализации рассматривается как основа для дальнейшего взаимообмена в различных сферах жизни. Во второй группе исследований «других», они ставятся на позицию «чужих», и образы в основном имеют негативную окраску.

К первой группе можно отнести следующие диссертации: Попова А.А. «Формирование образа Японии в российском общественном сознании, XVII - первая четверть XX вв.», автор констатирует тот факт, что образ Японии воспринимался, прежде всего, на эстетическом и эмоциональном уровне ; Хасан Н.З. «Образ России в арабском мире», в данном исследовании рассматриваются не только СМИ, но и проводятся опросы среди арабского населения, и автор делает вывод, что Россия воспринимается положительно в контексте ее культурных, исторических и религиозных особенностей; Тен Н.В. «Образ России в современном Китае» автор показывает, каким образом на протяжении российско-китайских взаимоотношений образ России менялся от негативного до позитивного ; Арабият Р.М.Ф. Образ России в интернет- издании «Московские новости»: особенности репрезентации».

Во второй группе исследований, как уже было отмечено, «другие» являются «чужими». Прежде всего, такие исследования рассматривают противостояние Запада и Востока, России и западных стран. С.И. Лучицкая в своей книге «Образ Другого: мусульмане в хрониках крестовых походов», реконструирует образ ислама в представлении хронистов, в которых мусульмане представлены полной противоположностью христиан в негативном окрасе О.С. Якушенковой в диссертации «Образ чужого в гетеротопных пространствах фронтира» на примере образов «чужого» из различных классических произведений античности, Средних веков и Нового времени сделана попытка вычленить основные паттерны, с помощью которых можно построить обобщающий образ. Сюда же можно отнести следующие исследования: Е.Е. Коптякова «Образ Германии в российской и американской медиа-картинах мира: стереотипы и метафоры» ; Н.А.Белолипецкая «Образ Египта и египтян в британской культуре последней четверти XIX - первой четверти XX вв.: механизмы формирования» ; М.А.Семенова «Образ Арабского Востока в русском общественном сознании второй половины XIX - начала XX вв.» и др.

Формирование общественного мнения неразрывно связано со средствами массовой информации, при их изучении были рассмотрены труды крупных теоретиков ХХ века. Изучению данной проблематики посвящены труды Г. Тарда, У Липпмана, П.Бурдье, П.Шампань, Н. Луман, Ю.Хабермаса,Г. Лассвелла, Г.М. Маклюэн, Э.Ноэль-Нойман .

Для реконструкции конкретно-исторических условий формирования образа Афганистана в США автор использовал положения и выводы известных отечественных и зарубежных специалистов. Вопросами афгано-американских взаимоотношений и межгосударственной политики занимались такие исследователи как Коргун В.Г., Сергеев В.В., Иващенко А.С., Арунова М.Р., Гуревич Н.М., Теплинский Л.Б.

В трудах М.Р. Аруновой представлена эволюция почти полувековой американской политики в отношении Афганистана, проанализированы многие важные аспекты внешнеполитического курса, как в контексте американо- советского противостояния, так и в контексте постсоветского миропорядка.

Помимо этого рассмотрена роль США в процессе Женевских переговоров по урегулированию афганского конфликта, а также уделено внимание недавно зародившемуся на тот момент Движению «Талибан». Почти со схожим названием и временными рамками работа А.С. Иващенко анализирует борьбу между американской законодательной и исполнительной властями при определении политики США в отношении Афганистана. Также большое место уделено гуманитарной помощи, оказанной Соединенными Штатами и ее целям, но в отличие от работы Аруновой почти не рассмотрен феномен Движения «Талибан». Еще одним крупным исследователем Афганистана является В.Г. Коргун, трудах которого уделено значительное внимание влиянию США на внутреафганские процессы.

Исследователи Л.Б. Теплинский и А.Н. Логунов отмечали попытки Вашингтона в 40-50-е гг. вовлечь Афганистан в военно-политический блок на Среднем Востоке - СЕНТО (Организация центрального договора), который остался верен своей политике нейтралитета и получал поддержку намеченного курса со стороны Москвы, в результате чего смог укрепить свой суверенитет .

Современные исследователи, рассматривая политику США в Афганистане, в основном делают упор на следующие проблемы: угроза терроризма, превращение Афганистан в наркогосударство, небывалый рост коррупции (В.В. Сергеев, В.Г. Коргун, В.Н. Пластун, А.Г. Зуев, М.Р. Арунова, Н.П. Савкин, С.В. Демиденко).

В.Н. Пластун, описывая операцию «Несокрушимая свобода», называет ее «нескончаемым присутствием» и, говоря о целях, указывает на проект строительства трубопровода через Афганистан, осуществлению которого препятствовала неспокойная ситуация в Афганистане, справится с которой талибы не могли. Помимо этого указывает на стремление США создать «Новый Шелковый путь» ключевым узлом в котором является Афганистан .

В.В. Сергеев отмечает, что военное присутствие в Афганистане, занимающего выгодное геополитическое положение, предоставляло США доступ к странам СНГ, Ирану и Китаю, также отмечает и стремление Вашингтона ослабить влияние России и государств Содружества. Но все же указывает на то обстоятельство, что главной задачей американского правительства являлся скорейший вывод своих войск с территории Афганистана.

