Основные принципы драматургии итоговых новостных программ на 'Первом канале', 'России-1' и 'НТВ'

Тип:
Добавлен:

Введение

Актуальность темы исследования

Данная тема видится нам актуальной в связи с резким ростом интереса аудитории к новостным программам. В свете последних политических событий внимание российского зрителя приковано к происходящему на мировой арене - это и неспокойная обстановка на Украине, и борьба с запрещенным в России самопровозглашенным Исламским государством, война в Сирии и участие в ней российских вооруженных сил, теракты в России, Европе и странах Ближнего Востока. Последние три года насыщены огромным количеством событий, которые закономерно отражаются на телевещании. Интерес к ним связан в первую очередь с непосредственным участием России в этих событиях и желанием зрителя не просто быть осведомленным, но вникнуть в ситуацию, сформировать свою точку зрения.

В связи с этим на протяжении последних трех телесезонов наблюдается следующая тенденция: информационные телевизионные программы, а в особенности итоговые воскресные тележурналы, стабильно оказываются в десятке самых рейтинговых передач на каждом из центральных телеканалов и попадают в ТОП-100 самых популярных программ среди зрителей старше четырех лет.

Кроме того, по результатам исследований ЦИОМ основным источником информации о происходящем в стране и мире по-прежнему является телевидение. Опросы показали, что 62% россиян выбирают именно телевизионные новости. А 75% жителей России доверяют центральному ТВ.

Информационные программы - это «лицо» телеканала, именно новости определяют имидж телекомпании. Итоговая информационно-аналитическая программа в этом отношении еще более показательна - это средоточие всех самых значимых новостей за неделю. И если раньше воскресный тележурнал был, образно говоря, парадной вывеской телеканала, главным имиджевым продуктом телевизионной компании, то сегодня, учитывая интерес зрителя именно к информационным программам, это предмет борьбы за аудиторию и генератор рейтинга, а следовательно, и локомотив телесмотрения всего уикенда. В связи с этим возрастает и актуальность изучения феномена итоговой программы, в частности ее драматургии.

Гипотеза исследования формулируется следующим образом: информационная повестка недели является доминантой драматургии итоговых программ федеральных телеканалов («Первого канала», «России-1» и «НТВ»).

Объект исследования: итоговые программы «Первого канала», «Россия-1» и «НТВ».

Предмет исследования: Принципы драматургии итоговых новостных программ на «Первом канале», «России-1» и «НТВ».

Цели исследования:

·определить базовые принципы драматургии итоговой информационно-аналитической программы,

·определить влияние информационной повестки на драматургию итоговых информационно-аналитических программ.

Задачи исследования:

·Определить понятие повестки дня,

·Выделить основные элементы композиции итоговых программ,

·Выявить жанровую специфику итоговой программы по отношению к ежедневной,

·Определить роль верстки программы,

·Проанализировать повестку дня каждой из изучаемых программ,

·Сопоставить итоговые программы на каждом из телеканалов с учетом выявленной специфики.

Теоретическая значимость определяется необходимостью дополнить существующие исследования по данной тематике и заключается в обобщении и систематизации теоретического знания, представленного в научных трудах разных лет.

Практическая значимость заключается в возможности дальнейшего применения выявленных принципов при продюсировании итоговых информационно-аналитических программ на телевидении.

Методы исследования.

Методология исследования смешанная. При изучении итоговых информационно-аналитических программ мы прибегаем как к качественным, так и к количественным методам.

В основе исследования - сопоставительный анализ. На базе этого метода нам удалось выявить сходства и различия в структуре и содержании изучаемых информационно-аналитических программ, обобщить и систематизировать полученные данные.

При сопоставлении итоговых выпусков было решено обратиться к композиционному анализу в целях выявления структурных особенностей итоговой программы. Количественная методология, в свою очередь, стала основой при выявлении специфики повестки дня (недели) в изучаемых итоговых программах.

Мы обратились к методу контент-анализа, так как в данном случае нам необходимы конкретные показатели, сводимые к числовым значениям. Так, для того, чтобы определить, какие темы позиционируются в изучаемых программах как наиболее значимые, необходим подсчет материалов, предложенных в каждом отдельном выпуске, времени, отведенного на освещение каждой темы в рамках программы, кроме того, важно установить и порядок следования материалов, т.е. место каждой темы в верстке. Контент-анализ позволяет полностью решить поставленные задачи. Кроме того, такой тип анализа с одной стороны обеспечивает максимальную объективность, с другой - предлагает наиболее удобный инструментарий для выявления особенностей текстов, которые окажутся значимыми в исследовании.

Эмпирической базой исследования являются итоговые новостные программы «Первого канала», «России-1» и «НТВ» за месяц. В общей сложности - 12 выпусков.

Теоретическая база и степень изученности темы.

Теоретическая база исследования основывается на ряде научных работ, научно-методической литературе, а также статьях по смежной тематике.

Научные источники можно условно разделить на три группы. Первая группа связана с понятием «повестка дня» и феноменом ее формирования. Этому аспекту посвящено множество работ американских эмпирико-функционалистов. Говоря о теории «повестки дня», в первую очередь стоит упомянуть имена М. Маккомбса и Д. Шоу. Исследователи сфокусировали свое внимание на отражении предвыборных кампаний конца 60-х - нач. 70-х годов в СМИ и сделали вывод о том, что повестка формируется с учетом конкретных политических целей. Однако, впервые представления о «повестке дня» выражаются в работе другого ученого - У. Липпмана. Не употребляя термин «agenda-setting», он тем не менее формулирует основную идею, которая получит свое развитие в дальнейшем: «СМИ являются основным связующим звеном между событиями в мире и людьми, и они определяют, как эти события будет отражены в умах общественности». Как бы продолжая эту мысль, М. Маккомбс и Д. Шоу в дальнейшем напишут о том, что именно масс-медиа играют определяющую роль в создании иерархии событий. А на рубеже веков придут к осмыслению повестки дня как явления многопланового и выделят повестку дня второго уровня, которая представляет собой своего рода информационную иерархию внутри отдельно взятого сообщения СМИ.

Также представляется полезным обратиться и к трудам смежным по тематике. Например, теория «спирали тишины» Э. Ноэль-Нойман по сути своей перекликается с теорией «повестки дня» и, образно говоря, является ее зеркальным отражением. Некоторые темы, по мнению исследовательницы, замалчиваются или просто игнорируются. Продолжая эту мысль, скажем, что это в значительной степени сказывается на информационной повестке дня.

Российские ученые также активно исследовали феномен «повестки дня». Среди ученых, которые занимались этой темой Е.Г. Дьякова и А.Д. Трахтенберг, Н.Н. Старобахин, В.Н. Амелин, Л.Л. Реснянская. Их труды во многом основываются на исследованиях западных коллег, однако перекладывают этот опыт на российскую действительность и выявляют особенности формирования повестки дня в отечественных средствах массовой информации, а также эволюцию в принципах ее создания.

