Особенности деривации английских антропонимов

Тип:
Добавлен:

Особенности деривации английских антропонимов

Дипломная работа

Исполнитель студентка 6 курса ОЗО Фетисова Анна

Кабардино-балкарский государственный Университет им. Х.М. Бербекова

Нальчик 2008

Введение

Данная дипломная работа посвящена английским именам собственным.

Имена собственные являются опорными точками в межъязыковой коммуникации и, соответственно, в изучении иностранного языка и переводе. Они исполняют функцию межъязыкового, межкультурного мостика. Это ценное свойство собственных имен, однако, породило распространенную иллюзию того, что имена и названия не требуют особого внимания при изучении иностранного языка и при переводе. Из-за этого их, как правило, не включают в отечественные двуязычные словари, о них почти ничего не говорится, или говорится очень мало в учебниках по иностранным языкам и переводу.

Но такой подход основан на глубоком заблуждении. Имена собственные действительно помогают преодолеть языковые барьеры, но в своей изначальной языковой среде они обладают сложной смысловой структурой, уникальными особенностями формы и этимологии, способностями к видоизменению и словообразованию, многочисленными связями с другими единицами и категориями языка. При передаче имени на другом языке большая часть этих свойств теряется. Если не знать или игнорировать эти особенности, то перенос имени на другую лингвистическую почву может не только не облегчить, но и затруднить идентификацию носителя имени [Курилович Е., 1962].

Имена и названия составляют значительную часть словарного состава любого языка. Имена собственные по-своему отражают историю, религиозные верования и культуру страны, которой они принадлежат.

Возникновение и развитие имён собственных как общественно-исторической и языковой категории тесно связано с главными этапами социально-экономического развития человечества. Имена собственные издавна привлекали внимание простых обывателей и профессиональных исследователей. Сегодня имена собственные изучают представители самых разнообразных наук (лингвисты, географы, историки, этнографы, психологи, литературоведы). Однако в первую очередь собственные имена пристально исследуются лингвистами, поскольку любое наименование - это слово, входящее в систему языка, образующееся по законам языка и употребляющееся в речи.

Многие имена собственные представляют собой слой интернациональной лексики, которые часто являются одинаково значимыми для разных языков. Они обладают свойствами и характеристиками, которые по большей части остаются неизменными, в каком бы языке они ни употреблялись [Блох М.Я., Семенова Т.Н., 1991].

Имя собственное - объект ономастики, лингвистической науки, в определении которой это «слово или словосочетание, которое служит для выделения именуемого объекта среди других объектов и его индивидуализации и идентификации». Имя собственное - имя существительное, обозначающее слово или словосочетание, предназначенное для называния конкретного, вполне определённого предмета или явления, выделяющее этот предмет или явление из ряда однотипных предметов или явлений [Никонов В.А., 1987]. Вопрос о значении имени собственного до сих пор остается одним из наиболее острых в исследованиях по ономастике. Существуют различные теории семантики имени собственного. Д.И. Ермолович разделяет лингвистические концепции имён собственных условно на три группы по отношению ученых к теории Дж. Милля, согласно которой имена собственные не имеют значения, представляя собой «отметку, которую мы связываем в своем уме с идеей предмета». Это 1) «теория различительной формы»; 2) «теория предшествующего знания»; 3) «теория языковой индивидуализации» [Ермолович Д.И., 1996]. А.В. Суперанская выделяет шесть теорий, основанных на связи имени с понятием и именуемым объектом [Суперанская 1970, 22].

За последнее время в ономастической литературе наметился

функциональный подход к проблеме семантической структуры имени собственного. Функциональный подход позволяет принять следующее положение: «имя собственное не имеет значения в языке...» Однако в речи художественного произведения имя собственное наполняется содержанием, которое включает все знания коммуникантов о называемом объекте, различающиеся полнотой качественной и количественной информации, но обязательно включающие субъективное отношение к референту».

В художественном произведении имена собственные помимо функции идентификации приобретают новые, художественно-стилистические функции. Имена собственные, реально существующие в языке, выполняя номинативно-различительную функцию, превращаются в тексте художественного произведения в характеризующие имена собственные. Кроме имён собственных, реально существующих в языке, имеются имена собственные, созданные автором. Эти имена функционируют только в речи какого-то одного конкретного произведения. Тематические основы личных имен и прозвищ во многих европейских языках группируются по следующим семантическим признакам:

1. Обстоятельства рождения и семейные отношения: Подкидыш, Найден, Любим, Меньшик, Внук, Дед, Милюта.

2. Внешний вид: Лысак, Кругляк, Худыш, Беззуб, Брюхан, Бородай, Fatty, Carrots.

Имя собственное может стать носителем новой, дополнительной информации при наличии двух условий: 1) если в нем накапливаются значения предыдущих контекстов (лингвистических или экстралингвистических) и 2) если в тексте созданы условия для восприятия читателем этих новых семантических признаков. Имя собственное характеризуется своей системой ассоциативных связей, которые раскрывают значение каждого конкретного употребления имени. Мы принимаем за основу определение ассоциации, данное Р.А. Унайбаевой: Ассоциация - это «вербально выраженная связь с целым рядом других явлений, понятий и представлений, которые возникают у индивида» [Унайбаева Р.А., 1980].

Исследователи делят ассоциации на лингвистические и экстралингвистические. Лингвистические ассоциации имен собственных можно классифицировать по способам их создания, экстралингвистические по их источнику. Эта классификация очень важна с переводоведческой точки зрения, так как при переводе имени собственного «ассоциация сама по себе важнее, чем ее конкретная лексическая основа». Сохранение ассоциаций требует сохранения принципа построения имени по типу ассоциации, но отнюдь не обязательно исходного образа.

Пожалуй, невозможно назвать ни одного языка, словарный фонд которого состоял бы из одних лишь национальных слов. Сказанное относится в полной мере к личным именам. Ономастикон (именной фонд, "инвентарь имен", "именник" - Р.А. Комарова) справедливо рассматривается "как один из компонентов истории духовной культуры народа" [Непокупный А.П. 1986]. Являясь одним из компонентов исторической и культурной жизни народа, ономастикон дает представление об истоках современного состояния антропонимической системы имен. Как и язык в целом, номенклатура имен языка отражает эпоху и состояние общества на определенном этапе его развития. Как и на язык в целом, на именной фонд английского языка влияют все изменения в общественном строе, в классовой структуре общества. Таким образом, информация о языках, участвовавших и участвующих в формировании антропонимикона конкретного языка, имеет не только большой познавательный, но и, прежде всего, теоретический интерес [Зайцева К.Б.¸ 1979].

