Отражение сленга в СМИ: семантический и словообразовательный аспекты

Тип:
Добавлен:

Отражение сленга в СМИ: семантический и словообразовательный аспекты

Оглавление

Введение

Глава 1. Своеобразие речевых кодов молодѐжной субкультуры

1.1Общая характеристика молодѐжного сленга

1.2Сленг, жаргон, арго: дифференциация понятий

1.3Сленг как языковое явление в современной лингвистике

Глава 2. Направления в молодѐжном сленге

2.1Причины возникновения сленга

2.2Закрепление сленга в начале XXI века

Глава 3. Словообразовательные возможности сленга

3.1Основные способы словообразования в современном русском языке

3.1.1Классификация способов словообразования, предложенная В.В. Виноградовым, и ее критика

3.1.2 Современная классификация способов словообразования

3.2Молодежный сленг в деривационной системе современного русского языка

3.3Употребление сленгизмов в современных СМИ

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

Введение

В эпоху бурных политических, социальных и экономических реформ язык способен кардинально изменяться. Причем сами языковые изменения и их скорость вызваны не столько внутренними причинами, сколько внешними, а именно преобразованиями в жизни общества.

В то же время в жаргоне находят отражение тенденции, важные для современного языка в целом, поэтому без всестороннего изучения сленгизмов характеристика языка будет неполной. Анализ указанного языкового материала вызывает закономерный интерес, поскольку жаргон - это своеобразный «язык в языке», он существует не только в устной речи, но все чаще проникает на страницы газет и журналов, функционируя там на равных со средствами литературного языка. В связи с этим в изучении сленга должны быть заинтересованы не только лингвисты, но и социологи, психологи, педагоги, а также рядовые носители языка.

Социальная дифференциация языковых средств - исторически обусловленный процесс, и появление социолектов (групповых речевых особенностей, характерных для какой-либо социальной группы) - результат социальной, профессиональной, производственной и возрастной неоднородности общества.

Языковые личности - репрезенты этих социальных групп - максимально замкнуты внутри сообществ, ограничены в общении с представителями других социолектов, поскольку стремятся противопоставить свою речь официальной, кодифицированной.

В последнее время, к сожалению, наблюдается значительное расширение сферы употребления жаргонной лексики. Жаргонизмы используются всеми слоями населения в самых разнообразных речевых жанрах: будь то публичное выступление, деловое общение или неофициальная обстановка. Многие исследователи видят в процессе жаргонизации современной речи своеобразную ответную реакцию на

недавнюю стандартизованность, «приглаженность», безликость публичных выступлений, насыщенных пропагандистскими штампами. В молодежном сленге иногда даже видят орудие борьбы с «тоталитарным языком». Чего же больше в распространении жаргонизмов - плюсов или минусов? Как возникают сленгизмы и почему расширяют сферу своего функционирования? Рассмотрению данных вопросов и посвящено настоящее исследование.

Актуальность выбранной темы исследования заключается в том, что современный молодежный сленг - это живая, развивающаяся система. Он не стоит на месте и поэтому требует к себе непрерывного внимания и детального изучения.

Молодежный сленг представляет собой систему слов и выражений, свойственных представителям молодого поколения и часто употребляемых ими, но не воспринимаемых «взрослыми» в качестве допустимых с точки зрения этикета. На протяжении многих лет в обществе и в научной среде идѐт активная дискуссия между сторонниками и противниками молодѐжного сленга. Данный факт делает указанную проблему актуальной не только с языковедческой, но и с социально-педагогической точки зрения.

В 70-90-е гг. XX в. молодежный сленг активно изучается в российской лингвистике (см. работы: [Копыленко 1976; Борисова-Лукашанец 1980- 1982; Дубровина 1980; Жураковская 1981; Мазурова 1988; Радзиховский,

Мазурова 1989; Грачев, Гурьев 1989; Волкова 1990; Лапова 1990; Троицкий 1990; Ражанский 1992; Стернин, Щепанская 1992; Зайновская 1993 и др.]). При этом следует отметить одну особенность в трудах исследователей: большинство из них негативно относится к сленгу и призывает бороться с ним. В то же время некоторые ученые отстаивают право молодых на свой язык (см.: Костомаров В. Зачем нам олбанский‖ язык?// #"justify">Несмотря на достаточно большое количество работ по описанию и анализу причин возникновения и распространения сленговых явлений, в лингвистике мало исследований, в которых сленгизмы рассматриваются с точки зрения их деривационных особенностей. В данной магистерской диссертации основное внимание акцентировано на словообразовательном потенциале сленговых единиц. В этом и состоит научная новизна выпускной квалификационной работы.

Объектом данного исследования являются лексические единицы, закреплѐнные в словарях молодѐжного сленга и на страницах молодежной прессы.

Предметом выпускной квалификационной работы стали словообразовательные аспекты молодежного сленга.

Цель настоящего исследования - выделить и описать специфику деривационных процессов в сленге, определить их функциональную значимость в контексте такого языкового явления, как молодѐжный сленг, наметить перспективы развития данной группы лексических единиц, выявить словообразовательные модели формирования новых сленгизмов.

Для реализации поставленной цели предполагается решить следующие

задачи:

изучить литературу по теме исследования;

дать определение понятия «сленг», раскрыть истоки его происхождения и развития;

рассмотреть пути формирования российского молодежного сленга;

установить причины употребления сленгизмов в речи современной молодежи и на страницах молодежной прессы;

выработать критерии классификации языкового материала и дифференцировать сленгизмы на основании специфики их словообразовательных возможностей;

выявить наиболее продуктивные модели образования сленговых единиц;

создать словник сленговых слов с указанием способов их образования.

