Темы беженцев в российских средствах массовой информации

Тип:
Добавлен:

Оглавление

Введение

Глава 1. Понятие «медиаобраз». «Язык вражды в СМИ»

.1 Теоретические основы исследования

.2 Особенности современного информационно пространства

.3 Компоненты влияния СМИ на общественное сознание

.4 Основные определения. Ключевые исследования

.4 Способы и особенности реализации влияния СМИ

.5 Понятие «язык вражды» в СМИ

.6 Понятие «образ вражды» в СМИ

Глава 2. Образ беженца в российских федеральных СМИ

.1 Образ беженца, созданный журналом «Русский репортер»

.1 Образ беженца, созданный газетой «Комсомольская правда»

.3 Сравнение образов беженца в журнале «Русский репортер» и газете «Комсомольская правда»

Заключение

Введение

Евросоюз столкнулся с крупнейшим миграционным кризисом со времён Второй мировой войны.

Причины такого небывалого нашествия беженцев на Западную Европу вполне понятны. Это нежелание людей находиться в зоне военного конфликта, а также невозможность получить хоть какие-то социальные гарантии. Несомненно, что любой человек будет искать такое место, где его семья и он сам будут находиться в безопасности. Ведущие европейские страны, в частности Германия, давно зарекомендовали себя как стабильные и процветающие государства, которые предоставляют беженцам хорошие условия проживания на территории их государства. Не удивительно, что именно Германия стала пиковым центром, принимающим колоссальный поток мигрантов.

В частности, французское издание «Ле Фигаро» оценивает проблему беженцев как «Исход христиан с Ближнего Востока». Если 100 лет назад на христиан различных течений приходилось 20% населения региона. Теперь, будучи жертвами различных гонений, они составляют всего 2-3%.

Россия, в свою очередь, активно принимает беженцев из Украины. Так, на 2015 год ООН сообщила о 760 тыс. украинцев, бежавших на территорию РФ.

По данным ВЦИОМ на 2014 год, в результате опроса, было выявлено, что 43% опрошенных не согласны с утверждением: Все народы России должны обладать равными правами, и никто не должен иметь никаких преимуществ

Стоит признать тот факт, тема насилия стоит в центре освещения СМИ. В условиях политический разногласий, военных действий на Украине и в Сирии, международного терроризма, потока беженцев, выстраивается почва для политического экстремизма, национализма и ксенофобии.

В подобной ситуации СМИ становятся инструментов воздействия на общественное сознание.

Таким образом, актуальность исследования обусловлена:

·Миграционный кризис в ЕС достиг пика. По данным пограничного агентства ЕС Frontex, с начала 2015 года на территорию Евросоюза прибыли 340 тысяч мигрантов. В свою очередь, в ФРГ зарегистрировано до 800 тысяч заявок на предоставление убежища до конца этого года.

·Число беженцев из Украины с начала конфликта в Донбассе достигло почти миллиона человек. В ООН указали, что большинство из них - почти 750 тысяч - находятся в России.

·Военные конфликты в Сирии и на Украине, послужившие причиной потока беженцев, не завершены, соответственно, тема беженцев будет и дальше подниматься в СМИ

·Участившиеся по всему миру террористические акты поднимают в обществе вопрос религиозного разногласия, который становится острее в условиях массовой миграции жителей мусульманских стран.

·Приток беженцев отражается на экономике принимающих стран и социальной ситуации

Степень разработанности темы характеризуется тремя основными блоками научных исследований. Первая группа посвящена общим аспектам теории массовых коммуникаций рассматривались такими учеными как Р. Барт, Г. Гербнер, Г. Лассауэлл, Д. Макквейл, М. Маклюэн, А. Моль, Г. Шиллер, В. Шрам). В отечественной науке теоретические основы массовой коммуникации разрабатывали Т. А. Алексина, В. Ю. Борев, Ю. П. Буданцев, А. Н. Поздняков, В. В. Почепцов, Ю. В. Рождественский, Б. М. Сапунов, И. А. Федякин

Вторая группа посвящена механизмам создания образа в СМИ (Е.Н.Богдан, Т. Н. Галинская, Р.С. Гиляревский, К.А.Полеева).

Третий блок подразумевает работы по теории и механизмам контент-анализа (Дж.Б. Мангейм ,Р.К.Рич , С.Тичер, М.Мейор, Р.Водак, Е.Веттер).

В данном исследовании освещение темы беженцев рассматривается как конструирование данного социального явления и формирование образа беженца журналистами. В данной работе этот механизм рассматривается посредством исследования медиаобраза беженцев.

Объект: медиаобраз беженца в журнале «Русский репортер» и газете «Комсомольская правда». Предмет: материалы журнала «Русский репортер» и газеты «Комсомольская правда», посвященные теме беженцев.

Цель исследования: выявить различия в освещении темы украинских беженцев в России и беженцев в Европе путем определения ключевых компонентов медиаобразов беженцев.

Задачи:

·определить понятие «медиаобраз»

·рассмотреть понятие «язык вражды в СМИ»

·выявить ключевые характеристики медиаобраза украинских беженцев

·выявить ключевые характеристики медиаобраз беженцев в Европе

·сравнить полученные результаты

Гипотеза: Медиаобраз беженца в Европе отличается от медиаобраза украинского беженца. Временные рамки: Исследование предполагается провести в свете недавних политических изменений (военные действия на Украине и в Сирии), которые привели к притоку иммигрантов (2014-2016 гг.). Методы исследования:

Эмпирические методыТеоретические методыЗадача 1 Рассмотреть понятие «язык вражды и толерантности в СМИ»Работа с документамиПериодизация Анализ исторических источниковЗадача 2 Конкретизировать понятие «медиаобраз»Работа с документамиАнализ литературных источниковЗадача 4 рассмотреть ключевые характеристики медиаобраза украинских беженцев-Количественный анализ Интент анализЗадача 5: рассмотреть ключевые характеристики медиаобраза беженцев в ЕвропеКоличественный анализ Интент анализЗадача 6: Сравнить полученные результаты-Сравнительный анализ

Эмпирическая база: материалы журнала «Русский репортер» и газеты «Комсомольская правда» в период за 2014-2016 год. Выбор данных изданий обусловлен тем, что журналисты широко освещали тему беженцев в своих материалах.

Научная новизна:

До сих пор не было проведено исследований о том, какие методы используются российскими федеральными СМИ для формирования общественного мнения о беженцах. Таким образом, научная новизна исследования обусловлена анализом сформированного в СМИ медиаобраза беженца в период военных конфликтов.

Практическая значимость: данная работа может быть полезна специалистам, изучающим механизмы создания медиаобраза и влияния СМИ на общественное мнение. Более того, исследование может дать понимание того, как средства массовой информации могут смягчить последствия социальных кризисов, таких как приток иммигрантов.

