Образ современной России в СМИ

Тип:
Добавлен:

Содержание

Введение

Глава 1. Образ страны и его синтактическая интерпретация

.1 Понятие "образ" и подходы к его определению

.2 Модели синтанктического анализа повествования

.3 Исторически сложившиеся стереотипы и представления о России в странах Латинской Америки

Глава 2. Синтактический анализ текстов изданий Clarín - Аргентина, El Tiempo - Колумбия, El Reforma - Мексика

2.1 Clarín - Аргентина

.2 El Tiempo - Колумбия

.3 El Reforma - Мексика

.4 Общая интерпретация образа России в СМИ стран Латинской Америки

Заключение

Список использованных источников и литературы

Приложения

Введение

Международные события последних лет, в том числе, такие как события на Украине и в Сирии, привели к изменению роли России на арене международных отношений, ее политических и экономических связей с другими странами. Уменьшилось количество торгово-экономических соглашений с государствами Европейского союза и с США, политическая конфронтация стала заметнее во время обсуждения вопросов внешней политики России на заседаниях ООН. Вновь, как в годы "холодной войны", обострились отношения с Соединенными Штатами, что привело к возобновлению информационной войны со стороны государственных СМИ. В ситуации, когда страна теряет одних партнеров, возникает необходимость в поисках других. Как пишет руководитель центра иберийских исследований Института Латинской Америки РАН, "по сути, общественно-цивилизационный "развод" Москвы с Западом повлекли за собой далеко идущие последствия и ускорили переход от квазиоднополярного мироустройства к реальной многополярности". Правительство России стало придавать больше значения отношениям с теми странами, дипломатические связи с которыми имеют длинную историю, но ранее не были приоритетными для государства. Это отражается в Концепции внешней политики нашей страны последних лет.

Поиск новых партнеров проходил в первую очередь среди тех стран, у которых были проблемы с США, что объясняется геополитическим противостоянием наших стран сегодня. Одним из таких регионов является Латинская Америка. Отношения с ней России насчитывают уже почти двести лет: первые дипломатические связи были установлены еще в 1827 году с Бразилией, когда наша страна признала ее независимость от Испанского королевства. Сегодня латиноамериканский регион имеет важное экономическое и политическое значение для России как альтернативный европейскому. Межгосударственные договоры с рядом стран Латинской Америки, которые мы рассмотрим в нашей работе, носят характер стратегического партнерства, что означает совпадение национальных интересов государств, наличие общих задач и необходимости их совместного решения. При таких условиях важен образ России в СМИ стран-партнеров и то, как они интерпретируют действия страны на международной арене и другие события, связанные с ней. Не случайно местом встречи папы римского Франциска и российского патриарха Кирилла в феврале 2016 года была выбрана столица Кубы Гавана. Это было выгодно для руководства нашей страны, т.к. "разрекламировало успехи России в восстановлении своего глобального влияния и одновременно показало тщетность попыток ее изоляции на международной арене". Освещение таких мероприятий СМИ оказывает большое влияние на формирование отношения к России, развитие дипломатических связей с регионом.

Для составления более полной картины восприятия современной России мы обратимся к публикациям ведущих изданий трех стран региона: Clarín Аргентины, El Tiempo Колумбии и El Reforma Мексики. Их выбор обоснован длительными и тесными связями, установленными между нашими странами, активным экономическим сотрудничеством в настоящее время. А также нашей возможностью поговорить с преподавателями-практиками факультетов коммуникаций (альтернатива российского факультета журналистики) университетов этих стран, обучающих будущих международных журналистов. Они смогут рассказать нам, как на занятиях преподносится вопрос российско-американских отношений, их значимость для стран региона. повествование международный информация

Мы будем анализировать статьи, опубликованные с января 2017 по апрель 2017 года. Начало выбранного нами временного интервала совпадает со стартом предвыборной кампании кандидатов в президенты США, т.к. с этого момента обострился интерес к последней стране, а также внимание к реакции на связанные с этим события в России. Для того, чтобы сделать работу максимально актуальной, мы будем анализировать самые последние статьи.

Практическую часть нашего исследования мы будем проводить, опираясь на актантную теорию А.-Ж. Греймаса, которая позволяет провести синтанктический анализ публицистических текстов. Исследователь предполагает, что в основе любого микроуниверсума (в нашем случае текста) лежит взаимосвязь между шестью возможными видами актантов, которые образуют между собой три пары: Объект - Субъект, Адресант - Адресат, Помощник - Противник. Актантная модель Греймаса учитывает опыт предшественников ученого и наиболее полно отражает функции каждого действующего лица. Мы выбрали именно эту концепцию, т.к. предполагаем, что в основном Россия фигурирует в материалах СМИ стран Латинской Америки в сопровождении большого количества других стран-актантов, как то США, Сирия, Украины и др. В связи с чем теория Греймаса поможет нам распределить роли и функции, которые отводятся России, и ее связь с другими акторами международных отношений, что способствует более точной интерпретации образ нашей страны.

Актуальность работы обусловлена современными условиями международного положения России, приводящими к необходимости поиска новых экономических и политических партнерств. В последние годы страны Латинской Америки стали стратегически важными союзниками России, что доказывается рядом международных договоров, заключенных за последние десять лет.

Среди написанных научных работ, касающихся темы нашего исследования, можно выделить три главных направления:

исследования, посвященные синтактическому анализу повествовательных текстов, опираясь на которые мы сможем интерпретировать содержание аналитических статей

труды, дающие определение понятию "образ государства", описывающие его составляющие элементы

работы, рассматривающие историю взаимоотношений России со странами Латинской Америки в период существования политических отношений с регионом, обращение к которым поможет нам выделить ключевые исторические моменты, повлиявшие на развитие мифов и стереотипов о нашей стране в изучаемом регионе

Под интерпретацией образа страны мы будем понимать объяснения ее действий на международной арене, включающие оценочные суждения и представления об отдельных элементах истории, факторы, влияющие на восприятие и интерпретацию образа. В нашей работе мы будем обращаться к непосредственно публицистическим текстам в СМИ, в которых отражаются представления латиноамериканского региона о России. Как мы уже упомянули, мы будем анализировать тексты на синтактическом уровне, поэтому в интерпретации образа нам поможет актантная модель А.-Ж. Греймаса. В основе теоретической части нашей работы лежат его труды, а также теории его предшественников В.Я. Проппа, Э. Сурио, которые предлагают свои виды актантов.

Ко второй группе относятся работы, которые рассказывают о различных подходах к определению понятия "образ". В частности к объяснению, что включает в себя "образ стран", факторы, которые могут оказать влияние на его становление или развитие, роль истории и других признаков государства в данном вопросе. Вопрос о том, как реализуется процесс построения национальной идентичности, поднимали в своих работах еще такие исследователи как Дж. Бернхайм, автор "менеджерской революции", и С. Хантингтон, писавший о "столкновении цивилизаций".