Для решения указанных задач были использованы следующие методы исследования: описательный, метод непосредственного лингвистического наблюдения, метод сплошной выборки, математической статистики, словообразовательный и семантический анализ лексических единиц.

Методологическая базой магистерской диссертационной работы послужили труды отечественных и зарубежных учѐных, специалистов в области лексикологии, лексикографии, социолингвистики (см. работы Н.Н. Амосовой, Э.М. Береговской, М. Копыленко, В. Саляева, Л.И. Скворцова, В.А. Хомякова, В.Г. Костомарова и др.)

Источником исследования стала живая разговорная речь молодежи, а также молодежные средства массовой информации.

Теоретическая значимость выпускной квалификационной работы заключается, прежде всего, в выявлении особенностей деривационных процессов в молодѐжном сленге, а также в установлении различий между традиционными для литературного языка и специфическими для сленгообразования моделей словопроизводства в русском языке.

Практическая значимость магистерской диссертации состоит комплексном изучении молодежного сленга как языкового явления, а также в систематизации и дифференциации сленгизмов с точки зрения их деривационных возможностей. Собранный языковой материал, а также проведенные в работе наблюдения и анализ могут быть использованы при изучении разделов «Лексикология» (темы «Социолекты в современном русском языке», «Стилистическая дифференциация лексики» и т.п.),

«Культура речи», на лекциях и практических занятиях курсов по выбору, модульных курсов, а также на факультативных занятиях в старших классах общеобразовательной школы.

На защиту выносятся следующие положения:

1.Жаргонную речь неправомерно расценивать исключительно как негативное явление, отрицательно влияющее на национальный язык. С одной

стороны, жаргон представляет собой дестабилиризирующее начало, с другой - он необходим для гармоничного существования динамической языковой системы. Это своеобразная «лаборатория», позволяющая выявить возможности и тенденции языка, которые не могут реализоваться в его нормированном и регламентированном варианте.

2.Жаргон, будучи одной из подсистем общенационального языка, не может существовать изолированно в силу своей лексико-семантической ограниченности, обусловленной конкретными общественными и бытийными сферами жизнедеятельности, он является «тенью» литературного языка, отталкиваясь от него при создании своих собственных коммуникативных единиц. Например, при метафорическом словообразовании за базу в основном берѐтся какое-то слово литературного языка, а его переосмысление выступает уже как элемент жаргона (ср.: выхлоп в значении ‗перегар, бабки

- ‗деньги, варежка - ‗рот и т.п.).

3.Молодѐжный сленг по сути представляет собой одну из форм языковой игры, поскольку предназначен не столько для решения коммуникативных задач, сколько для самовыражения и отмежевания от

«чужих», в силу чего сама языковая игра ставит своей целью вызвать интерес партнѐров по коммуникации. Это стимулирует потребность в новаторстве, уникальности, в словотворчестве и семантическом сужении номинаций как способе образования лексических и фразеологических неологизмов. В связи с этим игровое словотворчество занимает в молодѐжном сленге несравненно более значимое место, нежели в литературном языке.

4.Молодѐжный сленг, с одной стороны, стремится отстраниться от литературного языка, а с другой - старается не потерять с ним полностью связь. Это обусловливает наличие в нем как общепонятных языковых элементов, так и только ему характерных сленгизмов. В самих приемах жаргонного словотворчества наравне с обычными приемами семантического словопроизводства обнаруживается немало необычных семантических сближений, порой кажущихся алогичными (слова с «парадоксальной внутренней формой»); важную роль играют маргинальные семантические ассоциации, симбиоз семантической, морфологической и фонетической схожести слов, действия энантиосемии, синэстезии и т.д.

5.Двойственная натура молодежного сленга - культивирование своей исключительности и единение с общенациональными корнями - проявляется в исторической неоднородности его лексического состава. Наравне с многочисленными неологизмами, иностранными заимствованиями, формами игрового словотворчества в нем обнаруживается значительное количество устаревшей лексики, образующей как бы его

«основной словарный фонд» и являющейся общей базой для разных видов маргинальной речи. Это позволяет утверждать, что существует некий

«общенациональный жаргон», по отношению к которому такие формы, как молодежный сленг, воровское арго, просторечие, выступают в качестве его вариантов.

Структура магистерской диссертации обусловлена целью и поставленными задачами. Работа состоит из Введения, трѐх глав, заключения, библиографического списка и приложения.

Во введении дано обоснование выбранной темы исследования, сформулированы актуальность, научная новизна, объект и предмет изучения, определены цель и задачи выпускной квалификационной работы, методы исследования и его методологическая база, раскрыты теоретическая и практическая значимость магистерской диссертации, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, охарактеризована структура работы.

В первой главе рассматривается своеобразие речевых кодов молодѐжной субкультуры. Дана история и этимология термина «сленг», дифференциация понятий «сленг», «жаргон» и «арго», выделены характерные признаки сленга как языкового явления.

Во второй главе проанализированы направления в молодѐжном сленге; указаны причины возникновения сленга и закрепления его в 2000-х гг.

В третьей главе рассмотрены словообразовательные возможности молодѐжного сленга.