Глава 1. Понятие «медиаобраз». «Язык вражды в СМИ»

беженец журналистский массовый российский

1.1 Теоретические основы исследования

Данный параграф является своего рода концептуальной моделью остальной теоретической главы. В нем оговаривается общий ход теоретических основ, формируется структура теоретической главы, указываются ключевые для исследования понятия. Помимо этого, особенностью этого параграфа является стремление рассмотреть причинно-следственные связи, на основании которых сформировалась теоретическая глава. Иными словами, в этом параграфе представлены рассуждения, касающиеся формирования теоретических основ исследования.

В первую очередь, выделим наиболее важное, ключевое понятие данного исследования. Основываясь на введении нашей работы, можно заключить, что основным концептуальным понятием является «медиаобраз». Именно на его основе предполагается провести исследование интересующих нас аспектов освещения темы беженцев в Российских федеральных СМИ.

Между тем, понятие «медиаобраз» не является простым, не требующим разработки. В своей основе, медиаобраз - результат деятельности СМИ. Анализ научной литературы, исследующей данное понятие - работы Е.Н. Богдан, Т. Н. Галинской, Ю. Белоусовой, Корженевой О. В и др. - характеризуют его, как не имеющее на сегодняшний день четких теоретических рамок.

Исходя из этого, можно сформулировать одну из задач исследования: чтобы конкретизировать понятие «медиаобраз» недостаточно будет рассмотреть основные определения, необходимо также рассмотреть характерные черты и особенности понятия, способы его формирования и проч. Кроме того, необходимо расширить эту задачу следующим образом: нам также необходимо конкретизировать понятие «медиаобраз» и методики его исследований по отношению к теме дипломной работы - освещению темы беженцев в Российских федеральных СМИ.

Эта задача поднимает важный вопрос относительно хода исследования. Проблема в том, что связь освещения темы беженцев в Российских федеральных СМИ и понятия «медиаобраз» не является очевидной. Другими словами, на данный момент не ясно: на каком основании мы применяем медиаобраз по отношению к освещению темы беженцев в СМИ.

Итак, необходимо связать понятие «медиаобраз» и освещение темы беженцев в Российских СМИ.

Решим эту задачу следующим образом. Подойдем к освещению темы беженцев с точки зрения теории коммуникации. Тогда публикация материалов, за определенный нами период - способ реализации СМИ своей информационной функции. Подготовка текста, его тиражирование и донесение до своей аудитории - коммуникативный акт, акт передачи медиасообщения. Тогда анализ медиаобраза позволяет по отношению к освещению темы беженцев в СМИ определить влияние реализации такого коммуникативного акта и способы составления медиатекста с целью оказания нужного влияния.

1.2 Особенности современного информационно пространства

Многочисленные изменения в функционировании общества конца XX - начала XXI вв. являются результатом перехода к «информационному обществу» (М. Порат, Й. Масуда, Т. Стоуньер, Р. Карц). Это общество, в котором значительная часть работающих занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации. «Большинство российских и зарубежных экспертов … вполне обоснованно отмечают, что в постиндустриальном(информационном) обществе власть знаний и информации становится решающей в управлении обществом, оттесняя на второй план влияние денег и государственного принуждения». Одной из основных характеристик такого общества является рассмотрение информации как стимулятора изменения качества жизни. Формируется и утверждается «информационное сознание» на основе широкого доступа к информации. Д. Мартин подчеркивает, что коммуникация - «ключевой элемент информационного общества».

В этой связи неудивительно, что вот уже в течение нескольких десятилетий феномен массовой коммуникации становится объектом пристального интереса многих ученых. Массовая коммуникация (англ. mass communication) - процесс производства и воспроизводства массового сознания, средствами массовой коммуникации (СМК) - сначала периодической печатью, радио и телевидением, а затем и другими средствами электронной коммуникации. Общие аспекты теории массовых коммуникаций рассматривались такими учеными как Р. Барт, Г. Гербнер, Г. Лассауэлл, Д. Макквейл, М. Маклюэн, А. Моль, Г. Шиллер, В. Шрам и др. В отечественной науке теоретические основы массовой коммуникации разрабатывали Т. А. Алексина, В. Ю. Борев, Ю. П. Буданцев, А. Н. Поздняков, В. В. Почепцов, Ю. В. Рождественский, Б. М. Сапунов, И. А. Федякин и др. Влияние, оказываемое средствами массовой информации на общественную и политическую жизнь огромно - массовая коммуникация уверенно утвердилась во всех сферах жизнедеятельности общества, а средства массовой коммуникации закрепились как наиболее значимый информационный источник.

Д. Макквейл, М. Маклюэн утверждали, что массовая коммуникация создает для человека «вторую реальность», которая в повседневной жизни также значима, как и объективная реальность. По отношению к воздействию массовой коммуникации на реальность была разработана теория медиатизации. Кент Асп, шведский медиаисследователь, впервые представил термин медиатизации в рамках воздействия на политическую коммуникацию, он пояснял это явление как процесс, в ходе которого «политическая система находится под влиянием средств массовой информации и ими корректируется через манеру освещения политических событий». С. Гарвард предложил рассматривать медиатизацию, как явление пресыщения и переполнения общества медиа и, как следствие, невозможность существования других явлений отдельно от СМИ.

1.3 Компоненты влияния СМИ на общественное сознание

Понятие «медиаобраз» сравнительно новое: его теоретические основы на данный момент все еще остаются не достаточно проработанным: не существует однозначной, общепринятой трактовки понятия, круг работ, посвященных разработке и исследованию понятия относительно невелик.

Перед тем как приступить к обозначению дефиниций понятия медиаобраз естественным будет рассмотреть историю формирования этого понятия. Богдан Е. Н. при разработке понятия «медиаобраз» уделяет значительное внимание в том числе и понятию «образ».

Исследованием этого понятия занимались представители разных областей наук: литературоведения, психологии, философии, лингвистики и других. В философии «образ» - результат и идеальная форма отражения предметов и явлений материального мира, в теории искусств - любое явление, творчески воссозданное в художественном произведении, интуитивное, «повседневное» значение - наглядное представление о каком-либо явлении.

История понятия «образ» берет начало в изысканиях Платона, затем понятие рассматривал Аристотель, позже Порфирий, Прокл, Плотин. У них образы - «копии копий материального мира». Стоит отметить вклад Р. Декарта и Д. Юма, которые переносят центр внимания с «трансцендентного бога», на действия познающего субъекта. В XIX веке Г. В. Гегель, а затем И. Кант способствуют выделению проблемы образа в отдельную тему. Работы Канта придают образу «роль творящего начала», источника сознания. В ХХ веке З. Фрейд и К.Г. Юнг исследуют психологию образа.

