Проблемы формирования интеллектуальной нации в СМИ

Тип:
Добавлен:

Проблемы формирования интеллектуальной нации в СМИ

РЕФЕРАТ

интеллектуальный социальный нация сми

Тема: «Проблемы формирования интеллектуальной нации в СМИ».

Объектом исследования является проблема формирования интеллектуальной нации посредством СМИ.

Предмет исследования: последствия СМИ на жизнь современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации.

Цель работы - исследование влияния СМИ на ценностные приоритеты современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации.

Цель проекта достигается решением следующих задач:

дать определение и характеристику СМИ как социоформирующего фактора;

определить особенности влияния СМИ на ценностные приоритеты современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации;

разработать рекомендации по оптимизации указанного влияния.

Структура работы:

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и приложений. Во введении обозначены актуальность темы, цель, предмет и объект исследования, методы научного поиска.

В Заключении даны выводы по задачам работы.

ГЛОССАРИЙ

Коммуникация - это специфическая форма взаимодействия людей по передаче информации от человека к человеку, осуществляющейся при помощи языка и иных знаковых систем.

Творчество - это процесс самореализации человека, что предполагает наличие собственного духовного богатства, индивидуальности и самобытности личности.

Формирование «интеллектуальной нации» - это путь модернизации общества в ХХI веке, когда главным источником развития становится человек креативный.

Введение

Актуальность настоящего исследования. Внедрение СМИ в общественную практику социокультурного взаимодействия в настоящее время является определяющим фактором развития общества. В связи с этим социокультурная практика контакта со СМИ претерпевает существенные изменения[1].

Принимая во внимание роль СМИ в формировании общественного сознания и социокультурной среды, можно утверждать, что изучение процессов трансформации телевизионной аудитории под воздействием образов, транслируемых телевидением, является актуальной проблемой. «Однако американский вариант СМИ, определяющий около 80% всего транслируемого материала, имеет целью получение прибыли, а не развитие личности»[1]. Современные средства массовой информации, транслирующие американский образ жизни не только пропагандируют, созидают, поддерживают, но и разрушают, дезинформируют, борются, воюют, издеваются, возвышают, а иногда ниспровергают. Они - необходимая часть сложной политической машины.

Источники столь сильного влияния СМИ во многом понятны - вся индустрия СМИ полностью сконцентрирована на том, чтобы привлечь внимания телезрителя, потому как рейтинговость определенных телеканалов обещает рекламную прибыль, однако нельзя не отметить, что «в комплексе влияние СМИ может вести к глубочайшим изменениям всей личности»[1]. Глобальные телеканалы стали мощным фактором в формировании информационного общества, где большинство работающих занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации, особенно высшей ее формы - знаний.

Более того, некоторые ученые утверждают, что длительный просмотр неограниченного (только свободным временем) количества телепередач имеет своим следствием паралич воли телезрителя - «из развлечения телевидение превратилось в способ зомбирования. Парадокс: люди зачастую смотрят телевизор не потому, что хотят, а потому, что не могут его не смотреть»[2].

В силу того, что особенно ярко влияние СМИ отражается на современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации, т.к., как было уже отмечено, многие телезрители из-за большого выбора телеканала и многообразия передач на любой вкус в просмотре ограничены только свободным временем, которого в силу значительной социальной нагрузки у старшего поколения меньше, в настоящей работе мы ограничимся исследованием влияния СМИ на жизнь современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации. В этой ситуации изучение избранной темы представляется актуальной и в теоретическом, и в практическом аспектах.

Цель настоящей работы - исследование влияния СМИ на ценностные приоритеты современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации.

Цель проекта достигается решением следующих задач:

дать определение и характеристику СМИ как социоформирующего фактора;

определить особенности влияния СМИ на ценностные приоритеты современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации;

разработать рекомендации по оптимизации указанного влияния.

Объектом исследования является проблема формирования интеллектуальной нации посредством СМИ.

Предмет исследования: последствия СМИ на жизнь современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации.

При работе над исследованием был использован метод контент - анализа - в теоретической части и метод анкетирования методика определения уровня тревожности Ч.Д. Спилбергера, Ю.Л. Ханина; методика К. Изарда «Дифференциальные шкалы эмоций»; методика «Самооценка депрессии»; методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.А.Жмурова; методика определения стрессоустойчивости и социальной адаптации Холмса и Раге, цветовой тест Люшера - в практической.

Научная новизна настоящего исследования заключается в разработке рекомендаций по оптимизации воздействия СМИ на жизнь современной целевой аудиторией формирования интеллектуальной нации.

Практическая значимость настоящего исследования состоит в том, что результаты дипломного исследования могут быть использованы как в дальнейшем теоретическом анализе проблемы, так и на практике организации СМИ.

Структура работы: настоящее исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

1. ЦЕННОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ НАЦИИ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ МОЛОДЕЖИ

.1 Специфика формирования ценностей интеллектуальной нации

Одним из важнейших результатов постиндустриальной революции, произошедшей во второй половине прошлого века, стало формирование ценностей интеллектуальной нации. Этому способствовало стремительное нарастание скоростей передачи информации в результате создания новейших технологий и, как следствие этого, постоянное увеличение объемов информации в коммуникативной среде, окружающей каждого современного человека. Среди наиболее характерных особенностей этого принципиально нового типа общества - предельно высокая роль общественного мнения[3].

Особенно заметный рост интереса к проблемам коммуникации и информации, а также увеличение числа исследовательских работ в этой области стали наблюдаться во второй половине прошлого века, и в первую очередь они были обусловлены бурным развитием таких наук, как кибернетика, математическая теория коммуникации, и современных электронных систем связи. На данный момент существует огромное количество различных определений коммуникаций, связанных и с биологией, и с кибернетикой, и с техническими науками. Мы же воспользуемся социальным значением коммуникации. Так, коммуникация - это специфическая форма взаимодействия людей по передаче информации от человека к человеку, осуществляющейся при помощи языка и иных знаковых систем.

В виду этого роль общественного мнения при принятии важных экономических, политических и других социально значимых решений неуклонно возрастает и в нашей стране.