Вторая группа научных источников связана с необходимостью определить специфику итоговой новостной программы в сравнении с ежедневной. Значимыми в этом отношении будут труды исследователей телевидения, которые дают комплексное представление об отрасли, о жанрах телевизионного контента и особенностях его создания. Среди них работы Р.А. Борецкого, В.В. Егорова, Г.В. Кузнецова, В.Л. Цвика.

На основе этих исследований будет возможно выделить отличительные черты итоговой программы, определить ее жанровое своеобразие и место в еженедельной верстке телевизионного эфира.

Наконец, обращение к третьей группе источников связано с особым статусом телевидения, тяготением телеконтента к драме: театру и кино. Этой проблематике посвящено огромной количество отечественных и зарубежных исследований, начиная с 60-х годов 20 века. Так, А. Вольфсон утверждал, что телевидение - это лишь разновидность кино, оно эксплуатирует те же средства выражения и выразительности. В то же время некоторые исследователи говорят о заимствовании телевидением театральных приемов (А.Я. Юровский, А.А. Новикова). Наконец, третьи, отмечают - телевидение содержит в себе черты и того, и другого видов искусств (С. Муратов, В. Михалкович). Так, В.И. Михалкович отмечает: «ТВ оказывается одним из видов журналистики, одним из видов кино или театра, одним из видов популяризации знаний».

В связи с таким родством ТВ и драмы представляется полезным обратиться и к классическим трудам по теории драмы, от Аристотелевой «Поэтики», где сформулированы базовые принципы построения текста драматического произведения, до работ отечественных ученых 20 века (Волькенштейн, Аникст, Хализев), где суммирован и переосмыслен исследовательский опыт прошлых столетий.

Стоит отметить, что теоретики телевидения, авторы методических пособий и учебников (Цвик, Борецкий, Князев) обращаются к такому термину как «драматургия» при описании информационных программ и их композиции, однако феномен итоговой информационно-аналитической программы в их трудах остается незамеченным. А между тем итоговая программа в своей сути - единое произведение, которое обладает спецификой по отношению к ежедневному выпуску новостей и принципы ее построения (драматургии) заслуживают отдельного внимания. В данном исследовании представлена попытка теоретизации базовых принципов драматургии итогового тележурнала, а также определяется место информационной повестки недели в ряду сюжетно-композиционных элементов выпуска. В этом заключается научная новизна работы.

1. Теория формирования информационной «повестки дня»: история, развитие, типологии

Информационная повестка дня - одно из ключевых понятий в журналистике, поскольку она, с одной стороны, является определяющим фактором при выборе темы материала, с другой - представляет собой результат перекрестно взаимосвязанных средств массовой информации.

Термин «повестка дня» появляется впервые в 70-е годы XX века, когда Американские социологи и Максвелл Маккомбс и Дональд Шоу совершают попытку исследовать, каким образом новостные сообщения влияют на мнения избирателей. В их понимании, повестка дня - инструмент «навязывания средствами массовой информации своих приоритетов». Таким образом, по мнению исследователей, аудитория начинает оценивать события, освещенные в СМИ как значимые и упускает из виду то, что игнорируют медиа. Позднее эта теория получает свое развитие, как в трудах западных ученых, так и в работах отечественных исследователей. А также находит широкое применение в журналистской практике.

Ричард Харрис определил информационную повестку дня как средство психологического воздействия на потребителей медиа, за счет которого могут создаваться когнитивные искажения. Такое влияние осуществляется посредством трансляции информационных сообщений, влияющих на отношение социума к актуальным проблемам современности. Когнитивные искажения являют собой систематические ошибки в мышлении или шаблонные отклонения, которые происходят в связи с ложными убеждениями и без труда могут быть идентифицированы при помощи анализа автоматических мыслей.

В отечественной науке существует несколько подходов к пониманию «информационной повестки дня».

Георгий Ковалев определяет информационную повестку дня как медиа-повестку, которая представляет собой набор из 5-7 тем, предлагаемых обществу средствами массовой информации.

Евгений Павлович Прохоров заключил, что информационная повестка дня представляет социуму комплекс проблем и суждений, то есть по сути являет собой всестороннюю информационную картину мира в конкретный момент времени.

Основная задача информационной повестки дня, по мнению Ивана Засурского, состоит в привлечении внимания аудитории к ряду вопросов и стягивании периферийных тем и сюжетов к смыслообразующему центру, определяющему контекст и оценку.

На основе определений информационной повестки дня можно сделать вывод, что она представляет собой совокупность обсуждаемых тем и информационных поводов, которые продуцируют медиакартину социальной действительности и становятся значимыми для потребителей информации в определенное время.

Таким образом, повестка дня - это мощный инструмент в руках журналистов, способный повлиять на восприятие и ценностные установки аудитории. За счет формирования повестки создается псевдо-реальность, в которой важное и незначительное, периферия и центр могут поменяться местами.

.1 Истоки теории установления информационной повестки дня

Традиционно, принято считать, что первым исследователем, косвенно выразившим идею об установлении повестки дня был У. Липпман. Именно он впервые пришел к мысли о том, что медиа создают «псевдо-оружающую среду», которая не отражает реальность, а лишь выхватывает и фиксирует некоторые ее фрагменты. Формирование такой действительности, «медиареальности», - по убеждению Липпмана - дает возможность воздействовать на людей, управлять ими.

В начале 20 века такой подход имел широкое распространение. Парадигма пропагандистской силы предполагала, что СМИ оказывают прямое, всеобъемлющее влияние на индивида и общество в целом - в сущности это модель бихевиористская, подразумевающая как в биологии прямую зависимость «стимул-реакция». Так, большое значение в трудах Г. Лассуэлла имеют проблемы пропаганды, ее сущности, особенностей и структуры конструктов пропагандистских материалов. Уже в 1927 г. он определяет пропаганду как «управление коллективными аттитьюдами посредством манипулирования значимыми символами». Еще один эмпирико-функционалист У. Шрамм коммуникацию называл «персуазивным актом» - то есть актом воздействия.

Однако несмотря на значимую идею, получившую свое развитие в этих трудах - идею воздействия СМИ на общество, возможность не просто воссоздавать, но создавать реальность, новую, отличную от действительно существующей, эта модель - лишь предпосылка «теории повестки дня», поскольку она еще не учитывала значимость индивидуального супротив массового, общественного.

Первые шаги на пути к осмыслению позиции аудитории по отношению к медиа делает Пол Лазарсфельд в середине 20 века. В своей книге «Выбор народа» (1944) он рассмотрел аудиторию не как безликую массу, пассивно воспринимающую и принимающую информацию, а как группу реципиентов, вовлеченных в социальный контекст и активно взаимодействующую с ним и внутри него. Исследователь анализирует результаты опросов избирателей штата Огайо, посвящённых голосованию в 1940-м году на президентских выборах. На основе панельного метода исследования (опросы проводились повторно на базе одной и той же выборки) он собрал данные, которые привели его к неожиданным результатам: меньшинство избирателей изменили свое решение во время избирательной компании под влиянием средств массовой информации. В то время как важнейшим фактором влияния стали межличностные контакты.

