Информационная открытость и недемократический политический режим

Тип:
Добавлен:

Реферат

Информационная открытость и недемократический политический режим

Прежде всего, чтобы разобраться в проблеме реализации политики информационной открытости в отношении НКО, необходимо дать определение понятию «информационная открытость».

Начиная с кейса России, необходимо сказать о том, что в 2011 году была утверждена государственная программа «Информационное общество» (2011-2020 годы), целью которой является применения информационных технологий для обеспечения эффективного взаимодействия граждан, государства и бизнеса.

Таким образом, информационная открытость определятся главным образом через факторы участия граждан и осуществление ими функций контроля за соблюдением своих интересов.

В литературе существует различные подходы к определению информационной открытости.

Существует подход, согласно которому информационная открытость может рассматриваться только как одна из составных частей открытости и транспарентности власти, а под открытостью власти понимается возможность доступа к информации и высокая роль контроля со стороны гражданского общества. Говоря о таком подходе нельзя не упомянуть в целом о теории «открытого общества».

К. Поппер разрабатывал теорию «открытого общества», он определял его, противопоставляя тоталитарному. «Открытым», по мнению К. Поппера, является такое общество, в котором происходит постоянное совершенствование на пути к полной открытости информации, а индивиды принимают личные решения в противовес коллективистскому обществу.

Согласно другому подходу информационная открытость связывается скорее с увеличением эффективности политических процессов, так как, с одной стороны, коммуникация между государственными структурами становится более быстрой, происходит с меньшими транзакционными издержками, а, с другой стороны, обратная связь с населением упрощает функцию оценки политического курса. Но стоит учитывать, что при таком подходе под информационной открытостью понимается скорее прозрачность власти, так как у общества появляется возможность постоянного контроля через доступ к материалам, решениям и т.д. Таким образом, концепция информационной открытости может выступать как условие функционирования системы сдержек и противовесов.

Распространённым подходом к определению информационной открытости является рассмотрение ее роли с точки зрения демократической политической системы. Согласно данному подходу выделяю три уровня информационной открытости. Первый уровень - это доступ к социально-политической информации, второй уровень основан на первом и содержит в себе доступ к процессу принятия политических решений, выбора альтернатив, оценки предполагаемых результатов, третий уровень информационной открытости - это возможность участия неправительственных групп в процессе принятия решений. Все эти уровни определяют степень демократичности политического режима. В нашем исследовании информационная открытость будет исследоваться в рамках недемократических политических режимов, и, таким образом, будет проанализирован не только уровень информационной открытости НКО, но и те возможности, которые появляются у НКО, если государство проводит политику информационной открытости.

Существует подход, который связывает появление и развитие информационной открытости как следствие определенных факторов. К ним относятся международное давление, действия гражданского общества, в том числе и НКО, возможность использования информационных технологий различными акторами, коррупцию и связанное с ней общественное недовольство. При таком подходе акцент делается именно на противодействие коррупции, а информационная открытость понимается как один из основных механизмов противодействия, так как предоставляет не только доступ к информации, но и обязывает государственные и общественные структуры предоставлять информацию о своей деятельности. В российском случае говорится о том, что данную роль должна играть программа «электронное правительство», которая нацелена на использование информационных технологий для взаимодействия с органами власти.

В нашем исследовании информационная открытость НКО будет пониматься в соответствии с определением Трансперенси Интернешнл - Россия, согласно которому, информационная открытость НКО рассматривается как публикация информации о деятельности НКО в информационном пространстве.

Одним из наиболее заметных противоречий, выделяемых экспертами, является несоответствие между потенциальной возможностью использования информационных технологий для проведения социальной политики, предоставлению необходимого сервиса для населения и недостаточным количеством информации, находящейся в открытом доступе, о деятельности таких акторов гражданского общества как НКО.

Существуют различные индикаторы и показатели информационной открытости НКО. Одним из основных документов, который регулирует международные принципы информационной открытости НКО является «Манифест о прозрачности», в котором говорится о том, что сведения о деятельности НКО, ее принципах, руководителях, основных документах должны содержаться на официальном сайте.