Сложилось мнение, что онимическая лексика может пополняться:

1) путем онимизации нарицательных имен;

2) путем заимствования готовых имен или именных основ из других языков;

3) путем искусственного создания имен из лексики своего языка;

4) путем деривации на базе СИ своего языка [Непокупный А.П. 1986].

Наблюдения над изучаемым материалом не позволяют полностью согласиться с данным мнением. Наряду с чистым заимствованием и чистой деривацией в антропонимии, как и в языке вообще, имеет место деривация на базе заимствований. Собственные имена - своеобразная лексико-грамматическая категория, которая исследуется наукой в различных аспектах.

Антропонимисты рассматривают специфику антропонима как языковой категории, структуру его значения, степень мотивированности семантики антропонима, функции антропонимов в языке и речи. Широко изучается использование имен в художественной литературе, социальная обусловленность антропонимов, способы и средства выражения эмоционально-экспрессивных оттенков в именах. Рассматриваются официальные и неофициальные формы антропонимов, их стилистическая дифференциация, продуктивные способы образования фамилий и имен в русском языке, антропонимия в территориальных и социальных диалектах [Белозерова Ф. М.¸2000].

В ряде лексикографических источников этимологические данные о заимствованных личных именах не совпадают. Встречается двоякая трактовка этимологии одного и того же имени. - Angelus (gr.-lat.).

В связи с этим этимология личных имен, участвующих в усечении, определялась с учетом частотности совпадения помет в словарях.

Решающим фактором для отнесения личного имени к той или иной группе заимствований считались пометы, зафиксированные не в одном, а в нескольких словарях. При этом следует подчеркнуть, что усечения не всегда относятся к тем или и иным этимологическим группам, что и исходные имена.

Ономастика как раздел лингвистической науки представляет неотъемлемую часть фоновых знаний носителей языка и культуры, где как в зеркале отражаются история народа, освоение данной территории и взаимосвязь с другими этносами, которые живут по соседству испокон веков. Таким образом, любая онимическая система включает в себя имена, отражающие определенный период исторического развития общества. Имена собственные - своеобразные памятники, в которых отражается общественная история этноса, прослеживается специфика знаковой системы и динамика языковых закономерностей. Историзм имен собственных безусловен, потому как во многих случаях именно онимическая лексика сохраняет следы исчезнувших слов, которые не употребляются в настоящее время. Описание исторического аспекта номинации представляет большой интерес для исследования мотивов имянаречения [Кубрякова Е.С., 1978].

Номенклатура современных английских личных имен представляется своеобразной, весьма причудливой мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно английских и заимствованных, традиционных и придуманных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что изучение системы личных имён представляет большой интерес при изучении иностранного языка, в нашем случае - английского.

Настоящая работа актуальна в силу того, что мы постоянно сталкиваемся с именами собственными как в повседневной жизни, так и в художественной литературе.

Новизна и практическая ценность данной работы состоит в том, что уделяется достаточно пристальное внимание к антропонимике со стороны науки, исследующей или затрагивающей проблемы имен собственных в обыденной речи, художественных текстах, современных документах, литературных и исторических памятниках.

Таким образом, целью настоящей квалифицированной работы является изучение и описание словообразовательных средств в английской антропонимии.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- рассмотреть исторические данные собственных имён;

- изучить основные модели структурирования антропонимов;

- выявить и описать основные особенности деривации антропонимов;

- привести традиции англичан, связанные с именованием.

Предметом исследования данной работы является деривация антропонимов. Объектом исследования - имена собственные, их структурирование и система.

В качестве лексико-грамматического источника, а также вспомогательного материала для написания квалифицированной работы послужили словари имён собственных, различная художественная и научная литература.

Методика выявления материала для исследования - выборка имён собственных из словарей с учётом современных тенденций именования.

Структура дипломной работы. Данная дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Во введении обосновывается выбор темы, актуальность исследования, перечисляются цели и задачи, определяются материал, предмет и объект исследования.

В первой главе изучается историческое развитие и изменение имён собственных, их система и структурирование.

Во второй главе особенности деривации английских антропонимов, способы образования и традиции именования.

В заключении подводятся итоги проведённых наблюдений и намечаются пути и перспективы дальнейших исследований.

Глава I. Из истории имён собственных

Имена собственные признаны одной из языковых универсалий. Однако каждый этнос в определенную эпоху обладает определенным ономастиконом, свойственным лишь ему. Многие исследователи подчеркивают, что имя - «социальный знак», имея в виду совокупность общественного и культурного развития. Имена собственные связаны с разнообразными сферами человеческой деятельности. Ономастическая система выступает в качестве своеобразной призмы, через которую можно видеть общество и культуру, в ней отражается познавательный опыт народа, его культурно - историческое развитие. В то же время имена собственные, выполняя ряд схожих социальных функций, имеют свои особенности в каждом конкретном языке, входя в систему данного языка, развиваясь по его законам. В ономастике, как области языка, тесно связанной с социальными явлениями, необходимо учитывать взаимодействие языковых и внеязыковых факторов, определяющих в конечном итоге жизнь слова и его функционирование в речи [Кубрякова Е.С., 1978].

Возможно, наиболее ярко это проявляется в группе антропонимов. Сигнификативное значение антропонимов включает универсальный социальный компонент - указание на национальную принадлежность: имена - национальные символы (Иван, Джон) могут восприниматься в других антропонимических системах как чуждые, вызывающие определенные ассоциации; в данном случае можно говорить об этнонимах - группах имен, имеющих репрезентативный, почти нарицательный смысл, наиболее распространенных или воспринимаемых как таковые в соответствующей этнической группе (Antonio, Moses, Pedro…). Можно упомянуть и фонетическое значение, которое специфично для каждого языка (в связи с особенностями речевого строя, закономерностями развития фонетики и семантики в разных языках).

Национальные особенности антропонимов отражаются уже в антропонимической формуле, которая представляет собой порядок следования различных видов антропонимов и номенов в официальном именовании человека данной национальности, сословия, вероисповедания в определенную эпоху.

Норма употребления антропонимов, будучи в определенной степени изменчивой, является достаточно традиционной для каждого языка.

Возможность употребления антропонимов с артиклями, местоимениями, прилагательными и другими детерминативами обусловлена особенностями семантики имен собственных.

Проблема семантики имён собственных - один из актуальных вопросов и в наше время. Спорными являются вопросы о наличии - отсутствии у имён собственных лексического значения, его характер и «объем» по сравнению с семантикой нарицательных слов, природа ономастического значения, соотношение языковых и неязыковых факторов в семантике имён собственных [Новиков Л.А., 1982].

Отмечая специфику имён собственных, исследователи расходятся в ее толковании. Существуют противоположные теории, в которых отрицается значение вообще или признается большее значение, чем у имен нарицательных.