Так, Лазаpсфельд приходит к идее, которая становится новым поворотом в развитии теории коммуникаций и очередной значимой предпосылкой теории «agenda-setting». Он выдвигает гипотезу «двухступенчатого потока коммуникации» или «закон o лидерах мнений». Взаимоотношения персональной и массовой коммуникации осмысляются исследователем в новом ключе - в коммуникативной цепочке появляется новое звено - лидер мнений. Он выступает посредником между средством массовой информации и так называемыми «простыми» реципиентами. Именно это по ряду причин восприимчивое к информационному потоку меньшинство интерпретирует «сообщения» для большинства, как бы декодирует послания медиа. «Лидерство мнений», по убеждению автора, всегда сопровождается рядом условий. Во-первых, лидеры должны иметь либо тот же социальный статус, что и ведомые ими, либо превосходить в социальном плане индивидов, находящихся под их влиянием. Во-вторых, лидерство мнения, как правило, узконаправленно: то есть являясь ориентиром в одних вопросах, лидер не всегда будет сохранять свой авторитет в других. Кроме того, лидер мнения может не совпадать с формальным лидером, но тем не менее именно его мнение будет воздействовать на представления о действительности группы, сформировавшейся вокруг него.

Лазарсфельд показал, что масс медиа на уровне отдельно взятого индивида не эффективны, они не способны поменять его мнение или установки. Однако при проникновении в первичные группы семьи, друзей и т.д. посредством межличностной коммуникации и обсуждений в группах они оказывают воздействие на человека и систему его установок.

Стоит отметить, что в первой половине 20 века существовали две фундаментальные теории, характеризующие взаимоотношения между обществом и СМИ. Первая, как было сказано ранее, пропагандистская парадигма, развивавшаяся в рамках эмпирико-функционалистского подхода, утверждала власть масс медиа над аудиторией. Средства массовой информации с этой точки зрения не могут быть независимыми и излагают факты a priori, навязывая определенную картину мира. Реципиенты же в этой коммуникативной цепи пассивны и обезличены. Вторая же теория провозглашала власть человека над медиа. С этой точки зрения потребитель способен критически оценивать информацию, а СМИ лишь отражают реальность, транслируют факты действительности и существующие в обществе воззрения. Но обе эти теории с течением времени утратили свою актуальность. Уже с появлением исследований П. Лазарсфельда становится ясно - коммуникация «масс медиа - аудитория» - процесс гораздо более сложный и многогранный.

Во второй половине 20 века появляется теория, способная более или менее адекватно отобразить отношения между СМИ и обществом - теория «повестки дня». В упомянутой уже работе «Общественное мнение» У. Липпман писал, что средства массовой информации - элемент объединяющий то, что происходит в мире и представления о мире, существующие в обществе. Следом за ним подобные мысли высказывал Б. Коэн, утверждая, что пресса «не будет иметь большого успеха, рассказывая читателям, что думать, но добьется превосходного успеха, рассказывая о чем им думать». В то же время схожие идеи выражал социолог Дж. Рэй Фанкхаузер. Однако свое развитие и некоторую логическую завершенность эти идеи получают только в 70-е годы 20 века в исследованиях американских ученых М. Маккомбса и Д. Шоу.

Согласно теории «повестки дня», из всего массива событий СМИ выбирают только то, что в дальнейшем будет, по тем или иным причинам, позиционироваться как наиболее значимое и важное. Именно эти отобранные события в дальнейшем и формируют информационную «повестку». А аудитория свободно составляет свое мнение о действительности на основе полученной информации. Навязываются в данном случае не взгляды, а лишь предмет для размышления, обсуждений, который впоследствии становится элементом системы представлений о действительности.

Изначальной целью Мaккомбса и Шоу было доказать, что СМИ влияют на аудиторию посредством навязывания приоритетов, вследствие чего они приобретают значимость в сознании реципиентов. Для подтверждения теории использовался контент-анализ - выступлений СМИ, с одной стороны, а с другой - данных социологических опросов. Чтобы полученные показатели интерпретировать исследователи ввели два термина: повестка дня (agenda) - то есть ряд сюжетов и событий, которые волнуют общество и мыслятся им как наиболее значимые; и «установление повестки дня» (agenda-setting) - внедрение этих сюжетов в сознание реципиентов.

Моккомбсу и Шоу удалось выяснить - существует взаимосвязь между медиа-сообщениями и предпочтениями избирателей. Эта корреляция стала очевидной после анализа опросов. Стало очевидным: именно тот набор тем, который активно транслировался средствами массовой информации в последствии становился значимым и для аудитории. То есть те проблемы, которые масс медиа выдвигали на первый план виделись и читателям (зрителям) наиболее актуальными, социально значимыми и заслуживающими внимания общественности и лично их внимания. В сознании аудитории - выяснили исследователи - происходит своего рода «воспламенение» («priming») соответствующей проблемной зоны. За счет этого формируется особая медиа-реальность, картина мира, профильтрованная через средства массовой информации.

Дальнейшие исследования в этом направлении показали: набор сюжетов, продиктованный «официальной повесткой» зачастую не входит в ряд приоритетных тем для аудитории. Объективная реальность оказывается сильнее в силу того, что предполагаемый круг реципиентов в нее вовлечен и не может не замечать актуальных проблем, затрагивающих его жизнь и оказывающих непосредственное влияние на ее качество. В числе таких проблем, например, безработица, низкая оплата труда при высоких ценах, плохая экология или вопросы городского благоустройства. И даже если эти вопросы СМИ игнорируют, они, тем не менее, не перестают волновать аудиторию. Такие проблемы получили название «навязчивых» (obstructive). В то же время проблемы могут быть, напротив, «незаметными» (или проблемы с «высоким» порогом). Этот тип характеризуется как раз, наоборот, малой осведомленностью общества по тому или иному вопросу. Исследования показали, что степень влияния СМИ на аудиторию зависит как раз от этого параметра. Так, если проблема «навязчивая», то воздействие масс-медиа на адресатов сообщения значительно меньше, чем если проблема является «незаметной». В последнем случае представления о данной проблеме аудитория черпает именно из СМИ.

Кроме того, исследователи определили, что существуют еще несколько несовпадающих друг с другом повесток: личная (связана с проблемами, которые значимы лично для индивида), межличностная (связана с тем, что имеет значение в группе людей, относящихся к близкому кругу индивида) и общественная, которая по своей сути является лишь предполагаемой, так как она связана лишь с представлениями индивида о том, какие именно проблемы значимы для сообщества.