Исследование информационной открытости НКО, проведенное Центром антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл - Р», в качестве базового индикатора информационной открытости НКО использует такой параметр, как наличие или же отсутствие на официальном сайте НКО информации об основной деятельности (цели, задачи, миссия организации) и о структуре НКО (сотрудники, филиалы и т.д.).

Также одним из механизмов, направленных на повышение уровня прозрачности деятельности НКО является этическое саморегулирование. Наличие кодекса этики НКО может рассматриваться как один из индикаторов информационной открытости. Этическое саморегулирование НКО позволяет избежать конфликта интересов, повышает уровень доверия к организации, регулирует политику расходования средств, отношения с грантодателями.

Говоря о повышении доверия к деятельности гражданского общества и к НКО в частности, важно отметить, что отчет о деятельности НКО является одним из основных индикаторов в данной сфере, также наличие отчета - важный показатель, позволяющий оценить информационную открытость организации, так согласно исследованию «Ресурсного центра для НКО», отчет - основной параметр прозрачности и результативности НКО.

Также, говоря о принципах и индикаторах информационной открытости некоммерческого сектора, стоит упомянуть и о других исследованиях в данной сфере. Так, например, согласно подходу к информационной открытости НКО, разработанному А. Джейкобсом, акторы гражданского общества, и НКО в частности, должны функционировать на основе принципа раскрытия информации (presumption of disclosure), то есть в открытом доступе на сайте организации должна содержаться информация о целях, миссии организации, ее основные отчеты, а также НКО должна не только раскрывать информацию, но и делать ее легко доступной.

Такой подход является шире, чем, например, подход, используемый в исследованиях «Трансперенси Интернешнл - Россия», так как оценивается не только наличие информации, но и возможность использования, обработки информации. Описанный подход используется и в исследованиях Института развития свободы информации, где также оценивают информацию о деятельности НКО, а также характеризуют технологические параметры информационной открытости.

В данном параграфе были рассмотрены основные подходы к изучению политики в сфере информационной открытости, выявлены основные проблемы НКО в данной сфере, а также проанализированы индикаторы, используемые для оценки уровня прозрачности и открытости НКО.

В данном исследовании будут использоваться как информационные, так и параметры, направленные на оценку технологической стороны раскрываемой информации.

Прежде чем перейти к анализу политического курса в сфере информационной открытости, важно рассмотреть, как исследуется такое явление, как открытость.

Впервые прообраз современной концепции информационной открытости был проанализирован в работе А. Бергсона в 1932 году, где противопоставлялись «открытое» (демократическое) и «закрытое» (тоталитарное) общества, «открытое общество» отличается главным образом отсутствием повсеместного контроля. Теория «открытого общества» А. Бергсона развивал К. Поппер, согласно мнению которого, для открытого общества необходима информационная открытость, то есть возможность контроля действий правительства со стороны общества. Однако, стоит отметить, что в ранних моделях отдельно концепция информационной открытости не рассматривается, она исследуется только как одна из характеристик «открытого общества».

В 1970-х годах У. Нисканен рассматривал проблему информационной асимметрии между властными ведомствами и обществом, одним из возможных решений, предложенных автором, было введение принципов информационной открытости, что способствовало бы увеличению эффективности работы ведомства, а также прозрачности его деятельности как для вышестоящих органов власти, так и для общества.

Информационная открытость тесно связана с таким явлением, как глобализация, и наиболее активно принцип информационной открытости в государственных политических курсах стал воплощаться в конце 1990-х годов.

Одним из первых направлений, где изучалось влияние новых информационных технологий и принципов, была бюрократия. Так, Е.В. Велч и В. Вонг исследовали то, как изменяется эффективность бюрократии при внедрении принципа информационной открытости, и, согласно полученным ими результатам, эффективность бюрократии повышается, так как увеличивается ее прозрачность и подотчетность, повышается контроль со стороны гражданского общества.