Более логичной на данном этапе представляется теория Е.С.Петровой, которая предлагает говорить о плане содержания имени собственного, который членится на семантическую структуру и лексический фон. В семантической структуре выделяется сема автонимности, одушевленности, лица, пола, и потенциально сема исчисляемости у антропонимов. Дальнейшая дифференциация проводится по линии лексического фона, в котором можно выделить три уровня: лингвистический, социолингвистический и экстралингвистический [Петрова Е.С. 1985].

Актуализация того или иного компонента семантической структуры и обусловливает возможности структурно-семантического развертывания антропонимов в речи и возможность употребления имени собственного в прямом и переносном значении. Актуализация той или иной части лексического фона происходит в контексте.

Английские личные имена в обычном употреблении не принимают артикля. Некоторые даже считают отсутствие артикля внешним признаком имён собственных. Употребление же детерминативов, в первую очередь артиклей, создает структурную рамку, обладающую определенным синтаксическим и семантическим потенциалом.

Группа исследователей считает, что артикли сигнализирует о превращении имён собственных в имена нарицательные, другие говорят о том, что употребление артиклей связано с наличием описательных и лимитирующих определений, необходимостью выделить фазу, аспект, состояние объекта [Никитевич В.М., 1978-1982].

Номенклатура современных английских личных имен представляется своеобразной, весьма причудливой мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно английских и заимствованных, традиционных и придуманных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам. Мужскому имени Abraham, например, около 4000 лет, и оно употребляется в странах английского языка в течение нескольких веков (в настоящее время оно распространено главным образом в США), а женское имя Sonia, заимствованное из русского языка, вошло в обиход лишь в двадцатых годах нынешнего столетия. Английские личные имена прошли долгий путь исторического развития, путь, неразрывно связанный с историей английского народа и английского языка.

Англосаксы, как и другие древние германские племена, имели лишь одно имя, которое по структуре могло быть простым (Froda - поэт. мудрый; старый; Hwita - белый, светлый, блестящий и др.) и сложным (Aethelbeald - благородный; отличный, превосходный + смелый, стойкий, отважный; Eadgar - поэт. собственность, владение, имущество: счастье; богатый + поэт. копье и др.). Простые имена постепенно были вытеснены сложными, двухкомпонентными именами; после XIII в. они в номенклатуре английских личных имен не встречаются. В настоящее время у англичан и американцев есть лишь одно из древних простых имён. Это женское имя Hilda. Однако и это имя можно рассматривать как сокращённую форму имён Brunhild(e) и Hildegarde [Суперанская А.В.¸1990].

На семантическом уровне некоторые древнеанглийские сложные имена предстают как своеобразные экзоцентрические композиты, значение которых не выводится из суммы значений составляющих их компонентов. Например, Frithuwulf - мир, безопасность; убежище, приют + волк; Wigfrith - борьба; спор, раздор; война + мир; безопасность; убежище, приют.

Компоненты сложных имен черпались из особого фонда древнеанглийских именных слов. Англосаксы верили в магические свойства «благожелательных» именных слов дарить носителю имени защиту и покровительство, богатство, здоровье, благополучие, отвагу, славу, почет и т.д. Сюда относятся, например, следующие древнеанглийские слова: aelf - эльф; beorht - яркий, блестящий, светлый; beorn - поэт. человек; воин; герой; eald - старый, старинный; прежний; gar - поэт. копье; gifu, gyfu - дар, подарок; благоволение, милость; god - хороший; добродетельный; благоприятный; полезный, подходящий; умелый; добро, дар; имущество; gold - золото; maere - известный, славный, великолепный; raed - совет; решение; ум, мудрость; rice - могущественный; высокого звания; богатый; власть; sae - море; озеро; sige - победа; успех; stan - камень; sunu - сын; потомок; weard - страж, хранитель; защита; покровительство; стража; поэт. владелец; лорд; wig - борьба; спор, раздор; война; битва; доблесть; военная сила; wine - поэт. друг; защита; wulf - волк и др.

Комбинирование компонентов имен родителей для указания родственных отношений хорошо видно из примеров, приводимых известным английским ономатологом Перси Рини. В начале VII в. племянник короля Нортумбрии Эдвина Hereric - армия; войско; множество + могущественный; высокого звания; богатый; власть и его жена Breguswith - поэтический вождь, господин, король + сильный, суровый; жестокий; деятельный назвали свою дочь Hereswith - армия; войско; множество + сильный; суровый; жестокий; деятельный. Имя Св. Вулфстана (Wulfstan - волк + камень), епископа Вустера (1062-95) составлено из первого компонента имени матери Wulfgifu - волк + дар, подарок; благоволение, милость и второго компонента имени отца Aethelstan - благородный; отличный, превосходный + камень [Ермолович Д.И., 2001].

Принадлежность лиц к одной семье указывалась использованием мотивированных аллонимов, созданных либо путем аллитерации, либо путем комбинирования компонентов имен родителей.

По структурным и семантическим признакам древнеанглийские женские имена ничем не отличались от имен мужских. Показателем рода имени выступал второй компонент. У мужских имен он был представлен именами существительными мужского рода: gar - поэт. копье; hafoc - ястреб; helm - защита, покрытие; шлем; поэт. защитник, покровитель; man(n) - человек; муж; герой; raed - совет; решение; ум, мудрость; sige - победа; успех; sunu - сын; потомок; weard - страж; хранитель; защита; покровительство; стража; поэт. владелец, лорд; wig - борьба; спор, раздор; война; wine - поэт. друг; защитник и др. Вторым компонентом женских имен были, соответственно, имена существительные женского рода: burg, burn - крепость, замок; обнесенный стенами город; frithu - мир; безопасность; убежище; приют; gifu, gyfu - дар, подарок; благоволение, милость; guth - поэт. бой, битва; война; henn - курица; run - тайна, секрет; (тайный) совет; руна и др. В качестве вторых компонентов использовались также имена прилагательные. У мужских имен это, как правило, имена прилагательные, указывающие на общественное положение и черты характера носителя имени: beald - смелый, стойкий, отважный; beorht - яркий, блестящий, светлый; heah - высокий; возвышенный; величественный, важный; горделивый, надменный: heard - твердый; тяжелый, трудный; сильный; энергичный; смелый, отважный; стойкий; maere - известный, славный, великолепный; rice - могущественный; высокого звания; богатый; власть и др. Многие женские имена в качестве второго компонента имеют имя прилагательное leof - дорогой, любимый; приятный [Марьеньянова Н.В., 2002].

