Роль современных СМИ в концепциях Г.М. Маклюэна

Тип:
Добавлен:

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. МАРШАЛЛ МАКЛЮЭН - АВТОР ТЕОРИИ МЕДИА

.1 Влияние печатных средств коммуникации на когнитивные процессы общества в книге «Галактика Гутенберга: становление человека печатающего»

.2 Теории "горячих" и "холодных" медиа М. Маклюэна в книге «Понимание средств коммуникации: Продолжение человека»

ГЛАВА 2. КОНЦЕПЦИИ МАКЛЮЭНА В СИСТЕМЕ МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ

.1 Концепция медиасреды: границы применяемости универсализма Маклюэна

.2 Концепция М. Маклюэна и ее трактовки: понятие медиа в динамике западной социокультурной среды

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Имя канадского ученого, Маршалла Маклюэна (Herbert Marshall McLuhan, 1911-1980), прославилось далеко за пределы его родной страны. Благодаря своим научным исследованиям в области масс-медиа, а также нескольким значительным научным работам в этой области, Маклюэн стал не просто ученым мирового уровня, а и законно получил звание «гуру» современной коммуникативистики.

В сфере образования Маршалл всегда имел определенный успех, получив степень магистра искусств и доктора философии. Однако основная работа началась в 1984 году, когда его внимание привлекло изучение действия массовой информации.

Работы Маклюэна скорее можно назвать литературными, нежели научными. Часто в них отсутствует системность, а в некоторых местах даже встречаются утверждения, противоречащие сами себе. Свои теории он подкреплял многими сферами наук, однако чаще всего его утверждения базировались на литературных ассоциациях. В 2003 году впервые была переведена самая значительная работа канадского ученого «Галактика Гутенберга: Сотворение человека печатной культуры», которая как раз-таки служит ярким примером литературного стиля автора. Неслучайно книга начинается с анализа Шекспировского «Короля Лира», «единственного образца трехмерной вербальной перспективы в литературе». Основная цель книги заключается в анализе влияния письменной культуры на когнитивное восприятие человека в обществе.

Актуальность исследования заключается в необходимости детального изучения его работ, которые вызвали всемирное внимание к проблеме изучения масс-медиа, а также дали новые концепции в теории коммуникации. Следует учесть все нюансы стиля письма Маклюэна, а также представить его работы не только со стороны теоретика медиа, но и литературного критика, который внес большой вклад в западную литературу.

Основной целью исследования является прослеживание становления авторской мысли, формирование позиций и взглядов Маршала Маклюэна, его этапы развития от литературоведа до теоретика масс-медиа.

Детального изучения и широкого контекста требуют многогранные интересы автора начиная от западной литературы и заканчивая областью религии. Именно поэтому в работе рассмотрены теоретические позиции ученого, а главный акцент сделан на становление Маклюэна из доктора философии и литературного критика в «гуру» теории масс-медиа.

Главными задачами являются:

Детально рассмотреть главные труды Маршалла Маклюэна в области массовой коммуникации;

Проследить градацию Маклюэна от литературоведа до теоретика медиа;

Выявить его роль и значимость в контексте современных теорий медиа;

Границы применяемости универсализма М.Маклюэна.

Предметом исследования является роль современных СМИ в основных работах Маклюэна, его взгляды, позиции и теории масс-медиа.

Объект исследования - основные работы автора в сфере коммуникативистики, работы по проблематике медиа, эпистолярное и литературное наследие.

Теоретическая значимость - рассмотрение главных концепций и их положений, приведенных в работах Маклюэна по масс-медиа, выявление проблемы взаимосвязи литературы и теории медиа в работах автора.

Практическая значимость заключается в выведении точной модели социокультурной динамики из сбора разрозненных текстов, в которых отсутствует системное изложение концепций. Выявление границы применяемости универсальных моделей Маклюэна.

Структура работы. Рассмотрение данной проблемы в курсовой работе будет проходить поэтапно. Глава 1 будет разделена на два подраздела, в первом из которых будет рассмотрена одна из главных работ Маклюэна «Галактика Гуттенберга» и ее влияние на когнитивное восприятие общества. Второй подраздел будет основан на «Понимание средств коммуникации» канадского ученого, где, опираясь на исследования И.Б. Архангельской, О. Краснолистова, Л.М. Земляновой, будет рассмотрена теория «горячих» и «холодных» медиа. Раздел 2 носит в себе практическую часть и также разделен на два подраздела. Первый подраздел включает в себя маклюэновское определение медиа, а также определение его границ и крайнего универсализма. Второй подраздел, опираясь на работу В.П. Чумаковой, будет содержать в себе временные периоды с описанием медиасреды, в которой они существуют, исходя из чего, будет сделан вывод о модели западной социокультурной среде.