Вторым направлением, где активно внедрялся политический курс, направленный на увеличение информационной открытости, использование информационных технологий, стала экономика. В условиях глобализации политический курс, направленный на увеличение информационной открытости, становился стратегически важным, так как высокий уровень информационной открытости как государственных органов, так и бизнеса, становился новым важным условием для вхождения и эффективного функционирования на мировом рынке. В целом, данное направление развивается и в современных исследованиях. Согласно мнению экспертов, информационная открытость рассматривается как один из механизмов инвестиционной привлекательности страны или региона.

К началу 2000-х годов в политологии начинает формироваться подход, который связывает влияние информационной открытости и демократизацию политического режима. Одним из представителей данного подхода является Ю.А. Нисневич, который говорил о том, что повышение уровня информационной открытости власти является одним из факторов, способствующих демократическому транзиту, так как появляются дополнительные каналы связи с властью для гражданского общества и населения в целом.

Однако, важно отметить, что необходимость политического курса, направленного на информационную открытость, не является однозначным фактом и в политологической литературе существует дискуссия по этому поводу. Например, шведские исследователи С. Марклунд и Н. Гётц писали, что политика информационной открытости может рассматриваться как один из элементов политики корпоративизма, так как государство обладает монопольным правом на информацию, а сама концепция информационной открытости предполагает лишь доступ к определенной информации, но не коммуникацию общества и власти. Но, также стоит сказать и том, что данная дискуссия о роли политики информационной открытости относилась к первым этапам внедрения концепции информационной открытости и сейчас не является столь актуальной.

В случае России информационная открытость как механизм для диалога и контроля власти начала активно изучаться начиная с 2009 года, когда был подписан закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», согласно которому принцип информационной открытости становился обязательным, что должно было способствовать повышению открытости и прозрачности власти на всех уровнях.

В целом, важно отметить, что гражданское общество тесно связано с политическим курсом, направленным на информационную открытость. Так, например, А.С. Довлатов рассматривал принцип информационной открытости как, во-первых, доступ к необходимой информации, а, во-вторых, как механизм контроля со стороны гражданского общества.

На данный момент наиболее распространённым подходом к информационной открытости является сочетание таких принципов, как повышение эффективности работы органов власти, снижение издержек при выстраивании диалога между властью и гражданским обществом, а также прозрачность и общедоступность информации.

Для того, чтобы понять, как формируется политический курс в сфере информационной открытости НКО, необходимо сначала понять, как исследуется собственно политический курс, какие выделяются ключевые акторы, этапы принятия решений.

Впервые модель формирования политического курса была предложена Г. Лассуэллом, он предложил теорию, в которой были описаны семь этапов принятия политического решения: сбор и обмен информацией, продвижение (рассмотрение альтернатив), предписание (принятие итогового решения), уведомление (решение становится легитимным), применение, прекращение (окончание действий, направленных на решение проблемы) и оценка (результатов, действий акторов).

В рамках эвристического подхода работал и Э. Даунс, предложивший модель изменения внимания к проблеме. Но стоит отметить, что эвристическая теория единого цикла формирования политического курса имеет как свои сильные стороны, так и недостатки. К преимуществам относят то, что в рамках эвристического подхода возможно проанализировать действия акторов на каждом отдельном этапе, главным недостатком данного подхода является предпосылка о существовании единого цикла, а не множества процессов, происходящих одновременно и влияющих друг на друга.

В конце 1980 - начале 1990-х начинают развиваться новые подходы к анализу политического цикла. П. Сабатье и Х. Дженкинс Смит разрабатывают концепцию коалиций давления (An Advocacy coalition approach), а Дж. Кингдон - модель множественных потоков (Multiple streams framework).

В теории П. Сабатье и Х. Дженкинса-Смита главными акторами, которые влияют на формирование, изменение политического курса, являются коалиции, в которые входят индивиды, разделяющие общие убеждения. Именно убеждения влияют на то, как будут действовать коалиции, индивидуальные акторы, но, несмотря на то, что убеждения занимают центральное место в теории, они же и являются объектом критики. Главная проблема таких понятий как убеждения - это то, как их операционализировать и верифицировать, а также как или почему сами акторы могут менять убеждения.