Сегодня, можно найти следующее толкование понятия «образ» в Большом психологическом словаре под редакцией В. П. Зинченко: «Образ -чувственная форма психического явления, имеющая в идеальном плане пространственную организацию и временную динамику». Также, можно обратиться к трактовке, предлагаемой А.В. Петровским и М.Г. Ярошевским: «Образ - это субъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий».

Емкая трактовка дана Арнольдом И. В. в «Стилистике современного английского языка», где образ - это «ментальное восприятие и отражение явлений и фактов, имеющих место в мире, включающее индивидуальное отношение к данным явлениям». Наконец, Ю. В. Белоусова в «Социологии» уже дает трактовку данного понятия, через понятие коммуникации: «Образ - это конструкт сознания, манифестированный индивидом в современной жизни. В этом качестве образ является средством социальной коммуникации ... Посредством образа можно задать нормы, предъявить свое отношение к ним, выразить свои чувства». Однако, как можно заметить, все представленные выше трактовки и подходы к исследованию понятия так или иначе тяготеют к области психологии, философии.

Непосредственно понятию «медиаобраз» предшествовал «публицистический образ». Это понятие разрабатывалось отечественными учеными с начала 1960-х годов: рассматривались его отличия от «художественного образа» (Е.И. Пронин), оспаривалась необходимость соблюдения «принципа документализма», как обязательного атрибута (В.В. Ученова; М.С. Черепахов; Е.П. Прохоров), разрабатывалась классификация дробных частей этого понятия (В.И. Здоровеги; Г.С. Мельник; А.Н. Тепляшиной). Важно отметить, что уже в работах того времени данный феномен рассматривают как коммуникативную функцию: рассматривается влияние «публицистического образа» на аудиторию и её вовлечение в «создание образов» (М.И. Стюфляева). Появление понятия «медиаобраз», по всей видимости, является следствием перехода к «информационному обществу», с присущим ему ростом влияния массовых медиа и качественным изменением их структуры. В результате происходит одновременная деактуализация понятия «публицистический образ» и на сегодня этот феномен рассматривается как составная часть понятия «медиаобраз». В целом, исторический обзор развития научной мысли в данной области свидетельствует в пользу того, что понятие «медиаобраз» не только формируется не в «теоретическом вакууме», но и напротив опирается на уже существующие понятия, становится очевидна роль понятия «образ», как родового понятия для медиаобраза.

1.4 Основные определения. Ключевые исследования

Одной из таких работ является кандидатская диссертация Богдан Е. Н. На практике, в подавляющем большинстве исследований, где употребляется понятие «медиаобраз», можно найти и ссылки на данную работу. Наиболее часто встречаемое определение из этой работы определяет медиаобраз, как «особый образ реальности предъявляемый массовой аудитории медиаиндустрией».

Популярность этой работы у различных исследователей обуславливается в первую очередь тем, что эта работа общепризнано является одной из первых, выполненных в данном русле. Безусловно ценность работы определяется еще и тем, что в данной диссертации впервые произведен глубокий теоретический анализ понятия «медиаобраз».

Автор выделяет устойчивые черты структуры медиаобраза. «Её образуют два ряда элементов: те, в которых представлены фрагменты реальности, и те, в которых отражены мировоззрение, ценностные ориентации, политические представления ..» Согласно Богдан Е.Н., чтобы зафиксировать черты медиаобраза явления, достаточно обнаружить эти элементы в тексте.

Второй работой, которую можно определить как ключевую, является исследование Т. Галинской. Ей принадлежит двойственная формулировка понятия медиаобраз - в узком и широком смыслах. «Узкое» определение медиаобраза «фрагменты реальности, описанные в профессиональных текстах журналистов, отражающие их мировоззрение, политическое мировоззрение, психологические качества». В широком смысле источники медиаобразов не ограничиваются профессиональными текстами, в широком смысле медиаобраз - это «образ реальности, конструированный во всех текстах, созданных в медиа пространстве». Автор отмечает актуальность исследования понятия медиаобраз в связи с превращением СМИ в «мощнейшее средство формирования общественного сознания. Также важным свойством узкого понятия медиаобраз заключается в том, что такой образ создается искусственно - то есть «в процессе специального конструирования фрагментов реальности ». В широком смысле формирование медиаобраза происходит стихийно, а в его формировании участвует большое количество людей.

В рамках понятия медиатизация медиаобраз формулируется как «информационный слой, который возникает между социальным миром и его образом как в сознании индивида, так и в сознании общества посредством деятельности СМИ».

Балалуева в работе «Медиаобраз и социобраз» раскрывает интересные особенности медиаобраза. Формулирует она медиаобраз как «фрагментарную модель реальности, создаваемую в текстах профессиональных журналистов, отражающих их мировоззрение, ценностные ориентации, политические предпочтения, а также психологические качества». В дополнении к медиаобразу автор формулирует понятие социооброза, как способа обратного влияния, то есть «от общества - к СМИ». Стереотипы, рассматриваются автором, как основа медиаобраза. Им характерна эмоциональная окрашенность. Нередко медиаобразы выступают в качестве ретрансляторов стереотипов. Функция медиаобраза формулируется в рамках модели «От СМИ - обществу», заключается в управлении социумом через подготовку и ретрансляцию идеалогизированных конструктов и смыслов. В работе приводятся предпосылки, формулирующие задачи медиапродукта: политика издания, бизнес-структура СМИ, личные ценности авторов.

В исследованиях Д. О. Смирнова определяется уровня медиа-образов:

знаково-символический - вся совокупность знаков и символов, составляющая целостность медиа-объекта;

понятийный - система понятий, культурных значений, ценностей, идей, вербализованных психических состояний, которые скрывают за собой знаки и символы;

смысловой - многообразие и индивидуальных смыслов, переживаний, мыслей, чувств, образов, мотивов, опыта.

На сегодняшний день принято выделять всего две функции медиаобраза: индикаторную и манипулятивную.

1.4 Способы и особенности реализации влияния СМИ

В своей основе освещение проблемы беженцев, как и любого иного явления, - пример выполнения информационной функции СМИ. По своей сути это процесс формирования и доставки информационного сообщения - аудиовизуального материала, медиатекста. Однако, на основе выполнения информационной функции, СМИ реализуют самый главный аспект своей власти и влияния - способность формировать общественное сознание. М.Н. Черкасова утверждает, что социальная жизнь наиболее полно отражена в СМИ, назначение СМИ она видит в трансляции и тиражировании представления о жизни современного общества. Т. Г. Добросклонская утверждает, что «механизм функционирования СМИ предполагает не только и даже не столько отражение окружающей действительности, сколько, и это гораздо более важно, её интерпретацию, комментарий, оценку, способствующую созданию определенного идеологического фона».