ГЛАВА 1. МАРШАЛЛ МАКЛЮЭН - АВТОР ТЕОРИИ МЕДИА

.1 Влияние печатных средств коммуникации на когнитивные процессы общества в книге «Галактика Гутенберга: становление человека печатающего»

коммуникация медиа универсализм

Одной из самых значительных работ Маклюэна является работа «Галактика Гутенберга». Основное положение книги заключается в том, что от развития средств коммуникаций напрямую зависит и развитие нашего общества, при этом важен не смысл передаваемой информации, а сам принцип организации и структуры средства коммуникации, так как именно он обусловливает «формы мышления и организации опыта в обществе и практике» [4, с. 4].

Маклюэн конкретно просматривает принцип восприятия человека разного времени: от древних африканских племен до нового времени. Племенные культуры того времени своим аудиотактильным восприятием (основным органом восприятия являлся слух) уступают визуальной культуре книгопечатания, которая со временем дополняется наукой и техникой. Однако в противовес этому выступает электронная эра, которая, по утверждению автора, возвращает нас обратно в «глобальную деревню». Понятие «глобальная деревня» занимает значимую часть во всех исследованиях канадского ученого. О ней он пишет: «При электронных СМИ земной шар становится очень небольшим, напоминающим деревню миром, в котором то, что происходит с одним человеком, происходит со всеми людьми» [10]. В его понимании, «деревня» - исторически-значимый шаг, а котором основу составляют новые СМИ.

Значительное место Маклюэн уделяет четырем этапам развития цивилизации:

Эпоха «племенного человека».

Эпоха письменности.

«Галактика Гуттенберга».

«Галактика Маркони».

О первом этапе (этапе первобытной дописьменной культуре») он пишет: «Устное слово было первой технологией, благодаря которой человек смог выпустить из рук свою среду с тем, чтобы схватить ее по-новому. Слова - своего рода восстановление информации, которое протекает с высокой скоростью и может охватить собой всю среду и весь опыт. Слова - это сложные системы метафор и символов, переводящих опыт в наши выговариваемые, или выносимые вовне, чувства. Это технология эксплицитности. Благодаря переводу непосредственного чувственного опыта в голосовые символы можно в любое мгновение пробудить и восстановить из памяти весь мир» [5, с. 68]. Соответственно этому автор подчеркивает господство «слуховой культуры», особенностью которого является полное погружение общества в происходящее событие, причем делая это даже произвольно. Общение на этом этапе заключается только в устной речи, а все 5 чувств представляют собой единое целое. Именно из-за этого люди объединены между собой, создавая общество, где царствует дух общины.

Следующим этапом стала письменно-печатная эра. Из-за появления алфавита и письменности единство первобытной культуры исчезло, так как появились люди, которые умели читать, но остались и те, которые не умели. Слух сменяется зрением, настает господство визуализации. Так появляется ««типографский и индустриальный» человек. Чтобы прийти к данному этапу человечеству, по мнению Маклюэна, понадобилось два главных толчка: изобретение фонетического алфавита и книгопечатание. Алфавит придал звуку визуализацию, а «печатный текст максимально усиливает визуальные черты алфавита и таким образом доводит индивидуализирующее воздействие фонетического алфавита до такой степени, которая была недоступна рукописной культуре» [4, с. 225]. Именно это создало новую визуальную культуру, которую Маклюэн называет «галактикой Гуттенберга»

«Галактика Маркони» возникла в 1884 году, когда был изобретен телеграф. Настает эпоха электронных коммуникаций, которая возвращает человека в первобытное общество, т.к. возвращается слуховизуальное восприятие: «…под влиянием электрической технологии мы в наших самых обычных повседневных переживаниях и действиях становимся похожими на людей примитивной культуры. Это влияние проникает в нас не через наши мысли и мнения, к которым мы научились относиться критически, а через нашу повседневную чувственную жизнь, где выкристаллизовываются матрицы нашего мышления и поведения» [4, с. 46].

Так человек формировался по нескольким главным этапам: от слухового восприятия к созданию алфавита и письменности, далее до печатного станка и конечным этапом стало появление электронных средств коммуникации. При создании печатного станка появилась возможность разделения слуха и зрения, так как появилась возможность получения информации «про себя». Это привело к тому, что устный диалог утратил свое былое значение между людьми. В «галактику Гутенберга» обычное чтение вслух было почти забыто, поскольку «печатный текст постепенно сделал чтение вслух бессмысленным и ускорил акт чтения до такой степени, что читатель мог, так сказать, чувствовать руку автора» [4, с. 131]. В противовес этому можно поставить телевидение, которое вовлекает зрителя в участие, ведя своеобразный диалог с иконоскопом. Этот вид СМИ Маклюэн отнес к осязательным средствам коммуникации.