В широком смысле формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ можно описать как отражение массового сознания по тем или иным проблемам, событиям или явлениям социальной жизни. И хотя современное социологическое представление об общественном мнении имеет глубочайшие корни в многовековом развитии мировой философии, комплексное и всестороннее изучение этот феномен получил лишь с середины ХХ века[4]. То есть как раз на заре постиндустриальной революции и формирования информационного общества, что наглядно свидетельствует о его органической связи и функциональной неотъемлемости от социальных процессов современного этапа развития средств массовой коммуникации.

В современном обществе формируется особый вид социальной информации, который отражает специфические характеристики информационной сферы и отличается возможностью формирования виртуальной реальности. Масс-медиа отражают состояние общественного сознания и тем самым принимают участие в развитии информационно-коммуникативных отношений в обществе. Говоря о политическом воздействии массовых коммуникаций на общественное сознание, принято выделять три формы: фрейминг (использование стандартных норм), прайминг (концентрация внимания аудитории на нужной информации) и формирование тематик. Концепция «прайминга» заключается в том, что масс-медиа как бы «активируют» в сознании человека уже заложенные и сформированные мысли и знания, которые неким образом связаны с содержанием транслируемых материалов. «Прайминг» может мотивировать человека осуществлять те или иные действия. Формирование тематик (или аgendа-setting) формирует порядок распределения сюжетов по степени значимости, тем самым определяет их ценность для аудитории, т.е. определяет их иерархию в сознании индивида. Однако Б. Коэн отметил, что СМИ не всегда достигают поставленной цели, навязывая людям, что надо думать, но компенсируют это, подсказывая, о чем именно надо думать. Об этом же писали Д. Маккомбс и Д. Шоу : несмотря на то, что пресса не может просто навязать обществу ту или иную точку зрения, она может заставить людей ранжировать значимость той или иной проблемы посредством скрытого воздействия на их сознание. В результате, состояние общественного сознания служит определенным результатом воздействия масс-медиа. СМИ приобрели функции и признаки активно и динамично развивающегося субъекта и средства информационной власти.

Информационная власть все больше вторгается во все сферы общественных отношений, приобретая в некоторых случаях самодовлеющее значение». В современную эпоху СМИ все более проникают не просто в общественное сознание, а именно в политическое сознание, и начинают превращаться в один из мощнейших инструментов реализации политического процесса. Становление телевизионной эры, наступившей после Второй мировой войны, привело к усовершенствованию и дальнейшему усложнению технологий манипулирования общественным сознанием. Телевидение является сейчас одним из сильнейших и популярнейшим средств манипуляции. Это еще более подтвердили события 2014г. на Украине, которые по сути являются именно «информационной войной». Ввиду огромного объема производимой информации и невозможности аудитории зачастую проверить ее достоверность, людям ничего не остаётся, как воспринять все на веру. Однако это может способствовать формированию представлений, не соответствующих действительности: именно на этом основана эскалация политического конфликта на Украине и выставление России в качестве основного врага.

Формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ уже давно формируется не столько под стихийным воздействием объективных процессов, происходящих в окружающей индивида среде, сколько под организованным и целенаправленным информационным воздействием, которое реализуется через многочисленные коммуникационные каналы. В первую очередь это средства массовой информации, среди которых мощнейшее - телевидение.

А революция в информационных технологиях породила компании нового типа (Microsoft, Yаhoo, Google, Cisco Systems), не имеющие количественно переоцененных материальных активов, наличием которых можно было бы объяснить разрыв между их исторической и рыночной стоимостями. Он был объяснен переходом в постиндустриальную формацию и возрастанием роли интеллектуального капитала - совокупности неосязаемых активов организации, которые могут быть использованы для создания стоимости и получения конкурентных преимуществ.

Поскольку окончательного определения современная наука не дала, дебаты вокруг сущности и природы интеллектуального капитала будут продолжаться. А пока можно лишь выделить общие черты, которые, по мнению ряда авторов, присущи интеллектуальному капиталу:

он представляет собой неосязаемости, не имеющие материальной формы, но вносящие существенный вклад в создание стоимости компании и формирование ее конкурентных преимуществ;

он имеет неденежную природу;

он характеризуется редкостью, неповторяемостью (интеллектуальный капитал не может быть корректно скопирован), незамещаемостью (не может быть заменен физическими или денежными ресурсами).

Не существует и однозначно признанного состава элементов интеллектуального капитала, однако большинство специалистов выделяют три составляющие:

человеческий капитал - совокупность врожденных способностей и приобретенных знаний, навыков и мотиваций, целесообразное использование которых способствует увеличению дохода (на уровне индивида, предприятия или общества);

структурный капитал - все не связанные с человеческими ресурсами хранилища знаний организации (то, что остается в компании, когда персонал уходит домой) - организационные структуры и процессы, внутренняя корпоративная культура, прочие элементы «динамической рутины»;

реляционный капитал (капитал отношений) - отношения с теми, кто находится за пределами компании (клиенты, поставщики, представители государственных органов), а также репутация, лояльность потребителей, маркетинговые каналы, промышленные сети, удовлетворенность клиентов[5].

Существуют и другие подходы к определению элементов интеллектуального капитала.

Безусловно, интеллектуальный капитал является перспективным инструментом стратегического управления, поэтому он может быть введен в систему управленческого учета тех компаний, для которых очевидно его влияние на создание стоимости в будущем.

В социологии управления принято разделять понятия манипуляции общественным мнением и воздействия на него. Термину манипуляция обычно приписывают отрицательный смысл. Под ним чаще понимают такое коммуникативное влияние, которое направлено в основном на побуждение аудитории к действиям, прямо противоречащим ее собственным интересам. Воздействие же - более нейтрально окрашенный термин. Под ним подразумевается влияние на формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ по широкому диапазону общих социально значимых вопросов, не обязательно противоречащее интересам реципиентов, но имеющее важное значение для коммуникатора - отправителя информации[6]. В данной работе мы будем придерживаться обозначенной терминологии, поскольку это будет иметь важное значение для выявления и анализа наиболее эффективной коммуникационной модели информационно-новостного воздействия на формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ.

В качестве основных теоретико-методологических подходов к исследованию представляется целесообразным обратить внимание на место общественного мнения в социологии управления, проследить его зависимость от деятельности средств массовой коммуникации, а также выявить роль стереотипов в процессах информационно-новостного воздействия на него.

Основной набор стереотипов, используемых телевизионными медиа для информационно-новостного воздействия на массовое сознание с целью формирования стереотипных представлений, может быть классифицирован по следующим трем основным видам.

