Жизнь и деятельность А.Ф. Смирдина

Тип:
Добавлен:

Содержание

Введение

. Жизнь и деятельность А.Ф. Смирдина

. Журнал "Библиотека для чтения"

. Книгоиздательская и книготорговая деятельность Смирдина

Заключение

Список литературы

Введение

История русского издательского дела 19 в. тесно связана с общественными движениями и становлением капиталистических отношений в России. В начале века получает развитие технология книгопечатания, увеличивается производство бумаги, улучшается её качество. В 1802 предварительная цензура заменена последующей (т. е. после выхода печатной продукции), в 1804 утвержден первый цензурный устав. С первых лет 19 в. в. связи с разрешением открывать вольные типографии возрастает значение частных типографий. Изданием книг занимались меценаты из дворян, но главную роль в И. д. постепенно переходит к типографам и книгопродавцам. В 20-х гг. в Петербурге насчитывалось 26 типографий, половина из них принадлежала частным лицам. Из всех книг, вышедших в России на русском языке в начале 19 в., более 3/4 было напечатано в Петербурге и Москве (приблизительно поровну). Издатели и книготорговцы обзаводились собственными типографиями. Наиболее видными из них были В. А. Плавильщиков, Н. С. Всеволжский, С. И. Селивановский, И. В. Слёнин, А. П. Плюшар (не имел торговли), Глазуновы. После подавления восстания декабристов 1825 наступили трудные времена и для прогрессивного русского книгоиздательства. Жесточайшие цензурные уставы 1826 и 1828 сковывали развитие печатного слова в России. В связи с революционными событиями 1848 в Западной Европе, ростом оппозиционных настроений передовой русской интеллигенции царское правительство усилило гонения на прогрессивных издателей; с образованием, так называемого Бутурлинского комитета по делам печати наступило «мрачное семилетие» (1848-55). Насущной потребностью русского революционного движения было создание вольной, бесцензурной печати как оружия в борьбе против крепостничества и царизма. В 1853 в Лондоне А. И. Герцен основал Вольную русскую типографию, положившую начало зарубежной бесцензурной русской печати. Дело Герцена было подхвачено в России революционными демократами. Легальные издательства в это время всё явственнее оформлялись в самостоятельную отрасль производства; изменялись отношения между издателями и авторами, был введён авторский гонорар, заложены начала авторского права. В руках буржуазных издателей-коммерсантов литература становится источником наживы. Издатели-коммерсанты смотрели на книгу как на товар и неохотно брались за издание произведений современных авторов, многие из которых вынуждены были на собственные средства издавать свои произведения. Возникают новые издательские фирмы - Ф. И. Салаева, Я. А. Исакова, Базуновых.

Особую роль в развитии русского издательского дела сыграла издательская деятельность А. Ф. Смирдина, по имени которого В. Г. Белинский назвал целый период истории русской литературы. Смирдиным были изданы произведения А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, И. А. Крылова, В. А. Жуковского и многих других русских писателей, сочинения которых он издавал щедро и бескорыстно.

Познакомимся поближе с этим удивительным человеком.

1. Жизнь и деятельность А.Ф. Смирдина

Александра Филипповича Смирдина с полным правом можно назвать выдающимся русским просветителем. В истории русской культуры и просвещения он - человек весьма примечательный. Выдающийся издатель, типограф, книгопродавец, владелец коммерческой библиотеки, один из первых русских библиографов, страстный книголюб, А.Ф. Смирдин много сделал для распространения книги, знаний, образования в нашей стране.

До недавнего времени приводились довольно противоречивые сведения о времени и месте его рождения (назывались, например, 1794 год и город Волоколамск). Однако позже книговед В.П. Гурьянов на основании найденной им записи в метриках Троицкой церкви в Лужниках установил, что Александр Филиппович Смирдин родился 1 февраля (21 января по старому стилю) 1795 г. в Москве, в Замоскворечье, где в то время проживало в основном столичное купечество. Дом, в котором родился А.Ф. Смирдин, сохранился до наших дней - ул. Бахрушина, 16. Его отец, выходец из Волоколамска, в 1792 г. был зачислен в московское купечество.