В представлениях канадского ученого страны разделялись на два типа (в зависимости от их алфавита, чувственного восприятия и традиций): аудиотактильные (Россия, Африка, Китай, Индия) и зрительные (Западная Европа и Северная Америка). Помимо этого, деления так же упомянуты сакральные и профанные, индивидуалистические и племенные. Племенная (устная) культура в его понимании началась еще в древние века и, приостановившись на Гутенберге, нашла свое продолжение в электронную эпоху - эпоху, вновь объединяющую людей. Последующая культура становится индивидуальной, т.к. для понимания более не требуется прямой диалог между людей. Однако в этот момент теорию Маклюэна можно подвергнуть критики (и, возможно, оправданием будет только то, что ученый не дожил до нашего времени). В культуру электронных СМИ, которые должны объединять общество, на данный момент происходит полная противоположность. Если ранее телевидение и можно было считать чем-то объединяющим, то нынешнее время, когда каждый человек оснащен собственным гаджетом, эта теория рушится, ведь индивид остается тет-а-тет со своим устройством, но никак не с обществом. Если говорить о интернете, то в этом плане все еще более глобальнее. Виртуальная сеть, которая должна была объединить все точки мира, на самом деле порождает интровертов, которые отказавшись от реалий уходят в «виртуальный мир», тем самым сводя к минимуму прямую связь с людьми. Следуя этому можно сказать, что еще 20 лет назад человечество действительно стояло на пороге «глобальной деревни» и было готово вернуться к той утраченной общности, о которой писал Маклюэн, но при появлении сети Интернет данная теория более не имеет смысла.

Возвращаясь к печатной культуре мнение ученого снова можно было бы подвергнуть критике (чего стоит только высказывание о развитии письменности из-за шизофрении). По его мнению, разноязычие книгопечатания способствует развитию национального сознания. Одновременно встает проблема неравенства: образованные и безграмотные люди. С другой же стороны книгопечатная культура вносила огромное значение в образование, повышая грамотность населения, что, по мнению ученого, было одним из главных плюсов данной эпохи. Так же плюсом «галактики Гуттенберга» можно считать появление автора как такого. И опять-таки, книга просто пронизана противоречиями, так как с одной стороны Маклюэн говорит о зарождении индивидуализма, а с другой пишет, что типографская культура «покушается на мир неуживчивого индивидуалиста, пытаясь привести его к общему знаменателю» [4, с. 316].

В завершении книги Маклюэн предсказывал смерть эпохи книгопечатания, и главенствующие далее электронные СМИ. Конечно, исходя из этого утверждения, можно сказать, что в нынешнее время книга утратила роль основного источника информации, однако взамен появились электронные библиотеки, тем самым как бы переводя печатную эру в иную форму. «Галактика Гутенберга» наполнена противоречиями, необоснованными утверждениями и литературностью, однако это не убавило ее значимости в теории современных СМИ. В общем, она дает целостное представление о развитии печатной культуры, показывает ее влияние на когнитивное восприятие человека разных времен, и в некоторых случаях даже предсказывает дальнейшее господство электронных СМИ. Однако все-таки вымирание книгопечатания и возврат к «глобальной деревне» при помощи новых технологий можно не брать во внимание, учитывая то, что в 60-е года ученому все-таки сложно было представить дальнейшее развитие современных технологий, не говоря о возрастании значения сети Интернет в информационном обществе.

1.2 Теории "горячих" и "холодных" медиа М. Маклюэна в книге «Понимание средств коммуникации: Продолжение человека»

«Галактика Гутенберга», которая прославила имя Маклюэна, далеко не единственная значимая его работа по теории медиа. «Понимание средств коммуникации: Продолжение человека» - книга, вышедшая через 2 года после «Галактики», ставшая впоследствии культовой для 60-х годов.

Первую часть книги можно назвать теоретической. В ней изложены основные концепции теории автора, включающие «горячие» и «холодные» медиа, аксиому «medium is the message», о важной роли коммуникации в развитии индивида, а также размышление о средствах коммуникации как продолжении человека.

Вторая часть - аналитическая. Автор рассматривает самые разные средства коммуникации, в которые так же входят и одежда, дороги, числа, жилище, деньги, комиксы, кинофильмы, телефон, реклама, оружие. Опять-таки перед нами предстает проблема печатных СМИ, её история и ее влияние на формирование общественного мнения. По стилю книгу можно назвать более художественной, чем научной. Каждое название главы обращено к какому-либо виду коммуникации, и имеет афористичный стиль: «Устное слово: цветок зла?», «Печатное слово. Архитектор национализма», «Письменное слово. Око за ухо» и тому подобные. Возвращаясь к первой части книги, сразу же перед нами встает довольно спорная концепция «горячих» и «холодных» СМИ. По его определению, горячее средство исключает, а холодное включает. Горячие типы коммуникации расширяют чувство до степени «высокой определенности» (полный объем получаемых данных). К ним относятся печатные СМИ, которые не соблюдают нейтралитет и выражают свою авторскую позицию, они не могут быть «непричастными», то есть «холодными». Противоположностью этому являются «холодные» СМИ, которые нуждаются в ответной реакции аудитории. К ним Маклюэн относит телевидение, так как оно не выражают определенную точку зрения. Телефон так же можно отнести к «холодным» средствам по принципу того, что ухо получает очень малое количество информации, также, как и устная речь, воспринимая которую слушателю приходится додумывать многие детали самостоятельно. Таким образом, Маклюэн сформировал таблицу разделения «холодных» и «горячих» СМИ.