Стоит отметить, что повестка дня СМИ тесно взаимодействует с повесткой дня общественной. Исследователей интересовало, какова корреляция между ними. Маккомбс и Шоу для выявления этого соотношения вывели такое понятие, как «потребность в ориентации», которая описывает «индивидуальные различия в желании ориентировать сигналы и фоновую информацию». Потребность в ориентации определяется уместностью и неуверенностью. Уместность - это свойство, определяющееся степенью вовлеченности адресата - человек обратиться к материалам СМИ в том случае, если проблема касается его лично - именно это будет свидетельствовать о высокой уместности. Неуверенность связана со степенью осведомленности аудитории. Чем меньше индивид знает о проблеме, тем выше степень его неуверенности, и тем сильнее его потребность в ориентации. Продолжая эту мысль, в 1977 году Ш. Уивер сделал предположение о том, что потребность в ориентации - есть совокупность интереса индивида к определенному вопросу и неуверенности в его отношении. Соответственно, если степень интереса и неуверенности достаточно велика, уровень потребности в ориентации также будет довольно высок.

В то же время исследователей интересовало, каким образом те или иные темы проникают в информационное поле, каковы механизмы установления «повестки дня» и пришли к выводу, что формирование повестки происходит «в процессе рутинного функционирования… под воздействием собственных организационных норм и оперативных правил, а также с взаимодействия с агентами продвижения социальных проблем, которые стремятся построить свою деятельность в соответствии с форматом СМИ». Иначе говоря, масс-медиа обращают свое внимание на те темы, которые с наибольшей вероятностью и максимально успешно впишутся в контекст уже существующих и общепринятых представлений о мире. Вместе с тем существует и иной канал влияния на повестку - политический. В данном случае аудитория практически не учитывается, а повестка дня становится как бы результатом компромисса сил, которые оказывают на СМИ влияние.

В контексте теории «установления повестки дня» значимой становится другая теория, которая так или иначе является ее продолжением и отражением. Примерно через десятилетие после того, как Маккомбс и Шоу выразили свои идеи относительно влияния СМИ на аудиторию, немецкий политолог Элизабет Ноэль-Нойманн разработала теорию «спирали молчания». «Спираль молчания» - это эффект воздействия масс медиа на массовое сознание. Ноэль-Нойманн сформулировала гипотезу о том, что точка зрения кажется правильной в том случае, если в ней уверено большинство. Чем больше людей высказывает схожие взгляды, тем больше в конечном счете приверженцев таких взглядов становится, поскольку меньшинство в таких условиях перестает идентифицировать себя с массами, ощущает свою отчужденность. В таком случае нераспространенная точка зрения либо не высказывается, поскольку может быть невостребованной, либо замалчивается с целью не выходить за рамки общепринятого. СМИ тем временем пользуются этим и в свою очередь сами влияют на то, как изображается общественное мнение, в связи с чем могут воздействовать и на представления об общественном и общепринятом мнении в сознании индивидуальном. При этом сконструированный масс-медиа образ может не соответствовать действительности - таким образом, происходит манипуляция с целью намеренно замолчать проблемы, которые в реальности могут вызвать широкий общественный резонанс.

По мнению исследователя, общественное мнение − форма социального контроля общества над личностью, через сформированное общественное мнение человек вынужден подчиняться социальному давлению.

Безусловно, эта теория описывает несколько другое явление, в каком-то смысле она «зеркальна» по отношению к теории установления повестки дня, т.к. в отличие от последней сконцентрирована вокруг того, что не упоминается в СМИ, замалчивается. Но в то же время, при формировании повестки дня ряд тем - намеренно или нет - журналисты оставляют за ее пределами. В таком случае у аудитории может сформироваться ложное представление о действительности. А вкупе применении двух этих методологий может стать серьезным средством манипуляции сознанием потребителей информации.

.2 Теория формирования повестки дня на рубеже 20-21 веков: второй уровень повестки дня и фрейминг

Теория установления повестки дня со временем находила свое развитие как в трудах Маккомбса и Шоу, так и в исследованиях других ученых. Постепенно возникает потребность осмыслить не только состав отдельно рассматриваемых выпусков медийных продуктов, будь то номер газеты или телевизионный выпуск новостей, но и внутренней структуры сюжета. Маккомбс вместе с коллегами приходит к выводу, что каждую отдельно взятую тему в ее законченном виде, представленная в рамках целостного медийного произведения, можно разложить на составные части по тому же принципу, что и это произведение. Такой подход получил наименование «второй уровень повестки дня».

Второй уровень установления повестки дня (second-level agenda-setting) - это расположение слагаемых сообщения СМИ. Так, например, в новостном выпуске существует иерархия событий, которые, в свою очередь, выбраны из целого ряда происшествий, скажем, за день. Но внутри сюжетов этого выпуска материал организован с особой логикой. Какие-то темы, события, мнения и оценки, относящиеся к предмету сюжета окажутся на первом плане, на них журналист делает акцент. Другие - уйдут на второй план. О чем-то будет сказано вскользь и наконец некоторые факты и вовсе будут опущены. Таким образом, выстраивается точно такая же повестка дня, но уже в более узком смысле - в отношении отдельно взятого события или человека (публичной личности). Такую повестку также называют атрибутивной.

Многие ученые сходятся во мнении, что за счет повестки дня второго уровня СМИ манипулируют мнением аудитории. Действительно, выгодная компоновка фактов и опущение «ненужного» наделяют текст такой возможностью. В таком случае, мысль Липпмана о том, что СМИ не могут внушить аудитории как думать, но могут навязать - о чем, ставится под сомнение. Поскольку, если повестка дня первого уровня, действительно, лишь предлагает потребителю информации темы, то атрибутивная повестка дня воздействует на эмоции аудитории и диктует, как к этой информации относиться. Повестка второго уровня в связи с этим рядом ученых признается более эффективной, чем повестка первого уровня, так как гораздо проще вызвать желаемую оценку аудитории за счет акцентирования внимания лишь на некоторых фактах, оставляя при этом за кадром остальную информацию об описываемом явлении или человеке. Однако эмпирически данное суждение еще никем не доказано, в связи с чем, по мнению некоторых авторов, не может считаться в достаточной степени правомерным. Более того, не вполне ясно, к какой методологии стоит прибегнуть, чтобы осуществить соответствующие измерения и сравнить указанные эффекты.

Параллельно с развитием теории повестки дня в начале 70-х годов Ирвинг Гофман разрабатывает свою теорию, которая получает название «рамочный анализ» или фрейминг. В ее основе лежит представление о том, что реакция индивида на знакомые события или ситуации ограничена рамками или интерпретационными схемами - так называемыми «первичными рамками» (primary frameworks).

Уже в 1990-е годы фрейминг осмысляется как явление в масс-медиа и получает заметный толчок в развитии в большой степени благодаря Энтману, который прояснил его терминологию и методологию. Он определили рамки (frames) как «схемы обработки информации, которые имеют место в особенностях новостного текста и которые усиливают специфическое восприятие и понимание событий. Новостные рамки (news frames) возникают и воплощаются в ключевых словах, метафорах, концепциях, символах и визуальных образах, которые подчеркиваются в тексте новостей».

