Способы репрезентации концепта 'смерть' в современных СМИ

Тип:
Добавлен:

Содержание

Введение

Глава I. Социокультурные аспекты перевода

.1Аспекты перевода

.2Способы преодоления «лингвоэтнического барьера»

.3Особенности газетно-публицистического стиля

.4Возможные переводческие трудности

.5Понятие концепта в языке

.6Концепт «смерть» в немецком языке

.7Концепт «смерть» в русском языке

Выводы по I главе

Глава II. Способы репрезентации концепта «смерть» в современных СМИ

.1Характеристика сайта www.inopressa.ru и тематика статей, содержащих концепт «смерть»

.2Способы выражения концепта «смерть» в ИТ и ПТ

Выводы по II главе

Заключение

Литература

Введение

В каждом социуме есть свои культурно-специфические темы и темы общечеловеческого плана, которых мы касаемся бережно и осторожно, потому что они связаны с очень личными переживаниями и трагедиями. Одна из них - тема смерти, ухода человека в мир иной. Где-то это событие отмечается как радостный праздник освобождения души, а где-то это море слез и горя. Как должен вести себя переводчик, сообщая о подобных вещах в качестве посредника между культурами? Как расставлять акценты? Как соблюсти лояльность по отношению к автору текста оригинала и реципиентам его перевода? Получить ответы на эти и другие вопросы представляется актуальным в свете вовлечения все большего количества стран в общий процесс глобализации общественно-политической жизни и, как следствие, нивелирования их национально-культурной специфики.

Цель данной работы - найти и классифицировать способы решения социокультурных проблем перевода на материале концепта «смерти» в современных СМИ.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

рассмотреть проблемы и задачи газетно-публицистического перевода,

проанализировать социокультурные аспекты перевода,

дать характеристику концепту «смерть» в русско- и немецкоязычных СМИ,

представить в системном порядке способы передачи этого концепта в немецко-русских переводах сайта inopressa.ru

- выявить частотность употребления определенных выражений концепта «смерть» и сопутствующих им переводческих трансформаций

Объектом исследования являются социокультурные проблемы перевода, предметом - способы передачи концепта смерть в немецко- русских газетно-публицистических переводах. Материалом исследования стали переводные тексты немецких СМИ на информационно-новостном сайте inopressa.ru., а также онлайн-статьи «Der Stadt, «Bild», «Der Spiegel», «Frankfurter Rundschau» и «Zeit».

В качестве методов исследования были использованы: сплошная выборка эмпирического материала, анализ (изучение явления и его особенностей), аналогия (выявление сходства по общим признакам), обобщение (рассмотрение множества вариантов для выявления тенденции), когнитивный метод (базируется на убеждении, что языковая форма в конечном счете является отражением когнитивных структур, то есть структур человеческого сознания, мышления и познания), классификация (обозначение категории по определенному показателю), наблюдение, сравнение, синтез (объединение в единую систему всех полученных результатов проведенного анализа).

Методологическую основу работы составили труды ведущих российских и зарубежных лингвистов и переводоведов Алексеевой И.С., Вежбицкой А., Масловой В.А., Бархударова Л.С., Бахтина М.М., Верещагина Е.М., Костомарова В.Г., Комиссарова В.Н., Латышева Л.К., Семёнова А.Л., Швейцера А.Д. и Якобсона Р.О., Nord Ch., Riesel E. И др.

Теоретическую значимость работы мы видим в разработке табуированных социокультурных проблем перевода и систематизации способов их решения.

Практическую ценность исследования можно связать с возможностью использования его результатов на занятиях по теории и практике перевода и социолингвистике.

В процессе подготовки выпускной квалификационной работы методом сплошной выборки были исследованы тексты с сайта inopressa.ru, представляющие собой переводы, как правило, реферативного характера, статей из немецкоязычных газет и журналов, включающих в содержание концепт смерть - один из важных концептов ментальной жизни социума. Как определяет Ю. С. Степанов, концепт - это «некий пучок переживаний, которые сопровождают слово» [Степанов 2001: 43], как бы сгусток культуры в сознании человека.

То есть, исходными текстами исследования были переводы, в которых мы искали актуальную для нас тему. Сайт устроен так, что в конце переводной статьи есть ссылка на оригинал, который может быть большим по объему, чем текст перевода, и в котором концепт смерти может передаваться не напрямую, а при помощи синонимов, образных выражений, эвфемизмов. Мы попытались проанализировать тематику ИТ и связать ее с разными способами передачи темы смерть, а также систематизировать эквиваленты данного концепта в ПТ.

Глава I. Социокультурные аспекты перевода

1.1Аспекты перевода

концепт смерть статья газетный

В 1859 году Карл Маркс в своем труде «К критике политической экономии» высказал мнение о том, что «…бытие определяет сознание» [Маркс 2012:9]. С лингвистической точки зрения это можно трактовать так: «культура определяет народ и язык, который он использует». Каждый отдельно взятый народ имеет свою неповторимую историю, менталитет, культуру, основанную на вековых традициях и осмыслении всего мирового порядка - все это находит свое отражение в языке. Любое изобретение или изменение образа жизни требовало словесного выражения, поэтому на примере языка можно видеть развитие глобальных исторических явлений или же развитие жизненной философии отдельного человека. Единство мышления и языкового выражения на всех уровнях не подлежит сомнению, а связь культуры и языка - тем более. Но в таком случае передача смысла в переводе на другой язык - другое средство мыслеизъявления - вызывает ряд некоторых затруднений. Причина этого соответствует утверждению А.Д.Швейцера, что «процесс перевода пересекает не только границы языков, но и границы культур» [Швейцер 1988:8].

Язык - гибкая часть культуры, поэтому переводчику следует руководствоваться знаниями не только о родной культуре, но и различными сведениями о культуре, с языком которой он работает. Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров использовали для описания условий, необходимых для успешной межъязыковой коммуникации, понятие «фоновое знание». Толковый переводоведческий словарь Л.Л. Нелюбина связывает фоновые знания с понятийной базой языка [Нелюбин 2003:93], то есть это именно то, что обеспечивает взаимопонимание. Теория Е.М. Верещагина и В.Г.

Костомарова об объективном существовании фоновых знаний и кумулятивной функции языка утверждает, что слово не исчерпывается его лексическим значением, но вмещает в себя также и «семантические доли» - сумма каких-либо связанных со словом знаний. Ученые утверждают, что такие фоновые знания не являются однородными, так как каждый человек владеет сразу общечеловеческими, региональными и страноведческими знаниями (также эти подобные знания называют массовой культурой) в разной мере. Так же стоит учесть принадлежность индивида к какой-либо социальной общности ввиду профессии или образа жизни, что, несомненно, имеет свой ряд социально-групповых знаний, влияющих на его речь [Верещагин, Костомаров 2005].

Иначе говоря, каждый индивид имеет свою картину мира, которая сложилась на основе его личного опыта как отдельного представителя определенной культуры. Таким образом, его понимание событий обусловлено культурой, частью которой он и является. В свою очередь, коллективная картина мира целого народа базируется на основе представлений и идей, прошедших индивидуальное и коллективное осознание [Тер-Минасова 2000:17, 37]. Языковая картина мира в таком случае - это та часть культурной картины мира, которая была осознанна и обозначена языковыми средствами и потому может быть анализирована на языковом уровне.