Визуально-зрительные стереотипы - устойчивые образы, ассоциирующиеся с наборами цветов, жестов, типов внешности, а также любой другой визуальной информацией, реализующиеся в массовом сознании в результате зрительного взаимодействия с телевизионным средством массовой коммуникации.

Вербально-речевые стереотипы - упрощенные и схематизированные вербальные единицы, рисунки интонаций, конструкции фразеосхем, а также любые другие формы устоявшихся в разговорной практике штампов и клише, несущие четко окрашенные смысловые или эмоциональные заряды и реализующиеся в массовом сознании в результате аудиального взаимодействия со средством массовой коммуникации.

Ситуационно-бытовые стереотипы - традиционно устойчивые предрассудки по поводу повседневных событий, регулярно повторяющихся ситуаций и широко распространенных явлений окружающей среды.

Основной набор стереотипных представлений, используемых телевизионными медиа для воздействия на общественное мнение, может быть классифицирован по следующим трем основным видам.

Репутационно-имиджевые стереотипные представления - эмоционально окрашенные образы медийных персонажей, организаций, предприятий, компаний, социальных групп или каких-либо других групп лиц, сложившиеся на основе воздействия стереотипов на массовое сознание в связи с конкретными историческими, событийными, социальными или другими обстоятельствами.

Ценностно-мифологические стереотипные представления - иллюзорные представления, замещающие или объясняющие реальность посредством воссоздания удобной для индивида или группы индивидов картины мира на основе имеющихся у них стереотипов.

Перформансно-контекстные стереотипные представления - эмоционально окрашенные и оценочные представления как об отдельных фрагментах окружающей среды, так и обо всем комплексе явлений живой действительности, выполняющие роль информационного фона при восприятии сведений и помогающие реципиенту соотносить отдельные факты с общей картиной мира.

1.2 Психологические, социальные и юридические аспекты влияния СМИ

То, что в нашем недавнем прошлом было не сто четыре, а четыре телеканала, связано не только с цензурно-идеологическими соображениями, причина в том, что информация не была коммерчески выгодным товаром. Информационная сетка существовала для того, чтобы передавать новостные события и в ограниченное время - некоторые досуговые передачи, а не торговать катастрофами от семейного до планетарного масштаба в противовес современному телевидению, для которого существования «на грани» - способ поддержания зрительского интереса, поэтому информирование заменяется хаотическим набором из событий, домыслов и полуфактов, которые искажают картину реальной действительности, однако отвечают требования большинства. Если вспомнить пирамиду потребностей Маслоу, то становится очевидным, что на первом месте у подавляющего большинства людей все же достаточно простые потребности, удовлетворение которых имеет мало общего с духовным развитием. «Однако телевидение потенциально имеет в себе воспитательную функцию, однако выполнение этой функции коммерчески невыгодно, поэтому нецелесообразно для владельцев каналов, которые фактически формируют сетку вещания»[7]. Исключения, примером среди которых может являться канал «Культура», становятся в один ряд с существовавшим ранее понятием «элитарное искусство», которое в противовес «массовому искусству» было лишь для избранных, однако эта категория избранных, интеллектуальной элиты в настоящее время в отличие от, например, элитного слоя материально обеспеченных, непопулярна. Депопуляризация интеллектуальной элиты идет (и в это заключается порочных круг воспитательного теле-потенциала) во многом от передач, рассчитанных на большинство, а в итоге охватывающих фактически всех.

Легко заметить, что традиционная классификация стереотипов и стереотипных представлений оказывается бесполезной и ненужной для современных практиков мягкой пропаганды. Разделение стереотипов на гендерные, этнические, профессиональные и т.д. больше ориентировано на классифицирование не самих стереотипов, а их объектов, и потому носит скорее описательный характер.

Для разработки методологической базы информационно-новостного регулирования общественным мнением с помощью стереотипных представлений необходимо предложить такую классификацию, которая с одной стороны рассматривала бы исследуемые феномены под углом их чисто функциональных и динамических характеристик, а с другой - удовлетворяло бы особенностям и требованиям того средства массовой коммуникации, в котором они эксплуатируются.

С учетом этих требований для телевизионных медиа предлагается следующая классификацию стереотипов и стереотипных представлений, привязанная к набору репрезентативных схем, используемых телевидением, и информационных задач, стоящих перед ним.

Под визуально-зрительными стереотипами подразумеваются те, которые реализуются в сознании реципиента при его взаимодействии с теми или иными зрительными образами. К ним можно отнести стереотипы цвета, внешности, жестов и т.д. То есть те основные аспекты восприятия визуальной информации, которые отвечают за проявление большинства бессознательных установок, связанных с восприятием зрительных образов, и потому во многом предопределяющих результат взаимодействия аудитории с тем или иным средством телевизионной коммуникации.

Важность стереотипа цвета обусловлена в первую очередь тем, что все без исключения цвета, распознаваемые человеческим глазом, по-разному воздействуют на зрительскую аудиторию, потому что каждый их них имеет конкретный и уникальный смысл, безошибочно распознаваемый на уровне бессознательного. В нашей повседневной практике уже давно укоренились четкие символические значения, связанные с каждым цветом.

Так, например, золотой цвет символизирует высокое качество, элитарность и принадлежность к высоким кругам. Красный - силу воли, активность, граничащую с агрессивностью, сексуальность. Зеленый - природную естественность, гармонию, мягкость. Синий - мудрость, серьезность, уважение, профессионализм в той или иной сфере и т.д[8].

Таким образом с помощью цвета или сочетаний цветов можно сформировать у аудитории не осознаваемое логически отношение к объекту информационной пропаганды, причем даже прямо отличающееся от смысла текста озвучиваемого телевизионного сообщения.

Не менее важны для восприятия визуальной информации стереотипы внешности, традиционно сложившиеся в массовом сознании. Соотнося те или иные черты человека или группы лиц с подразумеваемым под ними статусом, мы еще задолго до восприятия вербального компонента сообщения формируем для себе эмоционально-оценочное отношение к описываемому объекту.