Другими словами, благодаря современным технологиям СМИ сегодня охватывают беспрецедентное в истории количество людей, и, как следствие, становятся эффективным инструментом воздействия на общество. Обычно, понятие «общественное сознание» трактуется как совокупность идей, взглядов, суждений, существующих в обществе в данный период. Несмотря на то, что оно формируется под воздействием множества факторов, именно СМИ признается наиболее влиятельным институтом.

Выстраивая вертикаль влияния СМИ на читателей, Л.Л. Реснянская выделяет несколько уровней:

общий уровень влияния, на котором существует необходимость общественной, групповой, индивидуальной коммуникации, «в обмене информацией «по вертикали» (между народом и властью) и «по горизонтали» (между группами, слоями)».

уровень влияния, на котором формируются «вызовы времени» - потребности, отражающие «состояние общества на определенном этапе его развития, в определенной конкретно-исторической ситуации»

частный уровень влияния, который характеризуется избирательным характером информационных потребностей аудитории

У. Липман в книге «Общественное мнение» предпринимает попытку объяснить источник такой власти СМИ и формулирует тезис о том, что большая часть объективного мира находится за пределами достижимости человека (beyond our reach), что, как следствие, приводит к невозможности проверить достоверность информации, предлагаемой СМИ. Это предоставляет СМИ практически неограниченную свободу в формировании «псевдокартины» мира. По У.Липману сообщения, формируемые СМИ - проекции реальности, создающие ложную окружающую среду для потребителя новостей. «Ложная» окружающая среда существует наряду с реальной действительностью, но люди реагируют именно на эту, ложную, искаженную среду, сформированную СМИ, «Потому что в целом настоящая среда слишком обширна, слишком сложна и слишком изменчива для непосредственного изучения».

Массмедиа формируют представления о событийной структуре реальности, предоставляют обществу идеологические услуги в виде интерпретаций, комментария, аналитического осмысления реалий действительности.

Науменко Т. В. в статье «Функция журналистики и функции СМИ» формулирует основную функцию журналистики следующим образом:

«Функцией журналистики как деятельности, выступающей элементом системы духовно-практической деятельности, является внедрение в массовое сознание продуктов специализированного сознания в форме оценок явлений и фактов, актуальных с точки зрения социальных субъектов».

Русакова О. Ф. в статье «Виртуальная власть масс-медиа» выделяет следующие идеологические операции, осуществляемые масс-медиа для выполнения обозначенной выше функции:

·оценочная фильтрация и отбор фактов с позиции определенной модели информационно-политических предпочтений;

·иерархическое структурирование отобранной информации по шкалам актуальности, социальной значимости и психологического эффекта;

·дизайн медиа-реальности: расставление смысловых акцентов, подключение визуальных и звуковых эффектов в целях создания убедительной виртуальной картинки;

·медийное культивирование мифов;

·осуществление экспертного аналитического комментирования и организация общественного обсуждения событий в информационном пространстве;

·продвижение созданного медиапродукта в информационном поле конкурентной борьбы различных идеологических дискурсов.

Результатом подобной деятельности СМИ является формирования общественного мнения, сознания, выработка доминант в системе ценностных ориентаций, политических предпочтений и проч.

1.5 Понятие «язык вражды» в СМИ

Необходимо дать четкое определение понятию «язык вражды» (hate speech). Так, например, Кабинет Министров Совета Европы № R (97) 20 определяет «язык вражды» как все формы самовыражения, включающие в себя распространение, провоцирование, стимулирование или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или других видов ненависти на основе нетерпимости, включая нетерпимость в виде агрессивного национализма или этноцентризма, дискриминации или враждебности в отношении меньшинств, мигрантов и лиц с эмигрантскими корнями.

А. М. Верховский считает, что «язык вражды» - это язык, на котором СМИ говорят с аудиторий, проявляя явную и неявную интолерантность в своих публикациях.

В России это понятие используется для обозначения журналистских материалов, прямо или косвенно способствующих возбуждению национальной или религиозной вражды.

Наиболее близким синонимом является термин «речевая агрессия», которая, обычно, проявляется двумя способами:

·прямой призыв к агрессивным действиям

·формирование или поддержание агрессивного состояния

Проявление насилия - это одна из главных тем СМИ. «Прав американский автор Л. Мартин, что в основе лежит погоня за высоким рейтингом, что для ньюсмейкеров событие, связанное с терроризмом, - это новость высокого качества (high news value). В результате СМИ, сами, возможно, того не осознавая, работают на террористов, создавая им паблисити. Коммерческий успех любой ценой - этот главный внутренний импульс современной шоу- и СМИ-индустрии приводит ее к вольной или невольной пропаганде терроризма».

Однако важно понимать тот факт, что журналистам и редакторам зачастую бывает сложно квалифицировать, например, некоторые заявление спикеров или ньюсмейкеров как экстремистские.

Говоря о «языке вражды», неизбежно приходится столкнутся с проблемой о постановке вопроса границ «свободы слова». Так, например, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод несет в себе определенные основания для ограничения свободы слова как сопряжение: «с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

В Российском законодательстве также существуют обе нормы. Это федеральные Законы «О средствах массовой информации», гарантирующие каждому свободу мысли и слова, и Закон «О противодействии экстремистской деятельности». Следовательно, необходимо понимать, что вопросы ограничения и регулирования системы «речевой агрессии» являются крайне противоречивыми.

Кроме того, существует и некие нормы саморегулирования, прописанные в российских Кодексах профессиональной этики. Например, в Антитеррористической конвенции указано, что журналист обязан учитывать, что мировое сообщество отвергает связь терроризма с какой-либо

конкретной религией, расой или национальностью. Памятка журналиста телекомпании НТВ гласит, что журналисту не должен «связывать этническую принадлежность кандидата с его политическими и моральными качествами».

И. Дзялошинский утверждает, что «язык вражды» - это система кодирования смысла, проблема политкорректности и цензурирования способов выражения.

Независимый институт коммуникативистики (НИК) провел исследование, в результате которого было выявлено, что агрессия в СМИ проявляется с помощью дискриминационной лексики, подбор определенных тем для материалов, и характерного комментирования.

Так, в 2004 году НИК исследовал методы, которые используют журналисты, освещая интолерантные темы или же конструируя медиаобраз.

В основе гипотезы лежало утверждение о том, в журналистике существуют четыре основных метода управления общественным сознанием:

·Первый способ - использование автором таких выразительных средств, которые незаметно для читателя формируют у него определенное отношение к описываемой ситуации или событию или их участникам.

·Второй способ - использование прямых авторских оценок, которые демонстрировали бы читателю «правильное» отношение к описываемым явлениям или ситуациям.

·Третий способ - использование разнообразных поясняющих схем, необходимых для того, чтобы показать читателю определенную логику понимания описываемого явления или события.