Ни в гимназии, ни, тем более, в университете Саше учиться не довелось. Овладев с помощью дьячка соседней церкви первоначальной грамотой, он все свои обширные знания приобрел с помощью самообразования.

С Москвой связано не только место рождения и начало жизненного пути А.Ф. Смирдина, но и трудная работа мальчиком в лавке своего дяди книгопродавца П.А. Ильина, где он осваивал азы будущей профессии. Можно сказать, что далее ему просто повезло, т.к. после Отечественной войны 1812 г. он стал приказчиком известной по всей России лавки купца А.С. Ширяева. Вывеска над входом гласила - Российские книги, географические атласы, ландкарты и планы. Он же арендовал книжную лавку Московского университета, которую привел в наилучшее состояние.

Этот предприимчивый и образованный человек был и издателем: он выпускал книги по литературе, истории, сельскому хозяйству, географии, портреты, эстампы. А.С. Ширяев изобретательно проводил рекламу, вел библиографическую работу, выпуская всевозможные Реестры. Кроме того, был он страстным библиофилом, собирал редкие старопечатные книги; представление о коллекции дает ее каталог, составленный и изданный собирателем. Здесь Александр Филиппович Смирдин прошел хорошую выучку, приобрел конкретный опыт книжной торговли и издательского дела, знания книжного искусства, здесь раскрылись его призвание и дарования, позволившие ему позже развить огромную книготорговую и издательскую деятельность в Петербурге, куда он переехал в 1817 г.

В столице А.Ф. Смирдин не сразу завел собственное дело. Вначале поступил на службу приказчиком у просвещенного книгоиздателя, библиографа и книгопродавца, владельца типографии и Библиотеки для чтения Василия Алексеевича Плавильщикова (1768-1823). Он сыграл решающую роль в судьбе Смирдина, поэтому стоит представить его подробнее. Еще в 1794 г. В.А. Плавильщиков основал в городе на Неве издательство, ставшее в начале XIX в. одним из крупнейших в России. Достаточно сказать, что с 1807 по 1824 г. им выпущено 227 книг. В 1815 г. Плавильщиков открыл при своей книжной лавке частную Библиотеку для чтения (1800 названий), в которую вошли и книги его брата - актера и драматурга П.А. Плавильщикова. Через пять лет в ней насчитывалось уже более семи тысяч названий.

Но дело не только в количестве экземпляров. Это был первый в Петербурге книжный магазин, который отапливался в холодное время года. До того книги продавали разносчики в мешках на улицах, торговали книгами и на рынках. Состав Библиотеки для чтения отражен в хорошо известной Росписи российским книгам для чтения из библиотеки В. Плавильщикова, составленной одним из виднейших русских библиографов первой половины XIX в. В.Г. Анастасевичем. По мнению историка библиографии Н.В. Здобнова, эта тщательно составленная роспись, охватившая весьма значительную часть русских книг XVIII и начала XIX в. и почти все новые книги за время с 1815 г., была выдающимся явлением в русской библиографии. Роспись… и ежегодные прибавления к ней давали читателям наглядное представление о книжных богатствах страны.

Своим редким трудолюбием, добросовестностью и любовью к книгам А.Ф. Смирдин покорил В.А. Плавильщикова - он стал его главным приказчиком, ближайшим доверенным лицом. Более того, Плавильщиков завещал своему сотруднику все имущество - книги, магазин, типографию. Приступив в 1823 г. к собственному делу, А.Ф. Смирдин прежде всего расширил книжную торговлю своего предшественника, ввел немало прогрессивных новшеств. Он обеспечил свободный доступ покупателей к книжным полкам, ввел библиографическую работу, широко использовал рекламу в газетах и журналах, принимал предварительные заказы на печатающиеся издания. При этом все свое торговое предприятие он сделал еще более привлекательным, приятным для посетителей. Поэт П.А. Вяземский с удовлетворением писал о первой европейской лавке с русскими книгами А.Ф. Смирдина: В ней не темно, не холодно, не сыро и не грязно.