Существуют подвижные фразеологические образования, строящиеся по активно действующим грамматическим правилам и функционирующие по закрепившимся в языке моделям идиоматического характера. Такие конструкции, нанизанные на определенных фразеологизированный каркас, оторвавшийся от парадигмы соответствующего слова, получили название фразеосхем. Их отличительные особенности - обязательный порядок слов (но не обязательное наличие каких-то конкретных слов) и строго определенные грамматические формы. В таких предложениях нет фразеологизации какого-то отдельного компонента, зато фразеологической становится сама схема предложения со свободным лексическим наполнением. Например, иди / ступай / убирайся / вали и т.д. → к черту / на фиг / к лешему / к дьяволу и т.д. «Речевой выбор говорящего осуществляется по определенным моделям, позволяющим адресату правильно понимать не только явные интенции адресата, но и имплицитные. Вместе с тем внутри этих моделей говорящий вполне свободен в своем речевом выборе, анализируя который можно сделать вывод о его причинах, мотивах»[9].

Посредством фразеосхем можно закладывать требуемое отношение к объекту непосредственно в форму подачи информационного материала, наделяя его нужными эмоциональными и оценочными характеристиками. Для некоторых типов терминов (обозначение титулов, имен, званий и т.д.) разработаны такие нестандартные модели порядка слов как, например, гвардии полковник (а не полковник гвардии) или ордена Ленина Краснознаменный ансамбль (а не Краснознаменный ансамбль ордена Ленина), подчеркивающих особую социальную значимость описываемого объекта. Проецируя данную фразеосхему на явление иного контекстного ряда, можно образовать, например, словосочетание отставной козы барабанщик, наделенное заведомо сатирическим смыслом.

Немаловажное значение при восприятии реципиентом телевизионных сообщений имеют интонационные стереотипы. Для отечественной аудитории этот аспект особенно важен в силу того, что русский язык имеет богатейшие интонационные стратегии для обращения к слушающему.

Телевидение сочетает в себе наибольшее количество функциональных преимуществ. Во-первых, получение информации из телевизора не предусматривает никакого культурного или образовательного ценза. Смотреть на экран могут даже те, кто не умеет читать или даже вовсе не владеет языком - больше половины информации человек получает визуально. Во-вторых, телевидение абсолютно бесплатно. Чтобы посмотреть новости, не нужно тратить деньги (кроме оплаты счетов за электричество, за которое в любом случае нужно платить). В-третьих, сам по себе акт взаимодействия с телевидением доставляет зрителю ощутимое удовольствие (развлекательное, эмоциональное, рекреативное и т.д.), или, по крайней мере, вызывает у него стойкий интерес, не сравнимый с ощущениями от контакта с другими СМИ. В-четвертых, в процессе воздействия на общественное мнение телевидение использует максимальное количество репрезентативных схем, что значительно упрощает для зрителя процесс восприятия и многократно повышает эффективность телевидения как канала распространения информации, а, следовательно, стереотипизации массового сознания и воздействия на общественное мнение. В-пятых, благодаря тому, что телевизор воспринимается как часть домашнего интерьера, человек латентно склонен доверять ему больше, чем принесенной с улицы газете или журналу.

Разговор о преимуществах телевидения можно продолжать бесконечно долго, но для данного исследования принципиально понимать лишь то, что массовость, дешевизна, универсальность и владение наибольшим набором инструментов передачи информации делает телевизионные медиа как наиболее привлекательным каналом распространения информации для коммуникатора, так и наиболее удобным каналом получения информации для реципиента. Поэтому современные технологии регулирования общественным мнением основной упор делают именно на телевидение.

Даже интернет-СМИ, которые уже по факту своего существования ассоциируются с прогрессивными моделями коммуникации, сегодня все активнее эксплуатируют аудиовизуальные модели подачи новостей. Видеосюжет, снятый собственным корреспондентом интернет-портала и размещенный только на нем и ни в каком другом СМИ, уже стал повседневной реальностью. Не углубляясь в теорию психолингвистики, стоит отметить что интонация человеческой речи зависит не столько от смысла или содержания сказанного, сколько от социальной модели обстоятельств, в которых протекает коммуникация. А потому один и тот же текст может быть озвучен несколькими способами, зачастую наделяющими разные прочтения прямо противоположными смыслами. Исследователь стереотипов звучащей речи Т.Е. Янко интонаций одних только обращений [10] в русском языке насчитала больше десятка.

В таких условиях средства массовой информаций, одной из основных функций которых, как было отмечено выше, является информационная, в противовес её становятся врагами активной политической культуры, что приводит к тому, что в «публичном пространстве» дискутируются исключительно символические вопросы, коммуникационные каналы забиты развлекательной и коммерческой информацией. В данном контексте нам кажется по-настоящему пророческой изначально прогностическая концепция видного социолога Н. Лумана, выделившего реальность массмедиа как особую социальную и культурологическую среду формирования сознания индивидов: «То, что мы знаем о нашем обществе и даже о мире, в котором живем, мы знаем благодаря массмедиа», и подчеркнувшего существенную для нашего анализа мысль: «В самих массмедиа нет манипуляций и нет фальсификаций, а есть лишь правила селекции событий»[11]. Под этими правилами он подразумевал в первую очередь фактор субъективности акторов коммуникационной деятельности.

Отражение действительности в общественном мнении (как и в социальном стереотипе, в чем мы убедимся позже) имеет, прежде всего, оценочный характер: «Отношение к ценностному ресурсу интеллектуальной нации возникает, формируется и функционирует как совокупность оценочных суждений, выражающих отношение социальной группы к поведению и деятельности отдельных людей… Обязательный элемент любого коллективного суждения, которое претендует называться общественным мнением - наличие положительной или отрицательной оценки данного явления»[12].

Существование общественного мнения невозможно без наличия в нем элементов знания, как житейского, так и теоретического или научно-эмпирического, поскольку любое мнение (и общественное в том числе) складывается на основе знания о предмете.

1.3 Механизмы формирования интеллектуальной нации в СМИ

В соответствии со Стратегическим планом развития Республики Казахстан до 2020 года Доктрина станет главным инструментом процесса консолидации казахстанского общества. Обеспечение национального единства является важным условием создания демократического, светского, правового и социального государства. Экономический рост, социальный прогресс и демократическое развитие страны возможны только при консолидации и сохранении единства общества. Для решения этой задачи у Казахстана как независимого, суверенного и признанного во всем мире государства имеются политическая воля и все необходимые экономические и социальные ресурсы. Сохранение независимости и укрепления государственности, равенство возможностей и защита прав и свобод граждан, создание интеллектуальной нации и развитие национального духа должны стать краеугольным камнем нашего национального единства и жизненными принципами каждого из нас. Все это создаст основу для динамичного развития страны в предстоящие годы.