·Четвертый способ - демонстрация такой модели поведения в рамках описываемых событий или ситуаций, которая, по мнению автора, является самой разумной.

В ходе исследования были проанализированы 213 материалов четырех федеральных изданий: «Аргументы и факты», «Известия», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец».

В результате было выявлено, что для формирования определенного образа событий или явлений журналисты используют два основных метода: окрашенное описание и прямую авторскую оценку.

1.6 Понятие «образ вражды» в СМИ

Исследуя понятие «язык вражды в СМИ», нельзя обойти стороной причины возникновения подобного механизма и способы борьбы с ним. И. Дзялошинский считает, что, изучая данный вопрос, необходимо перейти от понятия «языка вражды» к анализу «образов вражды».

По мнению автора, люди, и в частности журналисты, обыкновенно имеют сознательно, а чаще подсознательно сформированную систему представлений о каком-либо объекте интереса. Под влиянием таких представлений журналист из всего многообразия событий и объективной картины мира выбирает предопределенные факты, свидетельствующие в пользу заранее сформированного у него мнения. Другими словами, журналисты часто подвержены известному в психологии феномену, когнитивному искажению - предвзятости подтверждения - тенденции искать или интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить имевшиеся заранее концепции.

Одной из таких систем представлений как раз и являются «образы вражды».

В свою очередь, корпоративное журналистское профессиональное сознание является частью всеобщей культуры, в рамках которой оно формировалось. Нельзя отрицать, что современная культура значительно отличается от прежней. Столь быстрые и значительные изменения вызывают защитную реакцию и возрастающий интерес к насилию. В этой ситуации роль СМИ существенно увеличивается. Масс-медиа - это основной ориентир в новой повседневности.

Дзялошинский выделяет три варианта развития общества:

·Первый вариант - защита «Наших» и противостоянии «Чужим», что является почвой для культуры экстремизма, ксенофобии, терроризма и т.д.

·Второй вариант - в центре собственное «Я».

·Третий вариант - культура диалога и толерантности.

Таким образом, можно сделать вывод, что «образ вражды» - это уже определенный сконструированный медиаобраз, направленный на агрессию или ненависть с помощью риторики «языка вражды».

В следующей главе будут рассмотрены материалы на наличие признаков «языка вражды».

Глава 2. Образ беженца в российских федеральных СМИ

.1 Образ беженца, созданный журналом «Русский репортер»

В данном исследовании был выбран журнал «Русский репортер». Это общественно-политическое издание, позиционирующееся как «журнал для людей, которые не боятся перемен, не избегают ответственности, предпочитают сами определять стиль своей жизни».

При отборе материалов важным критерием стало упоминание слова «беженцы», «беженец», «миграция» в тегах к публикациям. Количественный анализ позволил выявить, что в период за 2014-2016 г. в журнале опубликовано 20 материалов на тему беженцев. Из них: два фоторепортажа, шесть репортажей и 12 статей. Стоит отметить, что репортажи занимают отдельное, довольно значимое место в издании, это, как правило, большие и развернутые материалы, несущие художественную окраску, детально и красочно описывающие события и героев. Многие журналисты «Русского репортёра» явно выражают авторскую позицию в своих материалах.

Именно поэтому, в основном, для исследования были выбраны репортажи. Хронологические рамки укладываются в период с 2014 по 2016 год, так как именно в это время активно разворачивались военные действия на Украине и в Сирии, что послужило притоку мигрантов в Россию и европейские страны. Ключевые темы:

·жизнь украинских беженцев в России

·беженцы в Европе

·условиях для беженцев в других странах

·истории беженцев

Для сравнительного анализа, мы разделили темы на два блока: беженцы в России и беженцы в мире.

Образ украинского беженца в России

Украинские беженцы в РФНазваниеАвтор, датаСсылкаПлан «Б». Жить: Чем может помочь рядовому украинскому беженцу рядовой российский гражданинОльга Тимофеева, 27 августа 2014#"justify">Центральной темой первого блока материалов является жизнь украинских беженцев в России: какую помощь они получили в стране, с какими проблемами столкнулись здесь, что заставило людей покинуть родину, в каких условиях проживают в РФ. Герои публикаций, непосредственно, сами беженцы, которые рассказывают о своей жизни в России. Материалы направлены на гуманизацию образа переселенцев. Так, количественный анализ используемой в материалах лексики показал, что самыми употребляемыми являются слова: «беженец» (67), «человек» (66), «ребенок» (30). В материалах приведены имена героев, а также описание их внешности: «Девушка лет двадцати семи. Легкое шелковое платье, платиновые прямые волосы, голубые глаза. И никак не вяжущийся с внешностью жесткий, бескомпромиссный тон», «говорит Тося, немолодая женщина в широкой блузке с крупными цветами». Модальность риторики в подобных описаниях носит нейтральный либо положительный характер.

Так как цель материалов - показать образ жизни беженцев в России, то немаловажную часть авторы отводят описанию условий и быта, в котором живут герои. Это подтверждает и количественный анализ: «дом» (25), «общежитие» (18), «работать» (40). Для описания условий журналисты также используют выразительные средства: «комнаты - плацкартные вагоны, застрявшие вне времени и пространства», «Первый червь сомнения зародился, когда через неделю после выдачи «подъемных» деньги вдруг превратились в беспроцентный кредит», «Холодный душ окатил беженцев вместе с первыми выплатами в октябре».

В выбранных материалах герои, в первую очередь, говорят о проблемах, с которыми они столкнулись при переселении. В материалах подчеркивается материальное неблагополучие беженцев: «кредит» (15), «рубль» (13), «зарплата» (10). В качестве примера можно привести цитаты самих героев: «И опять же в паспортном столе нам сказали: берите разрешение на работу, идите работайте. Говорю: я хотела бы получить статус беженца. Мне в ответ: это необязательно. Но в Россоши нет работы. Если есть, то за 6-7 тысяч, а квартиру снимать - 15 тысяч». Владимир Емельяненко передает настроение героев с помощью изобразительно-выразительных средств языка: «Женщины говорят, что чувствуют себя загнанными в клетку», «Голос в телефонной трубке срывается на треск».

Также автор транслирует образ через описание деталей: «затертые листочки», «держится за сердце пожилая Любовь Почерина».

Очевидно, что без внимания не осталось и отношения властей к переселенцам. В репортаже «Хозяин - барин» Владимир Емельяненко дает слово главе администрации Ромодановского района, который выражает свое мнение относительно украинских беженцев: «По договору они должны освободить дома, как только перестают работать. А они живут и за газ, свет, ни за что не платят. Мол, денег у них нет. А знаете почему? Работают мало, а потребности большие». Дмитрий Соколов-Митрич также предоставляет слово местным властям, называя их позицию «жесткой»: «будьте, как в гостях, но не забывайте, что вы дома. Власти понимают, что большинство беженцев настроено получать российское гражданство - и как только это произойдет, никаких привилегий для них уже не будет».