В случае, когда межъязыковое общение проходит с помощью переводчика, тот, в свою очередь, вынужден интерпретировать высказывания в соответствии с нормами обеих культур, учитывая также и имплицитное значение (подтекст), содержащееся в речи каждого из говорящих. К базовым знаниям, необходимым для коммуникативного взаимодействия, принято причислять знания об особенности коммуникативной ситуации, характере и структуре ей предшествующей, знания об общих правилах диалога и тд (классификация [Т.Ван Дейка 1989:163-165]. Также коммуниканты используют усвоенные в процессе социализации знания о правилах поведения в стандартных ситуациях, распознавание коммуникативных намерений собеседника, использование традиционных действий (улыбка, рукопожатие и пр.) [Kramsch 1988]. Б.Хазлет также причислял к фоновым знаниям языковую компетенцию и наивную картину мира [Haslett 1987:56].

Важно отметить, что фоновые знания проявляются лишь в осмысленном высказывании, которые приобретают контекст и многозначность [Крюков 1988:28].

Проводя границу фоновым знаниям, необходимым для обеих коммуникативных сторон, можно привести результаты исследования Х.Хаммерли, выделявшем 1) информационную\ фактическую культуру - это различные знания и сведения, доступные любому представителю общества; поведенческую культуру - нормы взаимоотношения в обществе, ценности, язык тела и разговорные формулы; 3) традиционную культуру - художественные ценности [Хаммерли 1982:513]. Это вполне импонирует значению, которое дает фоновым знаниям толковый переводческий словарь Л.Л. Нелюбина: «1. Знания общих условий, обстановки, среды, окружения, в которых кто-либо находится или что-либо происходит. 2. Обоюдное знание реалий говорящим и слушающим, являющееся основой речевого общения. 3. Предполагают наличие фоновой, т.е. уже известной информации. Выбор того или иного значения слова на основе ситуации и фоновых знаний носит относительный характер. Свой выбор мы делаем исходя из вероятности этого значения относительно других значений в пределах своего опыта. 4. Фоновые знания это тоже контекст, точнее, либо невербальный контекст, либо проекция ранее воспринятого вербального контекста на настоящий случай» [Нелюбин2003:239].

Согласно Т.М.Велле, для каждого языкового средства есть своя мотивация в соответствии с эстетическими представлениями говорящего. Перевод слова или, другими словами, поиск наиболее близкого по значению в другом языке зачастую не может передать одновременно коммуникативную и когнитивную функции языка оригинала. В таком случае приоритет остается не за передачей всех значений всех слов оригинала, но «за сохранением смысла на уровне высказывания» [Велла 2010:149].

Говоря о передаче всего значения и смысла, уместно будет процитировать слова Михаила Михайловича Бахтина о «сотворчестве понимающих»: «Понимать текст так, как его понимал сам автор данного текста. Но понимание может быть и должно быть лучшим. Могучее и глубокое творчество во многом бывает бессознательным и многомысленным. В понимании оно восполняется сознанием и раскрывается многообразие его смыслов. Таким образом, понимание восполняет текст: оно активно и носит творческий характер. Творческое понимание продолжает творчество, умножает художественное богатство человечества. Сотворчество понимающих» [Бахтин 1979:366].

В зависимости от цели исследования различают разные аспекты перевода: нормативный, прагматический, культурологический, лингвистический, социокультурный и т.д..

Н.В.Комиссаров в «Теории перевода (лингвистические аспекты)» дал следующее определение нормативному аспекту - это «рекомендации, направленные на оптимизацию переводческого процесса…разработку методов оценки перевода» [Комиссаров 1990:227] и норма перевода - «совокупность требований, предъявляемых к качеству перевода» [Комиссаров 1990:228]. Нормативные требования сформулированы в виде принципов и правил как общего, так и частного характера, согласно которым оценивается качество перевода и степень отклонения от оригинала. Всего нормативных требований пять - это нормы эквивалентности перевода, прагматические нормы перевода, жанрово-стилистические нормы перевода, нормы переводческой речи и конвенциональные нормы перевода. [Комиссаров 1990:229].

Прагматический аспект перевода изучается в переводоведении, начиная с Юджина Найды. В Германии - это Альбрехт Нойберт, Герт Егер, Катарина Райс, в России - В. Н. Комиссаров. Во-первых, ставится вопрос о передаче прагматических значений слов оригинала. Во-вторых, прагматика перевода трактуется как прагматическая задача конкретного переводческого акта. В- третьих, выдвигается требование о прагматической адаптации перевода с целью обеспечить равенство коммуникативного эффекта в оригинале и в переводе. Основные составляющие прагматики перевода - прагматическое значение, прагматическая адаптация, прагматический потенциал текста, фоновые знания, отправитель и получатель (рецептор) текста как основной единицы перевода. Именно в целом тексте составляющие его единицы становятся однозначными и конкретными. Прагматические проблемы перевода непосредственно связаны с жанровыми особенностями оригинала и типом рецепторов, для которых он предназначается. Произведения художественной литературы на любом языке обращены, в первую очередь, к людям, для которых этот язык является родным, но они имеют и общечеловеческую ценность и часто переводятся на другие языки. Вместе с тем, в них нередко встречаются описания фактов и событий, связанных с историей данного народа, различными литературными ассоциациями, бытом, обычаями, наименованиями национальных блюд, предметов одежды и т.д. [Горбачевская 2010] Не случайно и Кристиана Норд прагматические проблемы перевода определяет как первостепенные. И только затем в шкале, которую она составила для предпереводческого анализа текста, идут конвенциональные проблемы, языковые и специфические текстовые [Nord 2002: 63].

Культурологический аспект проявляется в соответствии культурным нормам ИЯ и ПЯ, среди которых подразумевается часто неявная историческая, социальная, психологическая составляющая. Именно ввиду таких скрытых, но важных факторов переводчик может столкнуться с лакунами в процессе перевода.

Лингвистический аспект есть включение интертекстуальной части при переводе - необходимо знать что-то о предмете, о котором идет речь. Лингвистическое знание о предмете предполагает его понимание, контекст, возможность корректного употребления, его лингвистических признаков. Именно такое понимание сыграет важную роль при выборе способа перевода - будет ли это внутриязыковой перевод («переименование») с помощью знаков этого же языка, или перевод в традиционном его понимании, с интерпретацией посредством нового языка. Или же будет применен межсемиотический перевод - передача вербальных знаков с помощью невербальных [Якобсон 1985:362].

Социокультурный аспект - социокультурные сведения, являющиеся характерными лишь для одной определенной нации, являющиеся часть массовой культуры и нашедшие свое отражение в языке данной нации - тесно связан с фоновой информацией. Прежде всего это специфика исторического развития, государственная структура, материальное прошлое, фольклор и религия. В теории перевода подобные факты принято именовать реалиями (если быть точнее, то реалией называют не только предмет или явление, но также название и слово/словосочетание).