Нашествия скандинавов (датчан и норвежцев) на Англию, начавшиеся в конце VIII в. и повторявшиеся в течение последующих столетий до XI в. (в 1042 г. политическое господство датчан было уничтожено), по-видимому, не оказали существенного влияния на систему имен, сложившуюся у англосаксов в то время. Скандинавы осели в восточных, центральных и северных частях Англии (территории Эссекса, Восточной Англии, часть территории Мерсея и Нортумбрии), образовав «область датского закона». Сравнительно быстро они слились с англосаксами, усвоив их нравы, язык, религию, общественные порядки и учреждения.

Завоеватели импортировали свои антропонимы (современные имена HUGO, RALPH, RICHARD, ROBERT, ROGER, WILLIAM и др.), которые вскоре стали вытеснять англосаксонские имена. Усвоение новых имен шло более интенсивно среди правящих кругов. Выжили лишь считанные англосаксонские имена, например, ALFRED, EDGAR, EDMUND, EDWARD, ETHELBERT, HILDA, MILDRED и др.

Вытеснению англосаксонских имен способствовало влияние христианской религии, обращение в которую началось в Англии в VII в. Миссионеры папы Григория Великого начали прибывать в Англию из Рима в конце VI в. Они пользовались поддержкой королевской власти, и распространение христианской религии происходило довольно быстро. Монастыри и школы, преподавание в которых велось на латинском языке, постепенно становятся центрами распространения древнегреческой, римской и христианской культуры. Номенклатура личных имен начинает пополняться библейскими именами, непонятными для основной массы населения. Члены королевской семьи и высшие должностные лица начинают именоваться каноническими христианскими именами. Однако низшие слои населения по-прежнему именовались понятными им языческими именами, и до конца XVI в библейские имена еще не заняли доминирующего положения в системе английских личных имен. Как указывает Уидиком, в конце XII в. по частотности употребления библейское имя JOHN занимало лишь пятое место, уступая первые места именам WILLIAM, ROBERT, RALPH и RICHARD. А женские библейские имена MARY, ANNE, JOAN и ELIZABETH впервые упоминаются в письменных памятниках в начале XIII в. [Никонов В.А., 1990]

В 1382-1384 гг. появился перевод Библии на среднеанглийский язык, выполненный Джоном Виклифом, а в 1538 г. в Англии вводится обязательная регистрация новорожденных, получавших имена и фамилии при крещении. По всей вероятности, начиная с этого времени, церковь добивается более интенсивного и широкого распространения канонических христианских имен. В XVI-XVIII вв. самыми распространенными мужскими именами были норманнское имя WILLIAM и библейские имена JOHN и THOMAS, а наиболее популярными женскими именами стали ELIZABETH, MARY и ANNE.

Реформация - социально-политическое движение, принявшее в странах Западной Европы в XVI в. форму борьбы против католической церкви, - внесла существенные изменения в систему английских личных имен. Имятворческая фантазия пуритан, наиболее радикально настроенных сторонников движения, пополнила номенклатуру того времени «добродетельными» именами CHARITY, FAITH, HOPE, PRUDENCE и др. (ср. русские женские имена Вера, Надежда, Любовь) [Суперанская А.В., 1990].

Как известно, пуритане подвергались суровым репрессиям, и в первой половине XVII в. они были вынуждены эмигрировать в английские колонии в Северной Америке. В настоящее время в США ветхозаветные библейские имена ABRAHAM, ADAM, BENJAMIN, DANIEL, ELIHU, IRA, ISAAC, SAMUEL и др. встречаются гораздо чаще, чем в Англии. Это объясняется, по-видимому, традициями, восходящими к периоду колонизации Америки и образования США.

Фактором, оказавшим значительное влияние на развитие системы английских личных имен, является литература, самым тесным образом связанная с общественно-политической историей страны. Среди английских личных имен по-прежнему популярны придуманные имена: PAMELA - персонаж романа Сиднея «Аркадия» (1590); STELLA - героиня цикла сонетов Сиднея «Астрофель и Стелла» (1591), CLARIBEL - персонаж поэмы Спенсера «Королева фей» (1590-96); VANESSA - имя героини поэмы Свифта «Каденус и Ванесса» (1726) и др. [Чурсина И. С., 2002]

Среди английских личных имен по-прежнему популярны придуманные имена: PAMELA - персонаж романа Сиднея «Аркадия» (1590); STELLA - героиня цикла сонетов Сиднея «Астрофель и Стелла» (1591), CLARIBEL - персонаж поэмы Спенсера «Королева фей» (1590-96); VANESSA - имя героини поэмы Свифта «Каденус и Ванесса» (1726) и др.

Исторические романы В. Скотта и цикл поэм Теннисона «Королевские идиллии» (1859-85) дали вторую жизнь многим забытым именам: AMY, ENID, GARETH, GERAINT, GUINEVERE, GUY, LANCELOT, NIGEL и др. Забытое женское имя ALICE стало популярным во второй половине XIX в. после выхода в свет сказок Л. Кэрролла «Приключения Алисы в стране чудес» (1865) и «Алиса в Зазеркалье» (1871).

В XIV-XVI вв. в Англии редко встречались носители двух личных имен, например, JOHN WILLIAM Whytting, JOHN PHILIP Capel, THOMAS MARIA Wingfield и др. В XVII-XVIII вв. именование двумя и более личными именами, в особенности девочек, было довольно распространенным явлением. Однако двойные имена MARY ANNE, MARY JANE, SARAH JANE и др. и в то время рассматривались как одно имя.

Современные женские имена, образованные путем объединения частей двух имен, например, ANELLA (< ANN(E) + ELLA), MARIANNE (< MARY + ANNE), SARALINDA (< SARA(H) + LINDA) и др., по-видимому, вошли в обиход несколько позже. Весьма возможно, что создание имен путем контаминации- явление, продуктивное и в наше время, - было вызвано стремлением иметь звучное, более короткое и цельнооформленное имя. Постепенно контаминированные имена вытеснили моду давать девочкам двойные имена типа MARY ANNE, MARY JANE и др., и в настоящее время наличие двух личных имен у англичан и американцев явление довольно редкое.