Значительно пополнил А.Ф. Смирдин и библиотеку, ставшую крупнейшей частной библиотекой, насчитывавшей не менее 12 тыс. томов. Пользоваться ею за небольшую плату мог любой желающий. По примеру своего предшественника А.Ф. Смирдин выпустил Роспись российским книгам из библиотеки Александра Смирдина, в которой вместе с двумя прибавлениями зарегистрировано более 12 300 книг. Издана она была анонимно; теперь установлено, что в ее составлении, кроме В.Г. Анастасевича принимали участие А.Ф. Смирдин, Ф.Ф. Цветаев, Д.И. Языков.

Роспись высоко оценили современники как настольную книгу каждого литератора (В.Г. Белинский). А современные исследователи считают ее прямым продолжением Опыта российской библиографии В.С. Сопякова.

2. Журнал "Библиотека для чтения"

Еще одной интересной и важной культурной инициативой А.Ф. Смирдина, имевшей при этом и коммерческий успех, стало издание журнала «Библиотека для чтения» (рис. 1). Первая книга нового журнала вышла в январе 1834 года. Это был первый российский толстый энциклопедический журнал, осознанный как литературный факт. Журнал критиковали за "пестроту" содержания, но многим именно пестротой он и нравился - число подписчиков быстро достигло пяти тысяч.

Рис. 1. Заглавный лист первого номера журнала "Библиотека для чтения"

Его разнообразные разделы неизменно присутствовали во всех номерах (добавлялась временами только "Мода" с раскрашенными картинками, изображающие последние моды. Обычно они заимствовались из парижских журналов. Увеличился и объем: с 18 до 24 печатных листов).

По примеру "Библиотеки" и "Отечественных записок" издавались потом пушкинский и некрасовский "Современник" да и наши "толстые" журналы.

Специфичной для журнала литературной установкой был синкретизм материалов, из которых он компоновался. В противовес современным журналам, в массе своей проводящим принцип тематической дифференциации (журналы литературные, спортивные, медицинские и т. д.), «Библиотека для чтения» стремилась к универсализму, к энциклопедичности. Это был журнал «словесности, художеств, промышленности, наук, новостей и мод».

Составлялся он из следующих разделов: 1. Русская словесность. Стихотворения. Проза. 2. Иностранная словесность. 3. Науки и художества. 4. Промышленность и сельское хозяйство. 5. Критика. 6. Литературная летопись. 7. Смесь.

Очень по-разному оценивают эту смирдинскую инициативу современники. Вот несколько оценок.

«Все ожидают, -писал князь П. А. Вяземский И. И. Дмитриеву 14 августа 1833 года, - пришествия нового журнала Смирдина… На перспективе в окнах книжной лавки Смирдина объявление о нем колет глаза всем прохожим полуаршинными буквами. Хороша программа нового журнала. Самое заглавие - нелепость. «Библиотека для чтения»! Да для чего же и может служить библиотека? Нащекин говорит: «После этого можно сказать - карета для езды».

А вот как откликнулся журнал «Московские ведомости», который в №5 за 1834 год писал: «Наконец, в Москве получен и прочитан первый номер журнала, издаваемого А. Ф. Смирдиным, «Библиотека для чтения». Кто не порадуется этому и с патриотическою гордостью не скажет: и мы не отстаем на поприще просвещения от иноземцев! И у нас есть свой журнал, своя словесность…»

Шевырев достаточно объективно писал о «Библиотеке для чтения»: «Она - огромный пульс нашей словесности, двадцать раз в году толстым томом ударяющий по вниманию читателей, и если бы критика, этот медик литературы, захотела узнать о здоровье нашего русского слова, за Библиотеку она должна взяться и по движению этого пульса судить о состоянии нашей словесности… «Библиотека для чтения» есть просто пук ассигнаций, превращенной в статьи, чрезвычайно разнообразные, прекрасные, но более плохие, редко занимательные и часто скучные».

Гоголь, как и вся почти литературная группа, примкнувшая в последствии к «Современнику», относившийся резко враждебно к «Библиотеке», пишет матери: «Я бы вам прислал теперь Смирдина журнал, но он так толст, что за пересылку его больше нужно заплатить, нежели он сам стоит; притом же очень глуп. Все порядочные люди и великие писатели от него отказываются; в высшем кругу его никто не читает. Только в провинции находятся люди, которые его читают еще и восхищаются дрянью».