Образ беженцев дополняется рассказами героев о том, почему они покинули Украину и о военных действиях. Одно из самых употребляемых слов в материалах - «война» (20). Каждый персонаж рассказывает о своем прошлом: «А еще через день в наш дом снаряд попал, - продолжает Ольга. - И знаете - мне даже как-то легче от этого стало. Оттуда надо или уезжать, или оставаться и драться. Просто так жить там нельзя».

В материале «План «Б». Жить» 11 героев, каждый рассказывает о том, как переживал события на Украине, в результате которых им пришлось покинуть страну. Автор упоминает о синдроме беженца и заявляет, что в таком состоянии нельзя чего-то требовать от людей.

В целом, образ украинского беженца на основе материалов журнала «Русский репортер» - это образ человека, вынужденного покинуть родину в результате войны. Это человек, который пострадал от агрессии, потерял имущество, и вынужден просить помощи у России. Украинские беженцы - это жертвы военных действий. Чтобы приблизить читателя к герою, в материалах приводятся статистика, бэкграунд политических событий, также в центре сюжетов - не абстрактные персонажи, а конкретные люди, у них есть имена, история, их внешность и манеры детально прорисованы. Более того, два репортажа проиллюстрированы фотографиями героев из личного архива.

Важно заметить, что, несмотря на проблемы, с которыми сталкиваются беженцы, в России они получили немаловажную помощь от государства.

В целом, отношение к украинским беженцам, транслируемое в журнале «Русский репортер», подается в колонке от редакции издания, опубликованное 27 августа 2014 г. В материале написано, что проблемы беженцев приняты в российском обществе «близко к сердцу». Авторы считают: факт того, что украинцы селятся у родственников, - лучшее доказательство наличия исторических связей России и Украины. Тут же саркастично приводится пример разобщенности европейских стран: «В «единой Европе» такое вряд ли возможно: все-таки совсем разные народы. И хотя бегут, как говорят, и от ополченцев тоже, важно, куда бегут». Авторы замечают, что предпочтительнее, если бы беженцы остались на родине, но «русские своих не бросают». Ключевые слова материала в том, что украинские беженцы воспринимаются как «свои». Нельзя игнорировать позицию российских властей по отношению к конфликту на Украине, но, если не принимать во внимание политический настрой общества, то, несомненно, культурная близость украинцев - это немаловажный фактор, предопределяющий отношение к ним.

Образ беженца из Украины в журнале - это образ соседа, попавшего в беду. Да, в России им пришлось столкнуться с проблемами, но здесь им лучше, чем на территории воюющего государства.

В «Русском репортере», в первую очередь, каждый украинский беженец - это человек, жертва войны. А задача российского общества - принять их и помочь. Например, Ольга Тимофеева, в своем репортаже «План «Б». Жить» отвечает на главный вопрос материала, который указан в подзаголовке: «Чем может помочь рядовому украинскому беженцу рядовой российский гражданин».

В конце репортажа редакция «Русского репортера» размещает для читателей информацию о волонтерских организациях и организациях гуманитарной помощи, а также контактную информацию для беженцев и тех, кто хочет им помочь.

Образ беженца в мире

Беженцы в миреНазваниеАвтор, датаСсылкаДырка в Европу Как на самом деле выглядит поток беженцев в ЕвросоюзДмитрий Виноградов, 23 сентября 2015#"justify">Второй блок выбранных материалов журнала «Русский репортер» посвящен теме «других» беженцев: это беженцы, стремящиеся в страны Евросоюза, сирийские беженцы, а также беженцы, обосновавшиеся на территории других государств. Спектр тем и, соответственно, освещаемых проблем - шире. Однако, по-прежнему, в центре сюжета - беженцы.

В этих материалах медиаобраз беженца не выражается так явно, как образ украинских мигрантов. Во-первых, героев гораздо меньше, чем в предыдущих репортажах. Во-вторых, они не прописаны так ярко и детально. В представленных публикациях нет такого глубокого погружения в историю и характер персонажей. Тем не менее, спектр тем более разнообразен. Журнал осветил миграционную ситуацию в Венгрии, условия, в которых проживают беженцы государства Науру, а также отказ России предоставлять убежище сирийцам. В центре сюжетов - социальный процесс беженства. Это подтверждает количественный анализ: «страна» - 34, «беженец» - 31, «лагерь» - 23, «правительство» - 20, «нелегальный» - 18, «центр» - 16. Главной темой, объединяющей выбранные материалы, является отношение государства к потоку беженцев. Например, Юлия Вишневецкая, отвечая на вопрос: почему Россия перестала принимать сирийских беженцев, приводит всего по одному комментарию от двух сирийцев. Читатель узнает только то, что героиню зовут Фатима, она приехала в Россию в 2011 году вслед за мужем и сыном, сейчас их дом разрушили. Второй персонаж - это 28-летний Анас. Основное место журналист отводит экспертам, рассуждающим о миграционной политике РФ. В материале подчеркивается, что в России получить убежище все труднее и труднее, в качестве примера рассказывается история молодого человека, который приехал в страну, а после окончания срока действия паспорта, был депортирован в Дамаск.

В репортаже Виноградова также присутствует обезличивание беженцев: «Поток желающих не иссякает: сирийцы, афганцы, африканцы и монголоиды». Беженец предстает перед читателем как «массовый поток». Автор совершенно беспристрастно описывает процесс наплыва мигрантов на Венгрию.

Оба материала представляют собой сухой набор фактов и аналитики, разъясняющей политику двух государств в отношении беженцев.

Третий репортаж «Остров нелегалов» отличается и больше похож на материалы об украинских беженцах. Здесь присутствуют герои, рассказывающие свои истории, а задача автора - показать, как они живут. Детальное описание отсутствует, читатель знает их имена и обстоятельства, в которых они оказались. Всего в материале восемь героев: два шиита-беженца из Пакистана, которых преследовал Талибан, супружеская пара, вынужденная бежать из Ирана из-за своей приверженности Христианству, семья из Иранского Курдистана, молодая женщина из Сомали. Все герои описывают условия, в которых им приходится жить. Автор выражает сочувствие беженцам: «история Аднана еще не самая печальная», «в Науру Риаза поместили в лагерь с практически тюремными условиями».