К «холодному» типу относятся:

Газеты, книги, рукописи;

Фотография;

Кино;

Лекция.

К «горячему»:

Интернет;

Комикс;

Телевидение;

Семинар.

В самой книге эти два понятия описаны так: «Горячее средство - это такое средство, которое расширяет одно-единственное чувство до степени "высокой определенности» [5, с. 27]. И далее: «Горячие средства характеризуются, стало быть, низкой степенью участия аудитории, а холодные - высокой степенью ее участия». Такое суждение Маклюэн базирует на основе своего утверждения о том, что средство (а не содержание) является сообщением. Содержание в свою очередь исполняет подчиненную роль.

Фотографию Маклюэн сопоставляет с Комиксом, показывая этим, что фотография обладает широкой визуальной информацией, тогда, когда комиксы дают наоборот очень скудное ее количество. Лекция противопоставлена к семинару, так как она обеспечивает минимальную двустороннюю передачу информации, а книга уступает в этом же диалогу. Рукописная культура в таком случае так же относится к «холодным» средствам. После неё же, если перескакивать сразу же на эпоху модернизма, где господствовали мировые войны, экстремистские партии и много подобного, заметно, что параллельно этим событиям развиваются одни из самых «горячих» средств, таких как радио и кинематограф. Происходит некое столкновение устоявшихся горячих СМК и новых, таких же горячих электронных средств. Именно после этого наступает главенствующая эпоха главнейшего «холодного» СМИ - телевидения.

Так Маклюэн предполагает, что СМК могут «менять температуру». Пытаясь найти «новые температурные режимы» ученый прибегал к постоянным экспериментам, в которых сопоставлял различные виды коммуникации (политику, музыку, одежду и так далее). Так, например, если «холодное» средство попадет в «горячую» культуру и наоборот, это может привести к социальным разногласиям, подрывающим устоявшуюся культуру. Слишком «горячие» средства имеют слишком большое воздействие, и, дабы его прекратить, сознание может включить так называемый механизм защиты, или, по Маклюэну, «охлаждение». Так «горячее» средство коммуникации после «перегрева» может превратиться в «холодное». Одним из самых лучших показателей разделения «горячих и «холодных» СМК является феномен «зиппинга», который заключается в долговременном бессмысленном переключении каналов в поиске чего-то привлекающего внимание. По отдельности каналы/передачи могут быть «раскаленными», протяженность эфирного времени растягивает информацию до степени низкой интенсивности. Но если передача в любом случае остается «раскаленной», человек в любой момент может переключиться на что-то другое, поэтому в рамках телеэфира горячие сегменты не влияют на общую температуру.

Очень хорошим является еще одно утверждение Маклюэна на счет телевидения. Оно, по мнению автора, охлаждает образ горячих политиков, превращая проповедника в клоуна. И, как всегда, точное замечание: «Появись телевидение в широких масштабах во время правления Гитлера, и он бы скоро исчез из виду; приди телевидение еще раньше, и Гитлера вообще бы не было» [5, с. 81]. Еще в советское время были неоднократные попытки преобразовать телевидение в традиционно «горячее» СМИ, это заключалось и в ограничении количества доступных каналов, и в строжайшей цензуре, однако это делало телевидение лишь «слегка теплым» и таким образом, в Советском Союзе оно не воспринималось как таковое. Единственный момент, когда телевидение достигло своего температурного пика можно считать период перестройки. Это обоснованно упадком цензуры и обществе, которое было раскалено уже другими СМИ. Именно в тот момент вся страна переключилась на конкретный канал, а в общем и на телевидение. Однако после такого накала в последующие годы температура телевидения снова пошла на убыль и вернулась на свое законное место «холодных» СМК.