Эта теория становится важной в контексте теории установления повестки дня, поскольку многие исследователи склонны связывать фрейминг и атрибутивную повестку. Фрейм по сути своей - стержневая идея коммуникационного текста, посредством которой раскрывается суть основного сюжета информационного сообщения. Как правило, эта стержневая идея включает в себя разного рода моральные установки и модели решения проблемы, которые преподносятся как предпочтительные. Из этого следует, что фрейм - это картина мира, создаваемая средствами массовой информации, то есть представления о действительности, которые постулируют медиа. Стало быть, фрейм несет в себе не просто элемент субъективного восприятия действительности, но также элемент манипулятивный.

Фрейминг - это, как в сути своей и атрибутивная повестка дня - организация коммуникативного сообщения таким образом, что часть информации выходит на первый план, в то время как фактам менее значимым (по мнению адресанта) отводится меньшая роль и соответственное место в тексте. Именно поэтому ряд ученых полагает, что фрейминг и повестка дня второго уровня - это разные термины обозначающие одно явление. Такого мнения придерживаются, например, не раз упомянутые уже Маккомбс и Шоу. Есть, однако, и группа ученых, считающих такой подход в корне ошибочным. Среди них Д. Шойфель и Д. Тьюксбери. С их точки зрения, фрейминг и установление повестки дня второго уровня базируются на разных принципах работы с информацией, транслируемой медиа. Фрейминг, по их убеждению, обладает потенциалом для воздействия на потребителей СМИ не за счет чисто логической организации текста и расположения его элементов в особом порядке, а посредством использования элементов языка, которые придают сюжету выразительность и убедительность. Иначе говоря, в случае фрейминга на восприятие влияет не повторяемость темы, а использованные при ее освещении лексические единицы, речевые обороты и фразы, а также их коннотации. Различен с этой точки зрения, будет и результат атрибутивной повестки дня и фрейминга. В первом случае - человек лишь принимает во внимание аспекты события, освещаемого в СМИ, в то время, как во втором - у реципиента об этом событии складывается вполне устойчивое мнение.

Обобщая все вышесказанное стоит все-таки признать, что фрейминг и атрибутивная повестка дня - не тождественны. Однако ряд сходств все-таки существует:

обе теории применимы при исследовании того, как предметы спора и другие объекты находят отображение в СМИ.

опорной точкой обеих теорий является внимание к аспектам, включенным в сообщения по той иди иной темитике

в центре внимания обеих теории способы подачи информации, а не сам объект повествования

Концептуальным же различием будет то, о чем уже говорилось выше: фрейминг предполагает апелляцию к чувствам аудитории за счет использования эмоционально-окрашенных (как формально, так и окказионально, в определенном контексте) речевых средств. В то время как атрибутивная повестка связана лишь с конструированием сюжета на чисто внешнем уровне.

Таким образом, теория установления повестки дня - это довольно мощный инструмент в руках средств массовой информации. При грамотном ее использовании потенциал для оказания воздействия на аудиторию очень велик. Особенно, если учитывается также и повестка дня второго уровня и фрейминг.

Обращение к истории развития теории «повестки дня» и основным теоретическим наработкам по данной тематике позволило прийти к ряду важных выводов.

.Теория «повестки дня» рождается из целого ряда исследований коммуникативистов первой половины 20 века. Она перекликается и с теорией пропаганды Ласуэла, и с законом о лидерах мнения П. Лазарсфельда, и с теорией «спирали тишины» Э. Ноэль-Нойман. Накопленный исследователями опыт необходимо учитывать при исследовании механизмов формирования «повестки дня».

.Информационная повестка дня первого уровня мощный инструмент в руках СМИ, позволяющий диктовать потребителю информации, о чем ему думать. Однако еще большим влиянием на сознание аудитории обладает атрибутивная повестка. То, каким образом сконструирована новость, какие компоненты выходят на первый план, а какие остаются за переделами сюжетов, транслируемых новостями, формирует представление реципиента о действительности. Таким образом, при помощи повестки дня второго уровня медиа диктуют потребителю информации, как ему думать.

.Атрибутивная повестка дня тесно связана с фреймингом. Фрейминг - это также организация коммуникативного сообщения таким образом, что часть информации выходит на первый план, в то время как фактам менее значимым (по мнению адресанта) отводится меньшая роль и соответственное место в тексте. Однако средства воздействия на аудиторию в случае фрейминга будут принципиально отличаться. Влияние в данном случае осуществляется посредством использования элементов языка, которые придают сюжету выразительность и убедительность. В связи с этим стоит признать: фрейминг и атрибутивная повестка не тождественны.

2. Принципы драматургии в итоговых программах федеральных телеканалов России

Телевидение по праву можно назвать одним из самых популярных, а следовательно, и одним из влиятельнейших средств массовой информации. Исследователи определяют эту платформу как один из ключевых каналов социализации, получения информации и организации досуга.

За счет таких особенностей, как визуальность, доступность и массовость, телевидение на сегодняшний день является одним из главных каналов получения информации. В свою очередь, информационную функцию СМИ в целом, и телевидения в том числе, можно назвать одной из ключевых. Именно поэтому информационные программы являются «опорными точками» сетки вещания любой телекомпании, в то время как все остальные передачи, по наблюдениям исследователей, располагаются в интервалах между выпусками новостей. Иными словами, новостные выпуски - «лицо» канала, именно они определяют информационную политику и являются, в то же время, мощным инструментом воздействия на аудиторию.

Не менее значимы и информационно-аналитические программы. По ним, так же, как по новостным выпускам, аудитория судит о канале. Более того, именно наличие такой программы говорит об определенном статусе телеканала. По убеждению некоторых исследователей каждый уважающий себя канал должен обеспечивать зрителя не только информацией, но и аналитикой - то есть выпускать итоговые информационно-аналитические программы.

Форматы новостей ежедневных и еженедельных итоговых выпусков во многом схожи, однако важно понимать, что сходство это внешнего характера, оно связано общим набором принципов «конструирования» программы. Потому схожим, вероятнее всего, будет и общий посыл ежедневных и еженедельных выпусков в рамках одного телеканала. Однако методы подачи информации и задачи будут в значительной степени отличаться друг от друга.

Так, цель итоговой программы не только проинформировать аудиторию, но и сориентировать ее в информационном поле за счет обобщений, расставления акцентов на том, что по мнению автора и редакции действительно значимо. Информационно-аналитическая программа дает почву для размышлений и помогает разобраться в том, что происходит в стране и мире.

В то же время итоговая программа, как имиджевый продукт телеканала, должна учитывать интересы аудитории. Только в этом случае программа, а значит и телеканал в целом, может рассчитывать на признание потребителя и высокие рейтинги как главный показатель этого признания.

В связи с этим каждый телеканал старается выстроить свою итоговую программу таким образом, чтобы зритель не нажал на другую кнопку на пульте, всегда оставался включенным в процесс. Именно поэтому и имеет смысл говорить о драматургии итоговой программы и ее специфике. Напомним, что под термином «драматургия» принято понимать «особый способ выбора (отбора) содержания произведения и взаиморасположения его частей, который позволяет автору активно управлять мышлением, интересом и вниманием зрителей».