До сих пор речь шла об эволюции полных или исходных имен, используемых для называния лиц в документах, удостоверяющих личность владельцев, при обращении к лицам в официальной и торжественной обстановке. Полные или исходные формы имеют производные формы или дериваты, которые используются, главным образом, при обращении к лицам в неофициальной обстановке, в кругу знакомых, друзей, близких и родных. Количество дериватов точному учету не поддается. Объясняется это характером их функционирования: фантазия творцов именований для обращения к друзьям, любимым, близким, родным и к детям необозрима. Доминирующими моделями образования дериватов являются сокращение и аффиксальное словопроизводство. Путем сокращения образуются сокращенные имена: BEN (< BENJAMIN), DAN (< DANIEL) и др., а аффиксальное словопроизводство широко используется для образования гипокористических (уменьшительных или ласкательных) имен: DANNY (< DAN < DANIEL), JIMMY (< JIM < JAMES) и др. [Мурзин Л.Н., 1974]

Сокращение при образовании дериватов затрагивает начало, середину

и конец исходного имени:

а) аферезис, например, NESS (< AGNES), TONY (< ANTHONY, ANTONY),

TINA (< CHRISTINA) и др.;

б) синкопа, например, AUSTIN (< AUGUSTIN), ALINE (< ADELINE) и др.;

в) апокопа, например, ALEC (< ALEXANDER), ALF (< ALFRED),

AG (< AGNES) и др.

Особенность деривации в системе английских личных имен состоит в том, что аффиксация выступает как своеобразная вторичная деривация по отношению к сокращению и без него, как правило, не используется. Таким образом, картину образования английских дериватов можно представить в следующем виде: от полных или исходных имен, например, DANIEL и THEODORE, образуются сначала сокращенные имена DAN и TED, а от них образуются гипокористические имена DANNY, TEDDY. Можно поэтому сокращенные имена называть первичными дериватами, а гипокористические имена - вторичными дериватами полных имен [Кубрякова Е.С., 1974].

Сокращенные имена имелись еще у англосаксов. Еще в VIII в. встречались сокращенные имена Eda < Edwine > EDWIN, Sicga < Sigewrith и др. После завоевания Англии норманнами в английский язык проникают старофранцузские уменьшительные суффиксы -el, -el, -in, -on, -ot. Образуются уменьшительные или ласкательные имена Hamel, Hamelin, Hamelet (< Ham < Hamon(d) + -el, -el-in, -el-ot), Bartelot, Bartelet (< BART < BARTHOLOMEW + -el-et) и др. В это же время для образования вторичных дериватов используются также английские суффиксы -cock, -kin: Adcock, Malkin. Эти суффиксы были продуктивными в XI-XIV вв., и теперь их можно встретить в фамилиях, возникших в среднеанглийский период: Atkin (< Ad < ADAM + -kin), Babcock (< BAB < BARBARA + -cock), Tomkin (< TOM < THOMAS + -kin) и др.

Начиная с XV в. гипокористические мужские и женские имена образуются при помощи продуктивных суффиксов -ie, -у, например: BETTIE, BETTY (< BET < ELIZABETH), JOHNNY (< JOHN), PEGGY (< PEG < MARGARET) и др. Возникнув в Шотландии, эти суффиксы из сферы имен собственных постепенно проникли также и в сферу имен нарицательных, например: birdie, bookie, doggie, granny, lassie, nightie и др. [Никитевич В.М., 1978-1982].

В настоящее время наблюдается тенденция использовать дериваты также в деловой обстановке, на совещаниях, заседаниях, пресс-конференциях, в публичных выступлениях, в печати и т. д. Дериваты постепенно становятся легальными, официальными именами, употребляемыми вместе с сопровождающими словами вежливости: honourable - почтенный, reverend - преподобный, doctor - доктор (ученая, степень), mister - мистер, господин и т.д. Например, Dr. (doctor) BILLY, Hon. (honourable) JIMMIE, Rev. (reverend) IKIE и др.

В пополнении номенклатуры современных английских личных имён значительную роль играют имена фамильные. В наши дни образование новых личных имён из фамилий больше распространено в США, чем в Великобритании. Практика именования потомков фамильными именами была особенно заметной в Англии в XIX в., хотя в аристократических семьях она существовала ещё в XVII-XVIII вв. Классическим примером, иллюстрирующим превращение фамильных личных имён в личные, может служить распространённое женское имя Shirley - имя героини одноимённого романа Шарлотты Бронте [Никонов В.А., 1990].

Среди распространенных женских имен выделяются две группы сравнительно новых антропонимов, этимологически связанных с названиями цветов и растений, а также с названиями драгоценных камней. Например:

BLOSSOM - цвет, цветение; BUTTERCUP - лютик; CLOVER - клевер;

DAFFODIL - бледно-желтый нарцисс; FLOWER - цветок, цветение;

IVY - плющ; LILAC - сирень и др.

AMBER - янтарь; BERYL - берилл; CORAL - коралл;

PEARL - жемчуг; RUBY - рубин и др.

С другой стороны, среди мужских имен выделяется группа «благородных» имен, этимологически связанных с названиями различных титулов: BARON - барон; COUNT - граф; DUKE - герцог; EARL - граф (английский); KING - король: MARQUIS - маркиз и др. [Wilson Elizabeth A.M., 1982]

У женских имен BLOSSOM, BUTTERCUP, CLOVER и др. и у мужских «благородных» имен есть классические предшественники, которые, по-видимому, послужили образцами для появления этих английских личных имен: SUSAN (< др.-евр. лилия), ANTHEA (< др.-греч. цветок), DAPHNE (< др.-греч. лавр), VIOLA (< лат. фиалка), BASIL (< др.-греч. царский), CANUTE (< др.-сканд. человек знатного, благородного происхождения), CYRIL (< др.-греч. господин, властитель) и др.

Фамилия - «вид антропонима. Наследуемое официальное именование, указывающее на принадлежность человека к определенной семье. Фамилия прибавляется к имени личному для уточнения именуемого лица; исторически имя личное первично, фамилия - вторична; различие между личным именем и фамилией функциональное, социальное и отчасти структурное». Так определяет термин «фамилия» словарь Н.В. Подольской [Подольская Н.В. 1978].

Возникновение и развитие фамилии как общественно-исторической и языковой категории тесно связано с главными этапами социально-экономического развития человечества. До определенной ступени развития человечество не имело фамильных имен. В XI-XII вв. наиболее распространенными мужскими именами были William, Robert, Ralph, Richard. В конце XIV в. имя John было примерно у 25% всего мужского населения Англии. Дж. Хьюз, исследовавший английские фамилии, пишет, что если бы в то время где-нибудь на рынке в Уэльсе было произнесено имя John Johnes, то на него откликнулись бы либо все, либо никто: «все, потому что каждый подумал бы, что зовут его; никто, потому что к имени не было добавлено никаких особых отличительных характеристик».

В том случае, когда личное имя не в состоянии было индивидуализировать того или иного члена языкового коллектива, прибегали к помощи дополнительного индивидуализирующего знака-прозвища.

Система имён собственных

Имена собственные относятся к тем языковым средствам, которые дают возможность в чрезвычайно лаконичной форме передать большое смысловое и эмоциональное содержание. Свойство имен собственных вызывать цепи связанных с ними признаков, представлений, ассоциаций обусловлено особенностями лингвистической природы имен собственных [Блох М.Я., 1991].