Как «Галактика Гуттенберга», так и «Понимание средств коммуникации: Продолжение человека» использовал много литературности. Однако он сумел рассмотреть одну и ту же проблему с самых разных ракурсов как философ, биолог, социолог, культуролог и, конечно, литературный критик. Хотя он и не был силен во всех этих темах, в его теориях имело место быть и физике, и даже кибернетике. Довольно часто в рассуждениях о средствах коммуникации Маклюэн обращался к точным наукам, т.к. СМК, по его мнению, в развитии шло параллельно с научными идеями в физике. Такое «вмешательство» автора в несвойственные ему науки не раз подвергалось жестокой критики со стороны его коллег, однако при всей противоречивости теорий Маклюэна следует признать, что определенная логика в них есть. И, возможно, без определенного подхода автора со всех сторон к одной теме, «Понимание средств» не стало бы таким весомым научным трудом с предсказуемым взглядом на будущее СМК. Часто именно метафоры или сравнения, к которым так часто прибегает автор, совмещенные с энциклопедизмом, создают точное представление тех медиа, которые главенствуют в наше время и, безусловно, концепции автора являются в этом плане интересными и даже актуальными. Несмотря на все противоречия перед нами прекрасно сложенная теория, которая включает в себя и культуру письменности, и историю функционирования и развития средств массовой коммуникации. Та большая часть литературности является связью между автором и простым читателем, является тем самым ключом в понимании его концепций. Однако все-таки такую книгу, как «Понимание средств коммуникации» с первого раза полностью понять достаточно сложно из-за мозаичного текста и привычки человека к линеарной логике, но характерный Маклюэновский стиль «исследовать, но не объяснять» призывает читателя быть готовым вступить в диалог и, если нужно, закончить мысль самого автора.

ГЛАВА 2. КОНЦЕПЦИИ МАКЛЮЭНА В СИСТЕМЕ МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ

.1 Концепция медиасреды: границы применяемости универсализма Маклюэна

Определение медиа в концепциях Маршалла Маклюэна имеет множество разных трактовок, однако если соединить их воедино, можно прийти к общему понятию. Так, по Маклюэну, медиа - это объект, который обладает вербальным строение и является посредником между внешним и внутренним миром человека. Медиа могут вступать в сложные отношения друг с другом, тем самым образовывая среду, так называемый «фон» обыденных практик. Изменения медийной среды отображают этапы социокультурной динамики, которые, в свою очередь, не поддаются обнаружению на основании исторических явлений. Более важными являются понятия, мнения, стереотипы, которые фиксированы в среде медиа. Для того, чтобы описать эти изменения среды, Маклюэн вводит в свои работы такие понятия, как «пространство» и «галактика», которые являются метафоричными.

Канадский ученый не ограничивает понятие медиа, как таковое и приписывает к нему все, искусственно созданные человеком, объекты окружающей среды, так данное понятие является широкомасштабным, и может включать в себя абсолютно все, кроме самих физических тел и природных объектов. А если учитывать тот факт, что и природу, и человека можно наделить коммуникативными свойствами путем привнесения каких-либо изменений, то их также можно включить в определение медиа. На самом деле, тонкое разделение меду техническим и природным - вопрос трудно решаемый. Важным фактором для автора является использование медиа в структурах социального взаимодействия. По его мнению, к медиа следует относить не только воссозданные объекты, но и идеи им предшествующие. Он описывает это так: «Нет разницы, что понимать под артефактами или медиа - «аппаратные средства» материальной природы, такие как кегли и клюшки или вилки и ложки или инструменты, устройства и машины, железные дороги, космическое оборудование, радио, компьютеры и т.д.; или объекты «программной» природы, такие как теории или законы науки, философские системы, лекарства или даже болезни в медицине, формы и стили живописи, поэзии, драматургии, музыки и т.д. Все они равнозначно артефакты, равнозначно созданы человеком, равнозначно поддаются анализу, равнозначно вербальны в своей структуре» [5, с. 3]. Ценная цитата, хоть и показывает всю широту взглядов Маклюэна, однако является, на наш взгляд, очень спорной в определении медиа, как такового. Однако именно в этом и проявляется весь масштаб границ применяемости универсализма автора. Все, о чем он говорит в цитате, а также та огромная не перечисленная часть, которая имелась ввиду, объединена главным - участием во взаимодействии людей. И все же хочется подвергнуть его концепцию жесткой критике, т.к в любом случае любая отдельная предметная область имеет свою специфику, и если не углубляться в нее или как следует не изучать, легко допустить серьезные ошибки.

Жизнь Маклюэна пришлась на 20 век. Век специализации, когда наука начала становиться узкоспециализированной. Маршалл удачно использует это в своих работах, ссылаясь на исследования в областях антропологии, социологии, психологии, нейрофизиологии, истории и т.д. Основываясь на этом, он смог предложить, отличающийся от принятого в те времена, метод подхода к науке.

Его нестандартный подход к анализу окружающего мира был неоднозначно воспринят учеными того времени. Он казался им слишком фрагментарным и разрозненным из-за того, что Маклюэн обращался к разным областям науки. Маклюэна сложно назвать обычным ученым, но и причислить его только к ряду литературоведов тоже нельзя. Сам же Маклюэн, исходя из частой критики, противопоставлял себя современному академическому обществу из-за объекта своего изучения.