В Заключении сделаны обобщения, сформулированы выводы и подведены итоги работы.

Приложение «Словарь сленгизмов» представляет собой таблицу, в которой указаны способы образования сленговых единиц и их значение.

Общий объем магистерской диссертации составляет 94 с., библиографический список включает 54 источника.

Глава 1. Своеобразие речевых кодов молодѐжной субкультуры

1.1Общая характеристика молодѐжного сленга. История и этимология термина «сленг»

Одним из наиболее примечательных явлений в зарубежной лингвистике следует признать неоднократные, часто весьма серьѐзные попытки экспертов подойти к решению проблемы так именуемого «сленга», сущность и возникновение которого являются неясными и спорными. Достаточно беглого ознакомления с литературой, чтобы понять, как остро всегда стоял рассматриваемый в данном исследовании вопрос.

Чтобы разобраться в многочисленных современных определениях термина «сленг», и остановиться на одном из них, в первую очередь следует изучить его этимологию, проследить развитие данного понятия.

Вопрос об этимологии термина «сленг» - один из самых неоднозначных и запутанных в зарубежной лингвистике. Трудность выявления происхождения термина усложняется, как будет показано ниже, его полисемичностью и различными объяснениями сленга создателями словарей и специальных исследований за последние двести лет.

Если посмотреть на эволюцию данного термина с 1756 г., когда слово

«сленг» впервые было упомянуто в литературе как language of a low or vulgar type, то представляется возможным изучить ступени его становления. С 1802 г. под этот термин подводят the cant or jargon of a certain period, а с 1818 г. под сленгом стали понимать language of a highly colloquial type, considered as below the level of standard educated speech, and consisting eitherof new words or of current words employed in some special sense [1, 43].

Эрик Партридж отмечает, что примерно с середины XIX в. термин стал общепринятым для illegitimate, colloquial speech, тогда как до 1850 г. под это понятие попадали все вариации vulgar language except cant [2, 3]. Следует заметить, что наравне с термином «сленг» нетерминологично употреблялись

такие синонимы, как lingo, argot, jargon, cant. Поначалу сленг употреблялся как синоним к термину «кент», позднее - к термину «жаргон».

В 1785 г. лексикограф Гроуз написал исследование о «вульгарном языке». Он ввел термин «сленг» как синоним понятия «кент». В предисловии к словарю автор делит «низкий язык» на две части, именуя первую кентом, или сленгом.

В известном словаре Дж. Хоттена раскрывается «цыганская» версия этимологии термина «сленг» и используются такие синонимы, как gibberish - цыганский жаргон, flash language - низкий, вульгарный язык.

Дж. Хоттен, в отличие от Ф. Гроуза, разграничивает slang и cant, однако подчѐркивает, что четкой дифференциации между ними провести нельзя. субкультура сленг словообразование язык

В конце XIX в. сленг рассматривали как заимствование из скандинавских языков. Начиная со словаря Скита такое понимание происхождения термина проникло в некоторые английские словари (см. работы Брейда, Брайда, Уикли).

Вопрос об этимологии термина «сленг» остается актуальным до настоящего времени: появляются новые версии, более или менее аргументированные, но не получившие популярности.

Наиболее правдоподобной является версия Эрика Партриджа, который утверждал, что слово сленг можно сопоставить с глаголом to sling - to utter (говорить, высказываться). Это подтверждает существование такого сочетания, как sling words, употреблявшегося еще в эпоху Чосера, а также поздних сленговых сочетаний с тем же глаголом: sling language - to talk, sling a yarn - to relate a story, to tell a lie и др. Кроме того, Э. Партридж предполагает, что slang - это испорченный Past Participle (slang вместо slung) от глагола to sling (произносить) (цит. по: [Липатов, 2010, с. 49]).

В отечественной лингвистике почти до XX в. сленг рассматривался только как нечто отрицательное, не заслуживающее научного описания [Амосова, 1951, с.144; Ворно и др., 1956, с.148], и относились к нему, как к

«уродливому наросту на живом теле английского языка» [Амосова, 1951, с. 144].

«Этимология термина slang остается до сих пор не раскрытой и представляет собой одну из загадок английской лексикографии», - писал В. А. Хомяков [Хомяков, 1969, с. 67].

Особо следует оговорить правописание данного термина. Первоначально в его орфографии использовалась буква э (слэнг), что подчеркивало иноязычный характер лексемы. Однако постепенно появилось альтернативное написание термина - с буквой е (сленг), и долгое время оба варианта сосуществовали на равных. В настоящее время русифицированное написание слова сленг стало доминирующим, что свидетельствует об адаптации заимствованной лексической единицы к русской орфографии и орфоэпии (ср.: флэшка - флешка).

1.2 Сленг, жаргон, арго: дифференциация понятий

Термины «жаргон» (jargon) и «арго» (argot) имеют французское происхождение, а термин «сленг» (slang) - английское.

Арго - это «способ общения деклассированных элементов, распространенный в преступной среде. Арго употребляется, как правило, с целью сокрытия предмета коммуникации, а также как средство обособления группы от остальной части общества» [ЛЭС, с. 43]. Таким образом, основной функцией арго является конспиративная, а характер его экспрессивности грубо-вульгарный. Арготизмы по своему значению и особенностям употребления близки к терминам и потому «лишены яркой оценочной окраски, хотя и могут быть экспрессивными номинациями» [Химик, 2000, с. 12].