Среди последних исследований, описывающих анализ подходов к изучению образа, стоит выделить концепцию дискурсов М.В. Беренеева; системный подход, предложенный Э.А. Галумовым; идею образа государства, основанную на географических критериях Д.Н. Замятина; исследования И.Ю. Киселева.

Для понимания предпосылок складывания образа России в странах Латинской Америки нам необходимо обратиться к истории отношений между нашей страной и регионом. Это также поможет нам обосновать существующие мифы о России. Среди исследований на эту тему стоит выделить работы С.Б. Брилева, А.Г. Задохина, сборники научных статей и выступлений на конференциях, большой вклад в развитие темы внесли материалы журнала "Латинская Америка". В архивах последнего издания мы можем найти аналитические статьи как политических отношений России с интересующими нас странами, так и состояние экономических связей.

Источниковедческой базой исследования главным образом послужат статьи в онлайн версиях изданий Clarín (Аргентина), El Tiempo (Комлубия), El Reforma (Мексика). Так как эти газеты являются одними из самых старейших и популярных в выбранных странах, они оказывают большое влияние на формирование общественного мнения жителей этих государств о России. Для описания актуального образа России, мы проанализируем аналитические статьи, выпущенные в период с 20 января по 30 апреля 2017 года. Данные рамки обусловлены повышенным вниманием к России после инаугурации Дональда Трампа, последними событиями в Сирии и очередным обострением конфликта на Украине в этот временной промежуток. Большое значение для нашего исследования также играют проведенные нами глубинные интервью с преподавателями факультетов коммуникаций ВУЗов изучаемых стран.

Таким образом, наша исследовательская ниша - образ современной России, который представлен в ведущих СМИ Аргентины, Колумбии и Мексики, роль и значение нашей страны для региона, которые приписываются ей журналистами, сложившиеся представления о ней. Что оказывает влияние на интерпретацию образа России, какие существуют мифы и чем они обоснованы, какой нашу страну видят жители латиноамериканский стран, насколько складываемый образ отличается от имиджа - вопросы, которые остаются открытыми для изучения.

Объектом магистерской диссертации является аналитические материалы о России в изданиях трех вышеперечисленных стран в период с 20 января по 30 апреля 2017 года (Clarín - Аргентина, El Tiempo - Комлубия, El Reforma - Мексика).

Предметом - образ России в трех странах Латинской Америки - Аргентина, Колумбия и Мексика.

Цель исследования заключается в изучении интерпретаций образа России в публикациях трех ведущих изданиях Аргентины, Колумбии и Мексики под влиянием внешнеполитических и экономических отношений между странами.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

·исследовать существующие подходы к определению "образа" государства, условия, оказывающие влияние на его формирование и интерпретации; определить дальнейший ход теоретического анализа данного образа;

·изучить модели описания сюжетной синтактики, подходы к составлению актантных моделей в микроуниверсумах; обозначить применение данной модели к практической части нашей работы;

·проанализировать историю отношений России с латиноамериканскими странами, сложившиеся на их основе стереотипные представления о нашей стране в латиноамериканском регионе;

·провести исследование образа России в газетах Clarín - Аргентина, El Tiempo - Комлубия, El Reforma - Мексика с помощью актантной модели Греймаса;

·указать основные актантные роли России в аналитических материалах, ее положение относительно других актантов в рамках статей

·составить характеристику медийного образа России, представленный в СМИ стран Латинской Америки с января 2017 года по апрель 2017 года

Гипотезой нашего исследования выступает предположение, что на образ России, формируемый СМИ стран Латинской Америки, значительное влияние оказывают внешнеполитические отношение этих стран с США, которые имеют большое значение для латиноамериканского региона.

Для достижения поставленных целей мы будем применять смешанную методологию. Фокус работы направлен непосредственно на изучение материалов выбранных латиноамериканских изданий. Поэтому главным методом работы будет синтактический анализ контента. Мы обратимся в первую очередь к синтактической структуре аналитических статей, потому как в них чаще фигурирует несколько актантов и представлено их взаимодействие, что позволяет нам лучше интерпретировать образ страны.

Важную роль в исследовании будут играть три глубинных интервью с преподавателями факультетов коммуникаций латиноамериканских ВУЗов. В них говорится о работе журналистов-международников с источниками информации, значении отношений с Россией для региона.

В работе применяется дедуктивная логика,так как мы будем анализировать все статьи, где фигурирует Россия или ее представители, в изданиях каждой выбранной страны в частности, после чего сделаем общий вывод об интерпретации образа России в Латинской Америке.

По итогам исследования будут сформулированы основные характеристики и представления о России, базирующиеся на актантных ролях, которые отводятся стране в материалах выбранных СМИ, с помощью чего мы сможет интерпретировать образ России. Это поможет понять, какое отношение к нашей стране складывается у жителей Аргентины, Колумбии и Мексики, что является репрезентативно для латиноамериканского региона в целом.

Мы проанализируем основные актантные роли, в которых выступает Россия в аналитических статьях, какие другие актанты фигурирует в контексте, их соотношение с нашей страной. В работе будут выявлены основные темы, в связи с которыми возникает интерес к России, особенности их освещения. Это поможет выявить возможные проблемы отношений между нашими странами, существующие недопонимания и ложные представления. Наше исследование имеет практическую значимость, т.к. может быть использовано в дипломатической работе с регионом, учтено при налаживали международных связей с изучаемыми странами.

Глава 1. Образ страны и его синтактическая интерпретация

Для полного раскрытия темы мы изучим несколько подходов к определению "образа", в том числе политических, социологических и географических. Это необходимо для понимания, на какие составляющие элементы образа страны нужно обращать внимания, что влияет на становление его становление и интерпретацию. Т.к. в основе практической части нашей работы будет лежать анализ контента, мы прибегнем к теориям синтактического разбора текстов и способах их интерпретации.

.1 Понятие "образ" и подходы к его определению

Точного определения, что такое "образ государства" на сегодняшний день нет. Существует несколько концепций, которые предлагают разную трактовку. Понятие это, в первую очередь, изучают в рамках политологии. Но т.к. мы будем рассматривать образ государства, ретранслируемый изданиями общественно-политического порядка, мы считаем необходимым кратко обратиться к теориям, в том числе политологическим, раскрывающим изучаемое понятие.

Среди них нужно выделить идеи М.В. Берендеева, Э.А. Галумова, Д.Н. Замятина и И.Ю. Киселева, в которых анализируются теоретические основания исследования и формирования образа. Обратимся и к определениям нескольких испаноязычных исследователей - Дж.-Ф. Воллса и Х.Л. Бонета, чтобы понимать, совпадают ли российские представления с тем, что предлагает исследователи изучаемого регион. Так, политолог М.В. Берендеев неоднократно повторяет, что образ государства - сложное собирательное понятие, которое "зависит от большого количества факторов, будучи привязанным к определенным условиям, событиям, настроениям и иным маркерам ситуации". Для нас в этом объяснении важно выделение того, что на образ государства и его трансформацию непосредственное влияние оказывают события, в которых участвует или даже не участвует страна. Они становятся информационными поводами, которые ложатся в основу материалов СМИ. И не всегда общая оценка государства будет одинакова по настроению применительно к отдельным ситуациям.