Рассматривая вопрос о линейности медиа (с которым он был не согласен), Маклюэн подверг критике бихевиоризм и функциональный подход. Подверг он критике и исследования профессора Лазарсфельда, заметив, что «беспомощное непонимание природы радио и его воздействия» [5, с. 340] - является универсальной неспособностью не только для профессора, но и в общем для каждого. Также критически он отзывается и об исследованиях Уилбура Шрамма, который изучал тему «Телевидение в жизни наших детей», задавая им вопросы о длительности просмотра ТВ, их предпочтениях и подобного. Маршалл считал, что из-за упущения исследования среды, в которой происходил телепросмотр, а также из-за отсутствия анализа о сочетании телепросмотра с другими медиа, исследование Шрамма не имеет смысла. Сам Маклюэн описал это так: «Будь его методы применены в 1500 г. Н.Э. для выявления воздействия печатной книги на жизнь детей и взрослых, он и тогда бы не смог обнаружить ничего, что касалось бы тех изменений в человеческой и социальной психологии, которые были результатом книгопечатания».

Исходя из всего вышенаписанного, складывается впечатление, что такой широкий универсализм не может быть чем-либо ограничен, однако и у него есть свои границы применяемости, о которых нельзя не сказать. Маклюэн, конечно, старался рассмотреть культуру со всех её сторон, однако она представляет собой такую комплексную систему, которая является намного сложнее, чем показано во всех предлагаемых моделях для ее описания. Маклюэн представляет модель максимально широкого охвата, тогда как модели узкого охвата все-таки позволяют учитывать гораздо больше фактов, которые являются необходимыми для применения самой модели. Именно поэтому для того, чтоб применять модель Маршалла Маклюэна для конкретики какой-либо культуры, необходимо обращаться так же и к важным ее факторам, к ее нюансам, адаптируя тем самым эту универсальную модель. В своих работах Маклюэн дает нам так называемую основу, применяя которую на определенной культуре, следует приплюсовывать её особенности и специфику. Но, по нашему мнению, без того универсального базиса, который заложил Маклюэн, специфические нюансы сами по себе не имели бы смысла.

2.2 Концепция М. Маклюэна и ее трактовки: понятие медиа в динамике западной социокультурной среды

Одной из самых детальных тем в работах Маклюэна является западная социокультурная среда и её модель. Для того, чтобы рассмотреть основные её положения, мы разделим временные периоды, о которых писал Маршалл, указывая характерную для них медиасреду, а также ее влияние на общественное развитие.

.Первый период канадский ученый озаглавил как «акустическое пространство», которое существовало до IV тысячелетия до Н.Э.. Главной и единственной медиасредой являлась устная речь. Общественный строй заключался в племенном и родовом разделении. Развита ксенофобия, что формирует закрытое общество.

.Второй период начинается с IV тысячелетия до Н.Э, когда визуальное пространство постепенно разрушает акустическое. Происходит развитие письменности, которое способствует возникновению, так называемому, элитному обществу. Происходит деление на касты, где «элита» обретает контроль над «темным» население. Формируются предпосылки к открытому обществу.

.С XV века начинается «галактика Гутенберга». При появлении печатных технологий происходит полная визуализация пространства. Меняется принцип управления, появляется иерархия, где главенствует просвещенный абсолютизм. Снижается потребность устной речи, общество становится полноценно открытым.

. Последний этап образуется в XIX и действует по наше время. Происходит, по Маклюэну, переход к первому этапу, где акустическое пространство замещает визуальное. Появляется первая фотография, радио, кинематограф и телевидение. Иерархическая система отступает, происходит возврат в «глобальную деревню», где главенствует диалоговое общение между людьми.

Периоды акустического пространства основаны на устной речи, так как она является главным средством коммуникации. С точки зрения Маклюэна, именно устная речь позволят человеку более глубоко выразить себя во внешнем мире. Следовательно, он более не является пассивным созерцателем происходящего, а становится активным субъектом, способным делиться своим мнением с другими. Возможность передавать друг другу опыт обуславливает необходимость тесной коммуникации внутри общества. Единство, которое царило в племенном обществе во многом обусловлено именно потребностью в постоянном устном общении.