Большинство понятий хотя и имеют разную форму, но все же являются общечеловеческими. Понятия, имеющие национальную окраску или обозначающие реалию, принято называть безэквивалентной лексикой. Кроме безэквивалентной лексики (непереводимых реалий) также встречаются и ассоциативные реалии - это понятия, не имеющие специального слова, но воплощающие свое значение в обычных словах, являясь их частью\компонентом, придавая оттеночность, или создавая такую форму, которая имеет смысл только в языке оригинала ввиду ассоциативности (обычно встречается в художественной литературе).

1.2Способы преодоления «лингвоэтнического барьера»

Лингоэтнический барьер возникает при разности двух языков, задействованных в коммуникации. Для преодоления его обычно используют компенсирующие модификации, строго ограниченные четкими условиями смыслопередачи. Ряд факторов указывает на возникновение лингвоэтнического барьера: первый их них - это расхождение систем ИЯ и ПЯ, второй - языковая норма реально употребляемых и признанных обществом выражений, третий - речевая норма-узус, отвечающая за уместность\ неуместность того или иного выражения, его стереотипность, четвертый фактор - разница между преинформативными (экстралингвистическими) запасами носителей ИЯ и носителей ПЯ, знаний о культуре и множестве таких сопутствующих факторов, как исторические, этнографические или географические. Как мы видим, первые два - лингвистические, вторые - экстралингвистические [Латышев 2003:105-107]. Особенно сложным при переводе, по мнению Н.В.Тимко, является не передача видимых структур (грамматика, лексика, ситуативность употребления), но «внеязыковая реальность» [Тимко 2010:62], имеющая тесную связь с внутренними идеями или ценностями. Это может быть привычный способ мышления, культура по умолчанию. То есть переводчик должен передать не значение, а производимое впечатление от текста. Отчасти поэтому общепризнанная классическая литература одной страны звучит и воспринимается в переводе иначе. В качестве переводческой стратегии тогда избирается подражание авторскому стилю с передачей реалий или же опущение и поиск адаптирующей замены. Стратегия экспликации тоже весьма уместна за счет сохранения культурного фона и передачу реалий с помощью экзотизмов. В таком случае различие между культурами умышленно подчеркивается, требуя примечаний и пояснений для языка перевода.

И.И. Хрипунова пишет относительно этого вопроса, что экстралингвистичские факторы (все аспекты жизни, с которыми соприкасается обычный человек) порождают текст, вне зависимости от его жанровой принадлежности. А значит, они же и влияют на перевод. Поэтому она предлагает следующие важные шаги для выяснения времени создания текста и выбора переводческой стратегии: во-первых, изучить общепереводческие тенденции; во-вторых, изучить актуальные для текста переводческие стратегии, так как стоит учитывать развитие науки, общества и социальных идей и частых приемов того времени [Хрипунова 2010:165]; в- третьих, проследить выбранную ранее переводчиком стратегию на различных уровнях текста (лексическом, грамматическом, макро- и микротексте).

Согласно Л.К. Латышеву и А.Л. Семенову, можно выделить две основные стратегии: воспроизведение текста оригинала средствами языка перевода и адаптация создаваемого текста. Если для первой характерно стремление к сохранению языкового своеобразия автора и внешних характеристик текста, то вторая направлена на принимающую культуру для облегчения понимания перевода читателем.

Для последующего разбора и критики переводческих решений относительно передачи концепта смерти в текстах публицистического характера в качества одного из «лингвоэтнических барьеров», мы воспользуемся классификацией переводческих преобразований- трансформаций Л.К.Латышева, выделявшего шесть основных типов: 1. Стилистическое преобразование, подразумевающее изменение стилистической окраски переводимого слова. 2. Лексические преобразования, включающие в себя замену слова синонимом, соответствующим контексту. 3. Морфологические преобразования - замена одной части речи другой или перевод ее словосочетанием. 4. Семантическое преобразования - «смысловое развитие», изменение деталей. 5. Синтаксические преобразования - изменение синтаксической конструкции ввиду разницы языковых систем: предложений, типов придаточных предложений, словосочетаний или слов, замена предложения словосочетанием, перестановка частей сложносочиненного и сложноподчиненного предложений. 6. Смешанный тип трансформаций - антонимический перевод и конверсное (предложение выражает то же самое отношение, но «с другой точки зрения») преобразование [Латышев, Семёнов 2003:133-138].

Также весьма уместна классификация А.М.Фитермана и Т.Р.Левицкой, включающая в себя три типа переводческих трансформаций: 1. Лексические трансформации - прием добавления или замены, генерализации, конкретизации и опущения. 2. Грамматические трансформации - опущение или добавление, перестановка или замена частей предложения. 3. Стилистические трансформации - синонимическая замена, компенсация или описательный перевод [Левицкая, Фитерман 1976:2].

1.3Особенности газетно-публицистического стиля

Газетно-публицистический стиль, также известный как публицистический или массовый, является одной из разновидностей литературного языка, используемого в общественной сфере политико- идеологических, культурных или экономических отношений. Посему язык гезетно-публицистического стиля имеет две основные функции: информационную и воздействующую. В зависимости от того, какая функция преобладает, в стиле выделяют информационный и публицистический подстили. Каждому из них соответствует своя система жанров, традиционно это информационный (анонс, репортаж, новость, интервью), аналитический (рецензия, статья или комментарий) и художественно-публицистический (эссе, очерк, памфлет, фельетон) жанры. Каждый из жанров обладает своей синтаксической структурой: информационному подстилю характерно использование стилистически нейтральных конструкций и определённых логико-грамматических связей, делового стиля в предложении; публицистический подстиль отличает обилие воздействующих средств, таких как инверсия, парцелляция, риторические вопросы или экспрессивная лексика. На данный момент некоторые исследователи (Г. Я. Солганик, Н. И. Клушина) придерживаются мнения, что в СМИ происходят процессы смешения и гибридизации жанров, появление новых жанровых форм. Но даже при размытости границ определенного жанра, публицистическому стилю важны такие категории как авторская позиция, образ автора, идеологическая направленность, образ адресата [70].

Газетно-публицистический стиль принято считать одним из самых свободных функциональных стилей ввиду широты тем и соответствующей им лексики\ терминологии. Стоит отметить, что такой экстралингвистический фактор как лексика отражает идеологическую позицию газеты.

К особенностям газетно-публицистического стиля можно отнести:

-стремление автора создать нейтральный и объективный материал с помощью устойчивых выражений, клише или штампов, стершихся метафор;

-любое неожиданное выражение будет акцентом, особой экспрессивностью или оценкой (через множество эпитетов или обращение к читателю);

-изобилие аллюзий, реалий и цитат;

-поскольку публицистические нормы шире общелитературных, то приемлемо использование разговорной или сниженной лексики для создания иронии или эпатажа;

-большой запас идиоматической лексики и образных фразеологизмов, каламбуров и игры слов;

-особо любимы стилистические средства вроде гипербол, образных сравнений, литот, иносказаний, эвфемизмов;

-относительной непереводимость заголовков, которые построены с использованием каламбура, рифмы, аллюзии, аллитерации или окказионализма [Микоян 2003, Алиева 1992 и Солганик 2003]. Характерной особенность именно немецких газетно-публицистических текстов является их дробление на небольшие по размеру смысловые абзацы, каждый из которых имеет свой заголовок, который является важность часть текста и помогает в развитии авторской мысли. Заголовки обладают своей образностью и грамматическими правилами - здесь могут «выпадать» вспомогательные глаголы, глаголы вообще или артикли [Комиссаров 1990:120-122].