Позже успех «Библиотеки» был признан как ее сторонниками, так и противниками. И. Панаев пишет: «Толстый журнал, издаваемый Смирдиным и редактируемый Синковским, имел колоссальный по тому времени успех. Пять тысяч подписчиков - какая приятная цифра. О роскоши, с которою жил редактор «Библиотеки», носились тогда преувеличенные, чуть не баснословные слухи…»

«Успех «Библиотеки для чтения» г. Смирдина, - писала редакция «Пчелы», - возбудил в некоторых литераторах и книгопродавцах опасения насчет упадка других литературных журналов. Мы не верим этому. Неужели в России так тесно, что только одному журналу и можно идти, не задевая других?.. Нам кажется, напротив того, совместничество хорошего журнала весьма полезным».

При этом важно отметить: и сторонники, и противники «Библиотеки…» прекрасно понимали, что новое издание, в противовес прежним журналам, имевшим хождение главным образом в столичном масштабе, переключилась на нового читателя, расширило круг, взяв курс на провинцию и тем самым сыграло важную роль в развитии культуры, в утверждении идей просвещения в России.

издательский смирдин журнал библиотека

3. Книгоиздательская и книготорговая деятельность Смирдина

Заслуга А.Ф. Смирдина и в том, что он нашел нового читателя из числа интеллигентов-разночинцев, мещанства, духовенства, крестьянства, а также из чиновничества и дворянства. Свое жизненное призвание он видел в том, чтобы напечатать всех русских писателей и широко распространить их произведения. Для этого он издавал книги большими тиражами и продавал их по невысоким ценам, а также очень щедро платил авторам. Примеров тому множество.

Так, получив через П.А. Вяземского право на продажу первого издания Бахчисарайского фонтана А.С. Пушкина, Смирдин уплатил его автору в 1824 г. неслыханную по тем временам сумму - 3000 р. за тираж 1200 экз. После возвращения поэта из Михайловской ссылки Смирдин решил выпустить поэму вторым изданием. Поэма была издана очень нарядно, ее украшали превосходные гравюры С.Ф. Галактионова; все в этой книжечке небольшого формата радовало глаз. Тогда же была выпущена поэма Руслан и Людмила, тексту которой предпослан фронтиспис - портрет автора, гравированный Н.И. Уткиным по знаменитому произведению О.А. Кипренского. В 1830 г. великий русский поэт предоставил А.Ф. Смирдину на четыре года монопольное право на издание всех своих сочинений. За это книгопродавец и издатель ежемесячно платил Пушкину 600 р. За время действия договора увидели свет многие пушкинские шедевры, в том числе и первое полное издание романа в стихах Евгений Онегин. Невольное удивление вызывает и договор А.Ф. Смирдина с баснописцем И.А. Крыловым. Издатель обязался выпустить все восемь частей басен фантастическим тиражом - 40 тыс. экземпляров. И в течение десяти лет, начиная с 1830 г., регулярно выходило одно издание за другим. При этом Смирдин проявил немало выдумки и инициативы: книга выходила в разных форматах, с разными иллюстрациями. Примечательно роскошное издание 1834 г. Для его оформления был приглашен художник-гравер А.П. Сапожников, который изготовил небывалое количество иллюстраций - 93. А баснописец сам тщательно отредактировал издание и расположил басни в ином порядке. В следующем году вышло миниатюрное собрание басен в 32-ю долю листа с гравированным портретом автора. Тираж широко распространился по России, а издатель полностью и весьма щедро расплатился с И.А. Крыловым.

Конечно, как заметил книговед Е.Л. Немировский, в издательской деятельности нашего героя не было четкой линии: он выпускал Пушкина и графа Хвостова, философские труды и художественную литературу. Да и первый шумный успех пришел к издателю после того, как он выпустил занимательный роман Ф.В. Булгарина Иван Выжигин, рассчитанный на непритязательного читателя. Первоначальный тираж его был раскуплен в течение трех недель; всего же за два года разошлось до 7000 экз., тираж по тому времени очень большой.