Так, в материале колумбийской газеты El Tiempo о подготовке к чемпионату мира по футболу 2018, Россия изображается как страна, которая потратила уже большое количество денег на организацию предстоящего мероприятия, обещающего быть очень "богатым". При этом для колумбийцев, этот футбольный чемпионат "объединяет жителей всего мира и всех поколений на фоне страсти и любви к игре". Поэтому в данном случае Россия выполняет благую цель, тем лучше для ее образа, чтоделает она это хорошо, с точки зрения автора этой статьи. И выпуск коллекционных альбомов с наклейками игроков - это радостное событие, произошедшее, в том числе, благодаря нашей стране.

Совсем в другом ключе подается информация о России, когда тема материала - страны с наибольшим количеством ядерного вооружения. Россия лидирует в данном списке. Говорится, что она "готова использовать свои ядерные оружия в любой момент. Государство, руководимое Владимиром Путиным, ядерное, и самое могущественное в мире". Одно предложение о потенциальной возможности применить вооружение такой силы уже делает Россию не только влиятельным государством, но и чрезвычайно опасным. В таком же настроении подается материал, где рассказывается о планах России в Сирии и Иране. Здесь мы видим выступление министра иностранных дел Сергея Лаврова, которое в очередной раз демонстрирует военную мощь страны, а также отсутствие необходимости в партнерах. Потому что из речи Лаврова были выбраны следующие слова: Россия, Иран и Сирия утверждают, с пониманием относятся к уважению США и их союзников, которые они проявляют по отношению к суверенитету сирийских народов, и их отказу принять участия в действиях, которые могут иметь серьезные последствия для безопасности не только региональной, но и глобальной". Материал демонстрирует самостоятельность страны в решении международных проблем, но вновь подчеркивает ее пугающую военную мощь. Это очень контрастно выглядит по отношению к статьям на тему спорта и чемпионата мира, где сила России предстает в совершенно другом свете. Но образ складывается из публикаций на все темы.

Маркеры, о которых говорит Берендеев, в большинстве случаев ставятся именно журналистами, которые, делая образ государства объектом социальной практики, порождают дискурс (включает в себя речь в устном или письменном варианте, методы конструирования реальности) вокруг образа страны. При этом, как отмечает Берендев, постструктуралистские теории предполагают, что дискурс становится феноменом социального построения реальности, т.е. одним из ведущих факторов, влияющих на образ государства. Процесс этот носит субъективный характер, т.к. "отражает лишь только то, что в данный момент понятно и принято с определенной оценкой". Постструктурализм распространяет такое восприятие информации даже на исторические факты. Любая интерпретация создаваемого образа не может быть истинной или ложной.

В разных научных сферах в подходах к определению понятия образ концентрируют внимание на различных факторах, выделяя один главный фундамент: образ - это совокупность характеристик. Так Берендев утверждает, что в основе политического образа, складывающегося в результате политических дискурсов, лежит оценочность и выборность (аудитория СМИ всегда получает лишь некоторые версии событий, касающихся страны и ее политики). В результате образ - это интерпретация событий, которая зависит от повестки дня в масс медиа и от актуальных условий дискурса.

В свою очередь политолог, главный редактор журнала "Мир и Политика" Э.А. Галумов разделяет понятие "образ" и "имидж" страны. Согласно его концепции, имидж формируется исторически и представляет собой "комплекс объективных взаимосвязанных между собой характеристик государственной системы (экономических, географических, национальных, культурных, демографических и пр.)". Они составляют основу, которая, в скупе с решениями лидеров государства, внешней и внутренней политикой и экономическими партнерствами, влияет на репутацию государства в мире.

Образ же, согласно Галумову, представляет собой сочетания еще большего количества факторов, в числе которых как сложившиеся относительно неизменные условия (культурное наследие, геополитическое положение, история), так и корректируемые (состояние развития общества, экономики, правовой сферы, государственного устройства).

Географ, культуролог Д.Н. Замятин рассматривает изучаемое нами понятия с точки зрения метагеографии, что представляет для нас интерес, т.к. мы будем рассматривать образ России, сложившийся в географически сильно отдаленном от нас регионе - в Латинской Америке. Исследователь говорит о то, что "географический образ - это совокупность ярких, характерных сосредоточенных знаков, символов, ключевых представлений, описывающих какие-либо региональные пространства". Для образа России в данном контексте определения важен большой размер ее территории, богатой природными ресурсами, что часто становится причиной ряда представлений о стране.

Так в январе 2017 года аргентинское издание Clarín писало о сибирском селе Оймякон, где температура воздуха опустилась ниже семидесяти градусов. Автора вызывало большое удивление, что люди вообще способны жить в таком месте. Он предупреждал читателей, что не стоит глушить мотор машины, если вы окажетесь в этом городе, потому что в следующий раз она может и не завестись. Для жителей Латинской Америки это немыслимые показатели температуры. При этом, вопреки распространенному стереотипу, что холод закаляет людей и делает их сильными, автор изображает жителей села осторожными, старающимися не выходить лишний раз на улицу и пьющими водку для согревания: "В некоторых жилищах, которые я посетил, были детские рисунки с надписями "Водка это плохо". Было очень грустно видеть это". Автор рассказывает, что из-за сильного холода люди редко выходят на улицу, что заставляет их проводить время дома, читая книгу или смотря телевизор. Иногда ставят домашние спектакли. Автор не изображает русских сильными и способными противостоять любому холоду. Но скорее относится сочувственно к их положению, т.к. говорит, что водку пьют в первую очередь, чтобы не замерзнуть; рассказывает, что правительство вкладывает деньги в развитие региона, но экономика страны в целом функционирует так плохо, что это не очень помогает. Но, несмотря на это, русские продолжают жить в этом регионе, что для читателя стран, где температура воздуха практически никогда не опускается ниже нуля, выглядит небольшим безумием и очень сильно врезается в память.

Социолог И.Ю. Киселеву предлагает рассматривать образ государства с точки зрения социального конструктивизма, учитывая три составляющих элемента. Среди них идентичность государства (включающее географические, культурные, исторические, этнические и религиозные характеристики), статус государства на международном уровне и те роли, которые оно играет на международной арене.

В целом определения "образа", предлагаемое испаноязычными исследователи, которые также изучают регион Латинской Америки, совпадают с тем, что мы уже рассмотрели. Так, доктор информационных наук Воллс говорит о том, что образ страны - это его восприятие индивидуумом, на которое влияет события, которые происходят в государстве, набор мифов и верований о нем, знание его истории и культуры. Другой подход у президент ассоциации испанских брендов Х.Л. Бонета. Он говорит о том, что образ страны - это "сумма различных характеристик (отраслевых, торговых и территориальных), которые определяют экономическую и деловую активность страны на международном пространстве". Следовательно, мы не будем противоречить восприятию образа страны, если обратимся к определениям российских ученых.