Безусловно, ежедневные информационные выпуски существуют по тем же базовым принципам, что и информационно-аналитические. Но в силу широты охвата тем, неограниченного временного диапазона при подборе материала (итоговая программа может рассматривать, как событие, которое произошло сегодня, так и происшествие годичной давности, если это актуально здесь и сейчас), стержневой роли ведущего (он не просто связывает сюжеты между собой, но и трактует события) и еще целого ряда особенностей итоговой программы, редакция выстраивает выпуск таким образом, что на выходе это не просто набор актуальных новостей, но цельное, неделимое произведение, все составляющие которого подчинены единой логике.

Говоря о драматургии итоговой информационно-аналитической программы, мы опираемся на тот факт, что телевещание родилось из кинематографа, а кинематограф - из театра. Поэтому существует тесная взаимосвязь между театром, или шире - драмой, и телевидением. Этот факт признает подавляющее большинство исследователей телевидения. А.А. Новикова отмечает: «Пока малый экран претендует на общение с аудиторией, он будет учиться этому у театра». Поэтому к итоговой информационно-аналитической программе, как и любому телевизионному продукту, применимы те же категории и понятия, к которым принято обращаться при анализе драматических произведений.

Драма - это всегда некоторый процесс, драматическое произведение в свою очередь - отображение этого процесса. В центре драматического произведения находится событие - это основа классической теории драмы, максима, выработанная еще Аристотелем. Слово в драме рассматривается как мысль, чувство, образ, звукосочетание и ритм, но прежде всего оно подлежит анализу, как действие - в ряду, в цепи других действий.

Целостным драматическое произведение становится за счет единого в своем развитии действия; основа драмы - стремление главного героя. Подчиненность сюжета этому стремлению есть единство действия, которое лежит в основе любого драматического произведения, в том числе экранного. Формулируя принцип единства действия Аристотель писал: «Части событий должны быть так сложены, чтобы с перестановкой или изъятием одной из частей менялось бы и расстроивалось целое, - ибо то, присутствие или отсутствие чего незаметно, не есть часть целого». Целостность сюжета, о которой говорил Аристотель обеспечивается за счет драматического конфликта, который в свою очередь определяет движение сюжета по классической схеме - от развязке к кульминации и далее к финалу.

Все эти черты также присущи и итоговой информационно-аналитической программе. Так, выражение ведущим определенной точки зрения, трактовка общественно значимых процессов и явлений обеспечивает единство действия, сам же ведущий в этом случае выступает в роли главного героя. В итоговой программе имеет место конфликт: он выражается опять же в авторской речи, а также за счет средств монтажа. А стало быть, воскресный тележурнал как целостное произведение обладает фабулой и сюжетом.

Таким образом, логику построения итоговой информационно-аналитической программы, сюжетообразующие элементы, композицию, форму и сюжетные линии программы в их развитии - все это вкупе - мы и понимаем в данном случае под термином «драматургия».

.1 Композиция итоговой программы: основные элементы, жанровая специфика, роль ведущего

Итоговая программа, как уже говорилось ранее, это цельное произведение, в котором также, как и в произведении художественном, есть структурообразующие элементы, определяющие его драматургию. Продолжая это сравнение, можно выделить в структуре итоговой программы композицию (взаимная соотнесенность элементов), сюжетные линии (тематические блоки), основную идею (позиция ведущего, которая является стержнем программы), фабулу (набор тем) и сюжет (повестка дня в авторской интерпретации). Есть здесь и главный герой - он же рассказчик и автор - это ведущий. Взаимодействие всех составных элементов итоговой программы и определяет ее драматургию. Попробуем рассмотреть каждый из этих элементов более подробно.

По всем внешним признакам итоговая информационно-аналитическая программа выстроена по образу и подобию ежедневного выпуска новостей. Здесь встречаются материалы с той же жанровой спецификой (видеосюжет, репортаж, отчет, заметка, монолог в кадре) и те же структурные элементы (шпигель, синхрон, подводка). Однако каждая отдельно взятая единица итоговой информационно-аналитической программы, будь то появление ведущего в кадре или, скажем, обращение к жанру репортажа для освещения той или иной темы, работает в связке с другими ее элементами. Совокупность выразительных средств и смыслов в их развитии и составляет конечные результат - цельное произведение.

Один из элементов композиции программы - так называемый шпигель, то есть анонс основных затронутых в выпуске тем. Шпигель, казалось бы, незначителен по своей сути - он всего лишь предваряет само действие в программе. Однако именно он обладает важнейшей функцией - он создает интригу. А интрига, как известно, основа драматургии любого экранного вида искусства. Шпигель появляется в итоговой программе несколько раз: в самом начале и перед рекламной паузой. Он призван отобразить самые интересные и значимые моменты программы, это своего рода выжимка самых ярких моментов и самых запоминающихся сюжетов. Именно шпигель служит для того, чтобы удерживать внимание зрителя, не дать ему переключить канал и сделать выбор в пользу другой телевизионной программы.

Важнейший композиционный элемент итоговой информационно-аналитической программы - это выступление ведущего в кадре (монолог). С одной стороны, функция здесь тоже служебная: появляясь в кадре ведущий знаменует начало и конец программы, объявляет уход на рекламу, связывает сюжеты передачи между собой. С другой - именно авторские монологи (а ведущий итоговой информационно-аналитической программы - это всегда еще и ее автор) акцентируют внимание зрителя на главном. Любое появление человека в кадре привлекает внимание.

Обращаясь к зрителю с телеэкрана, ведущий обязательно говорит о чем-то значимом, выражает свою точку зрения. Здесь большим подспорьем выступает видеоряд: смена крупности планов, положение ведущего в кадре (в рамках итоговой программы оно может изменяться - ведущий говорит и сидя за столом, и стоя) и перемещение в пространстве студии. Здесь позволим себе пример.

В программе «Вести недели» от на телеканале «Россия-1» Дмитрий Киселев меняет свое положение в кадре несколько раз. Так, в начале программы он предстает перед зрителем в движении - как бы входит в кадр. Создается впечатление, будто он только что зашел в студию. Затем следует шпигель, после которого снова появляется Киселев и снова говорит стоя. Уже без перемещения по студии. Первые четыре темы посвящены внешней политике: военным действиям в Сирии, Иране, борьбе с запрещенной в России организацией ИГИЛ. Попросту говоря, речь идет о войне. Здесь Киселев дает аналитику, градус напряжения достаточно высок. Ведущий стоит на фоне экрана, на котором транслируется заголовок, отражающий тему повествования.