Согласно Н.И.Клушиной, исключительными свойствами публицистического стиля являются словарь базовых тем СМИ и их идеологем, скрытая или явная оценочность и ирония, образ автора, воспринимаемый посредством стиля или шкалы его ценностей [Клушина 2003:272]. Ввиду того, что речь идет об общедоступных вещах (например, политика или бытовые происшествия), то лексика не будет специальной или узконаправленной (политические термины уже стали частью повседневной речи), описываемые явления будут четко сформулированы. Отчасти поэтому при переводе так важно точно передать название, имена, понятия или явления.

В газетно-информационных материалах нередко можно встретить использование многозначных слов, сокращенных терминов или их синонимов [Комиссаров 1990:118].

Лексика может быть весьма разноплановой - это широкий спектр от поэтического и возвышенного, до разговорного. Вполне возможен их контраст для усиления производимого эффекта.

На сегодняшний день интерес представляют сразу несколько современных явлений, нашедших свое отражение в структуре языка СМИ - это навязываемая обществом толерантность, «демократизация» языка («огрубение языка», привнесение в язык печати элементов разговорной и грубой речи [Сич-Загорщак 2009:237]) и продолжение табуирования явлений, связанных с негативными личными переживаниями или процессами человеческой жизни.

Главный признак газетно-журнального текста - клишированность языковых средств, которая создается за счет устойчивой сочетаемости. Привычные клише похожи на метафоры, чья образность уже стёрлась и значение стало привычным. Их функция - создание фона эмоционального восприятия, не мешающего получению информации, и своего рода слов- сигналов с оценочной коннотацией [Алексеева 2008:95-96].

Часто в текстах СМИ содержится большое число аллюзий, доступных для понимания лишь носителю языка и культуры и создающих дополнительную сложность при переводе. Скрытые цитаты можно распознать благодаря внутреннему комментарию текста или опираясь на переводческий опыт.

Говоря об особенностях текстов СМИ, стоит упомянуть и о синтаксических средствах, таких как длинна и сложность предложений. За счет чередования коротких-простых и длинных-сложных фраз читатель может лучше воспринять главную мысль, а небольшие по размеру фразы добавят тексту динамики. Также к средствам, указывающим на основной замысле или оценку, можно причислить инверсию. Парцелляция же как эффект, выражающий эмоциональность, используется довольно редко [Алексеева 2008:97-98].

Посредством языка (язык СМИ - язык бюрократии, пропаганды, агитации, язык рекламы, формирующий и навязывающий нормы и ценности своему читателю) осуществляются в тексте четыре вида речевого воздействия на реципиента: социальный, волеизъявительный, информационно-изъяснительный и эмоционально-оценочный. Сила воздействия зависит от лингвистических и экстралингвистических факторов: 1)информационного (наглядность и доступность, содержательность, процессуальность в последовательности подачи информации) 2) личностного (через социальный статус или знание интересов читателя) 3) психического (инстинкты, страх, угрозы, стимул для определенной тактики поведения, частое повторение важных для читателя структур и их усиление, писать «на уровне» читателя, использовать образность) [Желтухина 2004:16-18].

Имплицитная оценка идет за счет оценочных метафор (а это почти все политические метафоры) или корректирующих эвфемизмов. Также упоминается «скорнение слова» (термиин Н.А.Николиной) - когда часть слова заменяется, сохраняя прежнюю оценку (можно назвать это народным неологизмом). За эксплицитную оценку отвечают контекст, цитаты, образ автора и идеологемы, квазисинонимическая последовательность (сближение ряда слов, синонимичных лишь в данном контексте и данной ситуации) [Николина 1996:309-318].

Также особое значение имеют когнитивные модели речевого воздействия в рамках одного или нескольких фреймов: например, при моделировании в тексте ситуации «ошибка - исправление», «проблема - результат». Зачастую автор текста употребляет фотосемантичность для создания наибольшей выразительности и доступности - слова вызывают не только эмоции, но и образы, к которым апеллирует автор [Желтухина 2004:31].

1.4Возможные переводческие трудности

Кристиане Норд определила четыре типа переводческих трудностей, которые могут возникнуть в процессе перевода:

1.Трудности прагматического характера, возникающие при сравнении исходной ситуации в тексте оригинала с целевой ситуацией в тексте перевода и тем, сможет ли она выполнять те же функции [Nord 2001:149].

2.Трудности, обусловленные традицией: разные нормы в типах текстов или стилях (например, литературном или официальном) [там же:16].

3.Трудности, возникающие в конкретной паре языков. Это могут быть структурные различия относительно лексики, синтаксиса или супрасегментных элементов.

4.К трудностям, присущим определённому тексту, относятся частные случаи [там же:215], такие как обусловленные контекстом трудности при переводе художественной литературы.

Согласно В.Н.Комиссарову, для успешного перевода необходимо использовать переводческие соответствия с уже устоявшимся значением в отношении единиц ПЯ и ИЯ. Она называет их коммуникативно равноценными высказываниями, имеющими то же значение в рамках контекста, что и оригинальное высказывание. Среди единиц соответствия и постоянных эквивалентных способов перевода одной единицы можно выделить две группы соответствия: первая - множественное соответствие, когда существует несколько способов перевода языковой единицы в зависимости от контекста, когда перевод будет частично передавать смысл в сравнении с оригиналом. Вторая - однотипное соответствие, одинаково определяемое как ИЯ, так и в ПЯ, а также имеющее схожую грамматическую структуру, что делает перевод более полным. Также ввиду частого употребления одних и тех же лексических единиц, возникает тенденция к частотной трансформации на «месте столкновения» двух языков, что становится еще одним соответствием. По Комиссарову: Но поиск и описание соответствий не предполагает автоматической подстановки единицы перевода на место переводимой единицы, соответствие все равно зависит от лингвистического и ситуативного контекста, отвечающих за выбор в пользу уже имеющейся структуры или изобретения новой [Комиссаров 1990].

Однако сопоставительный анализ переводов явно показывает, что единичные или множественные соответствия есть не у всех лексических или грамматических единиц. Подобные единицы ИЯ принято назвать безэквивалентными. Это может быть неологизм, реалия или малоизвестное имя, название с окказиональным соответствием в процессе перевода. Бэзэквивалентными грамматическими структурами называются отдельные морфологические конструкции или части речи. Зачастую единица ИЯ, не имеющая эквивалента в языке перевода, может иметь постоянные соответствия в другом языке. В случае столкновения с проблемой безэквивалентной единицей, переводчик будет вынужден сам создать окказиональное соответствие в виде заимствования, кальки, аналога или лексической замены (например, трансформация). Перевод безналоговой грамматической конструкции вызывает больший интерес, так как может дать нам сразу несколько видов перевода: это 1) нулевой перевод - отказ от прямой передачи значения через грамматическую единицу из-за ее избыточности, ее можно опустить и выразить суть иначе; 2) приближенный перевод - частичное совпадение с грамматической единицей ИЯ в конкретной ситуации; 3) трансформационный перевод - трансформация лексическая или грамматическая.