За первое десятилетие своей деятельности А.Ф. Смирдин сильно преуспел и в книготорговле, и в книгоиздании, поэтому в старом помещении у Синего моста ему стало тесно. В конце 1831 г. и библиотека и магазин были переведены просветителем в центр города, в дом на Невском проспекте. Это стало большим событием в культурной жизни столицы. Корреспондент газеты Северная пчела с удовлетворением писал: А.Ф. Смирдин захотел дать приличный приют русскому уму, и основал книжный магазин, какого еще не бывало в России. Русские книги в богатых переплетах, стоят горделиво за стеклом в шкафах красного дерева, и вежливые приказчики, руководствуя покупающих своими библиографическим сведениями, удовлетворяют потребности каждого с необыкновенной скоростью. Сердце утешается при мысли, что, наконец, и русская наша литература вошла в честь и из подвалов переместилась в чертоги.

Переселение было отмечено хозяином пышным обедом, который состоялся 19 февраля 1832 г. Приглашенные гости - весь цвет русской литературы - собрались в бельэтаже, в большом зале, занимаемом библиотекой для чтения. Здесь в окружении красивых книжных шкафов, заполненных тысячами русских книг, и состоялось торжество.

Было много речей, приветствий, поздравлений, а В.А. Жуковский предложил каждому присутствующему подарить гостеприимному хозяину на новоселье свои новые произведения. Предложение было принято, а дары литераторов позволили издателю позже выпустить два объемистых тома альманаха Новоселье, вышедших в 1833 и 1834 гг. А.С. Пушкин поместил здесь Домик в Коломне и Анджело, Н.В. Гоголь - Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, И.А. Крылов - новые басни. Среди других авторов - П.А. Вяземский, Н.И. Гнедич, И.И. Козлов, Е.А. Баратынский, В.И. Даль, В.Ф. Одоевский, А.С. Шишков... Первый том украшен нарисованной А.П. Брюлловым и выгравированной С.Ф. Галактионовым виньеткой с изображением знаменательного застолья. Во главе стола сидит И.А. Крылов, тост произносит Н.И. Гнедич. Во втором томе альманаха изображена сама книжная лавка: на переднем плане А.С. Пушкин беседует с П.А. Вяземским, в глубине за конторкой стоит хозяин А.Ф. Смирдин, приказчик Ф.Ф. Цветаев несет связки книг.

Критик В.Г. Белинский назвал Новоселье лучшим русским альманахом. Более того, далее он сделал такой примечательный вывод: Я насчитал четыре периода нашей словесности, - Ломоносовский, Карамзинский, Пушкинский и прозаически-народный; остается упомянуть еще о пятом, который начался с появления на свет первой части Новоселья и который можно и должно назвать «Смирдинским.

Альманах Новоселье был не только лучшим среди других изданий подобного рода, он стал предшественником первого в России толстого журнала под названием Библиотека для чтения, который также издавал на протяжении многих лет А.Ф. Смирдин. Первая книжка журнала вышла в свет 1 января 1834 г., с тех пор он постоянно выпускался первого числа каждого месяца.

Журнал имел подзаголовок, раскрывающий разнообразное и богатое содержание издания: Журнал словесности, наук, художеств, промышленности, новостей и мод. В первом томе (а его объем 554 с.) были помещены стихи А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, И.И. Козлова, непубликовавшиеся ранее произведения Г.Р. Державина; из прозы выделялась повесть Барона Брамбеуса Вся женская жизнь в нескольких частях. Читателю предлагались статьи о земледелии в России, о скандинавских сагах, о картине К.П. Брюллова Последний день Помпеи, рецензии на новые книги, в т.ч. на первое издание комедии А.С. Грибоедова Горе от ума, а также разнообразные заметки в разделе Смесь - об Академии наук, русском театре в Петербурге, о новой драме Виктора Гюго...