Имена собственные являются особой группой имен существительных, выполняющих в языке функцию «называния отдельных лиц и индивидуальных единичностей, отличающего их от других однородных предметов и явлений».

В настоящее время существует два направления в определении специфики имен собственных как особой категории. Ряд ученых (С. Ульман, К. А. Левковская, Ж. Вандриес, В. Брендаль) отрицает существование у имен собственных значения. В пределах этого направления характерно рассмотрение имени собственного как своего рода ярлыка, который навешивается на объект, выделяя его среди других, ему подобных. В середине XX века такой подход был известен как теория этикеток (label theory). В рамках этого подхода функция имени собственного сводится к простой номинации [Дронова Е.М., 2006].

Другие исследователи (Х. Серенсен, Ф. И. Буслаев, Л. М. Щетинин) настаивают на признании значения имени собственного, хотя среди сторонников этого подхода имеются определенные расхождения относительно вопроса о наличии у имени собственного понятийного ядра.

Существует суждение, согласно которому имя собственное как языковой знак, обозначающий единичный предмет, имеет экстенсиональное значение, но лишен интенсионального. Однако те исследователи, которые признают наличие значения у имени собственного, поддерживают и тезис о понятийном аспекте в семантике имени собственного. Сигнификативное значение имени собственного рассматривается при этом как категориально-абстрактное, отражающее принадлежность к определенному разряду имен. Так, для имен людей оно ограничивается реализацией общего понятия «человек» (мужчина / женщина). Таким образом, хотя в рассматриваемом подходе предметно-логическое значение и признается существующим, тем не менее, следует отметить его весьма абстрактный характер.

Ведущим в семантической природе имени собственного является, несомненно, назывное единичное значение, что предопределено фактической принадлежностью данного имени собственного конкретному единственному объекту реальной действительности или мыслительному образу. Именно теснота связи между именем собственным и его обозначаемым создает предпосылки расширения предметной соотнесенности имени собственного.

Ещё В. В. Виноградов отмечал, что «значение предметности служит тем семантическим средством, с помощью которого из названия единичной вещи возникает обобщенное обозначение целого класса однородных вещей или выражение отвлеченного понятия» [Виноградов В.В., 1994].

Свойство приобретать обобщенный смысл в первую очередь присуще именам собственным, соотносимым с известными денотатами. Оно основано на четких и прочных связях между именем и известным лицом и, соответственно, всеми постоянными ассоциациями, вызываемыми отличительными признаками этого лица. Устойчивость ассоциаций, связанных с неким лицом, позволяет переносить его имя для обозначения людей, обладающих чертами, сходными с первоначальным носителем данного имени. В результате такого обобщенного употребления имени собственного меняется характер выражаемого именем понятия. От категориально-абстрактного оно приближается к апеллятивному. Поэтому следует отметить периферийность известных имен собственных по отношению к обычным именам собственным, их сближение с именами нарицательными.

Сближение имени собственного с именем нарицательным идет по линии включения в его содержательную структуру характеристик, основанных на наиболее устойчивых и ярких ассоциативных связях имени. Процесс обобщенного употребления известного имени упрощается, благодаря тому, что, наряду с единичным понятием, представляющим результат качественного преобразования разрозненных конкретных представлений о денотате, имя реализует и соотнесенность с общим понятием (например, «человек» для имен людей). Конечной инстанцией обобщенного употребления имени собственного является полный переход имени собственного в нарицательное и образование омонима исходного имени.

Именования людей (антропонимы) образуют особую, чрезвычайно важную и интересную систему имён собственных, состоящую в настоящее время из имён личных, фамильных или фамилий и отчеств. У большинства народов, населяющих Европу и Америку, в том числе у англичан и американцев, исторически сложилась двуименная антропонимическая система - личное имя и фамилия. В английском языке нет единого термина, соответствующего русскому термину «личное имя». Ему равнозначны английские словосочетания baptismal name, Christian name, first name, given name и personal name. Два синонима forename и prename (лексическая калька < лат. praenomen) имеют также значение «имя, предшествующее фамилии». Кроме того в Большом словаре Уэбстера для обозначения мужских и женских личных имён приняты пометы masc(uline) prop(er) name и fem(inine) prop(er) name. Термину «фамилия» или «фамильное имя» соответствуют английские surname и family name. Слово prename и словосочетание family name являются американизмами [Никитевич В.М., 1973].

У русских и некоторых других народов эта система является трёхмерной - личное имя, отчество и фамилия. Англичане, американцы и жители других стран английского языка вместо принятого у русских именования Александр Сергеевич Пушкин, Юрий Алексеевич Гагарин и т.д. своих соотечественников и соотечественниц называют William Shakespeare, Isaac Newton и т.д. В английских и американских именованиях William Makepeace Thackeray, Charles John Huffam Dickens и др. отчеств нет. Здесь мы имеем дело с двумя личными именами CHARLES и JOHN, с двумя фамильными именами HUFFAM и DICKENS и с так называемым средним именем MAKEPEACE. Второе личное имя и среднее имя давались в честь родственников, крёстного отца, крёстной матери, какой-либо выдающейся личности, исторического события, или по каким-либо религиозным и другим соображениям. У англичан и американцев такая традиция именования сохранилась до наших дней.

Многие личные имена легли в основу образования английских фамильных имён, например John>Johns, Johns, Johnes, Johnson, Johnston; Robert>Roberts, Robertson и др. При этом некоторые личные и фамильные имена фонологически и морфологически совпали, образовав, таким образом, своеобразные антропонимические омонимы Adam, Andrew, Arnold, Henry, Thomas и др. В свою очередь, номенклатура английских личных имён непрерывно пополняется неологизмами, образованными от имён фамильных, например, Bradley, Howard, Sidney и др. Такое тесное взаимодействие и взаимопроникновение личных и фамильных имён в современной английской антропонимической системе приводит к тому, что часто бывает трудно отличить одни от других. В таких именованиях, как William Henry, Henry James, William James, August Thomas и др., значение составляющих имён может быть раскрыто лишь через словорасположение: фамильное имя, как правило, замыкает такой словесный ряд. Однако в лексикографических трудах и в библиотечных каталогах принято другое словорасположение: фамильное имя→личное имя, причём после фамилии ставится запятая, например: Arthur, Joseph Charles; Thomas, George Henry и т.д. [Суперанская А.В., 1969].

Ясно, что каждый человек не может иметь уникальное, только ему одному присущее имя. Как личные имена, так и фамилии, взятые сами по себе, имеют множество носителей. Вне конкретной ситуации или сферы общения имена John, Elizabeth, Thomas и т.п. не указывают на какого-либо конкретного человека. Такие имена, которые в языковом сознании коллектива не связываются предпочтительно с каким-то одним человеком, будем называть множественными антропонимами.