Арго настолько сильно подвергается изменениям, что его закрепление как языкового явления становится проблематичным. По этой причине филологи затрудняются установить для него терминологические рамки.

Чтобы понять исконное значение данного термина, нужно обратиться к первоисточникам.

В словаре «Малый Робер» арго определяется как «язык криминала»,

«лексика, используемая некой социальной группой», этимологически

«сообщество злоумышленников». Жаргон в словаре объясняется как искусственный язык, который понятен только членам определенной группировки.

Лингвист Луи-Жан Кальве расширяет границы значения термина

«арго». Он считает, что арго - это образный устный язык, включающий авторские неологизмы, часть которых переходит в разговорную речь. По теории Луи-Жана Кальве, есть 20 семантических полей, в которых по популярной схеме создаются новые арготизмы. Лингвист утверждает, что, изучив базовую метафору для каждого семантического поля, человек сможет разобрать и создать новый арготизм, значение которого будет понятно окружающим. Таким образом, версия Кальве предстает как некая схема создания новых слов.

В английской лингвистике отмечается более чѐткая дифференциация терминов «жаргон» и «арго», хотя и здесь эти слова взаимосвязаны.

Арго, в противовес жаргону, - тайный язык, созданный для того, чтобы сделать речь определѐнной социальной группы неясной для посторонних. По этой причине предпочтительнее термины-словосочетания «воровское арго» и «арго офеней» - язык бродячих торговцев в России XIX в. (в отличие от «воровской жаргон» или «жаргон офеней»). По мнению авторов современного словаря лингвистических терминов, «в жаргоне преобладает выражение принадлежности к [данной] группе, в арго - языковая маскировка содержания коммуникации» [Васильева и др., 1995, с. 38]. Но такая оппозиция относится в первую очередь к истории возникновения жаргонов и арго. Одновременно «тайность» уголовного арго крайне условна; те, кто борется с преступностью, обычно владеют языком очень хорошо, а вариант секретно договориться на арго в присутствии допускаемой жертвы преступления смотрится вообще бесхитростно. Для этой цели в рамках определенных преступных группировок формируются разовые коды того же вида, какими, судя по фильмам, пользуются шпионы и разведчики: общепринятым словам придаются частные секретные значения, причѐм так, чтобы для чужого слушателя речь не казалась неестественной.

«Тайность» же языка уголовников чаще всего умышленная, напускная, предназначенная в первую очередь для сохранения группового единства, противопоставления «своих» и «не своих». В арго есть большое количество слов, которые, в силу незначительного отличия от нормативных, не могут претендовать на тайность, например: больничка - больница, поджениться - завести сожительницу. В иных случаях единицы, визуально совпадающие в арго с нормативными лексемами, имеют для рядового носителя языка лишь незначительные различия в семантике. Не случайно в арго слово люди означает только тех, кто соблюдает воровской закон; если, входя в камеру, вор (не «человек, занимающийся кражами», как в нормативном языке, а тот, кто имеет уважаемый титул вора в законе) задаѐт вопрос: «Люди есть?», то он имеет в виду принадлежащих к уголовному миру. Другая причина существования арго - необходимость в удовлетворении экспрессии.

Вследствие этого почти все ярко оценочные словарные единицы сменяются в арго достаточно часто, менее эмоционально выраженные остаются постоянными на протяжении веков. Д.С. Лихачев отмечает ещѐ на одну причину зарождения и существования арго: спецификой воровского мышления считается наличие элементов, составляющих основу магического отношения к миру. Первобытно-магическое восприятие отражается и на отношении к языку: неудачно, не к месту произнесенное слово может навлечь несчастье, провалить начатое дело. В связи с этим в преступном мире обыкновенные слова заменяются арготическими, существует также ряд запрещенных тем, о которых не положено разговаривать даже на арго.

До революции 1917 г. арго развивалось абсолютно самостоятельно от нормативного языка; арготическая и другая жаргонная лексика в художественной литературе использовалась только для речевой характеристики некоторых персонажей. В СССР в 1920-е гг. в связи с внезапным взлѐтом социальной мобильности населения языковая норма дестабилизируется, литературный язык пронизывается словами уголовного происхождения, частично прочно фиксируется в разговорном стиле, и вскоре возникновение арготизмов перестает осознаваться, например: барахло - старые негодные вещи, а также о вещах вообще; по блату - незаконным способом; липовый - поддельный, фальшивый.

С 1930-х гг. в связи с усилением официального контроля за письменными текстами они становятся более нормативными, но устная речь, прежде всего молодежный, военный и другие жаргоны, благодаря неизменным массовым контактам представителей всех слоев социума с исправительной системой, находится под видимым действием арго. В годы перестройки с ликвидацией цензуры значительно арготизируется язык всех видов письменных текстов, средств массовой информации и общественных выступлений. В ежедневную языковую практику широких слоев населения арготизмы поступают уже не только «снизу», но и «сверху», из языка политических деятелей и журналистов. Политик-коммунист Г.А. Зюганов характеризует Чубайса следующим образом: «Пахан никогда не будет бороться со своей малиной», другой политический деятель предлагает жить по законам, а не по понятиям. Что же такое - жить «по понятиям»? Выражение относится к представителям сурового уголовного мира, подразумевает присутствие определѐнных правил и традиций, которые нельзя нарушать, поскольку их нарушение может привести к появлению неблагоприятных последствий. Одно из известных понятий уголовного мира

не подводить своих, несмотря ни на что.