Художественные средства, такие как тропы, также могут вызывать некоторое затруднение у переводчика. Традиция перевода предполагает следующее решение подобных задач:

1.При переводе эпитета особое внимание уделяется структурным и семантическим особенностям (согласование с определяемым словом, простая или сложная форма прилагательного, наличие метафоры), является ли он авторским или традиционным, его функциональное отношение к слову, которое он определяет.

2.Сравнение должно быть передано в аналогичной структуре и стилистической окраске.

3.Перевод метафоры (семантическое замещение ввиду подобия) следует сделать с учетом структурных особенностей, сохраняя по возможности контекст, форму (одно- или двухчастная, (не)распространенная) и между создаваемым образом и предметом, о котором идет речь.

4.Авторские неологизмы следует преобразовывать согласно нормам языка перевода, сохраняя авторскую модель и стилистическую окраску.

5.Повторы любого типа должны передаваться с оригинальным количеством компонентов на уровне авторского принципа.

6.Ирония передается в переводе за счет авторского принципа столкновения контрастов или сопоставления непохожей стилистической окраски или семантической сочетаемости.

7.Синтаксические особенности авторского текста - такие как длинна предложений, ритм прозы, наличие сочинительной связи или причастных оборотов - должно быть передано за счет грамматических соответствий [Алексеева 2008:134-135].

8.Эвфемизмы следует переводить, используя сопоставительный метод. Свойство эвфемии - избегать прямого указания, но при этом передавать его суть .Это можно трактовать как троп или как стилистический прием. Это маркер вежливой речи, указывающий на социальное положение человека. Основной денотат скрыт за параллельной менее острой структурой. Цель - успешность коммуникации, эмоции собеседника и успешная передача смысла [Ванюшина 2011:7-9].

9.Особое место в описании межъязыковых соответствий имеет перевод фразеологических единиц, а точнее передача семантики с ее предметными, логическими и коннотативными компонентами. Комиссаров выделяет следующие важные компоненты: 1) образный \переносный 2) прямой 3) эмоциональный 4) стилистический и 5) национально-этнический. В качестве решения проблемы соответствий фразеологических единиц, мы прибегнем к трем описанным типам фразеологических соответствий: первый сохраняет весь комплекс значений и в переводе остается равным в своем прямой и переносном значении (например, интернациональные фразеологизмы, заимствованные из древнего мира). Второму типу приписывается сохранение смысла и семантики через изменение образности. Третий - это калькирование или описание скрытого за фразеологизмом значения.

10.Особую трудность представляет перевод реалий, требующий от переводчика описательного или расширенного перевода.

11.К наиболее частым в употреблении тропам также можно отнести метонимию (аналог через ассоциацию или контекст) и синекдоху (замещение множества чем-то одним). Троп используют ввиду их экспрессивности и образности [Желтухина 2004:44].

Но, пожалуй, самая главная трудность при переводе новостей - это принципиальная разница в подаче материала: где-то, говоря о смерти, будет использовано общепринятое клише, где-то будет упомянута официальная причина гибели человека, в другом тексте, имеющим идейную или идеологическую направленность, условия смерти будут особо подчеркнуты. В таком случае переводчику следует помнить о четырех уровнях лояльности: по отношению к заказчику, к целевой группе-читателю, к автору текста и самому себе [Nord 2011:18].

1.5Понятие концепта в языке

Ю.Е. Прохоров определяет концепт как «сложившаяся совокупность правил и оценок организации элементов хаоса картины бытия, детерминированная особенностями деятельности представителей данного лингвокультурного сообщества, закрепленная в их национальной картине мира и транслируемая средствами языка в их общении» [Прохоров 2009:159].

Бабушкин называет концепт «единицей коллективного сознания, отражающей предметы реального или идеального мира и хранящаяся в национальной памяти» [Бабушкин 1996:12]. Многие исследователи подчеркивали связь культуры и языка, в особенности же концепта как «предшествующий накопленный опыт и ассоциации, связанные с определенным понятием». Отчасти это видно и в этимологической составляющая слова «концепт» - «concipere (conceptum) - «познавать, постигать, воспринимать».

Ю.С.Степанов писал, что концептуальный анализ стал особой формой научных изысканий, целью которых было описание ключевых, главных концептов из ментального мира социума, но особо подчеркивалось, что концепт может быть частью ментального мира не только в форме четких понятий, а скорее как «пучок представлений и переживаний, сопровождающих слово»; концепты есть не только мысль, но и переживание [Степанов 2001:43]. Слово всегда представляет собой лишь часть концепта, его связь с миром менее опосредована, чем значение. Но понять концепт лучше получится именно через средства языка - слово или предложение [Маслова 2008:106]. Также концепту как части языковой системы характерны эмоциональность, экспрессивность и оценочность [Маслова 1997:36].

Однако большинство ученых придерживается мнения, что не любое понятие можно назвать концептом, а наиболее сложные их них, такие, которые являются частью данной культуры. Понятие подразумевает необходимые признаки, концепт же может включать в себя и несущественные признаки [Степанов 1993:16-20]. Ю.С.Степанов также определял культуру как совокупность концептов и их отношения между собой. Следовательно, он представлял концепт как ту часть культурной базы, которая возникает «в момент ответвления» от общеевропейской культуры.

Историческое развитие учения о концепте связано с поиском универсалий - обобщенных объектов в языке, и «надмысленной реальности…универсалий, не зависящих от человеческого опыта и познания» [Зусман 2003:67].

Когнитивная лингвистика - наука, изучающая связи между человеческим разумом, мышлением и ментальными процессами между ними, наука о знании и познании, о человеческом восприятии мира в процессе деятельности - определяет концепт как «представление о тех смыслах, используемых человеком в процессе мышления и отражающих опыт, знания и содержание результатов человеческой деятельности и познания мира в виде некоторых «квантов»[Петров 1979:55; Хинтикка 1980: 90-92]. Это подводит нас к разделению единиц памяти, играющих в лингвистике на данный момент ведущую роль, на фреймы, концепты и генштальты: фреймом называют стереотипные ситуации, концепт есть совокупность смыслов, охваченных словом, а генштальт - целостный образ фрагмента мира. Говоря о совокупности смыслов в концепте, мы имеем в виду взаимодействие трех уровней человеческого восприятия: на уровне формирования представления (абстракция или обобщение), уровне восприятия посредством чувств и уровне процессов, объединяющих речь и мыслительный процесс. Информация, собранная с трех вышеописанных уровней, и есть суть системы концептов.