Другие антропонимы также принадлежат множеству людей, но с кем-то одним связаны прежде всего. Это имена людей, получивших широкую известность (Plato, Shakespeare, Darwin, Einstein и т.п.). Такие имена собственные будем называть единичными антропонимами. Множественные антропонимы характеризуются тем, что коммуникативная сфера, в которой они однозначно определяют одного референта, ограничена. Поэтому при введении их в более широкую сферу общения им обязательно должен сопутствовать уточняющий контекст, например:

I heard somebody coming through the shower curtains. Even without looking up, I knew right away who it was. It was Robert Ackley, this guy that roomed next to me... Not even Herb Gale, his own roommate, ever called him "Bob" or even "Ack".

(J. Salinger)

Единичные же антропонимы, напротив, не требуют такого уточняющего контекста, поскольку их коммуникативная сфера - весь языковой коллектив. Это демонстрируют, в частности, те случаи, когда антропоним вводится в текст без каких бы то ни было пояснений и когда на основании самого текста невозможно установить, кому принадлежит данное имя. Например:

То the characteristic romanticism of the Victorian mind the sea represents something mysterious, boundless, reaching out wider and wider into eternal truths and eternal progress. Charlotte Bronte, seeing the sea for the first time, was "quite overpowered so that she could not speak", and Hazz/itt's reaction was no less awestruck at the "strange ponderous riddle, that we can neither penetrate nor grasp in our comprehension".

(International Herald Tribune)

Как уже указывалось, существует мнение, согласно которому единичные имена собственные обладают бесконечно богатым содержанием и в их значение включается вся энциклопедическая информация об объекте. Справедливо возражая против этой точки зрения, A.B. Суперанская отмечает: Говоря о бесконечно богатом содержании имени Сервантес, мы подменяем языковой анализ этого имени биографическими сведениями об авторе "Дон Кихота", забывая, что именем Сервантес могли зваться и другие люди, подобно тому, как и людей по фамилии Черчилль много. И всё-таки автор Дон Кихота занимает особое положение среди всех лиц по фамилии Сервантес. Эта фамилия действительно принадлежит многим людям, но дополнительная информация о том, что один из этих людей - великий писатель и автор известного романа, по-видимому, заключена в этом имени не только для целого языкового коллектива, но даже и для многих языковых коллективов. В связи с этим, когда речь идёт именно об этом человеке, имя Сервантес не нуждается в дополнительных пояснениях. Минимальное представление о том, что Сервантес - знаменитый писатель, автор романа "Дон Кихот", прочно входит в характеризующий компонент значения этого имени [Суперанская А.В., 1970].

По фонологическим и морфологическим признакам английские личные имена можно подразделить на три группы:

а) имена полные или исходные: Alexander, Agnes, Catharine, Elizabeth и т.д.;

б) их варианты: Alastair, Annis, Katharine, Elspeth и др.;

в) дериваты: Alec, Aggie, Katie, Bet, Betty, Liz и т.д. [Hornby A.S., 1982]

Дериваты объединяют все производные имена: сокращённые, ласкательные, уменьшительные и фамильярные, не поддающиеся чёткой дифференциации.

Номенклатура английских личных имён непрерывно пополняется: появляются новые имена и варианты старых имён.

1.2. Структурирование личных имён

Имена собственные служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных

уточняющих определений. Имена собственные выполняют функцию индивидуализирующей номинации.

У имён собственных следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную) номинативные функции. В прямой номинативной

функции имя собственное служит для указания на тот предмет, которому оно

присвоено в индивидуальном порядке. Переносная номинативная функция имени собственного характеризуется переносом наименования на другой

предмет, в связи с чем оно получает способность приписывать какие-то свойства ряду объектов. Через номинативный перенос возможен переход имён собственных в нарицательные слова [Блох М.Я., 1991].

Предмет, обозначаемый именем собственным, будем называть носителем имени, или референтом. Референтами имён собственных могут быть люди, животные, учреждения, компании, географические и астрономические объекты, корабли и другие самые разнообразные предметы.

К именам собственным можно причислить также названия книг, фильмов, других произведений литературы и искусства.

Фонетическая структура слова, в том числе и собственных имен, подразумевает под собой как его акцентные, так и слоговые характеристики.

Существует мнение, что личные имена образуются по "строгим правилам". Оно опровергается некоторыми учеными, которые доказывают, что какие-либо правила в сфере образования этих имен отсутствуют.

При изучении сокращения нарицательных имен в английском языке М.М. Сегалем было установлено наличие определенной связи между полными и краткими единицами, выражающейся в том, что для каждого фонетического типа имени собственного можно с большей или меньшей степенью вероятности предсказать слоговую характеристику сокращения.

Наибольшее количество ИЕ приходится на долю трехслоговых имен, таких как, например, Borislaw, Kilian и др. (всего 184 ИЕ). Высокую активность проявляют также двух- и четырехслоговые ИЕ (163 и 115 ИЕ соответственно) типа Leven, Siegmar, Polykarpus, Aldobrandus. Число пятислоговых ИЕ незначительно (29 ИЕ), например: Bonaventura, Eliodoro.

В отличие от нарицательной лексики, имеющей обычно достаточно четкий структурированный характер, антропомическая лексика такой особенностью зачастую не обладает. Это объясняется, прежде всего, неоднородностью с именника с точки зрения его происхождения. В именную систему любого языка входят новые и старые имена, созданные в языке данном и заимствованные. При этом в противовес новым именам, структура которых доступна для наблюдения вследствие их возникновения на базе антропонимов и наличия в них тем самым активных в настоящее время, "живых" словообразовательных основ и формантов, старые имена, генетически восходящие к апеллятивам, структурируются нередко с большим трудом. В связи с генетической вторичностью древних имен (образованием на базе апеллятивов), их структура подлежит не актуальному, а историческому членению. Однако и историческое членение этих личных имен не всегда может вскрыть достаточно достоверно их морфемную сегментацию. Многие из них восходят к апеллятивам чужих языков. Есть среди них и имена с полностью утраченными апеллятивами. Из-за отсутствия в подавляющем большинстве случаев внутренней мотивированности антропонимов, определяемой смыслом лежащих в их основе нарицательных слов, личные имена нередко воспринимаются как непроизводные и лишенные внутренней формы. Все вместе взятое обусловливает существенные расхождения между структурно-словообразовательными классификациями этого разряда СИ в отечественной и зарубежной лингвистике, а иногда их неполноту [Белецкий А.А., 1984].