Вследствие частого употребления в СМИ блатные слова перешли в просторечие: западло - стыдно, унизительно, ниже чьего-либо достоинства; бабки - деньги; опустить - оскорбить, унизить кого-либо; барыга - скупщик краденного; вор в законе - преступный «авторитет», рецидивист,

соблюдающий и выполняющий воровские обычаи и традиции, принятый в «братство» на воровской сходке. Приведем примеры из выступлений Б. Немцова: «Дума - не воровской сходняк» («Комсомольская правда»); «Но и олигархи, и крутые обожают Сашу Починка» («Российская газета»).

Арго, сленг, жаргон являются разновидностью социолекта. Особенность любого из этих языковых явлений может быть обусловлена профессиональной изолированностью тех или иных групп либо их отграниченностью от остального общества. Компьютерный сленг - образец профессионально особых языковых образований. Воровское арго, студенческий сленг - примеры общественно специфичных субкодов. Время от времени группа может быть отграничена и профессионально, и социально; речь такой группы обладает качествами и профессионального, и социального жаргона, например солдатский жаргон, поскольку военное дело представляет собой профессию, а люди, занимающиеся ею, живут своей, довольно отстранѐнной от социума жизнью.

Молодѐжный сленг, хотя и близок к жаргону, тоже имеет свои особенности: молодѐжь не отстраняется от остального общества, не пытается скрыть смысл сказанного, а скорее, напротив, готова рисоваться, проявляя свою индивидуальность.

Сленг - это совокупность ненормативных лексико-фразеологических единиц, составляющих слой разговорной лексики, отображающей грубовато- фамильярное, иногда шутливое отношение к предмету речи. Используется сленг в большей степени в условиях свободного общения. Для него типично большое количество заимствований, в первую очередь из английского языка, и слов, появившихся на их базе. Основным отличием сленга от арго и жаргона считается его открытость, общеизвестность и общеупотребительность. Сленг нередко именуют общим или городским жаргоном (Ермакова, Земская, Розина) или интержаргоном (Серебренников, Елистратов, Крысин). Сленговые единицы используются не только в официальном общении, но и в средствах массовой информации, хотя,

подобно арго и жаргону, сленг тоже характеризуется некоторой общественной ограниченностью, «но не определенной, групповой, а интегрированной и переходной: это язык‖ скорее молодых, чем пожилых, и это язык‖, обычно ориентируемый на социально близких, своих‖, чем на

чужих‖» [Химик, с.15].

Жаргон - разновидность речи, используемой в большей степени в устном общении отдельной относительно стабильной общественной группой, объединяющей людей по признаку профессии, положения в обществе, интересов либо возраста. Главными функциями жаргона являются экспрессивная и функция социальной солидарности, а словотворчество носит не только грубо-вульгарный, но и шутливо-ироничный характер.

Жаргон в словаре Даля рассматривается как заимствование из французского языка и переводится как «наречье», «говор», «местная речь» и

«произношение». В данном объяснении подчѐркивается отличие жаргона от кодифицированного языка, однако значение термина не имеет отрицательного оттенка. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона к такому пониманию добавляется новое: «испорченное наречие», а также объяснение: «жаргоны иногда придумываются для известной цели, например жаргоны воров, нищенствующих и пр.» [Жаргон // Энциклопедический словарь, начатый проф. И.Е. Андреевским, продолженный под ред. К.К. Арсеньева и засл. проф. Ф.Ф. Петрушевского. - СПб., 1892. - Т. XIa].

Таким образом, соответствие арго, жаргона и сленга можно изобразить в виде расходящихся кругов: центральный круг, ядро - это арго, закрытая, непроницаемая система, многие единицы которой обладают непрозрачной семантикой. Второй круг - это жаргон, наиболее широкая система, пополняющаяся за счет арготизмов, заимствование которых, как правило, сопровождается изменениями в семантике. Третий круг - сленг, система, характеризующаяся минимальной закрытостью, что выражается в максимальной прозрачности семантики сленговых единиц, значения многих из которых являются мотивированными.

Нам кажется целесообразным выделение сленга и интержаргона как более узкого, личного и более широкого, общего понятия. Сленг соотносится в первую очередь с речью молодых людей, в то время как интержаргон употребляется и в речи старшего поколения, «не только людей с криминальным опытом, но и вполне благопристойных, не только малообразованных коммуникантов, но и, нередко, вполне интеллигентных людей» [Химик В.В. Поэтика низкого, или просторечие как культурный феномен. СПб., 2000. С. 12-15, с.15].

Распространению интержаргона сейчас в немалой степени содействуют и СМИ, и массовая культура. Частично повышению интереса к арго и жаргонам содействует издание различных словарей, создателями которых далеко не всегда являются компетентные в данном вопросе люди, в связи с чем в публикации схожих словарей многие справедливо видят «не просто констатацию, а злонамеренную попытку узаконения арготизации литературного языка» [Костомаров, 1999, с. 91].

1.3 Сленг как языковое явление в современной лингвистике

В словарном составе любого языка можно выделить литературную и нелитературную лексику. К литературной относятся книжные слова, стандартная разговорная лексика, стилистически нейтральные языковые единицы. Эта группа слов употребляется в официальной обстановке, требующей соблюдения норм литературной речи. К нелитературной относятся вульгаризмы, профессионализмы, жаргонизмы, сленгизмы. Нелитературная лексика характеризуется своим разговорным и неофициальным характером. В «Словаре лингвистических терминов» под ред. О.С. Ахмановой (М., 1964) даны следующие определения внелитературных групп слов:

Профессионализмы - «это слова, используемые небольшими группами людей, объединенных определенной профессией».