В нашей работе мы будем в первую очередь опираться на концепцию Берендева, т.к. мы изучаем интерпретации образа России на материалах СМИ разных стран, что предполагает наличие разного политического, культурного и пр. контекстов восприятия страны, разных условий дискурса. Но в то же время, т.к. история взаимоотношений России с разными латиноамериканскими странами строилась примерно по одной модели, регион имеет общие представления об образе нашей страны, которые в большинстве своей историчны. Они составляют базу, на которой строятся различные интерпретации. В отдельных моментах мы также будем обращаться к критериям определения и других вышеперечисленных исследователей.

Таким образом, мы изучаем образ государства как знак, отображающийся в текстах СМИ. Этот знак дополняется означаемым, специфика которого зависит от определенного дискурса. Здесь стоит отметить три возникающих дискурсивные модели, по которым можно интерпретировать образ международного актора: прагматическая (построение взаимосвязи между знаками и условиями их появления), семантическая (установка связей между знаками и обозначаемыми объектами), синтактическая (возникновение отношений между самими знаками). В нашей работе мы воспользуемся моделью повествовательной синтактики, т.к. мы анализируем аналитические (повествовательные) материалы, которым свойственно большое количество временных, а не пространственных связей между смысловыми элементами.

1.2 Модели синтанктического анализа повествования

Основную информацию о стране и связанных с ней событиях люди получают из СМИ. Поэтому они играют большую роль в становлении образа государства. От того, как будет построено повествование в статье, будет зависеть восприятие информации читателями. Т.к. в нашей работе мы обращаемся к анализу аналитических статей, которые помогут интерпретировать образ России, мы считаем необходимым изучить теории, которые помогут нам в практической части провести синтактический анализ текстов. Большое влияние на создание образа страны и то, как ее воспринимает население другого государства, оказывают публикации о ней в СМИ. Потому что это главный источник о происходящем в мире, они способны влиять на интерпретацию образа страны: "медиа, определяющие общественную повестку дня и выступающие лидером мнений, потенциально способны формировать и массово распространять толерантные настроения". Этим обусловлена необходимость анализа материалов о России в изданиях Латинской Америки.

Одна из первых, можно сказать классических моделей трактовки дискурсивной синтактики принадлежит филологу В.Я. Проппу. В поисках самостоятельной единицы сюжета он изучал структуру текстов русских сказок. Он характеризует волшебные сюжеты сказок как временные последовательности, в которых может содержаться тридцать одна функция. Но за единицу анализа Пропп берет их совокупность, представленную в сказке. До него Александр Вселовский предложил взять за единицу более мелкий элемент - мотив действия героев, например, фразу "Змей похищает дочь царя". Но Пропп выделил в ней целых четыре структурных элемента, соответствующих каждому слову в предложении. Так исследователь предложил добавить критерии отбора, отображающие характеристики постоянства (в случае с похищение, это элемент "вредительства") и вариативности (похищение, как один из возможных вариантов нанесения вреда; Змей представитель злодеев, который может быть заменен другим; вариативность предусматривают и элементы царь с дочерью). Это расширило рамки анализа от предложения к тексту.

В результате Пропп выделил семь различных кругов действий, в рамках которых объединяются содержательные элементы. Круги, в свою очередь, состоят из набора функций. "Инвариантность, которую можно обнаружить путем сопоставления всех конкретных сказок, есть не что иное, как инвариантность кругов действий, выполняемых персонажами, меняющимися от сказки к сказке". Итак, круги соответствуют семи инвариативным актантам, которые присущи любой сказке. Это герой (главное действующее лицо), ложный герой (узурпирует роль главного героя), вредитель (актор злодеяния), помощник (оказывает помощь герою), даритель (наделяет волшебным свойством, дарит силу), отправитель (отправляет героя с поручениями), царевна (требует подвига). В зависимости сочетаний и взаимодействий актантов повествование получает то или иное развитие. Если быть более точными, то разные актеры могут быть выражением одного и того же актанта, на которого влияет переходящий из сказки в сказку устоявшийся круг действий. Поэтому от смены актеров измениться может только отдельная сказка. А вот структура актантов влияет на жанр в целом. Это наделяет последних металингвистическим статусом. Таким образом, применительно к актантной теории русская сказка в понимании Проппа - это повествование, функционирующее по схеме из семи персонажей. К этой теории в дальнейшем обратиться другой исследователь - Греймас, о котором мы поговорим далее.

Но предложенные Проппом актанты не были универсальными, т.к. он изучал только один жанр литературы. В связи с этим стоит коротко обратиться к исследованиям поэтики Ц. Тодорова, в которых предлагаются более универсальные модели синтактического анализа повествования. Он, следуя Веселовскому, выделяет из первоначального мотива множество простейших элементов, суждений. И сводит их к пяти позициям, в которых они могут находиться по отношению друг к другу, составляя эпизод. Позиции могут следовать друг за другом, развивая ход сюжета. Это равновесие - его нарушение - неравновесие - его восстановление - новое равновесие.

В целом различные модели повествовательного синтаксиса в целом имеют общую идею и различаются в основном подходами к выделению отдельных элементов и их группировке. Для всех характерно наличие трех уровней развития текста: начало - развитие - конец. При этом каждый из этих трех уровней может быть расчленен по точно такой же схеме.

Мы предлагаем подробнее остановиться на актантно модели, которую предложил французский лингвист А.-Ж. Греймас. Стоит определить, что такое актант в представлении ученого. В его работе мы находим следующее объяснение: "это не только название определенного аксиологического содержания, но также и классематическая основа, открывающая возможность некоего процесса". То есть это действующее лицо, роль которого диктуется глаголом, который его сопровождает (не только в рамках предложения, но и глагол как тип действия, свойственный предмету на протяжении всей истории). При этом оно обладает рядом характеристик, приписанных ему другими окружающими лицами, взаимоотношениями с ним. Актант обладает модальным статусом, который дает ему инертную силу. Как правило, она противоположна функции динамизма. Это делает удачным сопоставление Э. Сурио актантов с планетами и знаками зодиака, в каждой из которых отображаются силы, оказывающие влияние на "судьбы" других. Так актантные модели могут объяснять мотивацию поведения человека, а также делают возможным искусственное создание микроуниверсумов, не всегда верно отображающих реальность. "Этот специфический характер актантов, благодаря которому, на уровне смысловых эффектов, они представют как инерционные силы, может послужить отправной точкой для актантной стилистики, способной объяснить приемы олицетворения, овеществления, аллегоризации…и пр.". Итак, изучая смысловое содержание актантов, мы в первую очередь обнаруживаем у них инерционную силу. Именно от не которой нужно отталкиваться для интерпретации искусственно созданных актантами образов, оценочных характеристик и суждений в изображении реальности. Но прежде всего, обратимся к структуре самих актантов и способах их определения.