Таким образом становится явно, что носитель языка становится носителем определённых и присущих языку концептуальных систем [Маслова 2008:106]. Лингвисты разделяют концепты на элементарные и составные: элементарные концепты-универсалии используются человеком в комбинациях в процессе мыслительной деятельности [Вежбицкая 1999:299], а к составным концептам А.П. Бабушкин относил группу особых калейдоскопических концептов, имеющих свой ряд ассоциаций у каждого из представителей этой культуры [Бабушкин 1996:63-67]. Особенно важным в лингвокультурологии стало разделение концептов на активно транслируемые и пассивно транслируемые (транслируемость в данном случае подразумевает переход концепта от одного участника речевого общения к другому и от одной из культур к другой) [Карасик 2002:32-33]. Активно транслируемыми концептами называются те концепты, в чьей основе лежит образ, изначально присущий всем народам или эпохам и являющийся обязательной частью для восприятия картины мира человеком.

Определяя значение концепта, мы должны упомянуть его неоднородную, «слоистую» структуру. В ядре располагаются качества определяемого объекта, доступные к восприятию органами чувств, или его признаки, распространенные и известные для всех представителей этой культуры. Следующий слой - представление о предмете, складывающиеся из принадлежности индивида той или иной культуре, социальной группе, его персональным опытом [Попова, Стернин 2003:15-16;].

1.6Концепт «смерть» в немецком языке

Два немецких слова « das Sterben» и «der Tod» могут быть переведены на русский язык как «смерть».

DAS STERBEN

Синонимы: ableben (почить, умереть (выс.)), Abschied (прощание, расставание, разлука), Exitus (летальный исход (мед.)), hinscheiden (умереть в значении «уйти прочь» (выс., эвф.), Lebensende (конец жизни), versterben (умереть (возвыш.)), (jemandes) Tod (чья-либо смерть), Abberufung (отстранение, освобождение (эвфемизм)), Hinschied (кончина (швейцарск.диалект)), Hintritt («приближение туда»).

Наиболее частые словосочетания со словами: Altern (старость), Angst (страх), Auferstehen (воскресение), Leben (жизнь), Leiden (страдания), Kämpfen (борьба), Tod (смерть), Trauer (печаль, скорбь), humanes (гуманный), Morden (убийство), Lieben (любовь, привязанность), Würde (достоинство), Töten (умерщвление), Siechtum (длительная, хроническая болезнь, ведущая к истощению), elende (жалкий, плачевный), langsame (медленный,тихий), massenhaften (громадный, массовый), menschenwürdiges (достойный человека, человеческий), millionenfachen (многомиллионный), qualvolle (мучительный, зверский), selbstbestimmtes (самостоятельный), sinnlose (бессмысленный), würdevolles (торжественный, исполненный достоинства), würdiges (почтенный), zusehen (смотреть, рассматривать, глазеть), sich den Tod holen\ den Tod erleiden (погибнуть).

DER TOD

Согласно онлайн-словарю duden.de, «der Tod» обозначает «1)Aufhören, Ende des Lebens; Augenblick des Aufhörens aller Lebensfunktionen eines Lebewesens 2)(oft dichterisch oder gehoben) in der Vorstellung als meist schaurige, düstere, grausame Gestalt gedachte Verkörperung des Todes; die Endlichkeit des Lebens versinnbildlichende Gestalt (1) Окончание, конец жизни, момент прекращения всех функций живого организма, необходимых для жизнедеятельности 2) (поэтично или возвышенно) в представлении по большей части жуткой, мрачной, жестокой фигуры, представляющей собой воплощение смерти; символизирующее конечность жизни (Перевод мой В.П.) [102].

Синонимический ряд тот же, что и у слова «das Sterben», но также и: Freund Hein (костлявая, дословно - «дружище смерть»), Gevatter Tod («крестный смерть»), Hein («Смерть» как имя собственное), Thanatos (греч. танатос), Boandl\ Boanl (диалект.баварск., австрийск., «кости») Boandlkramer\ Boanlkramer (баварск., австрийск., «торговец костьми вразнос»), Gevatter (разг. «крестный отец»), Knochenmann (разг., «скелет»), Schnitter (разг., «жнец»), Sensenmann (разг., «смерть с косой», «косарь»), Todbringer (разг., дословно «несущий смерть»), Schlafes Bruder (брат сну).

Мы видим, что образностью обладает лишь один из синонимов - «Tod».

Исторически сложившееся понимание смерти имеет только негативные ассоциации, поэтому есть такое множество эвфемизмов и маскирующих метафор.

Однако говоря о смерти, мы не можем обойти стороной немецкий «черный юмор» - «schwarzer Humor» или как его еще называют, «Galgenhumor» (юмор висельника). Это шутки, карикатуры или детские стишки, где смерть или ранение обыгрывается ввиду его абсурдности (например, Вильгельм Буше или Г.Хоффман) или неожиданной реакции.

«Смерть» - такое обычное явление, важная часть жизни, что его можно описать в бытовом стишке, нарисовать на забавной карикатуре, назвать «крестным» или «дружище».

1.7Концепт «смерть» в русском языке

Большой толковый словарь русского языка дает нам следующее определение: «смерть - 1. Прекращение жизнедеятельности организма и гибель его, необратимое изменение тканей и органов. 2. Прекращение существования человека, животного. 3. Гибель, уничтожение чего-л» [Кузнецов 2000:1216].

Конструкции «прилагательное + существительное «смерть»: «клиническая смерть», «скоропостижная смерть», «героическая смерть», «глупая смерть», «верная смерть», «мучительная смерть», «внезапная смерть», «насильственная смерть».

Устойчивые выражения с глаголом: «предотвратить смерть», «бояться смерти», «приговорить к смерти», «искать смерти», «нести смерть», «желать смерти» Эвфемизмы смерти: «успение», «отойти к праотцам» (православная традиция и ее отражение в языке), «упокоиться с миром», «отойти в мир иной», «кануть в небытие», далее просторечные варианты или жаргонизмы - «отбросить коньки», «отбросить копыта», «отдать концы», «сыграть в ящик», «окочуриться», «сгинуть», «кончиться», «дать дуба», «отдать душу богу», «приказать долго жить», «протянуть ноги», «преставиться».

Устоявшиеся выражения: «Смерть моя пришла!», «Тебя только за смерть посылать!» (идти очень долго), «…не на жизнь, а на смерть» (делать ч-л решительно, не жалея сил), «вопрос жизни и смерти» (чрезвычайной важности), «бледный как смерть» (в крайней степени, очень бледный), «лежать при смерти» (умирать), «умереть своей смертью» (естественным путем, от старости), «пасть смертью храбрых» (героическая смерть), «духовная смерть» (разочарованность в вере, крайняя степень неверия), «найти свою смерть» (погибнуть), «смотреть смерти в лицо» (быть в опасной для Прямые ассоциации со словом «смерть»: «война», «казнь», «мор», «гибель», «расстрел», «эвтаназия», «кладбище», «убийство», «быть на смертном одре», «труп», «жертва», «убийца», «суицид», «смертник», «нежизнь», «покойник», «кровь», «ад».

В русской культуре смерть персонализирована, она имеет образ старухи с косой, костлявой фигуры в черном, живой скелет, одно из множества ее имен - Косая.

Как мы видим на примерах, смерть представляется неизбежным концом, неотвратимым событием. У нее нет положительной коннотации. Это та часть жизни, которая до сих пор остается приватной, поэтому несмотря на обилие вариантов ее выражения, в повседневной жизни люди чаще всего используют устоявшиеся выражения, клише для обозначения этого факта. И именно обилие ассоциативных связей делает существительное «смерть» настоящим символом, целым концептом в языке.