О проблеме наркотиков писали В.Г. Коргун, В.Н. Пластун, В.Н.Сажин. В. Коргун, говоря о главных силах контролирующего наркобизнеса, указывает на афганских чиновников и полицейских, отмечая то, что это зачастую являлось единственным доходом населения . В.Н. Сажин указывает на небывалый рост производства наркотиков, применяемые методы борьбы с которым не приносили эффективного результата, попытки уничтожения полей встречали сопротивления местного населения.В.Н. Пластун же утверждает, что борьба с наркотиками служила лишь предлогом для установления военного присутствия, кроме того, отмечает коррумпированность госаппарата с американским присутствием, которые, выплачивая деньги полевым командирам и чиновникам «нейтрализовали» их.

В зарубежной литературе можно выделить три подхода к изучения афганской политики США: радикальный (С.Р. Галстер), консервативный (Л.Б. Паул- лада) и либеральный (Т.Т. Хаммонд, Г.С. Брадшер) . Из работ современных исследователей изучающих политику США в Афганистане были использованы труды А. Рашида, Дж. Крайла, У. Блума, У. Ф. Энгдаля., П.Д. Скотта, Б Вудворда. В работах рассматриваются, цели американской политики в Афганистане, проблема оборота наркотиков и нефтяная политика в регионе. Основной упор в работах сделан на критику политики США.

Положения выносимы на защиту.

1.В современном мире роль медиа во всех отраслях общественной жизни непрерывно растет, становится одним из важных инструментов воздействия на массы. Средства массовой информации как основной источник получения информации о происходящих событиях в мире, отражая реальность, зачастую делая это искаженно, фрагментарно, избирательно, через призму идеологических установок, определяют массовое сознание, общественные ценности, формируя, таким образом, целостную медийную картину мира.

2.Любое военное противостояние имеет идеологическое оформление, выраженное в официальной позиции высших политических и идеологических институтов и средствах массовой информации. «Образ врага», являясь частью системы официальной мотивации войны, закрепляет позиции государства в исторической памяти, как своего народа, так и мира в целом, а также в международных отношениях. Проблема восприятия «образа врага» является составляющей проблемы отношений «свой - чужой», основанной на самоидентификации социальной группы через соотнесение с «иными».

3.Восприятие Афганистана в США, отношения между которыми были заложены в 30-е гг. ХХ века, на протяжении всей своей истории часто меняло свой характер. Эта эволюция была отражением конкретной государственной политики США в отношении Афганистана. От незаинтересованности и пассивности к увеличению внимания и активных взаимоотношений, когда Афганистан был причислен к дружественным и союзным странам, поддерживающим США в противостоянии с Советским союзом, до полного ухудшения межгосударственных отношений. После терактов 9/11 США вводят свои войска на территорию Афганистана, начав антитеррористическую операцию под названием «Несокрушимая свобода», параллельно формируя негативный образ Афганистана.

4.Первые лица США были активаторами процесса «дегуманизации» образа Афганистана, который оправдывал начавшуюся военную интервенцию. Через обращения к нации и Конгрессу, законопроекты, стратегию национальной безопасности формировался понятийный аппарат образа врага. Поддержавшие эту тенденцию масс-медиа активно формировали общественную позицию.

5.Образ Афганистана в американской медийной картине мире включает в себя четыре основных блока: жестокость талибов и поддержка террористов, коррумпированность действующей власти, неспособной разобраться с проблемами общества, производство наркотиков, спонсирующих террористов и чиновников, нарушение прав и свобод женщин, ставшими одним из самым интересных эпизодов афганской войны для американского зрителя. Перечисленные компоненты являются самыми часто освещаемыми вопросами в американских СМИ, создающие негативную оценку афганского государства, обходя вниманием более важные для афганского населения вопросы такие например как образование, здравоохранение, сельское хозяйство и т.д.

Практическая значимость. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в практике преподавания Новейшей истории зарубежных стран, а также специализированных учебных курсов в рамках образовательных программ бакалавриата и магистратуры.

Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения с обзором источниковой базы и научно-исследовательской литературы, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Первая глава посвящена теоретико-методологическим основаниям изучения образа «другого» в средствах массовой информации. Приведен обзор работ по проблемам общественного мнения и средств массовой информации. Рассмотрена такой феномен как медийная картина мира, как результат деятельности СМИ и ее влияние на общественное мнение. Изучен вопрос формирования образа врага в условиях военного противостояния.

Вторая глава направлена на рассмотрение истории межгосударственных контактов США и Афганистана. Представлены факторы, способствовавшие изменению представлений у представителей изучаемых народов. Третья глава посвящена непосредственному анализу образа Афганистана, как образа врага, в американской медийной картине мира в период военного конфликта. В каждом из параграфов представлены различные составляющие образа страны - национальные и культурные особенности, политическая власть и форма правление и место женщины в афганском обществе.

В Заключении обобщаются результаты проведенного исследования. Апробация исследования. Положения и выводы диссертационного исследования были представлены в выступлениях на научно-исследовательском семинаре и отражены в двух статьях: первая напечатана в сборнике «Вестник Владимирского государственного университета им. А.Г. и Н.Г. Столетовых. Серия социальные и гуманитарные науки», вторая сдана для публикации в сборник научных работ: «CLIO-SCIENCE: Проблемы истории и междисциплинарного синтеза. Сборник научных трудов».