В начале своего исследования Греймас говорит о том, что существует два пути анализа актанта (приводя пример по описанию одного из богов пантеона). Первый предполагает, что вы, опираясь на всю совокупность высказываний и событий, которые касаются действующего лица, описываете сферу, в которой он фигурирует. Второй вариант - установить корпус характеристик актанта (это могут быть эпитеты, прозвища, устойчивые характеристики), и перейти к интерпретации его образа. Это дает вам два различных способа охарактеризовать одного и того же актанта. Один (функциональный анализ) предполагает судить о нем по его делам, другой (качественный анализ) - причислять его к другим актантам, что позволяет систематизировать характеры и типы героев. При этом для более качественной работы стоит проводить оба вида работ: "оба предикативных типа анализа не только не противоречат друг другу, но, напротив, при известных условиях могут рассматриваться как взаимодополняющие".

Но могут возникнуть проблемы разграничения этих способов. Когда исследователь уже определил актанта (дал ему содержательное наполнение), а ему нужно описать вселенную, в которой он действует. Для успешного выполнения этой задачи необходимо выдвинуть хотя бы несколько гипотез относительно того, какая перед нами стоит цель. Прежде, чем это делать, Греймас советует провести два вида подготовительных работ: 1) сопоставить связи и условия совместного существования всех актантов, относящихся к одной повествовательной вселенной; 2) выделить обобщенный смысл общей совместных действий актантов, описать его и определить их структурные рамки.

Для описания первого вида работа Греймас обращается к примеру сопоставления обычного предложения с целым театральным сюжетом, которое проводил еще другой французский лингвист Л.Теньер. В синтактике понятие "функция" означает роли, которые приписаны отдельным словам - субъектам (совершает действие) и объектам (претерпевает действие). В таком случае, любое предложение - это зрелище, которое человек устраивает сам для себя. Оно обладает важным свойством - перманентностью, в основе которой лежит устойчивое распределение ролей. Происходит это за счет того, "количество актантов определяется априорными условиями восприятия значения". Это ведет к изменению в содержании поступков, смене действующих лиц, но обеспечивает неизменность сути предложения-спектакля.

Происхождение ролей исследователь объясняет с помощью выделение двух классов актантов, стоящих в оппозиции по отношению друг к другу: субъект противопоставлен объекту, адресант/обстоятельство - адресату/дополнению. Это позволяет предположить, что если "естественный" дискурс предлагает только заданное количество актантов, то и искусственный семантический универсум (другими словами - смысловое целое) предстает перед нами как актантная структура в виде небольшого спектакля. Осталось только связать синтактическую актантную модель построения текста с его семантикой. С одной стороны мы всегда будем сопоставлять синтактический актант и семантический статус (правительство России, вне зависимости от того, само ли оно решило провести чемпионат мира по футболу или ему поручил комитет, будет оставаться "адресатом"). Но с другой стороны, все функции, представленные в этой идее и относящиеся, вне зависимости от своей значимости, к данному актанту, необходимо воспринимать в совокупности. "В результате каждый актант обретает собственное семантическое наполнение, так что можно будет сказать, что совокупность выявленных актантов, каковы бы ни были отношения между ними, репрезентативна для всего корпуса".

Это приводит Греймаса к выводу, что анализировать универсум целиком невозможно из-за его обширности, поэтому необходимо разделять его на микроуниверсумы, более легкие для восприятия. Далее в своей работе исследователь предлагает доказать свои лингвистические экстраполяции с помощью анализа отдельных областей или общих наблюдений, которые были бы универсальны для дальнейшего их применения и демонстрировали бы значения и варианты распределения актантов по классам. Он обращается к работе "Морфология сказки" В. Проппа, которую мы уже рассмотрели выше, а также анализирует книгу французского философа Э. Сурио "200 000 драматических ситуаций".

Последняя, по мнению Греймаса, составляет вполне логическое продолжение теории Проппа только с анализом театральных действий. Сурио применяет актантную модель к театральным пьесам, тем самым демонстрируя, что она вполне универсальна и может существовать вне рамок жанра сказок. Философ выделяет ряд "драматических сюжетов" аналогично с разграничением событийных рядов Проппом. На семантическом уровне он также выделяет "ситуации", которые можно разложить на "процессы", происходящие с актантами. Сурио приходит к выводу о существовании шести актантов, которым соответствуют шесть функций. Примечательно, что исследователь колебался в решении насчет количества актантов, думая между шестью и семью. При этом достоверное известно, что с теорией Проппа Сурио знаком не был, т.е. выводы были сделаны независимо, но практически совпали. Набор актантов по Сурио состоит из следующих элементов: "направленная тематическая сила, носитель желаемого блага, виртуальный обладатель этого блага, противник, посредник, помощь".

Опираясь на теорию этих двух исследователей Греймас, подтверждает свое предположение о том, что для организационного анализа любого микроуниверсума достаточно воспользоваться небольшим числом актантных понятий. Но при этом, по его мнению, некоторые определения требуют дополнения. Во-первых, нельзя давать определения жанру, рассматривая только количество актантов в отрыве от содержания действия. Это слишком формализует анализ. Во-вторых, ошибкой является отказ от рассмотрения взаимодействий между отдельными актантами. Это исключает анализ специфических характеристик актантов, что демонстрирует наоборот слишком низкий уровень формализации анализа.

Поэтому Греймас предлагает свою вывести свою классификации актантов на основе имеющихся теорий, сравнивая наборы, разработанные Проппом, Сурио и собственный из двух актантных классов, выработанный на основе изучения синтактического функционирования дискурса. Сравнивая классификации своих предшественников, исследователь приходит к выводу, что в два синтактических актантах составляют пару "Субъект" и "Объект" - первый актантный класс. Причем каждый из них обладает одним и тем же семантическим содержанием - "желание", чему Греймас не смог найти объяснение. По Проппу субъектом выступает герой, по Сурио - "направленная тематическая сила". Объектом у первого будет "искомый персонаж", субъектом - "носитель желаемого Блага". "Можно предположить, что транзитивность, или, по нашей терминологии, телеологическое отношение, будучи воплощено на мифологическом уровне, предстанет (в результате указанной комбинации сем) как сема, реализующая смысловой эффект, называемый "желанием"". Если допустить, что высказанное предположение верно, то микроуниверсумы, изучаемые Проппом и Сурио (сказка и театральное представление), обладают способностью создавать представления, где желание выражается и в реальной, и в мифической форме "поиска".