Вульгаризмы - «слово или выражение, свойственное фамильярной или грубой речи».

Жаргонизмы - «это слова, используемые определенными социальными или объединенными общими интересами группами, которые несут тайный, непонятный для всех смысл».

Сленгизмы - «разговорный вариант профессиональной речи». Термин «сленг» в переводе с английского означает:

1)речь социально или профессионально обособленной группы в противоположность литературному языку;

2)вариант разговорной речи (в том числе экспрессивно окрашенные элементы этой речи, не совпадающие с нормой литературного языка) [Сов. энц. словарь / под ред. С.М. Ковалѐва. - М., 1979].

Сленг состоит из слов и фразеологизмов, которые появились и изначально употреблялись в отдельных общественных группах, и отражает целостную ориентацию данных групп. Став общепринятыми, эти слова, как правило, сохраняют эмоционально-оценочный характер, хотя иногда «знак» оценки меняется, например: халтура (актерская среда употребления) - в литературном языке означает «приработок».

У российских лингвистов на вопрос выделения / невыделения сленга из ряда иных понятий и терминов существует несколько точек зрения:

1.Первая точка зрения принадлежит И.Р. Гальперину, который в статье «О термине слэнг‖» [Вопросы языкознания, 1956, № 6], ссылаясь на неопределенность данной группы слов, отказывает ей в существовании.

Его аргументация основана на результатах исследований английских учѐных-лексикографов, преимущественно на их опыте в составлении словарей английского языка. Одно и то же слово в разных словарях имеет разное лингвистическое признание: даѐтся с пометой «сленг» или

«просторечие» или без всяких помет, что свидетельствует о соответствии лексической единицы литературной норме языка.

Таким образом, И.Р. Гальперин не допускает существования сленга в виде отдельной свободной группы, предлагая термин «сленг» применять как синоним британского эквивалента термина «жаргон».

2.Вторая точка зрения связана со стиранием границ между сленгом и жаргоном при одновременном отрицании данного явления в русском разговорном языке (Е.Г. Борисова-Лунашанец, А.Н. Мазурова, Л.А. Радзиховский).

Интересно в данной ситуации мнение акад. А.А. Шахматова, который предлагал изучать сленг, а не заниматься пропагандой его отрицания и указанием на то, как следует говорить.

Э.М. Береговская отмечает более 10 способов образования функциональных единиц словаря сленга, таким образом, подтверждая мысль о непрерывном развитии его словарного состава. Кроме этого, она указывает на преобладание репрезентативной функции языка как системного субъекта над коммуникативной на основе метода сравнительного анализа в Москве и Московской области, т.е. подтверждает правомерность высказывания о том, что зарождение новых словарных единиц случается непосредственно в столицах, а уж потом происходит их перемещение на периферию. В еѐ исследованиях отмечается, что данное движение в среднем занимает 6 мес., но в связи с ростом научно-технического прогресса и усовершенствованием современных средств коммуникации время перемещения сленгизмов значительно сокращаются.

3.Некоторые исследователи считают, что термин «сленг» у нас используется в двух значениях: 1) как синоним жаргона (применительно к англоговорящим странам) и 2) как совокупность жаргонных слов, жаргонных значений небезызвестных слов, жаргонных словосочетаний, принадлежащих по происхождению к разным жаргонам и ставших если не общепринятыми, то понятными довольно широкому кругу говорящих на русском языке (точка зрения авторов разных сленг-словарей).

В современных лингвистических исследованиях, посвященных сленгу, чаще всего используется определение В.А. Хомякова: «Сленг - это относительно устойчивый для определенного периода, широко употребительный, стилистически маркированный лексический пласт (имена существительные, прилагательные и глаголы, обозначающие бытовые явления, предметы, процессы и признаки), компонент экспрессивного просторечия, входящего в литературный язык, весьма неоднородный по своим истокам, степени приближения к литературному стандарту, обладающий пейоративной экспрессией» [Стенин И.А., 1992, с. 11].

В данном определении можно выделить следующие признаки сленга: сленг относится к «экспрессивному просторечью» и входит в литературный язык, однако степень его приближения к литературному стандарту очень

«неоднородна», и, конечно, обращает на себя внимание характерная черта сленга - пейоративность, т.е. наличие отрицательной коннотации.

Таким образом, характерными признаками сленга являются:

противопоставленность литературному языку, т.е. сленгизмы - это слова и сочетания, находящиеся за пределами литературного английского (Standard English);

функционирование, прежде всего, в устной речи;

богатство синонимики: все утратившие семантическую и выразительную свежесть сленгизмы быстро сменяются новыми, более эффективными по своей яркости словами;

в зависимости от сферы употребления деление на общеупотребительный (General Slang) и узкоупотребительный (Special Slang);

постоянная изменчивость: сленг - это живой, меняющийся язык, который идет в ногу со временем и реагирует на любые перемены в жизни страны и общества.

Что касается русского сленга, то его сердцевину составляет молодежный сленг - букв. ‗язык молодых людей.