Одним из главных отличий модели, разработанной Дж. Кингдоном, является то, что не только акторы, но и правила игры включаются в анализ процесса формирования политического курса. Теория множественных потоков - это процессуальный подход, где акторы действуют в определенных заданных условиях (открытие окна возможностей, если три потока: politics, policy, problem соединятся), а условия, в свою очередь, зависят от действий акторов.

Таким образом, можно говорить о том, что модель Дж. Кингдона наиболее полно описывает процесс формирования политического курса. В рамках данной модели три отдельных потока функционируют постоянно и независимо друг от друга - такой подход позволяет избежать критики упрощения (как в случае с эвристическим подходом), подчеркивается важная роль акторов, в особенности политических предпринимателей, акторов, принимающих решения, но в то же время не используются сложные психологические понятия, как, например, убеждения, для того, чтобы объяснить их действия, и, наконец, акторы действуют в рамках определенных правил, процессов, формирующих их поведение.

Однако характеризуя процесс формирования политического курса, необходимо учитывать и особенности, налагаемые политическим режимом. Так, важными характеристиками недемократических политические режимов, согласно анализу С. К. Перселл, ограниченный плюрализм, патримониализм и низкий уровень мобилизации. И эти черту в свою очередь оказывают влияние на то, как политический курс будет формироваться и реализовываться.

Также, характерной чертой, влияющий на то, каким будет политический курс является высокая степень автономии, которой обладает политический лидер, элита на стадии принятии решения. Здесь опять же оказывают воздействие такие факторы как ограниченный плюрализм и невозможность вовлечения в процесс формирования политического курса множества различных групп интересов.

Но и в условиях недемократического политического режима, может проводиться политический курс, направленный на информационную открытость органов власти или же акторов гражданского общества.

Согласно исследованиям Дж. Ганди и А. Пржеворски, авторитарные политические режимы могут внедрять, поддерживать работу демократических институтов (фасадных), а также инициировать и проводить политические курсы, направленные на демократизацию, например, на увеличение информационной открытости, с помощью таких мер режимы увеличивают свой срок пребывания у власти.

Опять же здесь стоит подчеркнуть, что подобные действия, могут выходить за рамки моделей, описывающих формирование политических курсов в демократическом режиме, но, несмотря на такие факторы, как высокая персонализация принятия решений, ограниченный плюрализм, все же общие модели применимы для их анализа.

Так, и в демократическом, и в авторитарном режиме тем не менее существуют три потока, а открывающееся окно возможностей позволяет провести реформы, изменения политического курса.

информационный открытость политический режим

Теоретические подходы к определению политического режима

Существует множество возможных определений такого понятия, как политический режим. В политической науке нет единого и универсального определения данного термина, но наиболее распространены такие подходы, как правовой и социологический. Таким образом, необходимо рассмотреть существующие подходы к определения политического режима для операционализации данного понятия.

Согласно правовому подходу к определению политического режима, главный акцент делается на формы и методы управления, порядок формирования органов власти. Но стоит заметить, что такой подход является довольно узким. Ведь в рамках такого подхода анализируется только форма правления государства и механизмы взаимодействия органов власти. Таким образом, правовой подход концентрируется исключительно на практиках, получивших законодательное закрепление, но необходимо учитывать и то, что политический режим может изменяться, также при таком подходе не учитываются такие факторы как политическая культура или политическое поведение. Следовательно, данный подход признается более узким, чем социологический.

Соответственно, социологический подход является более широким. Если правовой подход больше описывает юридические механизмы, то политический режим в социологическом подходе изучается с разных сторон, так, согласно определению Ж.-Л. Кермонна: «Под политическим режимом понимается совокупность элементов идеологического, институциального и социологического порядка…». Последователями данного подхода являлся М. Дюверже, который подчеркивал именно социальный аспект управления и, соответственно, определял политический режим как социальный механизм, с помощью которого происходит управление обществом.