В соответствии со Стратегическим планом развития Республики Казахстан до 2020 года Доктрина станет главным инструментом процесса консолидации казахстанского общества. Обеспечение национального единства является важным условием создания демократического, светского, правового и социального государства. Экономический рост, социальный прогресс и демократическое развитие страны возможны только при консолидации и сохранении единства общества. Для решения этой задачи у Казахстана как независимого, суверенного и признанного во всем мире государства имеются политическая воля и все необходимые экономические и социальные ресурсы. Сохранение независимости и укрепления государственности, равенство возможностей и защита прав и свобод граждан, создание интеллектуальной нации и развитие национального духа должны стать краеугольным камнем нашего национального единства и жизненными принципами каждого из нас. Все это создаст основу для динамичного развития страны в предстоящие годы.

Для консолидации общества и государства представляется целесообразным возродить конструктивный казахстанский патриотизм, задача которого - выработка чувств согражданства всех этносов Казахстана в едином государстве. Это возможно в том случае, если границы свободы и прав человека зафиксированы в законе, власть легитимна, служит народу и является гарантом реализации прав и свобод человека и гражданина[13].

Изучая современное общество, ученые часто используют для анализа ситуации разработанный ими же индекс уровня жизни[14]. Согласно ему они разделяют население на десять основных категорий (или страт), уровень и качество жизни которых весьма серьезно различаются между собой. При этом они фиксируют, что данная модель уже в основном сложилась для нашей страны и приняла достаточно устойчивые формы.

Первые две страты - это люди, живущие за чертой бедности. Третья носит промежуточный характер, объединяя балансирующих на грани бедности. Страты с пятой по восьмую представляют средние слои разного уровня достатка, а девятая и десятая - это те, кого с точки зрения жителей нашей страны можно назвать богатыми.

Но наиболее многочисленная и пассионарная, а потому и представляющая наибольший интерес для социологов - четвертая страта. Она одна охватывает более четверти населения, живущего на уровне предельной социальной и материальной малообеспеченности. (А это больше чем совокупная доля последних шести страт, вместе составляющих порядка 24%). Поэтому именно ее представители задают тот стандарт потребления, который воспринимается как минимально приемлемый прожиточный минимум и наиболее типичный для подавляющей территории нашей страны.

При этом директор ИС РАН М.К. Горшков отмечает, что в последние годы четвертая страта начала стремительно сокращаться за счет сползания части ее представителей на уровень ниже, то есть на грань нищеты. «Мы прогнозируем, - отмечает он, - что в ближайшем будущем зона бедности в обществе станет расширяться. Примерно пятой части граждан это грозит переходом в люмпены и маргиналы, еще стольким же - просто бедностью, когда не хватает средств на обучение детей и удовлетворение главных жизненных потребностей»[15]. Таким образом, уверены социологи РАН, налицо наглядное свидетельство исчерпания у части малообеспеченного населения ресурсов для самостоятельного поддержания минимально приемлемого уровня жизни.

Оценивая причины столь резкого ухудшения ситуации, доктор социологических наук А.В. Тихонов отмечает, что наиболее существенные из них берут свое начало в несовершенстве системы управления в нашей стране. Главное его отличие от управленческих систем в развитых цивилизованных обществах он видит в первую очередь «в синкретическом, спаянном механизме власти и управления, собственности и управления»[16].

Для формирования интеллектуального потенциала Республики Казахстан целесообразно развивать инновационную деятельность вуза: обеспечивать связь сферы образования с экономической средой, ориентировать вузы на рынок образовательных услуг и перспективный рынок труда, изыскивать внебюджетные способы инвестирования в образовательные услуги. От динамичного развития науки, образования и бизнеса во взаимосвязи зависит изначально и рост благосостояния народа и его культуры.

Повышение эффективности социального управления, считает А.В. Тихонов, возможно лишь путем разделения механизмов и институтов власти, собственности и управления с тем, чтобы они взаимно сдерживали друг друга. Пока же они достаточно плотно сращены, и скорого их разделения в ближайшее время исследователи казахстанского общества не ожидают, поскольку социальным группам, обладающим собственностью и властью, пока удается сравнительно легко подчинять себе также и все возможные рычаги управления, что еще более упрочивает их положение за счет остальных.

И хотя такое управление теряет свое истинное предназначение и «становится элементарной и беззастенчивой манипуляцией»[16], его структура и сущность от этого принципиально не меняются. Основные его механизмы в любом случае по-прежнему лежат в сфере ментально-интеллектуальной реальности[17], где протекают процессы информационного воздействия на аудиторию, что обеспечивает относительно эффективный контроль над общественным мнением.

М.К. Горшков отмечает, что разрыв между вершиной и основанием пирамиды благосостояния (верхними 10% самых обеспеченных и нижними 10% самых бедных), например, в России составляет порядка 25-30 раз. При этом поясняя, что «во многих европейских странах, если подобная цифра зашкаливает за отметку 8, собирается чрезвычайная сессия парламента и обсуждает, как сблизить края зияющей раны и притушить назревший социальный конфликт»[18]. В нашей же стране подобный конфликт, как мы видим, не обозначается даже при намного более неблагоприятных условиях.

Однако в ситуации дальнейшего падения уровня жизни социологи РАН прогнозируют серьезное обострение отношений между государством и 67% населения, чье благосостояние характеризуется лишь тремя параметрами уровня жизни: «ниже черты бедности», «на грани бедности» и «в состоянии малообеспеченности».

Сюда же следует добавить и те социальные группы, представители которых до недавнего времени были склонны относить себя не к той страте, к которой они реально принадлежат, а к более высокой. Причиной тому - крепкие сети социальных стереотипов, укоренившихся в казахстанском обществе. Так, например, часто происходит с некоторыми школьными учителями, которые, объективно находясь в третьей страте, сами могут помещать себя в пятую, считая, что социальная функция просветителя и воспитателя дает им на это право. При этом не исключено, что в случае даже незначительного падения уровня жизни, они тоже пополнят ряды протестного большинства.