Зарождение письменности произошло еще в Средние века, однако она еще не являлась основной медиасредой, так как большая часть общества ей не владела. И только после появления «галактики Гутенберга» визуальная среда захватывает главенство в СМК. Главными медиа этого периода становятся книгопечатание и пресса, что привело к трансформации общественной организации. Маклюэн же видел в письменности зачатки иерархического общества: «естественным следствием специализирующего влияния новых форм знания среди прочих было то, что все проявления власти приняли характер ярко выраженного централизма» [4, с. 19]. Именно период «галактики Гутенберга» Маелюэн связывает с развитием национализма: из-за возможности печати книги на национальных языках и усиливающемся централизме, в обществе усиливается идея о национальном государстве. Вопреки такому утверждению можно заметить, что книгопечатание начало развиваться именно во время развития идей гуманизма. После того, как большая часть западного общества овладела письменностью, значение приобрело слов «индивид», все больше и больше стал значим человек как независимая единица в обществе. По нашему мнению, в таких категорических утверждениях Маклюэн все-таки ошибался. После того, как человек получил возможность читать, он обрел способность самостоятельного мышления, именно книгопечатание дало ему полное осознание собственных прав в обществе. Но, несмотря на такие, казалось бы, значимые черты индивидуализма, Маклюэн оборачивает его понятием «одиночество в толпе», что, опять-таки, является глубоко спорным. Такую проблему можно рассматривать с двух сторон. Как и в любой проблеме, у книгопечатания есть свои плюсы и минусы, о которых и говорит Маклюэн. Однако для категорически негативного мнения в сторону книгопечатания стоит привести такие же категорические его минусы. С появлением книг, бесспорно, у человека снизилась необходимость в беспрерывной коммуникации с обществом. Его знание и опыт стал более индивидуализирован, а границы вокруг пола, возраста, класса и т.д. стали более жесткими. Если углубиться в эту проблему детальнее, то, не учитывая мелкие детали, данные минусы являются главными в теме книгопечатания. Однако если рассмотреть эту же проблему с другой стороны, то можно сделать вывод, что печатание книг на национальном языке приводит не именно к развитию национализма, а к получению возможности индивиду ощутить себя частью своей нации, религии и т.д., почувствовать единение с людьми, с которыми он лично не знаком. Таки образом развивается так называемая социальная общность. В нашем представлении, тот прогресс, который дало появление книгопечатания обществу, является неоспоримым противовесом радикально-критическому отношению Маклюэна к «галактике Гутенберга».

С точки зрения Маклюэна, распространение массовой культуры произошло лишь после появления телеграфа. Телеграф стал первым изобретением, которое смогло передать вербальное сообщение мгновенно, на расстояние, которое не в силах охватить человек. После того, как электронные средства массовой коммуникации заняли главенствующее место в медиасреде, происходит первое формирование мирового рынка, политической арены и т.д. Появился способ получения информации для индивида со всего мира, а не только с его региональной точки. В западном обществе электронные СМК дали толчок к разрушению национальных границ, децентрализации общественных отношений и появлению сетевого общества. Для того, чтоб создать общую концепцию медиа, в своих работах Маклюэн прежде всего опирается на прогрессивность современной массовой культуры.

В представлениях канадского ученого о массовой культуре, с появлением СМК общество заново возвращает гетерогенное пространство, культура становится «мозаичной». Определение мозаичности выдвинула А.Моль, которая была схожа в своих концепциях с концепциями Маклюэна. В ее понимании, в ней (мозаичной культуре) «знания складываются из разрозненных обрывков, связанных простыми, чисто случайными отношениями близости по времени усвоения, по созвучию или ассоциации идей» [7, с. 45]. Исходя из этого, по Маклюэну, мозаичная медиасреда ХХ столетия характеризуется раздробленностью. Данную особенность, опять-таки, по мнению ученого, отлично показывает фотография, которая произвела «взрыв» в культуре, как когда-то книгопечатание: «именно это первостепенное качество единообразия и повторяемости создало Гутенбергов разрыв между Средневековьем и Возрождением. Фотография сыграла почти такую же решающую роль в создании разрыва между простым механических индустриализмом и графической эпохой электронного человека» [5, с. 216]. Однако становится не совсем ясно, что же происходит в этом разрыве? Рассматривая создание фотографии, в своих работах Маршалл сравнивает ее с пиктографией на Египетских пирамидах из-за схожего эффекта запечатления каких-либо образов. Однако фотографию неправильно воспринимать сугубо как «застывшую» реальность, так как фотография - это всегда отражение субъективного мнения, которое проявляется не только в том, что отображено на самом снимке, но и в том, что в него не входит. Так, одной из главных особенностей массовой западной культуры было разрушение культуры Просвещения в появлении индивидуализма, гуманизма и, конечно, свободы слова.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Без всякого сомнение, Герберт Маршалл Маклюэн по сей день является одним из самых значимых и противоречивых ученых в сфере масс-медиа. Предлагаемые им концепции сыграли значительную роль в современной коммуникативистике. После 2000 г. практически любые учебники по теории медиа включают в себя раздел с теориями ученого. Основными его работами считаются «Галактика Гутенберга» и «Понимание средств коммуникации», написанные в 60-е года. Именно в них Маклюэном были изложены основные концепции развития медиа, прослеживая их градацию с древних времен до эпохи современности, а также было сделано предположение о создании в скором времени нового электронного сообщества. Также канадский ученый предвидел возможную опасность телевидения из-за возможности манипуляции, к тому же этот «робкий гигант» (как назвал телевидение Маклюэн) способен был, в его представлениях, не только создать всевдореальность, но и при помощи этого контролировать позиции целой нации. Он предполагал (и в конечном счете оказался прав), что будещее стоит за новыми технологиями и пытался показать, как важно не вайти в будущее спиной, а наоборот стремиться принять его с любыми инновациями.