Глава I. Теоретико-методологические основания изучения образа «другого» в средствах массовой информации

.1 Методология изучения «образа врага» в условиях войны

Для работы с проблемой формирования «образа врага» нам необходимо раскрыть содержание основных понятий и определить инструментарий. Проблема отношения к противнику, его восприятия является частью историко- психологической проблемы «мы и они», «свой-чужой», которая имеет междисциплинарный характер, стоящей на стыке социальной и исторической психологии, а также культурологии, этнологии, конфликтологии и др. наук. Данная область выделилась в самостоятельное направление, заложившее основу междисциплинарной научной дисциплины - имагологии, зародившейся в 1950-х гг. и получившая свое развитие во Франции и Германии. На формирование имагологии оказали влияние достижения школы «Анналов», поставившей проблему «чужого в культуре».

Один из основоположников отечественной имагологии, В.А. Хорев, писал, что имагология своей задачей ставит: «..выявить истинные и ложные представления о жизни других народов, стереотипы и предубеждения, существующие в общественном сознании, их происхождение и развитие, их общественную роль и эстетическую функцию. Имагология, как это явствует из самого названия, изучает «образы», «картины» чужого мира и, стало быть, не сводится к исследованию стереотипов, которые являются «застывшим» образом, некой постоянной, идеальной моделью, не существующей в реальном мире. Однако она по необходимости занимается в первую очередь именно стереотипами - долгоживущими общественно-историческими мифами».

Сенявская Е. С., специалист истории повседневности, внесшая большой вклад в формирование нового направления, основной объект исследования имагологии определяет так: «..то, как в национальных культурах формируется "образы" "своего" и "чужого" ». Основными понятиями являются «имагема», «национальный образ», «национальные стереотипы». Концепция основывается на положении, что любая культура делится на свою и чужую, где своя воспринимается как «естественная», единственно верная, которой противопоставляется чужая. Соприкосновение и взаимодействие с другой культурой вызывает ощущение и понимание относительности ценностей, культур и самой социальной реальности. Национальные образы принимают характер стереотипов, формируемых у индивидов под влиянием культурного окружения, весьма упрощенных, устойчивых и жестких представлений.

В уже упомянутом труде УЛиппмана «Общественное мнение» впервые вводится в оборот понятие «стереотип». Отрывок из «Государства» Платона, выбранный У. Липпманом в качестве эпиграфа к работе «Общественное мнение», показывающий пещеру узников, вынужденных наблюдать лишь тени мира, но ни разу сам мир, которые не смогут представить себе, что-либо более реального, чем тени, дает нам понять, что человек отделен от реальности псевдосредой, которая наполнена предрассудками, стереотипами и упрощенными моделями. «...Доступ к информации затруднен и неопределенен... наше понимание существенно контролируется стереотипами... данные, имеющиеся в нашем распоряжении, фильтруются иллюзиями самозащиты, престижа, нравственности, пространства и способами выборочного исследования. Кроме уже упомянутых искажений, общественные мнения нагружены тем, что мы легко принимает последовательность фактов или их параллельность за причинно-следственные отношения». Исследователь допускает, что человеческие поступки основываются на неких картинах, рисуемых индивидом или заимствованных у кого-то. В данных «картинах мира» мир, в отличие от реального и беспорядочного, разделен на категории, каждой из которой присвоены ярлыки.

Этот мир не всегда соответствует действительности, недостоверен, но имеет обозримый и достаточно устойчивый характер, что позволяет ориентировать и предпринимать определенные действия. Базовые элементы такого упрощенного мира Липпманом были названы стереотипами.

Стереотипы как палка о двух концах, они имеют как положительное, так и отрицательное влияние. Они позволяют, человеку с его ограниченным личным опытом и узким жизненным пространством, опираясь на широкий опыт социума, культуры, формировать собственное представление о мире и о явлениях, с которыми он ни разу в жизни лично не сталкивался. Стереотипы позволяют экономить усилия в познании сложного и быстро меняющегося мира. Но в то же время стереотипам свойственно упрощение, а во многом и искажение реальности, опять же опираясь на ограниченность и предрассудки определенного социума. Стереотипы имеют устойчивый характер, и передаются из поколения в поколение, и зачастую воспринимаются как реальность, т.о. они отстают от социальной реальности, внося в ее восприятие определенные искажения. Лишь небольшое количество индивидов, психологически стойкие и восприимчивые, способно преодолеть стереотипы, если те противоречат действительности. Большинство же людей предпочитают не замечать существующих противоречий и сохраняют сложившиеся в их представлениях стереотипы.

Стереотипы можно различать по степени их адекватности: адекватно реальности, частично адекватно и совершенно неадекватно.

Имеется ряд факторов, от которых зависит восприятие «чужого». Диапазон восприятия широк: от любопытства до безразличия и далее - до неприятия и отторжения. Но чаще всего отношение к чужому настороженное и негативное. Объективное восприятие реальности «другого», в случае негативного контакта с ним, а в особенности, когда он угрожает «своему», значительно затруднено. «Ситуация опасности, исходящей от "чужого" угрозы и составляет тот социальный и социокультурный контекст, в котором формируется "образ врага"».