В нашем исследовании будет использоваться широкий подход, так как для характеристики влияния политического режима на информационную открытость НКО необходимо учитывать не только влияние законодательных практик и институтов, но и неформальные политические практики, влияние различных политических, общественных движений. В целом, такой подход дает больше возможностей для всесторонней оценки способов формирования и реализации политического курса.

Однако, важно отметить, что существует и другие подходы к определению политического режима. Далее будут рассмотрены некоторые возможные подходы, которые демонстрируют многогранность политического режима.

Так, Дж. Цебелис классифицировал политические режимы по количеству вето-игроков (акторы, которые способствуют изменению статуса-кво) и по тому, насколько разные у них идеологические предпочтения. Г. Доринг рассматривал тему вето-игроков с другой стороны предлагал выделять разные типы политических режимов по одному основному принципу, а именно, может ли правительство проводить политику не учитывая мнение заинтересованных сторон или нет. Данный подход концентрирует внимание на акторах, и это дает возможность, во-первых, исследовать, как в различных режимах формируется политический курс, а, во-вторых, оценить стабильность политического режима и то, когда и почему происходит его изменение.

В данном исследовании политический режим будет определяться в наиболее общем определении, то есть его операционализация сбудет включать в себя совокупность акторов, имеющих определенные цели, ресурсы и стратегии, а также институтов, определяющих правила, нормы и санкции. Такое определение позволит избежать ограничений, накладываемых правовым подходом, увидеть не только отдельных акторов и институты, но и их взаимодействие.

Влияние политического режима будет оцениваться по следующим характеристикам: во-первых, будет рассматриваться то, какую роль играют политические акторы и насколько регламентированы правила игры, то есть будет рассматриваться персонализированность или же институализированность режима, формирования политического курса. Во-вторых, будет учитываться наличие/отсутствие фасадных институтов, какова степень их влияния. В-третьих, режим может оказывать влияние на информационную открытость НКО через разрешение или же, наоборот, санкционирование возможности получения иностранного финансирования.

В данном параграфе показаны различные подходы к определению и изучению политического режима. Стоит еще раз подчеркнуть, что режим является одной из центральных категорий политической науки, так как, во-первых, режим определяет не только ключевых акторов и правила игры, но и оказывает влияние на все стороны жизни общества. Так, например, Б.П. Розендорфф и Дж. Р. Вриланд исследовали влияние политического режима на прозрачность власти и качество управления, широко распространены исследования, посвященные анализу взаимосвязи между политическим режимом и темпами экономического роста. То есть можно говорить о том, что политический режим является одной из основополагающих характеристик внутренних и внешних политических процессов, их динамики.

А, во-вторых, изучения способа взаимодействия акторов и институтов даст возможность понять причины появления и развития определенных политических курсов. Ведь существование определенных политических курсов, которые могут реализоваться как с целью повышения уровня легитимности режима, так и, например, с целью увеличения контроля над акторами гражданского общества, показывает основные черты политического режима.

Таким образом, политический режим - это категория политологии, которая, с одной стороны, оказывает влияние в целом на общество, на то, как реализуются диалог с властью, возможен ли он в целом, какова его цель, а с другой стороны, политический режим может быть охарактеризован через те политические курсы, которые инициируются политическими акторами и контролируются с помощью существующих правил игры.

Различный подходы, рассмотренные в данном параграфе, позволяют увидеть, что авторы вкладывают и как изучают политический режим, далее необходимо проанализировать отличительные черты, характерные именно для недемократических политических режимов.

Также, далее в исследовании будет отдельно рассмотрена теория Дж. Кингдона о формировании политических курсов, где также необходимо учитывать влияние, оказываемое политическим режимом, который в изучаемых странах является недемократическим.

Характеристика недемократического политического режима

В литературе существует различные классификации и подходы к анализу недемократических политических режимов. Необходимо рассмотреть сходства и различия для того, чтобы выделить общий подход для сравнения политических режимов в исследуемых странах.