Вторым актантным классом Греймас выделяет ось "Адресант" и "Адресат", подобные актанты также присутствовали у Проппа (в виде "отправителя") и Сурио. Исследователю было трудно подобрать, какие актанты подходят под эту категорию у коллег, т.к. часто они наделяли одного актера функциями разных актантов. В пример лингвист приводит любовную историю, где жених будет совмещать в себе роль адресата и субъекта любви, а невеста - адресанта и объекта. Что дает нам четыре актанта, синтезированных на самом деле в форме двух. При этом они находятся в состоянии симметрии и инверсии по отношению друг к другу. Такое совмещение отнюдь не характерно для любых микроуниверсумов, что демонстрируется примером из "Поисков святого Грааля". Здесь мы видим четкое разделение четырех актантов на две категории: субъект - это герой, объект - это святой Грааль, адресант - Бог, адресат - человечество. Такое более явное распределение, по мнению Греймаса, можно наблюдать у Сурио. В то время как Пропп чаще приписывает одному актанту - адресанта - двум героям, один из которых связан с объектом желания, а второй с ролью отправителя. Сливаются воедино у Проппа и актанта субъекта и адресата в лице главного героя. "Итак, мы видим, что два выделенных нами актантных класса образуют, по всей вероятности, простую модель, целиком и полностью ориентированную на Объект, являющийся в одно и то же время и объектом желания, и объектом коммуникации".

Далее Греймас переходит к рассмотрению третьего класса актант, составляющих пару "Помощник" и "Противник". "Помощник" отсутствует в теории Сурио, а у Проппа представлен в двух персонажах - непосредственно "помощником" и "дарителем". Выражение "противник" предложил еще Сурио. Пропп называет таких актантов "вредителями". Это связано с тем, что в основе выделения актантов у Проппа лежат их функции - круг действий, которые они выполняют, за что Греймас отчасти критикует теорию исследователя.

Применительно к данной оси актантов нет готовой синтактической модели, но все равно заметны две сферы деятельности, заключающих в себе два вида функций. Первая представляет собой действия, направленные на оказания помощи, либо способствующие исполнению желания, либо устанавливающие коммуникацию. Вторая является противоположной: создание препятствий и преград для достижения цели, желания или установление связи с объектом. В мифологическом универсуме ось "помощник" - "противник" представлена сопровождающими главного героя актантами, "представляющими благодетельные и зловредные силы мира, воплощенные в персонажах христианской драмы средневековья - ангеле-хранителе и дьяволе". В целом изучаемая оппозиция актантов носит вторичный характер, т.к. она представляет "партисипантных", т.е. вторичных, героев микроуниверсума. Но иногда именно они способствуют более четкому определению главного актанта, как это происходит и с частями речи в языке: наречие указывает на признак действия, выраженный в глаголе. Так и в случае с актантами - их определяют свойственные им функции. "В мифологических повествованиях, являющихся предметом нашего изучения, помощник и противник суть не что иное, как проекции - проекция воли к действию самого субъекта и проекция воображаемых им препятствий, оцениваемых как благоприятные или неблагоприятные с точки зрения осуществления желания".

Таким образом, Греймас выделяет три семантических класса актантов, образующих пары на основе разного семантического содержания: желание (субъект и объект), коммуникации (адресант и адресат), испытание (помощник и противник). Иногда один актант может быть представлен несколькими персонажами или в целом отсутствовать в микроуниверсуме. Для лучшего понимания существующих связей между актантами, Греймас предлагает данную схему:

Греймас утверждает, что выработанная им актантная модель обладает операционной ценностью, т.е. может быть успешно применена к различным микроуниверсумам. Но для того, чтобы верно ее использовать, стоит определить соотношение субъекта с объектом. В модальном плане оно определялось способностью совершать действие, но на конкретных примерах и историях выступало уже непосредственно практическим или мифологическим действием. То есть, когда герой гоголевских "Вечеров на хуторе близь Диканьки" хочет добиться любви Оксаны (модально он способен что-то совершить для этого), для достижения своего желания он достает для нее черевички (практическое действие). Таким образом, для определения "субъекта" и "объекта" Греймас принимает во внимание "весомость семной нагрузки в виде "жаления", превращающегося на уровне предметной манифестации функции в "поиск"". Поэтому в каждом конкретном случае в первую очередь нужно определять, кто является "субъектом" и "объектом". От них будут зависеть другие переменные величины микроуниверсума, создаваемые в результате дополнительного семантического смысла.

Интересным примером анализа микроуниверсума для нашей работы является разложение марксистской идеологии, как близкой к политическим реалиям России во времена СССР, т.к. в советский период в ряде латиноамериканских стран также действовали коммунистические партии. Главное желание марксистов заключалось в помощи ближнему. Из чего получалась следующее распределение актантных ролей: субъектом выступал сам человек; объектом - бесклассовое общество, в котором он живет; история, как понятие, приносящее жизненные уроки и опыт, была адресантом; идеология работала на человечество в целом, поэтому оно выступало адресатом; главный враг трудящегося человека - буржуазия, которая таким образом стала противником; соответственно актанту помощника брал на себя рабочий класс.

При этом можно выделить ряд основных тематических сил, на почве которых у субъекта может возникнуть то или иное "желание". Их выделил ее Сурио, и это "любовь (сексуальная, семейная или дружеская), политический или религиозный фанатизм, корыстолюбие, жажда власти, славы, зависть и ревность, ненависть и жажда мести, любознательность, патриотизм, желание трудиться и ощущение призванности, потребность в отдыхе или в свободе, жажда Иного, потребность в активности, жажда жизни, одержимость злом, любые страхи". Перечисленные наполнители составляют семантическое содержание актантов субъекта и объекта. Но выявить этот момент можно и другим путем - например, с помощью качественного анализа действий, что возможно и до распределения актантов.

У актантной модели есть и экономическое наполнение, проявление которой стала особенно заметна в середине XX века в мифологической манифестации. Это имеет значение для нашей работы, т.к. иногда аналитические материалы о России отражают экономические темы, где сложнее выявлять актантную модель. Греймас предлагает рассмотреть, как его теория работает на примере инвестиций в предприятие. Анализу подвергается результаты опроса людей на тему отношений к инвестициям. Заказчик исследования попросил интерпретировать результат, чтобы дать оценку своим действиям. Результаты работы ему были представлены в виде мифологизированных поступков опрошенных, базирующихся на актантной структуре. Субъектом в рассматриваемой истории выступает сам инвестор, желанием которого является увеличение своей роли и значения в экономических операциях. Объект заключается в успехе и прибыльной работе предприятия, за которое субъект переживает практически как за своего ребенка. Противник - развивающийся научно-технический прогресс, который оказывает негативное влияние на ряд финансовых операций. Помощник - организованные исследования рынка, его клиентов, различных экономических факторов влияние на успех. В актанте адресанта заключена непосредственно система экономики. Она, условно доверяя герою-субъекту, ожидает, что он найдет способ спасти предприятие. Оно и выступает адресатом, т.е. представлено в виде некого синкретического актера, объединяющего в себе двух актантов - объекта и адресата, потому что хорошая работа предприятия и выступает наградой субъекту. Таким образом, даже самые рациональные действия можно интерпретировать, разложив составляющие их элементы на актантную модель.