Взаимовосприятие и взаимоотношения стран и народов - очень непростое явление, в котором важное место занимает психологическая составляющая. На основе психологической закономерности «мы-они», «свои-чужие» формируется взаимовосприятие, результатом которого является формирование образа другого и отношения к нему.

Существует огромное количество факторов, влияющих на процессы взаимовосприятия, к которым относятся этническая и социокультурная близость или различия, историческая память, территориальная удаленность или соседство, активные или слабые контакты и их характер, которые могут выражаться нейтральностью, дружественностью или враждебностью, характер взаимодействий (политические, экономические, культурные) и т.д. Обозначенные обстоятельства определяют то, каким будет содержание понятия «они» - нейтральным, дружественным или же враждебным.

Е.С. Сенявская пишет об этнических стереотипах как о комплексе представлений одной этнической группы о другой, которые всегда существуют в контексте австостереотипов - представлений народа-этноса о самом себе, соотносящиеся с внешним, иным, инородным, и воспринимающиеся и оценивающиеся только так. Основной механизм формирования образа другого заключается в сопоставлении и сравнении своего и чужого, где свое воспринимается как точка отчета восприятия чужого, критерий для оценивания. В формировании образа другого большое значение имеет и то, кто сравнивает, т.е. качества субъекта восприятия - народа и его национальный характер. Социальная общность самоидентифицируется путем соотнесения с «другим» и выработки отношения к «иному».

Этнические стереотипы основаны на сложившейся этнокультурной традиции, активно формируют мировоззрение народа, что позволяет говорить о том, что они отражают саму нацию его национальный характер и ментальность народа. Неадекватность в восприятии «своего» и «чужого», где первое обычно получает положительную оценку, а второе негативную, приводит к мифологизации образов, как первого, так и второго. В основе стереотипов лежит, свойственный всем народам, этноцентризм.

«Каждый народ осознанно, полуосознанно или неосознанно - несет свою идею, свой мир представлений и о себе, и о другом. И поэтому эти естественные и даже необходимые различия своего и чужого на фоне бесспорно общих задач жизнеобеспечения становятся предлогом, почвой, местом, где начинаются несогласия, различия, споры и ссоры» .

Существует множество факторов, имеющих определенную соподчиненность, от которых зависит взаимовосприятие народов: субъект, объект, обстоятельства восприятия, смысловое наполнение формируемого образа. Субъектами здесь могут выступать элита общества, государственные структуры, задающие политику в отношении другого государства; социальные категории населения и конкретные граждане. Объект может быть представлен как целостным (страна, народ в целом), так и дифференцированным (государство, народ, его история, культура и др.). На объект и субъект оказывают влияние различные источники информации, каналы и инструменты воздействия: официальные и пропагандистские материалы, пресса и другие

СМИ, произведения искусства и культуры, а также имеет значение непосредственный контакт в той или иной форме. Активность в формировании образов проявляется в моменты, когда они становятся инструментом мобилизации населения против врага. Естественно, что когда активизируется борьба с политическим или военным противником, конструируется «образ врага», включающий в себя отрицательный образ народа, против которого осуществляется борьба. В нашем исследовании нас, в первую очередь, интересуют средства массовой информации и создаваемая ими картина мира.

Народ, воспринимающий информацию, превращается в объект воздействия, или манипуляции, недельной кампании политического давления и СМИ достаточно для изменения в общественном сознании представлений о народе и отношении к нему

Г. Лассвелл пишет о политическом мифе, который определяет как «совокупность социальных убеждений, включающих устойчивые представления об идеальном типе власти в рамках конкретного общественного устройства» .Политический миф отражается в структуре политического сознания через понятия «креденда» и «миранда», где под «кредендой» (доверие) понимается сфера рационального сознания, соответствующая политическим доктринам (уставы, конституции, договоры, декларации, обращены к разуму и обеспечивают доверие к власти на когнитивном уровне), а под «мирандой» (мираж, сверхъестественное) - совокупность мифов, символов, ритуалов, рассчитаны на эмоциональное восприятие и пробуждение лояльного отношения к власти (лозунги, гимн, флаг, герб, лидер, герой, вербалика и т.д.). С помощью пропаганды, «креденды» и «миранды» осуществляется политическая управление обществом, формируется язык власти.

Военное столкновение между государствами является крайней формой взаимоотношений, которые порождают предельно упрощенные, схематичные, насыщенные исключительно негативными компонентами, образы. Все негативные представления во время конфликтов преобразуются в образ врага. В моменты противоборства ценность имеет только то, что направлено на ликвидацию противника, как в силовом плане, так и в морально- психологическом.

Естественно, эти представления сами по себе не возникнут, для этого существуют пропагандистский аппарат государства, общественные институты, СМИ и т.д. Конструкция «образа врага» носит искусственный характер, несмотря на то, что он опирается реально существующие характеристики противоположной стороны, т.к. символически выделяются и подчеркиваются особо значимые и специфические для противника элементы. Существующие довоенные стереотипы могут быть недостаточно негативными для ведения войны, поэтому требуется их «корректировка».