Все это внушает специалистам ИС РАН опасения сильного роста социального недовольства, замыкающегося на базовые мировоззренческие ценности людей, с последующим смещения протестных настроений с индивидуального на макроуровень. В виду этого закономерно ожидать усиления социального контроля над обществом с целью подавления или сглаживания таких настроений. Кросс-анализ нескольких наиболее известных парадигм социологии управления дает основание утверждать, что немаловажную роль в процессах подобного управления играют механизмы информационно-новостного воздействия на формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ.

Так, например, в рамках собственной теории «индивидуально-структурного социального поля» П. Штомпка связывал в единое целое индивида (как источник социального действия), социальную структуру (как место совершения действия) и собственно само поле (как часть социальных отношений, охватываемых этим действием). При этом следует отметить, что данная структура не только воспроизводится соответствующим социальным действием, «но и перерабатывается, видоизменяется в соответствии с информационной моделью (мыслительной реакцией) действующего индивида, содержащей цели и ценности»[19].

Н.И. Лапин в рамках своего антропосоциетального подхода[20], наряду с политической, административной и семейной видами власти особо выделял информационно-культурную, которая призвана осуществлять контроль над умами людей и их ценностями. Поход Лапина получает развитие в теории социетальной трансформации Т.И. Заславской, которая вводит понятие социальных механизмов регуляции, основная черта которых - способность регулировать общественные процессы. В числе наиболее эффективных из таких механизмов Заславская называет интенциональные (или культурно-политические), соответствующие механизмам регуляции информационно-управленческого типа, а не манипуляционного, если пользоваться терминологией А.В. Тихонова.

Таким образом, очевидно, что политическая власть в современном (в том числе и в казахстанском) обществе все больше реализуется как контроль над информационными потоками. Управление общественным мнением предоставляет манипулятору весьма эффективные рычаги социального регулирования[21].

В действительности же оказывается, что формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ изначально не способно адекватно и полноценно репрезентировать точку зрения выражающих его людей, а следовательно и защищать их интересы.

Генезис данного явления частично объясняют результаты социологических исследований[22], согласно которым сообщения средств массовой информации осмысленно воспринимают только 13,6% аудитории. Эти люди способны не только осознавать предвзятую направленность акта коммуникации, в который они вовлечены в роли реципиентов, но и самостоятельно сформулировать ее конечные цели и суть. Частично адекватно, т.е. отмечая не сверхзадачу, а конкретную узкую цель, тексты медийных сообщений воспринимают 27,2%. Большинство же - 39,2% - воспринимают информацию неадекватно, т.е. не осознавая ни стратегических, ни тактических задач коммуникатора и не анализируя критически обрывочные сведения, выхваченные из нижних уровней содержательной структуры медийных текстов. А поскольку в процессе выражения общественного мнения последние имеют такое же право голоса, как и первые, можно со всей ответственностью утверждать, что вся аудитория в целом представляет собой объект, достаточно легко управляемый информационными рычагами.

Однако некомпетентность общественного мнения совсем не мешает выполнять ему свою основную функцию - регулирование общественных отношений. Сущность ее состоит в том, что формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ прививает человеку определенные правила и нормы, а затем выступает в роли арбитра, регулируя отношения между личностью и социальной группой, социальной группой и обществом, а также напрямую между личностью и обществом. Это явление получило название конформизма. Таким образом, механизм регулятивно-управленческой функции общественного мнения основывается на методах массового воздействия, которые по мере увеличения социального развития все больше усиливают влияние общества на индивида.

Также следует отметить, что формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ в некоторой степени превратилось в предмет торга и коммерческих исследований, а с широким распространением информационных технологий в последнее время и вовсе уподобилось информационному оружию, став действенным механизмом подавления и манипулирования.

Сам термин формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ англосаксонского происхождения (public opinion). Принято считать, что впервые его использовал английский государственный деятель и писатель Джон Солсбери еще в 1159 г. Из Англии он распространился в другие страны (прежде всего Западной Европы) и примерно с конца XVIII века стал общепринятым[23]. Приблизительно с этого же времени предпринимаются первые попытки научного осмысления и изучения данного феномена. Уже тогда становится очевидным, что сущность общественного мнения нельзя раскрыть исходя из него самого, поскольку сам исследователь вольно или невольно оказывается вовлеченным в процесс формирования или социального выражения изучаемого им объекта.

Таким образом, решение проблемы научного осмысления общественного мнения упиралось в необходимость открытия общих законов познания и развития человеческого общества. Все это смещало центр тяжести исследовательского процесса в область социальной философии с ее классической формой инверсивного противопоставления закономерностей. Так возник принципиальный вопрос: формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ отражает общественное бытие (вопрос о содержании) или же общественное бытие определяет формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ (вопрос о детерминации). И поскольку каждое из этих утверждений доказывалось объективными фактами, формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ можно было анализировать как в гносеологическом, так и в социологическом разрезе. Но как показала современная исследовательская практика, ключ к пониманию сущности и функционирования обобщенных суждений людей дает только органическое единство двух подходов.

В.Н. Лавриненко пишет, что «формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ - это отношение социальных общностей к проблемам общественной жизни, проявляющееся сначала в эмоциях и суждениях, а затем и в действиях»[24]. А.Н. Елсуков в своем учебном пособии по социологии приводит другое определение: «формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ - это специфическое проявление общественного сознания, сложное духовное образование, выражающееся в оценках (как в вербальной, так и не в вербальной форме) и характеризующее явное или скрытое отношение к актуальным проблемам действительности, присущее отдельным группам, социальным общностям или обществу в целом»[25].

В области исследований общественного мнения широко известны работы советского социолога Б.А. Грушина. Его подход остается на сегодняшний день наиболее эффективным способом изучения данного феномена. Грушин полагал, что подвижность понятия общественного мнения не оставляет никакого другого шанса изучить его, кроме как обратится непосредственно к его носителю - обществу[26]. Это позволяет перевести объект исследования в сферу практической деятельности, рассмотреть его предметно и применить полученное знание на практике.

Другой советский социолог А.К. Уледов считал, что «важным признаком общественного мнения является то, что оно возникает в связи с расхождением во взглядах людей»[27]. Анализируя этот подход, Грушин отмечал, что формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ возможно и тогда, когда нет острых противоречий: «Границей общественного мнения является абсолютная истина, исключающая всякое обсуждение и всякие споры, но не единодушие как таковое»[28]. Поэтому наиболее интересные свойства массового сознания, считал Б.А. Грушин, выявляются «не только путем рассмотрения результатов опросов населения по тем или иным сюжетам, но и путем анализа деятельностного поведения людей на уровнях производства и потребления ими массовой информации, а также путем фиксирования широкой совокупности информационных отношений»[29].