При этом существует риск перепутать описание актантной модели и проведение ее качественного анализа, что приводит к ошибкам в определении актантных категорий и их типологий. Для избегания этого Греймас предлагает внимательнее рассмотреть структуру актантных моделей, чтобы "понять, в какой мере способы дистрибуции актантов, с одной стороны, и типы стилистических отношений между актантами и актерами - с другой, способны послужить критериями "типологизирующей" конкретизации актантных моделей". Для этого стоит рассматривать актанты по двум типологическим критериям. Первый - обладает ли актант свойством синкретизма, т.е. можно ли один актант соотнести с различными характерами. Если да, то он будет сочетать в себе сразу две функции, например, субъекта и адресата, как мы видели в случаях анализа сказок или любовных историй. Или будет прослеживаться синкретизация объекта и адресата, что демонстрировал пример анализа марксистской парадигмы. Так в лице президентов многих стран сливаются функции правителя и в то же время главного военного командующего, что может соответствовать актанту субъекта и, например, адресата.

Второй критерий оценки актантов - может ли его соотнести с гипонимическими актерами (сочетающими в себе родовую и видовую характеристику). В случае Проппа это была попытка заключить в адресанте сразу и главного персонажа действия, и роль отца, берущего на себя функции женщины-объекта. Такое свойство мифологического мышления - описывать структуру родства - не редко применяется в отношении к анализу актантных наименований. Так, в мифе мы видим, что актанты довольно часто разбиваются по парам: мать - дочь, муж - жена, сестра - брат и т.д. Они распределяются как на основе категорий с оппозиционными функциями, так и в виде приема риторической гиперболизации характеристики, порождающей клише. Это приводит нас к выводу, что существует связь между устоявшимися моделями родства, применяемых в психоанализе, и моделях актантных группировок. Она не всегда явная, но часто парное проявление актантов соответствует одной из родственных моделей. Так, нигилизм молодежи, частая тема в произведениях классической литературы, может поставить отца и сына в оппозицию "противник" - "помощник" по отношению к субъекту. Но Греймас предостерегает, что поиск таких закономерностей может быть вызван чрезмерным обобщением метафорического объяснения природы актантных пар.

Существует третий критерий оценки актант, связанный с отсутствием в построенной модели того или иного класса актант. Согласно Сурио, главная функция такого приема - создание драматического эффекта в микроуниверсуме. Например, отсутствие того или иного персонажа в произведении ведет лишь к ожиданию, что он наконец-то появится. Это только подчеркивает его существование и значимость в актантной модели. Самый распространенный пример в сказках - появление принца, который спасает принцессу, практически в самом конце повествования. Но все привыкли к тому, что он должен быть, поэтому просто следят за развитием событий.

Вышеперечисленные критерии позволяют нам проводить группировку актантов в рамках более простых структур, уйти от вопроса возможности сочетания актантов по строго фиксированным моделям, выведенным еще Проппом и Сурио. Что делает актантную теорию более мобильной и универсальной. Для достижения этой цели также послужит и упрощение наименований актантов. В первую очередь этот вопрос связан с привязкой привязки к функциональному анализу актанта, что создает связь между именем и ролью действующих лиц. Но в этом случае как раз можно обратиться качественному анализу актантов. Потому как когда их именования "предстают в виде организованных семем - неподвижных узлов внутри аксиологической сетки; и если именование таких семем (что было показано на примере анализа семемы, условно названной нами "усталый") не является делом случая, то, значит, оно относится к стилистическому уровню и может быть обосновано лишь в результате исчерпывающего качественного анализа". Так анализ действующих лиц в универсуме не может быть полноценным вследствие того, что мы не обладаем исчерпывающими представлениями обо всех составляющих системы. Но этот факт не является губительным для проведения релевантной интерпретации содержания универсума.

Анализ повествовательного текста с точки зрения семантики подразумевает не только выделение и сочетание элементарных элементов. Другим важным вопросом является соотношение между реальностью и тем, как ее изображают. Одно и то же событие, действие может быть описано и подано по-разному. Так, "физическое действие "некто оставляет при помощи перьевой ручки чернильный след на листе бумаги с напечатанным текстом" в пространстве повествования может представлять в виде различных нарративных эпизодов: подписание акта о капитуляции, окончание войны и т.п.". Разница в подаче и трактовке информации особенно заметна при сравнении журналистских материалов в изданиях разной политической направленности. Что оказывает непосредственное влияние на интерпретацию текста читателями.

1.3 Исторически сложившиеся стереотипы и представления о России в странах Латинской Америки

Стоит учитывать, что каждый создающийся микроуниверсум может иметь предысторию, которая не может не учитываться при его трактовке, выделении в нем актантных моделей, т.к. является его неотъемлемой частью. История так же, как и актуальные события, может иметь разные оценки, но в основном будет преобладать одна сложившаяся за много лет точка зрения, что приводит нас к такому понятию, как исторически сложившиеся стереотипы, в которых также можно выделить актанты. Так, Греймас считает структуру архаичной и видит важную функцию истории в закреплении систем.

В истории отношений России и стран Латинской Америки, насчитывающей больше столетия, никогда не было открытых конфликтов и вооруженных столкновений. Более того, в отличие от многих своих западных соседей, Россия никогда не обладала колониями в Новом свете. И когда началась освободительная борьба против метрополий, правительство нашей страны предпочло занять нейтральную позицию в этом вопросе. При этом практически всегда, за исключением некоторых периодов в истории, были развиты торгово-экономические отношения с регионом (сахар, кофе и какао, фрукты - основные продукты, экспортируемые из латиноамериканских стран). Географическая удаленность не мешала устанавливать партнерские соглашения и культурные связи, которые продолжают развиваться и сегодня, но влияла на развитие стереотипных представлений о России, не всегда подкрепленных эмпирическими фактами.

Существует ряд факторов, которые влияют на особенности мировосприятия жителями Латинской Америки в целом. Так, исследователи Б.И. Коваль и Л.В. Дьякова выделяют следующие:

религиозные и этнические традиции, складывающиеся на протяжении всей истории, которые определяют психологический и эмоциональный менталитет жителей (в первую очередь речь идет о культуре католицизма)

три этапа эволюции, через которые прошло большинство латиноамериканских стран: патриотизм, популизм и революционизм (это тот жизненный опыт, получив который нация достигла своей зрелости)

особенности коллективной, в том числе бессознательной, психики, которой свойственно постоянное страдание и экзальтированность (излишняя восторженность по поводу незначительных вещей). Это порождает некую обиду за судьбу своей страны, которая недостаточно развита по отношению к части других стран, которым начинают завидовать. В последнее время с наступлением эпохи глобализации и развитием информационных технологий этот разрыв ощущается более остро

антропоморфизм в восприятии облика государства (олицетворение всей страны в лице одного известного человека, качества и характер которого полностью переносятся на образ страны): это могут быть как писатели, такие как Достоевский, Горький, так и государственные деятели, как Сталин, Путин

Эти факторы влияют и на восприятие России, исторический и современный образ которой довольно неоднозначен. Он менялся в разные периоды истории, а сегодня на нем остается отпечаток советского прошлого. Для начала обратимся к представлениям и стереотипам о нашей стране, которые складывались на протяжении двух веков, перейдем к периоду СССР, изучим исторические стереотипы и рассмотрим, что влияет на интерпретацию образа России сегодня.