«"Образа врага" из стихийного стереотипа (всегда в той или иной степени мифологизированного) приобретает свойства идеологемы».

Гасанов И.Б. в своей статье указывает на то, что, несмотря на различные причины и обстоятельства конфликтов и столкновений, существует определенный, часто повторяющийся набор изображения противника - собираемый по частям, словно мозаика - «архетип» врага. «Очернение» врага осуществляется за счет причисления ему чуть ли ни всех человеческих слабостей: пьянство, воровство, мародерство и т.д. Он приводит ряд возможных изображений врага: «чужак», «агрессор», «безликая опасность», «богоненавистник», «варвар», «ненасытный захватчик», «преступник», «садист», «насильник», «воплощение зла и уродства», «смерть». А самым главным в «образе врага» является его «полная дегуманизация, отсутствие в нем человеческих черт, человеческого лица» (курсив автора). Практически всегда имеет место оценка качеств, имеющих большое значение в ходе борьбы: собственной смелости противопоставляется трусость, героизм противника представляется бездумным фанатизмом под воздействием пропаганды и т.д. Помимо этого для противоборствующих сторон является характерным самооправдание и обвинение другой стороны, по которым свои - невинные, противники - виновны; свои говорят только правду, информируют, другие - всегда лгут и пропагандируют; мы - обороняемся, они - нападают и т.д.

«Таким образом, логика традиционного политического мышления неизбежно приводит к формированию особой психологии "гомо хостилис", человека враждебного (курсив автора), который воспринимает окружающий мир априори как враждебный, полный врагов. Такая деформированная картина мира подкрепляется двойным стандартом в оценке своих и чужих действий. Кроме того, сознание "гомо хостилис" находится под властью того, что в психологии называется когнитивным диссонансом, когда "образ врага" понуждает к заведомо неразумным и неоправданным действиям, которые в свою очередь оправдываются тем, что «врагу» приписываются еще более злостные намерения, в результате чего возникает заколдованный круг враждебности» (курсив автора) .

Существует немало мнений относительно того, что «образ врага» является искусственной и пропагандистской конструкцией, формируемой в массовом сознании верхушкой общества. А также, что он обладает собственной инерцией и способно привести к эскалации напряженности и враждебности. Однако, это не всегда соответствует действительности, мы склонны к мнениям И.Б. Гасанова и Е.С. Сенявской, которые считают, что не стереотипы и образы, а, скорее, сложившиеся разногласия и противоречия в политической, экономической, социальной сферах являются истинными причинами большей части конфликтов, и уже на их основе возникает и развивается «образ врага».

Следовательно, образ врага - это представление, которое возникает у одной социальной группы о другой, и воспринимаемой как несущая угрозу; формируется на основе исторического опыта, стереотипов и информационного воздействия. Образ врага не является постоянной величиной, может изменяться под воздействием объективных факторов.

Проблема формирования «образа врага» является составляющей проблемы «мы - они», «свой - чужой», основная идея которой заключается в самоидентификации социальной группы через соотнесение с другими и формирования отношения к «иному». «..Набор признаков "инаковости" всегда зависит от параметров, по которым происходит сопоставление». Из этого следует, что, несмотря на схематизацию и упрощенность образа врага, его содержание и структура зависят от качеств самого общества, его ценностей и установок. Проблема «свой-чужой» достигает своего апогея в периоды военных конфликтов, когда опасный «чужой» становится реальным врагом.

В восприятии противника преобладают эмоционально-субъективные начала: то, что у своих оценивается как положительное и одобрительное, у врага характеризуется лишь в негативном ключе. Для оправдания войны с нравственно-психологической позиции врагу приписываются качества «противные человеческой натуре», т.о. враг выносится за рамки общепринятых норм морали, религиозной этики и здоровой психики.

Идеологическое оформление имеет любая война, которая выражается в официальной позиции высших политических и идеологических институтов, пропагандисткой работе среди населения и военных. «Образ врага», являясь частью системы официальной мотивации войны, закрепляет позиции государства в исторической памяти, как своего народа, так и мира в целом, а также в международных отношениях.

1.2 Роль СМИ в современном обществе и его значение в формировании общественного мнения

Один из крупнейших творцов немецкой философии Г. Гегель писал так: «Утреннее чтение газеты - своего рода реалистическая утренняя молитва». И уже более двух столетий для многих день начинается с ознакомления с новостной лентой. И если в XIX - середине XX вв. основным источником для читающего населения являлась пресса, то после большинству информация поступала через телевидение и радио, а затем и интернет, не требующих, в отличие от газеты, особых умственных усилий и предоставляющих готовую картину, которую нужно просто принять как истинно верную. Как справедливо отмечает Д.Яжук, «культура средств массовой коммуникации - это обзор мира глазами СМИ, и если мир находится вне досягаемости, вне поля зрения человека, то реальность средств массовой информации остается единственным миром человека». Таким образом, основной задачей СМИ в целом является не столько донесение до масс информации о происходящих события в мире, сколько создание определенных представлений и отношения к тому или иному событию.