«Речь молодежи оказывается своеобразным генератором, который приводит в движение разговорно-просторечную стихию. В этом главный лингвистический феномен молодежного сленга - служить катализатором обновления, процесса интеграции с разными сферами некодированной лексики в рамках языка молодежи [Ермакова, 1994, с. 54], что дает шанс такой лексике оказаться в так называемом литературном просторечии, а далее - в разговорно-литературном языке. <…> В этом последнем заключается и социокультурный феномен молодежного сленга» [Химик, 2000, с. 14].

По мнению С.В. Вахитова, важную разграничивающую роль играют два признака сленга [Вахитов, 2001, с. 7]:

1.Оппозиция официальный / неофициальный язык. В сленговых единицах находит выражение намеренная противопоставленность официальной, нормированной лексике литературного языка.

2.Групповая маркированность слов. Сленговая единица в сознании носителя языка соотносится с какой-либо социальной группой и несет на себе печать определенной субкультуры. Здесь уместно говорить об оппозиции «свой / чужой».

Сленговая лексика отличается эмоциональной насыщенностью и приспособлена для выражения мыслей, чувств, которые доступны для понимания только «своим». Семантика сленговых слов отражает те духовные и материальные ценности, которыми социумы отличаются друг от друга.

Сленг - торжество метафор и экспрессии. Рассмотрим выражение, попавшее в сленг и рождѐнное в одном из жаргонов, крыша поехала. Изначально данный оборот не фиксировал ни один толковый словарь. Впервые данный сленгизм был представлен в 1992 г. в «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой с пометой разг. Впоследствии метафоричность этого выражения угасает. Сленг оживляет его: крыша сейчас и течѐт, и улетает, и отъезжает.

Не стоит забывать, что одно и то же слово может входить в речь различных группировок, поскольку процесс заимствования в социальных диалектах очень активен. При этом происходит изменение в семантике слова, изменение его смыслового объема.

Так, проникшие в сленг жаргонизмы нередко приобретают другое значение, нежели в жаргоне-источнике. Порой это случается с помощью жаргона-посредника. Например, темнить в словаре уголовного жаргона - скрывать награбленное, уходить от ответов на допросе; в молодѐжном сленге

говорить нечетко, неясно; а в настоящее время в просторечии - путать, обманывать (представлено как второе, переносное значение в «Толковом словаре русского» языка С.И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой).

Создание словаря сленга происходит за счет тех же источников и средств, которые характерны языку вообще. Согласно Э.М. Береговской, разница между словообразованием в языке в целом и конкретно образованием единиц сленга состоит лишь в пропорциях и сочетаниях [Береговская, 1996, с. 33].

1.На первое место ученый ставит иноязычные заимствования, причем большую часть составляют именно англоязычные заимствования. Этот способ сочетается с аффиксацией, и новое слово приходит в наш язык сразу в русифицированной форме (thank you - сенька, parents - пэренты, birthday - бѐзник). Некоторые иноязычные заимствования, которые уже ассимилировались в русском языке, начинают заново заимствоваться в другом значении и уже в этом значении образуют дериваты (митинг

«встреча» - митинговаться «встречаться», спич «разговор» - спикать

«разговаривать» и др.).

2.Следующий способ - аффиксация (приколоться - «насмехаться»,

прикол - «то, над чем можно насмехаться», приколист, прикольщик -

«забавный, интересный человек», прикольно - «весело»). Стоит отметить, что молодежный сленг обходится, как правило, стандартными суффиксами и префиксами, создавая при этом целые словообразовательные гнезда.

3.Следующим мощным источником формирования лексического состава сленга является использование семантической деривации - появление у лексемы переносного значения на основе ассоциативных образов. Здесь и собственно метафоры (аквариум, обезьянник - «скамейка в полиции для задержанных», улететь - «испытывать восторг», голяк -

«полное отсутствие чего-либо»), и метонимия (корочка - «диплом», волосатые - «хиппи»). При этом зачастую используется прием энантиосемии (лохматый - «лысый», баскетболист - «человек маленького роста») с целью сатирической трактовки означаемого.

4.Заимствование блатных арготизмов (беспредел - «полная свобода», мочить - «убивать»).

5.Развитие полисемии (кинуть - украсть что-либо; взять что-либо и не отдать; смошенничать при совершении сделки; не сдержать обещание).

6.Антономасия (использование имени собственного в функции нарицательного): слушать мендельсона - «присутствовать на акте бракосочетания», гнать муму - «лгать», левиса - «джинсы»).

7.Синонимическая или антонимическая деривация (один из компонентов фразеологизма заменяется близким или противоположным по значению словом общенационального языка или сленга): сесть на иглу - подсесть на иглу - «начать принимать наркотики»; подсадить на иглу - подсадить на винт - подсадить на джеф - «приучить кого-либо к употреблению наркотиков» ; слезть с иглы - соскочить с иглы - спрыгнуть с иглы - «перестать употреблять наркотики».

8.Усечение (Юг - «югослав», транк - «транквилизатор»).

9.Сложение (чикфаер - «зажигалка», рингофон - «телефон»).

10.Телескопия (мозжечокнуться (мозжечок + чокнуться) - «сойти с ума»).

11.Универбация (академка - «академический отпуск», линейка - «линейная алгебра»).

12.Аббревиация: зоя - «злюка» (змея особо ядовитая); чмо - «тупица» (человек морально опущенный).

13.Замена слова паронимом (сѐмочка - «семинар», валя - «валюта, шпора - «шпаргалка»).