Прежде всего, говоря о недемократических режимах, стоит сказать о том, что согласно мнению экспертов, большинство режимов на данный момент находятся в переходном состоянии, то есть могут быть описаны в рамках гибридных режимов.

Б. Геддес одной из первых начала заниматься исследованиями функционирования недемократических политических режимов, ее работа в данной сфере была сфокусирована на анализе классификации авторитарных режимов, она выделяла военные, однопартийные, персоналистские и смешанные режимы. Данная типология является одной из самых распространённых и на сегодняшний день.

В принципе, категория недемократического политического режима является очень широкой и включает в себя тоталитарные режимы, множество авторитарных режимов, а также различные специфические виды (так, например, режим правления султана и т.д.). В данном исследовании термин недемократический режим используется с целью акцентирования внимания на различиях во влиянии на политический курс в сфере информационной открытости по сравнению с демократическими режимами.

Поэтому в исследовании под недемократическим политическим режимом будет пониматься определение Х. Линца, который подчеркивал, что в современных условиях термин недемократический режим чаще всего используется для характеристики авторитарного режима. Таким образом, общими характеристиками недемократического политического режима является то, что, во-первых, плюрализм существует, но тем не менее контролируется, ограничивается, во-вторых, в отличие от тоталитаризма нет жесткой идеологии, охватывающей все стороны жизни общества, в-третьих, общество мало участвует в политической жизни, нет политической мобилизации, в-четвертых, власть лидера или же партии все же имеет формальные границы.

Если проводить шкалу от закрытого авторитарного режима до либеральной демократии, то можно увидеть множество классификаций недемократических режимов, выделяемых различными экспертами.

Один из наиболее популярных подходов к характеристике недемократического политического режима - «демократия с прилагательными». Данный подход был разработан Д. Кольером и С. Левитски, был сосредоточен на исследовании новых демократий, появившихся в результате «третей волны демократизации», которые отличались от либеральных демократий и содержали некоторые признаки авторитаризма. Например, выделялся такой тип как «нелиберальная демократия».

Ф. Закария отмечал, что в современном мире существует проблема нелиберальных демократий, так как страны, находящиеся в политическом транзите, часто лишь выглядят как демократии для того, чтобы стать легитимными в глазах населения, мирового сообщества, но они не предоставляют реальных демократических свобод и стремятся к централизации власти. То есть, можно говорить о том, что главной чертой подобных режимов становится процесс создания и поддержания работы фасадных институтов, которые выполняют функцию имитации демократии.

Однако, в 2000-х годах получил развитие другой подход к описанию недемократических-гибридных режимов. Данный подход уже основывался не на демократиях с прилагательными, а на авторитаризме, который также характеризовался различными чертами, заимствованными у демократических режимов. Т.Л. Карл ввел сам термин «гибридный режим» и характеризовал его как режим, где при авторитарном правлении проводятся выборы, которые не имеют фактического влияния на смену власти.

Политолог Е. Шульман выделяет основные признаки гибридных режимов, к которым относятся и режимы с прилагательными, и нелиберальные демократии. Итак, главными чертами гибридных режимов являются имитация демократических процессов с помощью фасадных институтов, высокая роль пропаганды, несменяемость власти, также исследователь отмечает, что гибридные режимы наиболее распространены в странах, зависящих от добычи природных ресурсов. Также, как и в случае нелиберальной демократии, проанализированной Ф. Закарией, именно фасадные институты становятся тем механизмом, который делает возможным само существование гибридных режимов.

Л. Гилберт и П. Мохсени предлагают альтернативную классификацию гибридных режимов, согласно их точке зрения, необходимо отойти от того, чтобы характеризовать недемократические режимы как демократию или авторитаризм с определенным набором признаков, они предлагают многомерную характеристику гибридных режимов, их классификация основывается на трех пунктах - это конкурентоспособность (competitiveness), то есть сменяемость власти, конкуренция (competition), которая понимается как качество электорального процесса, и степень опекунского вмешательства (the degree of tutelary interference), данный пункт обозначает степень вмешательства невыборных институтов власти в электоральный процесс, формирование повестки дня. Такой подход позволяет проанализировать и сравнить различные типы гибридных режимов.