Еще в XVIII веке, один из ярких представителей шотландского Просвещения, Дэвид Юм в своей работе «Трактат о человеческой природе» писал о том, с какой легкость меньшинство управляет большинством, а также готовность людей подчинить собственные ощущения и желания правительственным. Попытка проанализировать данное явление покажет нам то, что управляющее меньшинство не может опереться ни на что кроме общественного мнения и одобрения, и это единственное на чем основывается правительство. И здесь не какой режим у власти, будь то деспотический и милитаристский, или же самое свободный и популярный.

Нужно также определить, что понимается под словосочетанием «общественное мнение», и какие существуют подходы в изучении данного явления. Возникновение термина «общественное мнение» связывают с именем государственного и общественного деятеля, писателя Англии XII века Д. Солсбери. В сочинении «Поликратик» (1159 г.) схоласт, читавший античных классиков и воспринявший от них идею о власти и «opinio publica», дважды употребляет латинское выражение «publica opinion» и «opinion publica». «Общественное мнение» автор обозначал как моральную поддержку парламента со стороны населения страны. Таким образом, можно говорить о том, что в западную философию «общественное мнение» вошло с возникновением письменности.

Немецкий философ, теоретик либерализма И. Кант писал: «Свобода печатного слова есть единственный палладиум прав народа». Дж. Милль и Дж. Мильтон придерживались мнения, что в демократическом обществе роль прессы в формировании общественного мнения определяется свободой от цензуры.

Первые попытки исследовать общественное мнение были предприняты английским философом И. Бентамом в конце XVIII - начале XIX вв. По И. Бентаму общественное мнение взаимосвязано с общим интересом и главным принципом утилитаризма, а институт суда общественного мнения - один из либерально-демократических институтов теории демократической этики. Общественное мнение - способ социального контроля над государственной деятельностью, а прессе отводилась роль не только выражения, но и формирования общественного мнения. Пресса должна быть гласом народа. Главный редактор газеты уступает по своей политической важности лишь премьер-министру.

Таким образом, можно сказать, что появление общественного мнения связывается с появлением печатных средств информации. Немецкий социолог Н. Луман писал о том, что до XVIII века, когда было сформировано достаточно четкое понятие общественного мнения, пресса использовалась для того, чтобы вызвать общественную реакцию на амбициозные политические сообщения .

Первое серьезное исследование, посвященное общественному мнению, принадлежит французскому социологу Г. Тарду, научная монография которого «Общественное мнение и толпа» вышла в свет в 1901 г. Исследования Г. Тарда повлияли на дальнейшие исследования социологов и психологов. По свидетельству Э. Каца, труд «Общественное мнение и толпа» в 40-50-е гг. ХХ в. спровоцировал живой интерес американских социологов, таких, как Ч.Х. Кули, Э, Росс, П. Лазарсфельд. Э. Кац руководствовался идеями Г. Тарда в своих исследования роли радио и телевидения в формировании общественного мнения.

«Превращение индивидуального мнения в мнение общественное, в "мнение" общество обязано было в древности и в средние века публичному слову, в наше время - прессе, но во все времена и прежде всего - частным разговорам», - так писал в своем научном труде Г. Тард. Социолог считает, что появление прессы зарождает и распространяет такой род психологических связей, который не подразумевает физических контактов между вызвавшими их индивидами. Данная связь заключается в убежденности всех индивидов в том, что определенную идею и желание разделяют в данный момент большое количество других людей.

Социальную группу, индивиды которой связаны описанными связями автор называет публикой, которая является воображаемой группой, созданной при помощи средств массовой информации, и оказывающей значительное влияние на социально-политическую сферу общественной жизни. По Г. Тарду

существование публики без мнения невозможно, общественное мнение кратковременно, оно представляет собой логичную совокупность суждений, отвечающих задачам современности, которые воспроизведены множество раз в одной стране и в одно время. Индивиды, не имеющие личных контактов, но при этом читающие одни и те же источники информации, принадлежат к одной публике. Это и является отличительной чертой публики от толпы - отсутствие физического контакта индивидов друг с другом. Публика формируется вокруг СМИ лишь в том случае, когда читатели одного печатного издания заинтересовываются пропагандируемой идеей этого печатного издания. Пресса, таким образом, оказывает психологическое воздействие на умы индивидов, формируют новый вид интеграции - интеграция через причастность к одному источнику информации.

Приведем заключительные строки из эссе Г. Тарда «Публика и толпа» 1989 г. «...из этой рассеянной массы людей, весьма удаленных друг от друга и все же находящихся в близком контакте, вызванном осознанием одновременности и общности реакций на сообщение, газета формирует гигантскую, абстрактную и суверенную массу, которую нарекают "мнением". Тем самым газета завершает древнее дело, которое началось разговором, было продолжено перепиской, каждый раз застывая в состоянии слегка намеченных пунктиром очертаний - личные мнения превратить в локальные мнения, далее в национальные и в мировые, грандиозное создание единого общественного сознания, общественного духа.» . Идеи автора конца XIX - начала XX вв. о том, что появляется новый вид власти - власти прессы сегодня приобретают еще большую актуальность, когда к прессе добавились радио, телевидение и интернет.