Следующая тема - «День рождения Валентины Терешковой». Что интересно: анонсирует репортаж корреспондента (читает подводку) Дмитрий Киселев уже сидя за столом. А после - снова встает. Следующий блок связан с предвыборной борьбой во Франции, затем автор рассказывает о событиях на Украине и травле американского президента в западных СМИ. Здесь снова - довольно мощный блок аналитики. И снова рост напряжения.

За стол Киселев возвращается лишь когда все политические вопросы исчерпаны. Последние полчаса программы (при хронометраже в 87 минут) диктор проводит уже в кресле. Он уже не высказывает свою позицию, да и последующие материалы программы того не требуют. Градус напряжения с каждым сюжетом идет на спад.

Таким образом, прослеживается четкая взаимосвязь между перемещениями ведущего в пространстве студии и тем о чем и как он говорит. Поднимая наиболее значимые для зрителя и политически важные вопросы, которые автор подвергает анализу, ведущий более собран и напряжен - он либо движется, либо стоит. Там, где авторского мнения становится меньше и темы менее значимы, ведущий более расслаблен и сидит в кресле за столом.

Отметим также, что длительные авторские монологи как особая черта итоговой информационно-аналитической программы - это фактически трансформация такого жанра как заметка. Когда короткой строкой без видеоряда в новостях ведущий говорит о том, что произошло. К этому жанру прибегают в новостях для оперативной передачи важной информации, в том случае если сообщение необходимо сделать, но видео редакции пока не удалось добыть (экстренные новости).

В то же время, по форме комментарий ведущего в кадре тяготеет и к так называемому БЗ («без закадра»), когда диктор в кадре сообщает какую-то новость, а затем на экране появляется иллюстрация этого события - видеоряд. Диктор продолжает комментировать уже конкретный иллюстративный материал. Такая форма материала и авторского выступления в кадре тоже эксплуатируется в итоговых программах, однако, претерпевает некоторые изменения. БЗ может присутствовать в информационно-аналитических выпусках и в чистом виде, но чаще, лишь фрагмент авторского монолога, экспрессивного и в некоторой мере субъективного, сопровождается видеорядом. Именно тот фрагмент, где речь идет о фактах. Как только появляется рассуждение, в кадре появляется и сам автор. За счет этого зритель понимает: ведущий, выступая в роли интерпретатора событий, выражает субъективный взгляд на проблему, предлагает свою трактовку, то есть как бы делится со зрителем своими соображениями относительно того или иного вопроса или явления.

Создать ощущение беседы со зрителем, наладить контакт с аудиторией - одна из задач ведущего. Именно от этого зависит успех программы. Для того, чтобы зритель был не просто пассивным реципиентом, но соучастником событий, ведущие прибегают к побудительным конструкциям или вопросительным предложениям. Эту особенность можно встретить и в более строгом и официальном информационном формате программ (в ежедневных выпусках новостей). Однако именно в итоговой иформационно-аналитической программе это становится характерной чертой речи ведущего. Так, например, ведущая программы «Итоги недели» Ирада Зейналова, пожалуй, чаще остальных своих коллег прибегает к использованию побудительных конструкций:

«И ведь если вернуться к мысли: почему ушел Крым из Украины. Подумайте сами: вам бы хотелось всегда быть на положении нелюбимого пасынка?»

Здесь же замечаем прямые вопросы, адресованные аудитории:

«Помните эту эйфорию? Кремль, Путин подписывает указ. Помните? Крымские представители: кто в пиджаке, кто в водолазке, светятся от радости. Слова благодарности: мы снова с Россией! И ответ: добро пожаловать домой!»

Дмитрий Киселев в своей программе тоже обращается к зрителю, привлекая тем самым его внимания и приглашая следовать за его мыслью:

«Подробнее о катастрофе мы сегодня еще расскажем. Пока же давайте еще раз всмотримся в этот дым».

Использование вопросительных конструкций может быть связано и с авторским рассуждением. Здесь вопросы скорее риторические, однако, они также активизируют зрителя, позволяют акцентировать его внимание на значимых с точки зрения автора проблемах. К такого рода риторическим вопросам, например, часто обращается Валерий Фадеев в программе «Воскресное время»:

«Теперь новый городской проект. Как он изменит городскую среду? Что он даст нового москвичам? (…) А может быть создать какие-то проекты, которые станут образцом для других стран? Или мы не можем замахнуться на такую задачу? Или нам слабо?»

Вопросно-ответные конструкции, обращение к зрителю - все это способы общения ведущего с аудиторией. Из этого вытекает один из принципов драматургии итоговой информационно-аналитической программы. Принцип диалогичности. Вся программа за счет стремления ведущего вовлечь зрителя в процесс создает эффект вдумчивой беседы, совместного размышления над проблемой.

Вместе с тем, диалог в чистом виде также является одним из важнейших структурных элементов итоговой информационно-аналитической программы. Диалог воплощается в жанре интервью. Отметим, что это характерная черта именно аналитической программы - в еженедельных выпусках новостей интервью в чистом виде мы не встретим практически никогда. В итоговом еженедельном журнале обращение к этому жанру - еще один способ привлечения аудитории. Именно поэтому при подборе героя интервью редакции программ основываются не только на текущей повестке, но и на том, кто интересен зрителю.

В то же время герой не может быть вырван из контекста итоговой программы, он всегда появляется в связи с каким-то актуальным вопросом, на который способен дать ответ. Важной чертой интервью в итоговой программе является и то, что проводит его сам автор программы. Как правило, это довольно продолжительная беседа ведущего с интересной личностью за пределами студии. В зависимости от того, насколько важен персонаж в контексте всей итоговой программы, насколько широк охват проблемы и высока компетенция героя, определяется хронометраж интервью.

Так, например, в программе «Вести недели» от 3.04.2016 интервью Дмитрия Киселева с Башаром Асадом длится 14,5 минут, учитывая что хронометраж программы - 99 минут. Получается почти 15% эфирного времени занимает беседа с президентом Сирии. Очевидно, что здесь играет роль статус персоны: интервьюируемый - первое лицо государства. Кроме того, это интервью важно в контексте самой программы. Сирийский вопрос - на тот момент являлся одним из ключевых (впрочем, как и сегодня), весь первый блок программы посвящен именно этой теме.

Таким образом, диалог служит для создания наиболее полной картины описываемых событий, он позволяет взглянуть на них с новой точки зрения, которая может быть отлична от авторской. А следовательно, за счет диалога (интервью) явление отображается наиболее полно и объективно. Кроме того, смена локации и жанра придает программе динамику, а непосредственное участие ведущего в проведении интервью делает его более компетентным в глазах зрителей, а вместе с тем повышает уровень доверия, так как диктор получил информацию из первых уст на глазах у аудитории.

Ни одна информационная программа не может существовать без видеосюжетов - материалов, подготовленных корреспондентами передачи. В итоговой информационно-аналитической программе, впрочем, как и в ежедневных выпусках новостей, в этом смысле особенно важен такой жанр, как репортаж. Репортаж - жанр, оперативно сообщающий о каком-либо событии, очевидцем или участником которого является корреспондент.