Говоря о недемократических политических режимах на постсоветском пространстве, стоит сказать и о такой характеристике, как качество политических институтов. А. Ю. Мельвиль исследовал применимость теории J-кривой к странам бывшего коммунистического блока. Согласно данной теории, высокое качество политических институтов наблюдается, во-первых, в либеральных демократиях, а, во-вторых, в странах с авторитарным режимом, где институты функционируют лучше, чем при переходном или гибридном режиме. Но, как показывает анализ, проведенный А. Ю. Мельвилем, теория J-кривой не может объяснить случаи посткоммунистических стран, где при устойчивых авторитарных режимах, тем не менее не возникают качественные политические институты, такая ситуация объясняется тем, что лидеры сами не заинтересованы в том, чтобы создавать качественные институты, так как при их отсутствии лидеры могут, во-первых, извлекать ренту, во-вторых, оставаться у власти, поддерживая статус-кво. Низкое качество институтов является общей характеристикой для режимов в изучаемых нами кейсах, но также стоит отметить, что они могут отличаться между собой по степени фасадности (декларируемой демократичности).

В целом, исследования, посвященные характеристике недемократического политического режима через качество и роль институтов довольно широко распространены. Так, например, Дж. Хеллман описывал режим в России с помощью теории «победитель получает все», согласно которой экономические реформы, способствующие демократизации режима, созданию качественных институтов, тормозятся со стороны тех, кто выигрывает от промежуточного состояния, так как итоговое формирование демократических институтов, правил игры скажется на их состоянии и уменьшит их прибыль. В.Я. Гельман характеризует такую ситуацию, как «институциональную ловушку», то есть преобладание фасадных, некачественных институтов.

Однако, стоит отметить тот факт, что, несмотря на то, какой классификации придерживается исследователь, существует проблема «размытых границ», то есть такие понятия как нелиберальная демократия или электоральный авторитаризм могут иметь схожие характеристики, или же существует проблема, когда один и тот же политический режим может определяться различными экспертами по-разному.

Переходя к анализу политических режимов в исследуемых странах, необходимо выделить общую классификацию для их анализа. В нашем исследовании в качестве такой классификации будет использоваться теория В.Я. Гельмана о политической трансформации режимов.

Итак, политический режим Российской Федерации эксперты часто определяют, как электоральный авторитаризм. Основной чертой, выделяемой всеми экспертами, является проведение выборов, которые не являются элементом демократии и не способны повлиять на смену власти, не отражают волеизъявление народа, а оппозиция не имеет шансов одержать победу на выборах. Согласно теории В.Я. Гельмана - режим «доминирующей партии».

Говоря об электоральном авторитаризме, стоит отметить работы А. Шедлера, где отмечалось, что при электоральном авторитаризме выборы проводятся для легитимации власти как внутри страны, так и в рамках международного сообщества, кроме того, поскольку при электоральном авторитаризме репрессии не используются открыто, регулярные выборы становятся необходимым инструментом для поддержания стабильности режима. В дополнение к характеристики электорального авторитаризма, можно отметить, что С. Левитски и Л. Вэй характеризуют режим в России как устойчивый соревновательный авторитаризм, так как политический лидер или его приемник остаются во власти на длительный срок (больше чем на три президентских срока).

С точки зрения нашего исследования необходимо рассмотреть, насколько электоральный авторитаризм способствует стабилизации и легитимации режима на внутренней и на мировой арене с точки зрения информационной открытости НКО.

Необходимо охарактеризовать и режимы Казахстана, Узбекистана и Белоруссии. Политический режим Белоруссии В.Я. Гельман характеризует как «победитель получает все». В Белоруссии не была создана «партия власти», как это было сделано в Российской Федерации, поэтому режим можно скорее охарактеризовать как персоналистский. Кроме того, установлению персоналисткого политического режима способствовало и то, что после распада СССР элиты в Белоруссии были слабы, а институциональные ограничения фактически отсутствовали.