В «Советском Энциклопедическом Словаре» формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ определяется как «состояние массового сознания, заключающее в себе отношение к общественным событиям, к деятельности различных групп, организаций, отдельных личностей. Формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ выражает позицию одобрения или осуждения по тем или иным общественным проблемам, регулирует поведение индивидов, социальных групп, насаждает определенные нормы общественных отношений»[30].

Однако огромное количество определений общественного мнения, накопившихся к сегодняшнему дню в социологической науке, не вносит существенной путаницы в раскрытие темы исследования. В данном случае намного важнее не дать одно исчерпывающее определение общественного мнения, а выявить особенности и признаки данного социального феномена, которые позволят нам приблизиться к пониманию специфики его взаимодействия со средствами массовой коммуникации.

На основе ряда определений, доступных в современной социологической литературе, можно заострить внимание на следующих признаках данного феномена. Отражение действительности в общественном мнении (как и в социальном стереотипе, в чем мы убедимся позже) имеет, прежде всего, оценочный характер: «Формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ возникает, формируется и функционирует как совокупность оценочных суждений, выражающих отношение социальной группы к поведению и деятельности отдельных людей… Обязательный элемент любого коллективного суждения, которое претендует называться общественным мнением - наличие положительной или отрицательной оценки данного явления»[31].

Корректное и эффективное решение этих проблем во многом зависит от понимания сущности и генезиса данного феномена, а также от национальных традиций проявления и изучения общественного мнения. В советских философских и социологических исследованиях 1960-80 гг. формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ рассматривается как «мир идеальных сущностей, фиксирующих глубинные связи бытия»[32]. А.Е. Песков отмечает, что «глубинные закономерности как бы отступают на задний план, зато высвечиваются дополнительные характеристики, позволяющие получить целостное представление о процессе развертывания коллективных форм человеческой субъективности»[32].

Г. Блумер отмечал, что формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ «может пониматься как некое мнение, состоящее из нескольких мнений, имеющих место в общественности, а лучше - как центральная тенденция, устанавливаемая в борьбе между этими отдельными мнениями и, следовательно, оформленная соответствующей силой противодействия, которая между ними существует»[33].

Также следует вспомнить о работах М.К. Мамардашвили, в которых развивается представление о превращенной форме как особом типе причинности, возникающем между элементами сложно организованной системы. Хотя сам Мамардашвили не оперирует термином формирование ценностей интеллектуальной нации с использованием СМИ, он, тем не менее, уделяет особое внимание рационализированным косвенно-фетишистким проявлениям общественного сознания, которые вполне сопоставимы с рассматриваемым феноменом.

2. АНАЛИЗ ФОРМИРОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ НАЦИИ ПОД ВЛИЯНИЕМ СМИ

.1 Контент-анализ современных СМИ Казахстана

Казахстан продолжает последовательно развиваться согласно стратегии «Казахстан-2030». За одну третью часть намеченного пути республике удалось добиться стабильного роста ВВП, заручиться доверием инвесторов, практически восстановить демографический потенциал, улучшить материальную жизнь граждан.Одним словом, Казахстан завершил период восстановления своего социально-экономического потенциала. Сегодня на повестке дня стоит новый этап развития, нацеленный на усиление конкурентоспособности страны на внешней арене. И здесь главный акцент делается на инвестиции в человеческий капитал и формирование индустриально-инновационной экономики, на основе которой обещает возникнуть качественно новая инновационная нация.

В текущем году Казахстан перешагнул первый десятилетний рубеж стратегии «Казахстан-2030», предложенной главой государства в октябре 1997 года. Если вспомнить, долгосрочная стратегия Казахстана состоит из трех последовательных десятилетних этапов, каждый из которых имеет свои стратегические цели и идеологию развития.

Первый десятилетний стратегический план, принятый в 2000 году, был посвящен преодолению последствий реформенного периода и восстановлению социально-экономического потенциала, формированию устойчивых основ экономики для долгосрочного развития страны. Из ключевых ориентиров данного периода можно отметить удвоение объема ВВП, борьбу с бедностью и безработицей, повышение уровня благосостояния населения, обеспечение быстрых темпов восстановления экономики и позиций Казахстана в мировом сообществе.

В этот период были закреплены успехи предыдущих рыночных реформ, стабилизирована и кардинально улучшена ситуация в социальной сфере, успешно решены большинство острых социальных проблем. Экономика страны получила значительный импульс, усовершенствован госаппарат. В целом в прошедшее десятилетие заложены фундаментальные основы комплексного развития, которые определят перспективы развития страны на многие годы вперед.

Прежде всего, в прошедший период значительно укреплен экономический потенциал страны. ВВП на душу населения увеличился с 1129 долларов США в 1999 году до порядка 7 тысяч в 2010 году. Этому способствовал быстрый экономический рост, позволивший удвоить объем ВВП за десятилетие более чем в два раза.

По индексу человеческого развития в 2009 году Казахстан достиг группы стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала. За десятилетие удалось не только решить острейшие проблемы, но и значительно улучшить социальное самочувствие граждан. За 10 лет минимальный размер заработной платы вырос более чем в 5 раз, пенсии и социальные пособия выросли более чем в 3 раза, стипендии - в 6 раз. Все это положительно сказалось и на медико-демографических показателях развития страны.

Несмотря на мировой финансовый кризис, страна накопила значительные сбережения. Активы Национального фонда увеличились в 40 раз - с 660 млн долларов в 2001 году до 27 млрд долларов в 2010 году. Валовые международные резервы увеличились с 2000 года более чем в 13 раз - до 27,7 млрд долларов. С 1993 года привлечено более 100 млрд долларов прямых иностранных инвестиций. Это соразмерно с объемом экономики Казахстана.

Таким образом, Стратегический план развития страны до 2010 года успешно выполнил свою «восстановительную и укрепляющую» миссию. Поэтому был разработан новый десятилетний Стратегический план развития Казахстана до 2020 года, утвержденный президентом страны в феврале текущего года.