В репортаже беженцы выглядят не как жертвы войны, а, скорее, как жертвы политики принявшего их государства, однако, их рассказы - это не жалобы, а протесты: «Я не боюсь запугиваний иммиграционных служб и полиции. Не хочу скрывать своего имени или лица» Кроме того, все герои, несмотря на запрет на общение с журналистами, с готовностью предоставляют информацию репортеру, незаконно проводят его на территорию лагеря, приводят его к другим беженцам. Их рассказы не сентиментальны, это, скорее, перечисление событий и обстоятельств без лишних эмоций: «Нас когда сюда выпустили, мы думали, все, свобода. Оказалось, что не так все просто. С острова нам никуда нельзя деться, документов, кроме бумажки о статусе беженца, нет. Родственников сюда тоже не пригласишь - мы очень далеко отовсюду, и визу Науру получить сложно, посольств этой страны нет практически нигде. С иранским паспортом сюда просто не попадешь. Когда поселились в этом лагере, я думал, найду работу, ребенок начнет ходить в школу, он ведь уже два года пропустил. Но работы здесь практически нет, мы все время сидим в этом железном контейнере». Кроме того, автор приводит отчет о низком уровне медицины в острове для беженцев, опубликованный в The Guardian.

В целом, в этих материалах формируется достаточно безличностный образ беженца, который рассматривается в рамках глобального механизма. Журналисты не помещают в центр освещения проблемы человека-героя материала. Рассказы персонажей занимают далеко не центральную позицию репортажа, им отведена небольшая часть публикации. Авторы не приводят детали их внешности или поведения. В целом, риторика носит абсолютно нейтральный характер описания.

Дегуманизацию подтверждает и количественный анализ: в материалах об украинских беженцах наиболее употребляемые слова - это «человек», «ребенок», «зарплата», «дом», что указывает на расставленные акценты в репортажах. В публикациях второго блока самые популярные слова - «страна», «лагерь», «правительство».

Образ беженца в журнале - это или образ потока, массы или образ человека, столкнувшегося с трудностями. Если украинский беженец - это что-то требующее от читателя понимания и помощи, то, например, сирийский беженец не призывает аудитории к действиям, но и не вызывает неприязни. Такой образ вызывает равнодушие или сочувствие.

2.1 Образ беженца, созданный газетой «Комсомольская правда»

Для исследования также была выбрана общественно-политическая газета «Комсомольская правда» (КП). Это издание, как и «Русский репортер» отводит немаловажное значение репортажам, художественно и детально описывающим те или иные события Журналисты «КП» зачастую ярко выражают свою авторскую позицию в материалах.

Так же, как и в предыдущем параграфе главным критерием отбора материалов стало упоминание слова «беженцы», «беженец», «миграция». Таким образом, было выявлено, что в период за 2014-2016 г. в газете опубликовано 38 материалов на тему беженцев.

В рамках исследования были выбраны только текстовые материалы.

Так как репортаж - это наиболее информативный жанр, в котором журналисты могут ярко выраженно транслировать свою позицию, для исследования в основном были выбраны репортажи. Хронологические рамки остаются теми же: период с 2014 по 2016 год.

Ключевые темы:

·жизнь украинских беженцев в лагерях для беженцев

·жизнь украинских беженцев в России

·помощь россиян украинским беженцам

·беженцы в Европе

·причины/процесс/последствия миграционного потока в Европу

Для сравнительного анализа, как и в предыдущем параграфе, мы разделили темы на два блока: беженцы в России и беженцы в мире.

Образ украинского беженца в России

Украинские беженцы в РФНазваниеАвтор, датаСсылкаБеженцы из Донбасса: Мы уже никогда не вернемся обратноНиколай Варсегов, 24 августа 2016#"justify">Чтобы определить медиаобраз украинского беженца, необходимо провести интент анализ.

Репортажи глубоко погружают читателя в быт и условия, в которых находятся украинцы в ростовском общежитии, лагерях для беженцев в России и на границе. Все три выбранные материала - это репортажи, описывающие обстоятельства, в которых оказались беженцы.

Как показал количественный анализ, самые употребляемые слова: «человек» - 50, «беженец» - 29, «помощь» - 17. Это говорит о том, что в материалах используется прием гуманизации медиаобраза беженцев.

Значительную часть журналисты отводят детальным описаниям жизненных условий, быта, образа жизни героев. Так, например, корреспондент Николай Хижняк, побывавший в лагере для беженцев, описывает, как обитатели, трудятся, помогают друг другу и оперативно размещают вновь прибывших. Многие сцены прорисованы до мельчайших деталей, чтобы продемонстрировать читателю сплоченность беженцев, их дисциплинированность и четкое соблюдение внутриобщественных устоев. Ложатся все в одно время, встают и завтракают вместе, повара начинают готовить в 4 утра, чтобы все успеть. Затем построение и продолжение работы. Автор прямым текстом дает оценку происходящему: «Спасатели, безусловно, молодцы. Такой слаженной работы и организации я не видел больше нигде».

Однако, беженцы предстают и в противоположном свете.

Журналист делится своими «неприятными» впечатлениями, указывая, что в лагере присутствуют люди, «привыкшие к «халяве». Корреспондент сообщает, что такие люди «начинают наглеть и чего-то требовать, изображая в любой ситуации «жертв». Таким образом, перед читателем, помимо сплоченных, дружных и работоспособных беженцев предстают и другие, описываемые журналистом как: «наглые», «требовательные», «откровенно хамоватые». Это категория недовольных беженцев, которая представлена журналистом в исключительно негативной тональности. Однако, Николай Хижняк проводит резкую черту между отрицательными и положительными в его репортаже героями. Первые - это, как заявляет корреспондент, «всегда те, кто пострадал меньше всего».

Интересно то, что журналист не дает слова самим беженцам: в материале нет рассказанной героем истории. Весь репортаж построен на описании и рассказах корреспондента. Несмотря на это в последней части материала явно транслируется сочувствие к переселенцам. Корреспондент, описывая очередь на погранпункт, акцентирует внимание читателя, в первую очередь, на большое количество детей с «мамашками», которые, перейдя границу, «останавливаются и растерянно оглядываются». Затем автор вновь делится с читателем собственными ощущениями: «Вот эта минута самая страшная. Я на секунду представил, а что было, если бы с нашей стороны людей никто не встречал? Если бы Россия не протянула бы руку помощи братьям-славянам? И мне стало страшно за братьев». Таким образом, корреспондент как бы неразрывно связывает образ украинского беженца с образом «брата», оказывающего помощь (России). Это неразрывное сочетание - является ключевой темой большинства материалов «КП» об украинских беженцах, и главным посылом для читателей: Россия помогает или Россия должна помогать.

Этот же угол подачи выбирает корреспондент «КП» Николай Варсегов, освещая жизнь в российском общежитии для беженцев. Автор в самом начале материала заявляет о своей позиции: «Уверен, что мы обязаны этих людей кормить, помогать им всячески. И не только из гуманных соображений». Герои репортажа - это сбежавшие «из ада, устроенного карателями, в рай» беженцы.