Значительное место в журнале отводилось естествознанию и технике, изобретениям и открытиям, фабрикам и заводам, биографиям ученых. Подсчитано, что за первые 20 лет существования в Библиотеке... опубликовано 95 статей по естествознанию, 70 по промышленности, по истории - 162. Очень много внимания уделялось географии, описанию путешествий (261 статья) и биографиям ученых, писателей, государственных деятелей (151). Представлены, например, биографии М.В. Ломоносова, Тихо Браге, Леонардо да Винчи, Галилея, Уатта, Франклина.

Редактором журнала был талантливый ученый-востоковед, писатель и журналист О.И. Сенковский, который под псевдонимом Барон Брамбеус печатал в журнале восточные, светские, бытовые, научно-философские повести, фельетоны, критические статьи.

Подлинное благородство проявлял А.Ф. Смирдин при пополнении книжного фонда Публичной библиотеки Петербурга. Затем последовало новое предложение А.Ф. Смирдина - он готов уступить за полцены книги, отсутствующие в библиотеке. Всего ею было куплено у щедрого книгопродавца и издателя 2004 названия художественной литературы, книг по географии, математике, военному делу, медицине, сельскому хозяйству, домоводству.

Серьезнейшей реформой Смирдина можно считать снижение цен на книги и журналы за счет увеличения их тиража. В 1838 году А. Ф. Смирдин предпринял издание произведений современных ему писателей - "Сто русских литераторов", "чтобы публика видела черты каждого и судила о его слоге и особенностях".

Уже тогда истинный демократ, поклонник Пушкина и Гоголя Виссарион Белинский писал о новом периоде в русской словесности, называя его "Смирдинский". Он защищал его деятельность от нападок эстетствующих: "Есть люди, которые утверждают, что будто г. Смирдин убил нашу литературу, соблазнив барышами ее талантливых представителей. Нужно ли доказывать, что эти люди - злонамеренные и враждебные всякому бескорыстному предприятию". И как бы подтверждая мысль Белинского, одна из газет того времени писала: "Смирдину мы обязаны тем, что ныне литературные занятия дают средства к жизни... Он истинно честный и добрый человек! Наши литераторы владеют его карманом, как арендою. Он может разориться".

Бескорыстность Смирдина очевидна. Например, издавая карамзинскую "Историю государства российского", он смог уменьшить стоимость ее двенадцати книжек в пять раз. Благодаря Смирдину книги сделались доступными и тому классу людей, который наиболее в них нуждался. Очевидна и вторая составляющая его деятельности: чем больше читающих, тем образованнее общество. Немало усилий приложил Смирдин к изданию собраний сочинений тех, кто и сегодня близок нам, - И. Богдановича, А. Грибоедова, М. Лермонтова.

У Смирдина появились конкуренты - далеко не бескорыстные. Один из главных - Адольф Плющар, начинавший с печатания афиш и объявлений о развлечениях в столице, а потом перешедший к изданию "Энциклопедического лексикона", пользовавшегося успехом. Начались интриги, приведшие к ссоре Смирдина с Плющаром.

Александр Филиппович затеял издание "Живописного путешествия по России", гравюры к нему заказал в Лондоне. Долго их ждал, а получил почему-то из Лейпцига и очень плохие. Чтобы не разориться, Смирдин организовал книжную лотерею. Был в ней, однако, не только коммерческий умысел, но и стремление пристрастить к чтению население многих районов России. Сначала лотерея проходила успешно, но на третий год уже тысячи билетов остались непроданными. Сказался общий кризис в книжной торговле, вызванный резким увеличением количества книгопродавцев и издателей: в этом деле появилось много людей случайных. Рыночно-спекулятивный характер принимает почти вся книжная промышленность.

В завершение приведем еще два ярких примера из его многогранной просветительской деятельности. В феврале 1839 г. Александр Филиппович издал первый том сборника Сто русских литераторов. По плану - это должно быть десять объемистых томов с произведениями десяти писателей в каждом томе, с портретом авторов и иллюстрациями к их произведениям.

Украшением первого тома стала посмертная публикация маленькой трагедии А.С. Пушкина Каменный гость. Здесь же были помещены три произведения погибшего на Кавказе писателя-декабриста А. Бестужева-Марлинского. При этом характерно то, что впервые в печати издатель назвал полную фамилию автора (прежде указывался только псевдоним) и дал его портрет. Власти приказали изъять портрет автора из Ста русских литераторов, но этот приказ был выполнен лишь частично, так как более 2000 экз. уже были высланы подписчикам.