Его принятие было связано не только с завершением мероприятий прошедшего этапа, но и с глубокими и масштабными изменениями, происходящими в мире. Наблюдаемые тенденции свидетельствуют о глобальных сдвигах в структуре и географии мировой экономики, переходе в новую фазу развития на фоне оживленной дискуссии о возможных форматах посткризисного мира.

Мировой кризис 2008-2009 годов выпукло показал глобальные диспропорции в мировом развитии, новые вызовы, требования и возможности мировой конъюнктуры. Неопределенность мировых перспектив с усиливающейся конкуренцией требует подготовки адекватных ответов формирующемуся мировому раскладу. Реализация нового этапа долгосрочной стратегии требует учета глобальных тенденций и происходящих в мире изменений.

Безусловно, в будущем будет возрастать роль качества человеческих ресурсов. Конкурентоспособность страны сегодня в большей степени, чем когда-либо, зависит от инновационного и научно-технического потенциала.

Ни одно государство не может считаться устойчивым без крепкого и перспективного экономического фундамента и высокого качества человеческого потенциала.

Изменяется роль государства в социально-экономических процессах. Государство должно стать активным инициатором и координатором преобразований, направленных на модернизацию экономики и социальной сферы.

Согласно Стратегическому плану развития страны до 2020 года, Казахстан в 2020 году должен стать страной, обладающей:

мощной и эффективной экономикой;

конкурентоспособным, уникальным человеческим капиталом;

высокими стандартами качества жизни.

В рамках новой десятилетней стратегии уже начата реализация Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития, которая должна обеспечить выход отечественной экономики на новый уровень развития.

В рамках данной программы государством будут реализованы меры в области производственного, инфраструктурного, ресурсного и научно-технологического обеспечения с активным использованием инструментов государственно-частного партнерства, стимулированием инвестиций и несырьевого экспорта, разработки новых переделов.

Ключевым приоритетом политики форсированной индустриализации станет реализация крупных инвестиционных проектов, с мультипликацией новых бизнес-возможностей для малого и среднего бизнеса.

В итоге реализации программы форсированной индустриализации к 2015 году ВВП вырастет на 7 трлн тенге, около 50 процентов от ВВП 2008 года, будет создано более 500 тысяч рабочих мест.

Таким образом, за этот период должна быть создана основа новой индустриальной платформы страны.

Другим важнейшим направлением рассматриваемой программы станет активное развитие инновационной экономики. Есть все основания назвать современный период эпохой инноваций. Инновации перестали быть прерогативой исключительно развитых государств мира. Инновационная тематика становится популярной и востребованной в большинстве регионов и государств мира, включая многие развивающиеся страны. Инновациями охватываются не только новые государства, но и новые сферы экономики, социального развития и управления.

Междисциплинарный, межотраслевой характер инноваций требует нередко сложной и многоуровневой кооперации различных стран, компаний и сфер деятельности. Высокие технологии в реальном секторе экономики дополняются высокими технологиями в других сферах: в управлении, гуманитарной сфере, оказывающих не менее заметное влияние на развитие государств.

В силу высокого рыночного потенциала особую и значимую роль в развитии экономики играют технологические инновации, которые сравнивают с сердцевиной инновационной экономики. Роль страны в современном мире в значительной степени определяется конкретным набором макротехнологий, которые она в состоянии развивать, поддерживать и обновлять, а также долей новых технологий страны на мировом рынке.

Пример Финляндии, Голландии, Дании и других стран показывает, что страны и с малой экономикой и малочисленным населением могут стать мировыми технологическими лидерами.

По мнению большинства экспертов, очередной этап научно-технологической революции наряду с информационно-коммуникационными технологиями самым непосредственным образом будет связан с развитием нано- и биотехнологий. Так, по оценкам авторитетной компании Lux Reseаrch, только объем нанотехнологического рынка к 2015 году вырастет более чем в 2 раза и достигнет порядка 4 трлн долларов. Это диктует актуальность ориентации отечественной инновационной системы на мировой рынок технологических инноваций.

Тем более развитие новых технологий может привести к отмиранию и снижению рентабельности ряда существующих отраслей, основанных на технологиях прошедшего периода. Поэтому возрастает значение технологического предвидения и прогнозирования.

Высокая стоимость научных исследований заставляет страны самым внимательным образом относиться к выбору научных приоритетов и механизмам эффективного обеспечения научно-технического прогресса. Требуя формирования единой национальной научной политики, а не конъюнктурного заказа случайных работ, направленных на обслуживание текущих потребностей отдельных госорганов и поддержку устаревшей научной инфраструктуры.

Как показывает международный опыт, сами по себе зарубежные технологии не всегда приводят к технологической компетентности бизнеса. Развитие производств исключительно на базе покупки зарубежного оборудования чревато технологическим отставанием.

В этой связи необходимы национальные системы, способные осуществлять совершенствование зарубежных технологий и ноу-хау. Без собственных усилий отечественных компаний в создании и применении новых технологий импортируемые иностранные технологии могут не привести к желаемому росту производительности труда и конкурентоспособности на мировых рынках. Это особенно актуально для Казахстана, характеризующегося в качестве нетто-импортера инноваций и технологий.

Поэтому необходимо более активно, масштабно и целенаправленно развивать инновационный потенциал и инновационную деятельность в стране. Такой посыл заложен в основу десятилетней стратегии развития страны.

Особого внимания в предстоящий период потребуют вопросы формирования национальных инновационных систем и кластеров, которые интегрируют творческие усилия науки и направят их на потребности реального сектора экономики, бизнеса. На территории инновационных кластеров должны быть сконцентрированы передовые отечественные научные и образовательные организации, R&D-подразделения крупных компаний, что позволит повысить качество осуществляемых научно-технических разработок и НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. - Ред.).

Серьезное внимание предстоит уделить развитию малого инновационного бизнеса. По мнению экспертов, эффективность капиталоотдачи инновационных разработок в малом бизнесе примерно в 2,5 раза выше, чем у крупных предприятий. Кроме того, инновационная активность специалистов, занятых в сфере малого бизнеса, выраженная в относительном количестве патентов, выданных на одного работника, более чем в 15 раз превышает аналогичный показатель для работников крупных предприятий.

Общеизвестно, что инновационный успех достигается там, где экономическая политика благоприятна для развития предпринимательства. То есть качество делового климата и предпринимательства оказывает значительное влияние на инно

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.