Следующим крупным исследователем общественного мнения был У. Липпман, концепция которого является одной из классических на Западе. Интерес к общественному мнению был вызван кризисом либерализма, спровоцированным Первой мировой войной. Пропагандистская и политическая работа Липпмана в период мировой войны, ставшей первой медиа-войной в истории, явилась поводом к написанию в 1922 г. научной монографии «Общественное мнение». Основной вопрос, которым интересовался Липпман, заключался в проблемах прессы в связи с управлением в демократическом государстве. В своем более раннем, но менее известном труде «Свобода и новости» писал о том, что решения в современном государстве принимаются в результате взаимодействия общественного мнения и исполнительной власти, а не Конгресса и исполнительной власти. Под влиянием «контролируемого общественного мнения» на администрацию происходит процесс управлении. Если суверенитет перешел от законодательной власти к общественному мнению, в таком случае общественность должна получать достоверную информацию. Первостепенной проблемой демократии должна стать защита источников мнения. Гражданские свободы, по мнению У Липпмана, являются предпосылкой формирования реалистичного общественного мнения, но, в силу сложности социальной среды и ограниченности человеческого восприятия, не служат его гарантией.

Подвергая критике методы опросов общественного мнения, УЛиппман приходит к разделению общественного мнения с маленькой буквы и Общественного Мнения с большой буквы. «Картины в головах этих человеческих существ, образы их самих, других людей их потребностей, целей, взаимоотношений - это общественные мнения. Картины, в соответствии с которыми действуют группы людей или индивиды, действующие от имени групп, - Общественное мнение, с большой буквы» .

Анализируя природу новостей и экономическую сторону журналистики, Липпман приходит к выводу, что газеты неизбежно отражают и усиливают дефектность организации общественного мнения. Для надежности, общественные мнения должны быть организованны для прессы, а не самой прессой. А его знаменитые слова из обличающей реплики давно превратились в констатацию очевидного факта «...новости и истина - не одно и то же». Основная функция новостей заключается в том, чтобы сигнализировать о происходящих событиях, функция же истины - освещать скрытые факты, устанавливая между ними связь и создавая картину реальности. Корпус истинного знания и новостей могут совпасть лишь в том случае, когда социальные условия приобретают узнаваемую и поддающуюся измерению форму.

Начавшаяся в 1960-е гг. эпоха опросов, породила ряд дискуссий о природе общественного мнения и формах его существования.

В январе 1972 г. французский социолог, один из влиятельных социологов ХХ века, П. Бурдье выступил с докладом в Норуа (Аррас), заголовок, которого дает нам четко понять позицию автора: «Общественное мнение не существует». В своем докладе Бурдье поставил под сомнение три постулата опросов общественного мнения. Первый - все люди могут иметь мнение, второй - все мнения значимы, и третий - существует некое согласие в отношении того, что конкретные вопросы заслуживают быть заданными. Исследование общественного мнения в том виде, как мы его знаем является инструментом политического действия; самая важная функция которого заключается во внушении иллюзии существования общественного мнения как некоего императива, получаемого исключительно путем сложения индивидуальных мнений, - в этом видит социолог фундаментальный эффект опросов общественного мнения. Также автор отмечает тот факт, что организаторы опросов не учитывают степень информированности и компетентности опрашиваемых; в корне является неверным то, что ответы, формально идентичные, но логически выстроенные по-разному, организаторами приравниваются и смешиваются друг с другом.

Ученик П. Бурдье Патрик Шампань, говоря об общественном мнении, писал о том, что институты опросов, как и социологи, претендующие на научное измерение «общественного мнения», сами же придали ему большое социальное значение. На самом же деле «общественное мнение» коллективное

верование, политическая функция которого заключается в обеспечении одной из форм регулирования политической борьбы. Уже нельзя говорить об отсутствии общественного мнения, оно существует как некий артефакт, вызванный к жизни вопросами заказчиков и организаторов опросов. Опросы общественного мнения дают возможность понять состояние поля политики и символического производства. «То, что мы знаем о нашем обществе и даже о мире, в котором живем, мы знаем благодаря массмедиа» так писал в своем труде крупнейший социолог современности Н. Луман. По теории Лумана, массмедиа конструирует две реальности: реальную и массмедийную, т.е. формируют общественное мнение, и сами же реагируют и приспосабливаются к своим представлениям о нем . Бесстрастность или объективность, или же наоборот фальсификация, которые можно приписать масмедиа это лишь «выражение рутинности в отборе информационно-значимых сообщений» .

Это лишь та реальность, которую видит конкретное средство массовой коммуникации. И из этого вытекает, что предположение, будто масс-медиа формируют общественное мнение, всего лишь домыслы наблюдателей второго порядка. Принятие решения о том, манипуляция ли или это или нет в руках тех, кто в итоге получают информацию. По Луману в средствах массовых коммуникаций нет ни фальсификаций, ни манипуляций, здесь имеет место быть только правила селекции событий. Основная задача масс-медиа видится в «аутопойезисе»своих операций: непрерывной трансформации информации в не-информацию.

Таким образом, исходный пункт концепции Н.Лумана заключается в отрицании любого субъекта общественного мнения. Общественное мнение привязывается не к отдельным индивидам или состоятельному сословию, а к определенным темам. Такой подход охватывает всех, вне зависимости от существующих между ними различий, т.о. тема отрывается от субъекта. Общественное мнение он объясняет индивидуалистично - через внимание, - принижая тем самым социальную сущность общественного мнения.