14.Каламбурная подстановка (безбабье - «безденежье», чайковский - «чай»).

15.Метатеза (перестановка звуков или слогов) (фаршик - «шарфик», рукить - «курить»).

16.Эпентеза (вставка звука или слога) (тачанка - «такси» от тачка; шпалера - «высокий худой человек» от шпала).

Нетрудно заметить, что в классификации Э.М. Береговской происходит смешение лексических и деривационных средств формирования сленгизмов, нет четкого разделения семантических и словообразовательных критериев создания единиц сленга. В главе 3 мы рассмотрим существующие в современном русском языке классификации способов словообразования, для того чтобы применить их к собранному языковому материалу и предложить свой вариант группировки сленгизмов с учетом типа словообразовательного форманта.

Глава 2. Различия в молодѐжном сленге

.1 Причины возникновения сленга

Под массовыми или же групповыми жаргонами традиционно считаются языковые образования, базирующиеся на общественном обособлении людей. К данной подсистеме относится и молодѐжный жаргон, который считается вариантом национального языка, вторичным средством общения, использующим грамматику и фонетику первичной коммуникативной системы.

К образовавшейся ещѐ в XIX в. традиции изучать профессиональные жаргоны присоединяется новое направление - изучение жаргонов социально- возрастных. Однако если провести грань между профессиональным жаргоном и общенациональной лексикой достаточно легко, то установить рамки социально-возрастных жаргонов весьма проблематично.

Молодѐжь - общественно более перспективная категория населения, языковая компетенция и языковое поведение которой во многом характеризуют направление развития и прочих форм существования языка. Молодѐжный жаргон - система необыкновенно динамическая, имеет некодифицированный характер и подчиняется в первую очередь социолингвистической норме, которая менее устойчива, нежели языковая.

Закономерно понимать под «молодѐжным жаргоном» речь молодых людей. Но сегодня границы понятия «молодые люди» сдвинулись в связи с увеличением продолжительности сроков обучения и прочими общественными факторами. В данный момент молодѐжью принято считать лиц до 25- 30 лет. Бесспорно, что данная категория молодых людей очень неоднородна. Она дифференцируется по возрастному показателю: 13-14- летние подростки отличаются от научных сотрудников или предпринимателей 28-30 лет, - различается по половому признаку, по принадлежности к общественным течениям и по территориальным параметрам.

Данная дифференциация находит отражение и на языковом уровне. Возрастные, территориальные и общественные типы молодѐжного жаргона различаются между собой на основании критериев, обусловленных спецификой школьной, студенческой и деловой жизни соответственно.

На развитие сленга влияют субкультуры, неформальные движения и просто большие и малые референтные группы. Сленг не стоит на месте и постоянно меняется. Но в нем есть и некоторое постоянство. Продемонстрируем это положение на примере движений металлистов, рокеров и панков. Данные субкультуры попали в нашу страну в конце 70-х - начале 80-х гг. XX в. из Англии, где они и возникли ещѐ в начале 70-х гг. и продолжают существовать до сих пор, т.е. это образец константных субкультур. В то же время в России можно было встретить такие движения, как эмо, ска-панки, драммеры, просуществовавшие в молодежной среде ограниченный период времени и ушедшие с арены вместе с соответствующей атрибутикой.

Э. Партридж в предисловии к составленному им словарю выделяет тринадцать причин употребления сленга [Partridge E., Dalzell T., Victor T. 2006]:

1)«для развлечения»;

2)как проявление чувства юмора;

3)с целью подчеркнуть свою непохожесть, оригинальность;

)для придания речи большей экспрессивности и выразительности;

5)с целью удивить;

6)во избежание шаблона и многословия;

7)для пополнения словарного запаса;

8)для придания определѐнности отвлеченным явлениям;

)для приуменьшения торжественности, печали, трагедии;

10)для того чтобы «стать своим» в компании;

11)для создания дружеской, интимной атмосферы;

12)для выражения принадлежности к какой-либо общественной группе, классу, следования моде, превосходства над собеседником;

13)с целью утаивания предмета коммуникации.

Все указанные причины употребления сленга характерны и для русского языка. Исключение составляет последний фактор, так как он противоречит данному выше рабочему определению сленга и считается одним из дифференцирующих признаков арго.

Мы считаем необходимым добавить к данной классификации такой фактор, как мода на словоупотребление, поскольку в современном обществе он занимает далеко не последнее место. В своей статье «О парадоксе моды в языке» И.Т. Вепрева определяет набор характеристик модного слова [Вепрева И.Т. 2001]:

1)современность и новизна - главные признаки модного слова. Новизна - одна из основных ценностей нашего времени;

2)всесторонность, которая непосредственно связана с частотностью и активностью употребления слова. С универсальностью связана такая черта моды, как массовость;

3)нарочитость употребления: модное слово благодаря своей нарочитости становится маркером для адекватной оценки субъектов общения и быстрой экспрессивной демонстрации своего Я;

4)языковая игра. Отметим лишь один элемент, свойственный игровому истоку моды, - эвристический, который стимулирует постоянную смену модных стандартов, открытие старого в качестве нового.

По мнению Л. Дриус, «семантика сленговых слов в основном отражает те духовные и материальные ценности, которыми социумы отличаются друг от друга. Сленгизмы можно рассматривать как символы для выражения понятий или чувств, доступных для понимания лишь

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.