Автор сам отбирает материал, компонует информацию и подает в соответствии с особенностями личного восприятия. Это, однако, не противоречит объективности жанра. К этому жанру прибегают в том случае, когда необходимо свидетельство с места событий.

Отметим, что любой репортерский материал в итоговой программе - это зачастую либо аргумент в пользу какого-либо высказывания ведущего, либо предмет для его размышлений. В первом случае тезис, который доказывается за счет репортажа, будет предшествовать корреспондентскому материалу, во втором - следовать за ним. Здесь сразу заметим, что почти всегда в итоговой программе за репортажем следует, говоря телевизионным языком, авторская «отводка», то есть комментарий на тему сюжета.

В то же время репортаж - это тоже самостоятельное произведение творчества журналиста. В итоговых программах только лучшие сотрудники редакции занимаются подготовкой репортажей. Как правило, это специальные корреспонденты, люди исключительно одаренные, обладающие большим опытом и зарекомендовавшие себя как настоящие профессионалы своего дела. То же можно сказать и о телеоператорах, которые участвуют в съемках репортажа. Оператор должен видеть кадр, уметь создать полное ощущение присутствия зрителя при просмотре сюжета.

Однако существуют и примеры, когда сам ведущий выезжает «в поле», на съемки. Так, например, поступает Ирада Зейналова в программе «Итоги недели». Например, в выпуске от 26.03.2017 выходит ее репортаж из Лондона, где 22 марта этого года произошел террористический акт. С одной стороны, это разрывает шаблон информационных программ - ведущий, казалось бы, не может быть в двух местах одновременно. Он как бы замкнут в студийном пространстве. Но, с другой стороны, этот разрыв шаблона делает программу более динамичной и более авторской.

Как говорилось ранее, ведущий - центральная фигура программы, ниже мы еще отметим: ведущий - ее главный герой. Поэтому, когда он выступает и в роли репортера, это лишь добавляет очков в его пользу - ведь побывав на месте событий, он полностью погружается в тему, а значит вырастает уровень его компетентности, он может рассуждать на заданную тему уже более свободно и со знанием дела, так как изучил ситуацию изнутри.

Кроме того, репортаж, если это хороший репортаж, создает эффект полного погружения в обстановку, в которой находится сам корреспондент.

Говоря о жанровой специфике итоговой информационно-аналитической программы, стоит обратиться как такому способу подачи информации, как обозрение. Это один из классических жанров именно аналитических передач. Оно строго фактологично, а набор фактов, к которым апеллирует автор, подчинен единой идее. Задача обозрения - обнажить причинно-следственные связи, а набор частностей привести к общему знаменателю, найти общее в единичном. Охват исследования при этом значителен по объему, но его основой может быть единичное событие.

Однако обозрение можно отнести и к категории приемов построения композиции. Оно может включать в себя описание нескольких событий, сопровождаться видеосюжетами, подготовленными корреспондентами, но всегда оно будет объединено общей мыслью. По сути вся итоговая программа по жанру тяготеет именно к обозрению, а ведущий программы - в некотором роде обозреватель.

Как и в любом целостном произведении, к коим мы склонны причислять еженедельную информационно-аналитическую программу, в итоговых выпусках есть герои, которые обеспечивают развитие сюжета. Главный герой в передаче, безусловно, ведущий. Что любопытно, говоря о драматургии, скажем, ежедневного выпуска новостей, нельзя назвать диктора - персонажем первого плана. Здесь главные герои - репортеры, которые побывали на местах событий и готовы рассказать зрителю о том, что произошло в стране и мире. Так, например, Ю. Ершов и Д. Бевз сравнивают диктора новостной программы с машинисткой, которая лишь копирует, перепечатывает текст, написанный другими людьми, без собственного анализа и переработки. Диктор, отмечают исследователи - это глашатай или рупор. «Поэтому у профессиональных дикторов очень наблюдательные и острые на слух люди могут заметить некое небрежение к содержанию новости, выраженное интонацией и тембром голоса». Итоговая программа в этом смысле принципиально отличается от ежедневной.

Чуть раньше, говоря о монологе ведущего, мы уже отмечали - он в первую очередь автор и всегда выражает авторский взгляд на действительность. Он комментатор, он же - редактор. И приспосабливает материалы других авторов (корреспондентов) под собственные нужды. Иными словами, он отвечает за то, какой программу увидит в итоге телезритель.

Поэтому на протяжении всего итогового выпуска мы как бы смотрим на мир с позиций ведущего. Именно это и делает его главным героем. Мы можем принимать и не принимать его точку зрения, можем мысленно соглашаться или спорить. Но именно из-за личности ведущего программу смотрят - или, напротив, не смотрят. Именно ведущий отвечает за динамику программы, развитие сюжета, взаимосвязь ее элементов.

За счет главного героя-ведущего и создается единство программы. Он одновременно и рассказчик, и свидетель описываемых событий, и проводник для зрителя. Автор программы дает интерпретацию событий, вскрывает связи между разными на первый взгляд сюжетными линиями, предлагает вместе с ним взглянуть со стороны на информационный хаос, вскрыть причинно-следственные связи, вычленить главное и второстепенное и упорядочить тем самым набор разрозненных событий.

И что самое главное, все это происходит здесь и сейчас - всегда в прямом эфире. Это формирует еще одну важную особенность драматургии итоговой программы - принцип симультанности (т.е. одновременности наблюдения и показа, трансляции), а это, как отмечает исследователь телевидения Л.В. Цвик «имеет весьма существенное значение для психологии зрительского восприятия, так как обусловливает особую достоверность телевизионного зрелища». Так, зритель доверяется ведущему и следует за логикой его мысли.

Таким образом, композиция итоговой информационно-аналитической программы складывается из целого ряда разнородных элементов. Это и чисто формальные единицы, такие как видеоряд, персонажи (ведущий, корреспонденты, герои сюжетов), текст, произнесенный в кадре и за кадром; и жанровые доминанты выпусков, такие как выступление ведущего в кадре (комментарий), репортаж, обозрение. Логически выстроенная последовательность всех этих элементов будет обеспечивать целостность программы, а также работать на ее выразительность.

.2 Итоговая программа как единое произведение: развитие сюжета от завязки к финалу

Мы уже говорили ранее, что итоговая информационно-аналитическая программа - это единое произведение. Поэтому логично предположить, что все ее структурные элементы во взаимодействии обеспечивают развитие единого сюжета. Использование этого термина может вызвать критику: о каком сюжете можно говорить в рамках информационного выпуска? Однако именно аналитическая составляющая итоговых программ и работает на создание единого сюжета.

Иначе говоря, сюжет - это всегда некоторая последовательность действий, организованная по принципу «завязка - развитие действия - кульминация - развязка - финал». Это классическое представление о сюжете. В чистом виде, конечно, эту схему довольно сложно применить к итоговой программе. Так, например, здесь нельзя говорить о развязке как таковой, поскольку речь идет о реальных событиях. То ест

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.