В прессе используют выражения, выражающие концепт смерть непрямым образом, это может быть упоминание болезни, форма прошедшего времени, употреблённая неожиданно, слова, обозначающие «лишение кого- то жизни» - убить, убийство, убийца, киллер. Смерть как событие является громкой новостью, а способы ее передачи должны соответствовать прагматике текста, но при этом сохранять эвфемистическое значение, чтобы не вызвать у читателей неприятных ассоциаций: действия военного характера с множеством убитых будут названы «военная операция с множеством потерь», погибшие при взрыве бомбы люди - «жертвы теракта» и тд. В языке постоянно идет процесс нивелирования значения, генерализации с целью обобщения или обезличивания. Таким образом можно сообщить важную информацию, по сути, и не называя ее. Смерть стала обыденностью.

Выводы по I главе

Социокультурный аспект перевода предполагает успешное использование переводчиком в процессе перевода фоновых знаний. Нормативные требования помогают в оценке качества перевода. Лингвистический аспект предполагает интерпретацию текста средствами другого языка. Социокультурный аспект проявляется в передаче национальной окраски.

«Лингвоэтнический барьер» преодолевается за счет использования модификаций\ переводческих трансформаций, компенсирующих разницу языковых систем. Переводчик выбирает определенную переводческую стратегию в зависимости от того, подражает ли он авторскому стилю и переводит реалии, или же с помощью клише и замен «опускает» и адаптирует информацию для читателя.

Целью публицистического перевода считается корректная передача информационного материала. Соответствующие цели задачи: это перевод реалий, передача явной\скрытой авторской оценки, подражание авторскому стилю.

Концепт «смерть» - «некий сгусток переживаний, сопровождающих слово» (Степанов), имеет исторически и психологически сложившиеся негативное значение и коннотации. В речи выражается в виде эвфемизмов, игры слов, метафор, жаргонизмов.

Особенностью перевода текстов газетно-публицистического жанра является интерпретация текста самим переводчиком и изложение его в соответствии с его (переводчика) идеологическими убеждениями.

Глава II. Способы репрезентации концепта «смерть» в современных СМИ

2.1Характеристика сайта www.inopressa.ru и тематика статей, содержащих концепт «смерть»

Информационный интернет-портал www.inopressa.ru публикует общемировые новости в виде аналитических статей или реферированных переводов в режиме реального времени. В качестве источников они используют оригинальные тексты иностранной прессы, такой как не м е цкоя зычные Der Spiegel, Der Standard, Die Welt, Frankfurter Allgemeine, Süddeutsche Zeitung, Die Presse, и т.д.; британские The Guardian, Independent, Financial Times и т.д.; американская пресса представлена The Wall Street Journal и The New York Times и т.д.; французская пресса - Le Figaro и т.д.; источники итальянской прессы: La Repubblica, Corriere della Sera и т.д.; также и пресса Израиля: The Jerusalem Post и т.д.

На сайте публикуются информационно-новостные сообщения на тему политики, культуры, экономики, спорта и тд. в соответствующих разделах, таких как «Аналитика», «Закон и преступность», «Ближний Восток», «Экстремальная ситуация», «Наука и жизнь», «Разное», «Война», «Экономика», «В мире», «Скандалы и происшествия», «История и культура», «Спорт», «В России».

Как было сказано ранее, источниками для переведенных статей, представленных на сайте www.inopressa.ru, служат материалы мировых СМИ. Подборка статей осуществляется по принципу их тематической актуальности и специфичности в подаче информации реципиенту-читателю.

Статьи представлены в виде реферативного перевода, то есть в сокращенном виде, но с сохранением общего смысла и, по возможности, авторского стиля. Важно заметить, что переводчик может интерпретировать статью в соответствии со своими идеологическими убеждениями [Сайфулина 2012:41].

Перевод статей осуществляется в режиме «онлайн», что накладывает на текст свой отпечаток, так как подобный перевод не относится ни к устному, ни к письменному типу перевода: переводчик вынужден в достаточно краткие сроки выделить из текста оригинала необходимую важную информацию и воспроизвести ее в сокращенном виде на языке перевода [Сайфулина 2012:38]. Обилие клише можно объяснить в таком случае не только особенностью жанра, но и объективной причиной в виде недостатка времени.

Основная тематика статей, содержащих и воплощающих лексическими средствами концепт «смерть» - международные отношения, война в Сирии, Украина и, в частности, внутренняя политика России, политика, культура, терроризм.

2.2Способы выражения концепта «смерть» в ИТ и ПТ

«Das mysteriöse Sterben der Putin-Schergen» [94].

«Загадочная смерть путинского палача» [72].

Заголовок переведен с использованием стилистического изменения окраски слова: «Schergen» также можно перевести как «прихвостень, слуга, служитель» (все три имеют неодобрительное значение). Переводчиком был выбран наиболее экспрессивный и негативный вариант.

«Einige wurden erschossen, andere starben an einer „Herzattacke oder an einer „kurzen schweren Krankheit, so heißt es offiziell»[89].

«… кто-то был застрелен, кто-то, согласно официальной версии, умер от инфаркта или от "скоротечной тяжелой" болезни…» [65].

Глагол «erschießen» имеет два значения - это «застрелить» и «расстрелять». Переводчик выбирает более нейтральное и передает в аналогичной немецкому предложению пассивной конструкции.

Называя причину - инфаркт - он, в отличие от авторской позиции, не передает иронию с помощью графического обозначения - кавычек, в отличие от последующей «болезни». Возможный ее перевод: «непродолжительная тяжелая болезнь» (так за счет замены синонимом ирония в контексте становится еще очевидней).

«Mit einem Strauß langstieliger Baccara-Rosen in der Hand und einem maßgeschneiderten Traueranzug stand Wladimir Putin, Autokrat und Kriegsherr, gesenkten Hauptes und legte seine Blumen ab» [85].

«С букетом пурпурно-красных роз в руке в великолепно сидящем траурном костюме Владимир Путин, автократ и военачальник, стоял, опустив голову, и возлагал цветы» [62].

Автором были использованы слова, относящиеся к концепту «смерть» косвенным образом - это «Traueranzug»\ «траурный костюм», смысловая отсылка к трагическому происшествию: обычно траурные черные костюмы надеваются на похороны или мероприятия, с ними связанные, это часть дресс-кода, которая по умолчанию должна соответствовать ситуации.

«Возложить цветы» тоже трактуется однозначно: это значит положить букет или венок к захоронению или мемориалу в торжественной обстановке в качестве благодарности или уважения (немецкое «ablegen» используется в значении «положить», за ним подобное устоявшееся выражение не закреплено).

«Allerdings sagten Verwandte eines der Toten, des Artillerieoffiziers Wadim Magamurow, der Zeitung, er sei durch feindlichen Beschuss umgekommen» [97].

«Однако родственники одного из погибших - оф ицера -а рти лле рис т а Вадима Магамурова - уверяют, что он погиб в результате вражеского обстрела» [79].