Удачными оказались в первом томе повесть кавалер-девицы Надежды Дуровой Серный ключ, пьеса Н.В. Кукольника Иоанн-Антон Лейзевиц, военные записки Дениса Давыдова. Среди гравированных иллюстраций выделяются три - К.П. Брюллова к статье О.И. Сенковского, К.И. Зеленцова к повести Н.А. Полевого, А.В. Сапожникова - к повести А.А. Шаховского.

Затем вышли еще два тома из задуманных Смирдиным десяти. Но в них уже не было столь ярких имен, читателям предлагалось не избранное, а все то, что существовало в литературе. Из-за материальных затруднений издатель не смог продолжить выпуск остальных томов.

Известный книговед А.П. Толстяков писал о Ста русских литераторах: Это была одна из попыток Смирдина осуществить его главную издательскую идею, заключавшуюся в консолидации всех литературных сил, целенаправленном и активном переиздании старых и издании новых произведений, причем значительными тиражами и по сравнительно невысокой цене, в широком их распространении не только в Петербурге и Москве, но и по всей России. Это начинание нашло продолжение и развитие в самом существенном издательском предприятии А.Ф. Смирдина, в его замечательной серии Полное собрание сочинений русских авторов. Из года в год выходили томики небольшого формата, напечатанные на тонкой бумаге убористым шрифтом в простом, но изящном оформлении. Цена каждого тома - один рубль, и это притом, что издатель находился на грани полного банкротства. За десять лет (1846-1855) ему удалось выпустить сочинения 45 авторов - от Антиоха Кантемира до Михаила Лермонтова. Это целая библиотека из 70 томов.

Таким образом, А.Ф. Смирдин последовательно и упорно выполнял свое жизненное предназначение - быть полезным русской литературе; в этом направлении он действовал, по словам В.Г. Белинского, усердно, бескорыстно и благородно. И, тем не менее, именно бескорыстие издателя привело его, в конечном счете, к полному разорению; он был объявлен банкротом и вскоре умер в нищете (1857 г.). Но книги умудрился сохранить с полнейшим их библиографическим описанием. Однако после смерти Смирдина (в 1857 году), а потом и его наследников смирдинская библиотека пропала - 50 тысяч томов. Библиофилы начала ХХ века пытались ее разыскать, но тщетно.

Заключение

Удачливый коммерсант А.Ф. Смирдин был все же человеком культуры. Поэтому, как уже было сказано, в его деятельности коммерческое начало соседствовало с проявлениями вкуса, желания служить процветанию российской литературы.

Шумный успех книготорговли и книгоиздания Смирдина пытались объяснять как современники, так и потомки.

Безусловно, человек этот был своеобразным коммерческим гением. Но важно отметить, что практически все его коммерческие операции имели позитивные «культурные последствия». Современники сравнивали его с величайшим российским просветителем Новиковым, потому что благодаря ему в Росси значительно расширился круг людей читающих. Булгарин писал о нем: «Он только книгопродавец необыкновенный, действующий с пламенной любовью к славе России, с беспримерным в области промышленности бескорыстием, с страстью к литературе. Поставляя себе в непременную обязанность быть распространителем вкуса к чтению, Смирдин примкнул к литераторам и, гнушаясь выгодами, основанными на присвоении чужого труда и собственности, предложил всем раздел выгод, за общее усердие к пользе словесности. Что сделал и что сделает Смирдин, того со времени Новикова не бывало и, может быть, не будет на Руси после него. Он окрылил словесность, дал ей жизнь, разбудил публику и писателей, сдружил их и положил первое основание новому сословию: сословию литераторов«.

... Успех Смирдина не случаен, он обусловлен исторической закономерностью. Пресловутый идеализм Смирдина, о котором говорят все воспоминания, в переводе на язык социологии не что иное, как риск коммерсанта, порожденный условиями денежного обращения и работы на рынок.