В основополагающих его впервые доказательной опорой масс-медиа стала литература. Маклюэн находил своеобразный подход к изучению данной темы, обращаясь при этом к работам писателей-модернистов - Д. Джойса, Э. Паунда и другим. В его представлениях, если кто и мог предвидеть перемены, то только писатели и в общем люди искусства, так как эти две сферы развиваются одновременно. По нашему мнению, ученый обращался именно к литературе модернизма из-за того, что именно в этом стиле было наиболее ощутимо предчувствие перехода главенства от визуальной печатной культуры к акустическому пространству электронных средств массовых коммуникаций.

Нередко работы Маршалла Маклюэна приписывают в ряды европейских и североамериканских школ коммуникативистики, однако это не совсем так, ведь в теориях Маклюэна существуют значительные отличия, главным из которых является утверждение о том, что средство коммуникации определяет суть сообщения.

Без сомнения, Маклюэн является своеобразным ученым и некоторые его идеи о «холодных» и «горячих» средствах массовых коммуникаций являются спорными и справедливо могут быть подвергнуты критике. Однако несмотря на это, они обрели огромную популярность в сфере медиа, так как продемонстрировали обществу качества медиа с самых разных его сторон и представили нестандартный подход к их иследовани.

Работа, которая была проделана в практической части, помогла сформировать положения о медиа в социокультурной динамике запада. Смело можно сказать, что и в наше время обойтись без фундаментальной опоры Маклюэна в исследованиях медиа невозможно. Канадский ученый сумел рассмотреть одну проблему с точки зрения искусствоведов, социологов, философов, антропологов и многих других исследователей, которые имели какую либо причастность к вопросу медиа в социокультурной динамике. Именно благодаря этому Маклюэн смог сформировать свое, хоть и специфическое, видение такой сложной и многогранной сферы, как медиа.

По нашему мнению, подход Маклюжна может быть применен в региональных исследованиях медиа России и ближних стран. Также будут перспективны детальные исследования маклюэновских патернов, которые характеризуют конструирование представлений о пространстве.

Также поход Маклюэна может быть использован в сравнительных региональных исследованиях медиа России и других стран. Помимо этого, перспективными, по нашему мнению, будут дальнейшие исследования паттернов, характеризующих конструирование представлений о пространстве: в данной работе мы выявили и объяснили только пять паттернов, однако мы не утверждаем, что это конечное число, вполне вероятно, что можно выявить еще некоторое числе паттернов пространства, а также уточнить имеющиеся.

Детально рассматривая работы Маршалла Маклюэна, мы сделали вывод, что его главной заслугой является не новый подход к изучению медиа, а обоснование необходимости параллельного изучения как искусства и литературы, так и СМИ. То, что имя этого ученого вошло в историю и на протяжении многих лет его работы являются базисными в сфере медиа, подтверждает правоту его взглядов несмотря на все спорные теории.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архангельская И. Б. Герберт Маршал Маклюэн: от исследования литературы к теории медиа. - М.: Издательство Московского Университета, 2007. - 210 с.

. Землянова, Л.М. Современная американская коммуникативистика. - М.: Издательство МГУ, 1995. - 271 с.

. Краснолистов О. Message Маклюэна (Обзор книг по массовым коммуникациям). - М.: Журнал НЛО, 2005.

. Маклюэн М. Галактика Гутенберга. Становление человека печатающего. - М.: Академический проект, 2005. - 496 с.

. Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. - М.: Кучково поле, 2007. - 464 с.

. Маклюэн М., Фиоре К. Война и мир в глобальной деревне. - М.: АСТ, Астрель, 2012. - 224 с.

. Моль А. Социодинамика культуры: Пер. с фр. / Предисл. Б. В. Бирюкова. Изд. 3-е. - М.: Издательство ЛКИ, 2008. - 45 с.

. Чумакова В.П. Концепция Герберта Маршалла Маклюэна: медиа в социокультурной динамике. - М.: Диссертация, 2015. - 215 с.

. Levinson, P. Digital McLuhan: A Guide to the Information Millennium. - New York: Routledge, 2001. - 240 с.

. Letters of Marshall McLuhan / Selected and ed. by M. Molinaro, C. McLuhan, W. Toye. Toronto; Oxford; N. Y., 1987. - 253 с.

. Marchand, P. Marshall McLuhan: The Medium and the Messenger. - New York: Ticknor & Fields, 1989. - 320 с.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.