В то же время корреспондент подчеркивает, что человек, привыкший к комфорту, сочтет подобные условия для жизни неприемлемыми.

Последняя часть материала называется «Эти беженцы нам нужны» - это авторская позиция. Корреспондент предлагает строить в России дешевые и простые деревянные дома «причем руками все тех же беженцев». Автор уточняет: «пусть не хоромы, но все же жилье пристойное». Самих беженцев он называет «материалом», к которому призывает сограждан относиться бережно.

Таким образом, беженцы в репортаже Варсегова - это люди, которые должны довольствоваться минимальным, ведь они сбежали от войны и смерти, а, значит, условия, в которых они проживают в России («тесно, жарко, комары, на 38 комнат тут всего одна уборная») должны казаться «райскими».

Как уже было сказано, Варсегов, как и его коллега, еще в начале материала выражает мнение, что россияне обязаны помогать беженцам. В заключении же, корреспондент акцентирует внимание на том, что эти люди россиянам «совсем не чужды». Более того, Варсегов указывает: помимо «своих» беженцев в РФ находятся еще и «азиатские гастарбайтеры». С ними могут начаться этнические проблемы, в то время как с украинскими беженцами подобное не произойдет, считает автор.

Таким образом, мы можем наблюдать, что призыв к помощи может основываться на разных мотивах.

Это подтверждается и в другом выбранном для исследования репортаже. Варсегов, освещая жизнь в лагере, цитирует слова самих обитателей. В материале несколько героев - беженцев, чьи небольшие истории приводит корреспондент. Рассказы носят, скорее, бытовой характер: темы войны, смерти, трагедии не поднимаются. Так, например, в материале приведена полушутливая беседа беженцев о выборе города, в который необходимо уехать. Одна героиня рассказывает автору о том, почему она решила не ехать к супругу в Архангельск, вторая - о причинах, по которым ее семья едет именно в Красноярск.

Журналист при описании героев называет имена, возраст, внешний вид, специальность: «Симпатичная молодая женщина», «женщина средних лет заботливо причесывает молодуху».

Беженцы описываются автором как «народ, в основном, приличный». Приводится и представитель меньшей части - «экземпляр». Это - с утра пьяный «по-скотски» парень, который рассказал корреспонденту, что «российские менты машину отжали».

Так, образ беженца формируется через представленных в материале героев. Автор знакомится с ними совсем поверхностно, - это обыкновенные люди. Журналист называет персонажей «молодуха», «дурень», «невестка».

Вторая же часть материала представляет собой авторское описание ситуации. Угол подачи резко смещается на политическое противостояние между государствами: «… идут и идут к нам с запада. А идут оттого, что киевская преступная хунта все больше лупит по их городам и селам из всех орудий. Все больше мирных людей, включая стариков и детей, погибают под украинскими снарядами». На контрасте выступает следующий абзац, в котором автор перечисляет, какую помощь оказала Россия беженцам, проклинающим «известных киевских палачей».

Как и предыдущие, материал транслирует образ беженцев через призму помощи, предоставляемой российскими властями. Более того, здесь тема украинских беженцев перестает быть главной, а сами герои - уже не центр репортажа, а некий рупор для выражения определенной политической позиции. В подобной роли выступают и герои предыдущего репортажа Варсегова, заявляя, что не вернутся домой: «Если вдруг победят бандеровцы, то нам на родине отомстят за все. Но если и победят наши, то там все равно разруха и денег не заработать. Детей в нищете растить. Да и дома-то наши поди уже все разбиты. Поэтому нам хоть за Магадан, лишь бы там было мирно, жилье нормальное и работа».

Если в начале материала журналист, создавая образ беженца, применял разговорную лексику, несущую, позитивное восприятие, то в последних абзацах риторика меняется. Из палаток доносится женский плач, в то время как «Киевская хунта делает все для того, чтобы гуманитарка не досталась голодным людям». Беженец - жертва жестокой украинской власти, которой нужно протянуть руку помощи.

Исходя из вышесказанного, стоит попытаться охарактеризовать образ украинского беженца в газете «Комсомольская правда».

В первую очередь, стоит отметить, что газете складывается неоднозначный образ.

Анализ материалов показал, что одна из ключевых характеристик: украинцы - это «свои», а значит, они готовы к работе, неопасны для российского общества, легко интегрируются. Тем не менее, на данном этапе, украинские беженцы - это гости, которые еще не обосновались на территории страны.

Как было уже указано, во всех исследуемых материалах беженец из Украины - это жертва политического режима Киева, нуждающаяся в помощи от Российских властей и граждан страны.

Примечательно, что, освещая тему беженцев, журналисты демонстрируют читателям свое отношение к событиям на Украине. Таким образом, образ беженца становится инструментом для журналистов «КП».

С помощью контент-анализа было выявлено, что авторы открыто транслируют политическую повестку, демонстрируя негативное отношение к киевским властям.

Таким образом, в материалах используются прямые авторские оценки, которые демонстрируют читателю «правильное» отношение к описываемым явлениям или ситуациям.

Образ беженца в мире

Беженцы в миреНазваниеАвтор, датаСсылкаСветопреставление в Старом Свете: Европу захлестнули полчища алчных мигрантовДарья Асламова, 25 августа 2015#"justify">Газета «Комсомольская правда» уделяет немеловажное значение теме беженцев из мусульманских стран. Наиболее употребляемыми словами в выбранных материалах стали «беженец» - 119, «граница» - 43, «Европа» - 42, «мигрант» - 39, «поток» - 20.

В материалах также ставится акцент на то, что это «другие» беженцы, которые не являются жертвами. Авторы указывают на благополучие этих людей, уверенность и наглость. Асламова заявляет, что они не похожи на тех людей, которым нужна помощь. Автор упоминает, что беженцы владеют «новенькими айфонами» и «ноутбуками», а также хорошо говорят на английском. «Выходя на улицу, они немедленно начинают разговаривать по телефону и подключать модные гаджеты к интернету».

Отношение журналиста довольно ясно выражено. Например, автор пишет, что «происходящее оскорбляет ее до глубины души», а беженцев называет «озлобленными». Также значительный упор ставится на культурные различия мусульман и европейцев. Неоднократно указывается, что женщины даже в жару одеты в хиджаб, а мужчины негативно настроены по отношению к европейской культуре. Автор цитирует слова беженцев: «здесь наши женщины», «разве это прилично пожилым женщинам шляться по улицам вечером и общаться с молодыми мужчинами? Мы прошли через всю Европу, и люди здесь странные. Мы видели даже молодых женщин, которые раздавали нам бутерброды. Они почти раздеты и всем им уже не меньше двадцати. Таких старых в Пакистане замуж уже не берут». Журналистка указывает, что эти заявления вызываю

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.