Установление дипломатических связей со странами Латинской Америки связано в первую очередь с экономическими интересами России в этом регионе. Можно сказать, что налаживание отношений началось с Бразилии, когда в 1827 году Россия признала независимость Бразильской империи от Испании. За последний год были налажены поставки сахара, кофе и других товаров из Бразилии в Россию, поэтому выражение таким образом поддержки стране-партнеру диктовалось важными торговыми договорами. В то время между нашей страной и Испанией был заключен Священный союз. Россия, с одной стороны, не шла против союзников, с другой - экономическая выгода не позволяла выступать в поддержку интервенционной политики европейских государств. Поэтому руководство страны заняло позицию невмешательства в дела стран Латинской Америки.

Другой крупной латиноамериканской страной, которая боролась с колонизаторством Испании и искала международной поддержки, была Мексика, объявившая себя республикой в 1824 году. Этот регион составлял большой интерес для крупной торговой Русско-американской компании. В 1829 году состоялась встреча мексиканского посла в Лондоне В.Рокафуэрте с генеральным консулом России Г. Бенклаузеном, где обсуждали русско-мексиканскую торговлю. Налаживание дипломатических связей позволило Русско-американской компании укрепить программу сотрудничества с Мексикой. Руководство решило не ограничиваться исключительно торговыми связями, предоставив возможность посещать страну русским ученым и путешественникам. В регион также приехали добровольцы, поддержавшие колониальную борьбу против испанской короны. С точки зрения актантных моделей, нельзя сказать, что Россия была в этой истории явным "помощником", но также избежала роли "вредителя": "В поведении русского императора не отмечается враждебных намерений в отношении революции в Америке", - писал в 1826 году мексиканский президент Гуадалупе Викториа.

В XIX веке российско-латиноамериканские отношения получили новый виток развития. Крымская война 1856 года, закончившаяся для России поражением, привела к обрыву дипломатических связей со многими европейскими государствами. Александр II дал распоряжение МИДу искать новых союзников для укрепления положения страны на международной арене. Взоры вновь обратились на страны Латинской Америки, борьба за независимость которых в это время достигла своего пика. В конце 1850-х Россия признала ряд государств центральноамериканских республик, среди которых были Колумбия и Венесуэла. В 1874 году также были налажены торговые и дипломатические отношения с Перу, в 1855 - с Аргентиной. Важным жестом России по отношению к латиноамериканским странам стала инициатива пригласить их на вторую Гаагскую конференцию в 1907 году, что помогло установить дружеские отношения с этими странами на международном уровне. Это было позитивно воспринято их представителями. Так российский посол во Франции А. Нелидов " "получил от них (латиноамериканцев. - А. С.) изъявление искренней и глубокой признательности" Николаю II за то, что тот "первый решился призвать их к участию в обсуждении важных международных вопросов... поэтому они считают Россию своей главной покровительницей в Европе" она "обрела в их лице дружественно настроенных к себе партнеров по международному сообществу" ". Это помогло латиноамериканским странам в расширении международных партнерств. Российский жест был воспринят как протягивание "руки помощи", а правительство страны проявило себя как инициативное, способное предложить свои идеи и защищать интересы не только свои, но и своих партнеров. Что укрепило образ нашей страны, как могущественной державы.

Одной из главных задач советского руководства, пришедшего к власти в 1917 году, был поиск поддержки и признания в международном сообществе. И так как капиталистические государства были враждебно настроены по отношению к коммунистическому режиму, взоры вновь обернулись на страны Латинской Америки. Еще в июне 1924 года нарком Советского союза Г.В. Чичерин в обращении к латиноамериканскому миру в аргентинской газете "Nacion" заявил, что "инициатива любой южноамериканской страны" по вопросу установления отношений с СССР "встретила бы с нашей стороны понимание и поддержку". Советский дипломат М.М. Литвинов положил начало активному сотрудничеству с Мексикой (в 1924 году), Колумбией (в 1935 году) и Уругваем (в 1926 году). Продолжали действовать торговые договора с Аргентиной. Это оказало влияние на процесс голосования за принятие СССР в Лигу наций в 1934 году, когда латиноамериканские страны отдали свои голоса в пользу Советского союза, что вновь говорит о том, что в лице нашего государства видели партнера. Кроме того, некоторые страны Латинской Америки, в частности Мексика (где в 1917 году так же завершилась революция, но буржуазно-демократическая), видели в СССР союзника в противостоянии господству и влиянию США. Время от времени Советский союз оказывал помощь трудящимся латиноамериканского региона: как в 1926 году, когда профсоюзы СССР собрали и отправили материальную помощь бастующим железнодорожникам в Мексике. "Образ СССР был близок миллионам латиноамериканских граждан. Многие молодые люди из стран "третьего мира" обучались в советских вузах". Считалось, что в Советском Союзе был высокий уровень образования, что оказывало влияние на восприятие граждан, как умных и трудолюбивых. Во многом этому способствовала активная пропагандистская работа коммунистический партий, которые действовали в ряде латиноамериканских стран, в том числе в Аргентине и Мексике.

Тем не менее "холодная война" неблагоприятно сказалась на связи, налаживаемые десятилетиями. Дипломатические отношения с Колумбией, Чили, Венесуэлой и Бразилией в период с 1947 по 1952 год были практически заморожены. Связи с Кубой были прерваны после переворота Батисты в 1952 году. Но позже, с приходом к власти в 1959 году Фиделя Кастро, здесь был установлен социалистический режим, который активно поддерживался Советским союзом. Эта была также победа в битве против гегемонии США и их идеологии.

Руководство также СССР стало искать поддержку и в лице других государств региона, настроенных на США. Сотрудничество с рядом стран в этот период подтверждается многочисленными дипломатическими визитами в Москву. Так, мексиканский полос Л. Кинтанилью приезжал в СССР дважды: в 1943 и 1945 годах. В начале 1953 года Сталин провел личную встречу с послом Аргентины Л. Браво. В 1952 году в Москве прошла Международная экономическая конференция, в которой участвовали представители восьми стран Латинской Америки. Такая политика положительно сказывалось не только на экономических и политических отношениях со странами латиноамериканского региона, но и на развитии сотрудничество в сфере науки и культуры. Так, в 1955 году прошла национальная выставка СССР в Аргентине, в 1959 году - в Мексике. 1958 году был заключен советско-аргентинск

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.