Дословно «Tote» можно перевести как «покойник, мертвец», переводчиком в данной ситуации был использован прием семантической замены на синоним с более возвышенным значением. Выражение «durch feindlichen Beschuss umkommen» имеет почти прямой перевод: «погибнуть в результате вражеского обстрела» («погибнуть под вражеским обстрелом»), русский вариант обозначает обстрел как предшествующее событие и смерть как результат, а немецкий - обстрел как причину смерти.

«Dem Kreml geht es nicht um die Veteranen und nicht um das Opfer, das sie für den Frieden erbringen mussten» [92].

«Но для Кремля этот праздник больше не связан с памятью, ему не важны ветераны и жертвы, на которые они пошли ради мира» [71].

Концепту «смерть» соответствуют слова, причастные к понятию «война» - «ветераны», «жертвы», «пойти на жертвы». Выражение «пойти на жертвы», которое имеется здесь в виду, существует в виде немецкой поговорки «All jene, die größere Opfer erbracht haben, liegen im Grab», поэтому русский перевод выражение можно считать эквивалентным. Понятие «ветеран»\ «Veteran» тоже является точным прямым переводом, так как употребляется в значении «тот, кто был участником боевых действий и остался живой».

«In die gleiche Richtung kommentieren ukrainische Politiker: Es handle sich um "eine für den Kreml ganz gewöhnliche Zeugenbeseitigung", erklärte der ukrainische Generalstaatsanwalt Juri Luzenko» [80].

«Правоохранительным органам вторят и украинские политики: генпрокурор Украины Юрий Луценко заявил о "привычной для Кремля тактике по устранению свидетелей"» [55].

Авторский неологизм «Zeugenbeseitigung» в расширенном переводе звучит как «тактика по устранению свидетелей» и состоит из двух частей «Zeugen» - «свидетели» и «Beseitigung» - «ликвидация, устранение». Во второй части композиты находится эвфемизм, обозначающий способ, который будет использован, и намек на то, что свидетели исчезнут «насовсем».

«Die Reporterin Anna Politkowskaja wurde 2006 von einem tschetschenischen Mordkommando erschossen» [81].

«Так, журналистка Анна Политковская была застрелена в 2006 году чеченской командой наемных убийц - тех же, кто стоял за этим убийством, до сих пор задержать не удалось» [56].

Переводчик использует прямой перевод для пассивной конструкции «erschossen wurde» - «была застрелена» и также прием прямого перевода («- kommando» - «команда») и прием морфологического преобразования, заменив «Mord-» (в значении «убийство») словосочетанием «наемные убийцы».

«Begräbnisse sind bei uns riesige Veranstaltungen mit tausenden Besuchern» [100].

«А похороны представляют собой массовые мероприятия с участием тысяч человек» [75].

Дословный перевод «Begräbnisse» - «похороны», надо отметить, что немецкое существительное имеет также и форму единственного числа, но в данной ситуации употребляется во множественной, что полностью соответствует русскому переводу.

«Am 3. September kommt es zum Massaker: Eine von den Terroristen platzierte Bombe explodiert, die Turnhalle brennt» [87].

«Кровавая бойня началась 3 сентября: после взрыва одной из заложенных террористами бомб начался штурм здания школы", - говорится в статье» [60].

«Massaker» - «резня», «бойня», в качестве военного жаргона «мясорубка» - стершаяся метафора, обозначающая массовые убийства, образное выражение, обозначающее крайнюю степень жестокости. В тексте перевода она употребляется вместе с прилагательным «кровавая», что имеет усиливающий эффект.

«Бомба»\ «Bombe», «explodieren»/ в переводе «взрыв» (прием морфологического преобразования и замены другой частью речи), «Terroristen»/ «террористы» - последовательность слов, связанных с террористической атакой (непрямая ассоциация со смертью). Виду того, что одна из главных функций новостного текста - информирующая, то автором используются вышеперечисленные слова в качестве конструкции из разных частей речи (глагол, прилагательное, существительное) для более краткой и точной подачи актуального материала.

«Die Verbrechen der deutschen Einsatzgruppen, die hinter der Front bis zuletzt eifrig Zivilisten ermordeten, sowie die schockierenden personellen Ausfälle, unter denen die Rote Armee bis zum Kriegsende litt, bescherten der Sowjetunion schließlich unvorstellbare Verluste - fast 27 Millionen Tote» [90].

«Преступления немецких войск, которые и за линией фронта до последнего момента жестоко уничтожали гражданское население, а также шокирующие потери Красной армии привели к тому, что Вторая мировая война унесла жизни почти 27 млн советских граждан", - пишет немецкий историк» [67].

В предложении используются слова, связанные с темой войны, а значит, и с концептом «смерть». Большинство терминов имеет общемировой характер, а потому - прямой перевод: «Verbrechen» - «преступление, злодеяние» (так как текст публицистического характера, то «преступление» как нейтральное обозначение более уместно), «Einsatzgruppen» - «войска» (досл. «боевая группа», но семантическое изменение деталей уместно, так как «войска» понятны русскому читателю), «Front» - «линия фронта» (расширенный перевод, так как «фронт» в русском языке также имеет собирательное значение войны в целом), «ermorden» (досл. «убивать зверским образом») - «уничтожать» (в значении «истреблять в больших количествах»), «Verluste» - «потери» (военная лексика, существительное употребимо как к живым существам, так и к технике). Но выражение «война унесла жизни» как явная персонификация и художественный образ, в оригинале звучит как «Tote» / «убитые». То есть переводчик использовал прием морфологической трансформации, переведя один термин художественным выражением, подчеркивая этим трагичность.

«Und als KGB-Mann befindet er sich in der Tradition der Tschekisten: Die hatten Kontrolle und Terror verbreitet, um Opposition und Verrat zu verhindern» [86].

«Будучи человеком из КГБ, Путин верно следует традициям чекистов, которые делали ставку на контроль и террор ради предотвращения оппозиции и измен» [63].

Комитет государственной безопасности ассоциируется с мучительно смертью лишь у людей, заставших советский режим. То есть, у носителей языка и истории. Значит, это упоминание можно назвать скрытым в контексте, хотя иностранный корреспондент прибегает к его использованию, основываясь на образе России и российской истории, пропагандируемом в европейских СМИ. «Террор» в значении тоже имеет негативные ассоциации - «насилие, поддерживающее правление тоталитарного режима», также часто это синоним «массовых репрессий».

«Die Briten, die eine restriktive Flüchtlingspolitik verfolgen, haben es bisher vor allem mit sogenannten „home-grown Terroristen zu tun - also Attentätern, die sich in England radikalisiert haben und teilweise sogar dort geboren sind» [83].

«Британцы, проводящие строгую миграционную политику, имеют дело преимущественно с "доморощенными террористами" - теми, кто прошел путь радикализации уже в Великобритании, а в некоторых случаях и родился на территории Соединенного Королевства", - пишет Гайда» [58].

Немецкое слово «Terrorist» и русское «террорист» являются кальками французского «terroriste », обозначающего «боевик, бандит, приверженец терроризма» и потому являются синонимами с почти идентичной смысловой и внешней формой.

«Diese gehören fest zu den dsch

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.