Политический режим в Казахстане и Узбекистане является авторитарным, но эксперты используют различные характеристики для описания режима. Так, В.Я. Гельман характеризует политический режим Казахстана как неконкурентный с преобладанием неформальных институтов, где так же функционируют институты имитирующие элементы демократического режима.

Режим Узбекистана описывают как закрытый или классический авторитарный режим, когда власть имеет полный контроль над ресурсами, экономикой, СМИ и т.д. или как чистый авторитаризм, когда вся полнота власти сосредоточена в руках руководителя страны. Согласно классификации В.Я. Гельмана - персоналистский режим, где существуют «выборы без выбора».

Таким образом, можно увидеть, что политические режимы всех выбранных кейсов характеризуются как авторитарные, однако с различными чертами. Так, если режим РФ содержит больше механизмов и практик, направленных на легитимацию, демонстрацию роли института выборов, то случаи Белоруссии, Казахстана и Узбекистана являются более закрытыми режимами с более высокой ролью и властью, находящейся в руках лидера.

Резюмируя, можно говорить о том, что режимы Белоруссии и Узбекистана являются более персоналисткими, а в России и Казахстане распространены фасадные демократические институты.

Таким образом, можно выделить основные черты недемократических политических режимов изучаемых кейсов, которые могут повлиять на политику информационной открытости НКО. С одной стороны, это наличие и распространённость фасадных институтов, роль института выборов, который подразумевает возможность «опрокидывающих» выборов». С другой стороны, важно учитывать персонализированность или же институализированность режима, роль неформальных институтов, а также то, какую роль играет такой актор, как правящая партия.

Литература

Angley R. E. NGOs in competitive authoritarian states: The role of civic groups in Georgia's Rose Revolution. - Boston University, 2010. -1038p.P. Non-democratic regimes. - Palgrave Macmillan, 2009. - 311p.S. The role of NGOs under authoritarian political systems. - St. Martin's Press, 1997. -288p.R. N. The Dictator's Dilemma and the Politics of Telecommunications in Götz N., Marklund C. The Paradox of Openness: Transparency and Participation in Nordic Cultures of Consensus. - Brill, 2014. -271 p.S., Boas T. C. Open networks, closed regimes: The impact of the Internet on authoritarian rule. - Carnegie Endowment, - 2010. - 218 p.J. W. Agendas, Alternatives, and Public Policies. Little, Brown, 1984. - 240 p.S., Way L. A. Competitive authoritarianism: Hybrid regimes after the Cold War. - Cambridge University Press, 2010. -517 p.J. J. Totalitarian and authoritarian regimes. - Lynne Rienner Publishers, 2000. 345p.donnell G. et al. Transitions from authoritarian rule: Tentative conclusions about uncertain democracies. - JHU Press, 2013. -95 p.A. Modern authoritarianism: a comparative institutional analysis. - Yale UP, 1981. -194 p.G. et al. Transparency and authoritarian rule in Southeast Asia: Singapore and Malaysia. - Routledge, 2004. - 261 p.A. Virtual politics: faking democracy in the post-Soviet world. - Yale University Press, 2005. - 319 p.R. et al. The political economy of dictatorship. - Cambridge : Cambridge University Press, 1998. - 390 p.

Арканникова, М.С. Информационная открытость как ресурс конкурентоспособности регионов: концептуальные подходы -М.: Политехнический институт. 2008. - 86 с.

Блауберг И. И. Анри Бергсон. - Directmedia, 2013. - 656 с.

Буракова Л.А. Почему у Грузии получилось. - М. :ООО Юнайтед Пресс, 2011. - 271 с.

Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Омега-Л.- 2007. -608 с.

Исаев Б. А. Введение в политическую теорию для бакалавров. СПб.: Питер, 2013. -630 с.

Открытое общество и его враги. Т. 1: Чары Платона. Пер. с англ. под ред. В. Н. Садовского. - М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. - 448 с.

Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце XX века. Пер. с англ. - М.: «Российская политическая энциклопедия», -2003. -183 с.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.