Отсюда и широкое развитие кредитных операций, значительные уступки, которые делал Смирдин на свои издания, и охотный обмен последними.

Контингент покупателей Смирдина составляли не аристократия и не купечество, «а военные и преимущественно помещики. Последние в то время считались лучшими покупателями и плательщиками. Приезжали они зимой в Петербург, или выписывали из деревень прямо. Крепостное право, очевидно, давало им в то время средства удовлетворять и охоту к чтению. Значительная часть повестей, романов и вообще произведений так называемой изящной литературы раскупались помещиками» (Краткий обзор книжной торговли и издательской деятельности Глазуновых, c. 55).

Имя Александра Филипповича Смирдина в истории русской книжной торговли всегда соединяется с установлением коммерческих отношений между писателем и издателем, c введением гонорара в русский писательский быт.

Действительно, крупной заслугой Смирдина было расширение книжного рынка, ориентация на широкие читательские массы. До него книжная торговля была, по преимуществу, «столичной» и ориентировалась главным образом на дворянские и чиновничьи слои. Смирдин же увеличил емкость читательского рынка за счет провинции, адресуясь к поместному читателю. Он резко поднял тиражи книг, снизив при этом цены, а полиграфическое исполнение хоть и сделал проще, но сохранил на достойном уровне.

По словам Белинского, Смирдин «произвел решительный переворот в русской книжной торговле и вследствие этого в русской литературе. Он издал сочинения Державина, Батюшкова, Жуковского, Карамзина, Крылова - так, как они в типографском отношении никогда прежде того не были изданы, т.е. опрятно, даже красиво. И - что всего важнее - пустил их в продажу по цене, доступной и для небогатых людей».

Итак, мы перелистали страницы деловой биографии одного из самых интересных и неординарных людей, причастных к русской культуре первой половины девятнадцатого века.

Благодаря деятельности А.Ф. Смирдина значительно расширился круг российской читающей публики. Качественные, но недорогие благодаря массовым тиражам (3-4 тысячи экземпляров) книги хлынули из столицы в провинцию. Чтение перестало быть уделом людей состоятельных. Благодаря Смирдину приобретение книг более или менее сделалось доступным каждому.

Выдающуюся культурную роль сыграла, и платная библиотека при книжном магазине, для которой был составлен печатный каталог «Роспись российским книгам для чтения из библиотеки А. Смирдина» (1828, с последующими прибавлениями), сохранивший роль ценного справочника.

Деятельность Смирдина способствовала популяризации российской словесности. Он издавал Карамзина, Ломоносова, Державина, Пушкина, Гоголя, Крылова, инициировал издание серии «Полное собрание сочинений русских авторов», в рамках которой выпустил свыше 70 небольшого формата томов произведений более чем 35 русских писателей, в т.ч. К.Н. Батюшкова, Д.В. Веневитинова, А.С. Грибоедова, М.Ю. Лермонтова, М.В. Ломоносова, Д.И. Фонвизина, а также императрицы Екатерины II.

Смирдин как издатель первого русского «толстого» журнала «Библиотека для чтения», положил начало существованию в России «толстых» журналов.

А.Ф. Смирдин первым в России ввел постоянную оплату авторского труда.

Список литературы

2. Баренбаум И.Е., Костылева И.А. Книжный Петербург-Ленинград. - М., 1986.

. Говоров А.А. История книжной торговли в СССР. - М., 1976.

. Говоров А.А. Смирдин и сын: Историческая повесть. - М., 1995.

. Гриц Т., Тренин В., Никитин М., Словесность и коммерция (Книжная лавка А. Ф. Смирдина) / под ред. В. Б. Шкловского и Б. М. Эйхенбаума. - М.: Федерация, 1929.

6. Кишкин Л.С. Честный, добрый, простодушный: Труды и дни А.Ф. Смирдина. - М., 1995.

. Кононова Т.Л. Читая прошлого страницы: из фонда редких книг. - Курск, 2005. - 46 с.

. Памяти А. Ф. Смирдина. - М.: Книговедение, 1895

. 400 лет русского книгопечатания. 1564-1964. Русское книгопечатание до 1917 г. - М., 1964.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.