Еще одна концепция общественного мнения, предложенная современным немецким философом Ю. Хабермасом. Общественное мнение философом видится как инструмент господствующих классов. Публикой автор называет группу образованных лиц, владеющих собственностью, что дает им возможность открыто судить. Данная публика считает себя носителем истины, которую должны все признавать. В общественном мнении видится возможность сохранения того, что не получается осуществить политическими средствами. Являясь сознательным рассуждением образованной публики, общественное мнение укрепляет господство буржуазии. Таким образом, по Хабермасу, общественное мнение является всегда официальным, т.е. таким, которое выражается в прессе или в других официальных источниках информации . еще одна из популярных на современном этапе, но в то же время часто критикуемая, концепция, распространенная в Германии, принадлежит Э. Ноэль- Нойман, которая представляет собой статистическо-психологическое направление в исследовании общественного мнения, опирающееся на демоскопию (демос - народ, скопио - описываю). Под демоскопией понимается статистическая наука, которая предполагает наличие количественных данных, между которыми выявляются различия. В обществе выделяются два источника, которые порождают общественное мнение, первый из них является непосредственное наблюдение за окружающими событиями, а второй - средства массовой коммуникации. СМИ воздействуют на дух времени, который снова влияет на установки и поведение отдельно взятого человека.

В заключительной главе своего научного труда автор дает следующее определение общественного мнения: «это ценностно окрашенное, в частности имеющее моральную окраску, мнение и способ поведения , которые - если речь идет об устоявшемся, закрепившемся согласии, например догме или обычае, - следует демонстрировать прилюдно, если не хочешь оказаться в изоляции, или которые в проходящих, "текущих" ... состояниях можно прилюдно демонстрировать, не боясь изоляции». Данный труд получил известность благодаря концепции так называемой «спирали молчания», которая закручивается тогда, когда человек, видя несоответствие между свои мнением и мнением большинства, пытается не высказывать свое мнение, погружается в молчание. «Спираль молчания» активизируется страхом перед наказанием - быть изолированным, отверженным.

Рассмотрев ряд концепций общественного мнения, можно сделать вывод, что общественное мнение есть некий конструкт, создаваемый либо политической верхушкой, либо средствами массовой информации, либо их совместной деятельностью. Общественное мнение не всегда есть действительное отражение мыслей людей, это ,скорее, заданное, навязанное в конкретном политическом поле ... А методы опросов общественного мнения, направленные на объединение в одно целое мнений всех людей, выдающие готовые и необходимые организаторам ответы, но при этом не учитывающие индивидуальные особенности опрашиваемых, вовсе не позволяют определить, что же думают по тому или иному поводу люди, но позволяют судить о ситуациях сложивших в государстве и вопросах интересующих правящую верхушку.

В 1960-е гг. к теме роли развития СМИ в формировании культуры массового общества обратился канадский исследователь Г.М. Маклюэн. Изобретение фонетического алфавита и изобретение книгопечатания - два важнейших факторы в формировании культуры западного мира, выделенные Маклюэном. Обозначенные открытия позволили прийти западному обществу к технологии массовой трансляции текстов. Эти открытия позволили затем прийти к технологиям массовой трансляции текстов. «Алфавит (и его расширение в виде книгопечатания), обусловив возможность распространения власти, то есть знания, и, ослабив племенные узы, взорвал тем самым племенное человечество и превратив его в скопление обособленных индивидов. Электрическое письмо и электрическая скорость мгновенно и последовательно обрушили на человека интересы всех других людей. И теперь он опять становится племенным. Род человеческий снова становится единым племенем».

С середины XX века в США по заказу правительства в крупнейших исследовательских университетах и лабораториях проводятся исследования средств массовой информации и методов их эффективного применения. В 60-е гг. в Рэнд корпорейшн, Гарварде, Принстоне, Йеле, Стэнфорде, Массачусетсом технологическом институте осуществлялись работы по контент-анализу . Как метод изучения текстовой и графической информации контент-анализ получил распространение в 30-е гг. ХХ века. У истоков контент-анализа стояли американские социологи Б.Берелсон и Г.Лассвелл, последний использовал данный метод в исследованиях в области политики и пропаганды. Дальнейшее разрастание сети средств массовых коммуникаций повлекло за собой и увеличение числа применений контент-анализа в исследованиях.

Большое количество исследований в данной области позволяют утверждать, что пресса может контролироваться и функционировать в интересах официальных либо скрытых центрах власти, а упомянутый выше Г. Лассвелл описал США, как «высоко манипулируемое общество». Проведенное Г. Лассвеллом и Н. Лейтесом, в период второй мировой войны, исследование содержания газеты «Истинный американец», позволившее «выйти на характеристики коммуникатора с помощью анализа произведенных им текстов», стало хрестоматийным и в дальнейшем использовалось в качестве образца многими исследователями.

Каждая отдельная идеологическая система имеет свою, отличающуюся от других, лексику, любимые слова и простейшие сочетания. Г. Лассвелл выделил четыре самых популярных слова американских газет: «права», «свобода», «демократия», «равенство» . как отмечал Ю.Лотман: «В символе всегда есть что-то архаи

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.