Среди частично сегментируемых следует особо выделить теофорные, т.е. буквально "богоносные" имена, в состав которых входят собственные названия того или иного бога, либо нарицательные со значением "бог". "Теофорные имена эпохи политеизма значительно отличаются от имен эпохи монотеизма". В период политеизма в состав этих имен включались имена различных богов и героев, а слово "бог" - греч., перс.. скифск. и т.д. означало одного из богов. Все имя обычно представляло собой конструкцию, с помощью которой выражалась принадлежность тому или иному богу, либо происхождение того или иного бога, например, др.-герм. Oswald, Anselm в честь бога Aceni; Jngram, Jngvar в честь бога Jnge; Elfrich, Elbin и др. в честь низших божеств альбов, эльфов. У греков имена богов в качестве имен реальных людей употребляются с IV века до нашей эры, когда исчез страх перед языческими богами.

Стоит также обратить внимание на наличие теофорных имен в заимствованиях из латинского языка: Aurelianus, Aurellanus, Aurelias в честь бога солнца (Aurel), Appolonius - в честь бога Апполона [Никонов В.А., 1970].

С принятием христианства объявляется жестокая борьба всему дохристианскому: разбиваются изображения богов пантеона, надгробия с могилами язычников, но имена, в состав которых входили обозначения древних богов, сохраняются. Появляются новые теофорные имена. Немалая роль в создании, пропаганде теофорных имен принадлежала евреям эллинской церкви. От них новые и обновленные теофорные имена были заимствованы принявшими христианство греками и переданы римлянам, славянам и германцам. Например, имя Joakim из скандинавского языка было заимствовано из древнееврейского Joachim и обозначало Jahwe richtet auf. Английское имя Matthew восходит к дневнееврейскому Mattanja и обозначает Gote Jahwe.

Древнегерманские теофорные имена в системе немецких имен немногочисленны, что подтверждается также на исследуемом материале. Одним из немногих примеров является Irmgard "данный богу".

Еврейские теофорные имена часто имели форму предложений с подлежащим - термином со значением "бог" - il, -el, -l, -io (Daniel) - "бог мой судья!". Это могли быть также сравнения типа Michael - "кто как не бог!" или же определительные словосочетания.

Наряду с теофорными ИЕ имеются многочисленные латинские и итальянские псевдотеофорные имена с компонентом bon-, bona- "благо" (ср.: Bonifazio, Bonawentura).

Как уже отмечалось, имена собственные имеют формальную и содержательную стороны. С одной стороны, в лингвистике отмечается, что имена собственные, относящиеся к отдельным предметам, никак не характеризуют их, не сообщают о них ничего истинного или ложного, но в то же время, поскольку имя собственное относится к единичному предмету, его содержание соответствует всей совокупности его свойств в их нерасчленённой целостности [Непокупный А.П., 1986].

Такая сложность семантики имена собственные, порождающая различные подходы к проблеме, привела к появлению взаимоисключающих концепций значения имён собственных. Одни авторы утверждают, что имена собственные лишены значения, другие считают их значение неполноценным или лежащим в ином, нежели у нарицательных, информативном плане, а третьи приписывают им ещё более содержательное значение, чем нарицательным именам.

Попытаемся разобраться в этом вопросе.

Во-первых, все имена собственные обладают значением предметности, то есть частью их содержания (значения) является как бы сообщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет).

Во-вторых, большинство имён собственных обозначают какой-то класс предметов, среди которых один предмет выделяется особо. В системе языка с логической точки зрения индивидуализирующая номинация возможна только среди предметов, уже как-то классифицированных на основе обобщения. Странно было бы вообще говорить об антропонимах, топонимах и других категориях имён собственных, если бы они не были связаны соответственно с понятиями человек, территориальный объект и тому подобное, или если бы эта связь была чем-то полностью зависящим от контекста и личного желания говорящих.

В-третьих, имена собственные, обозначая индивидуальный предмет, закрепляют в своём значении некое соглашение, уговор именовать данный предмет определённым образом.

В-четвертых, имена собственные несут в себе какую-то информацию именно об этом предмете, о его свойствах. Эта информация может быть богатой или бедной, и она бывает в разной степени известна в разных сферах общения. Если эта информация получает распространение в масштабах всего языкового коллектива, то это значит, что сведения о данном предмете являются частью языкового значения имени собственного.

Таким образом, в значении имён собственных можно выделить по меньшей мере четыре компонента:

а) бытийный, или интродуктивный - существование и предметность обозначаемою. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: - Существует такой предмет. Этот компонент является общим для всех предметных словесных знаков - нарицательных и собственных;

б) классифицирующий - принадлежность предмета к определённому классу. Такой класс будем называть денотатом имени. Денотатами антропонимов, например, являются люди (а денотатами многих антропонимов - также классы мужчин и женщин); денотатами зоонимов - животные; денотатами топонимов могут быть континенты, океаны, моря, страны, реки, острова, населённые пункты, улицы и т.д. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: Этот предмет - человек (река, строение и т.д.);

в) индивидуализирующий - специальная предназначенность данного имени для наречения одного из предметов в рамках денотата. Вместе компоненты (а), (б) и (в) представляют собой как бы свёрнутое сообщение: Есть такой человек, который зовётся Джоном; Река, о существовании которой мы сообщили, называется Ниагара и тому подобное;

г) характеризующий - набор признаков референта, достаточных, чтобы собеседники понимали, о чём или о ком идёт речь. Данный компонент значения, например, имя собственное Ниагара представляет собой как бы свёрнутое сообщение: эта река протекает в Северной Америке и образует один из самых больших водопадов в мире [Блох М.Я., 1991].

Вопрос о значении имён собственных имеет не только теоретический интерес. Он становится чрезвычайно актуальным при межкультурных и межъязыковых контактах. Казалось бы, имена собственные легко пересекают межъязыковые барьеры, поскольку стремятся сохранить свою внешнюю форму и при использовании вне сферы родного языка. Однако иной раз весьма существенным элементам их содержания бывает гораздо труднее преодолеть такие барьеры. А без сохранения своего значения имена собственные не могут функционировать в иной языковой среде. Отсюда - возможные проблемы непонимания и неточного восприятия текстов, содержащих имена. Здесь - огромное поле знаний для освоения переводчиками и всеми, кто изучает или преподаёт иностранный язык в сопоставлении с родным [Кузнецова В.И., 1960].

Хотя имя собственное призвано идентифицировать предмет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает национально-языковой принадлежностью. В каждом языковом коллективе имеются лица иной национальной принадлежности.

Английский врач и лексикограф Peter Mark Roget, автор известного словаря "Thesaurus of English Words and Phrases", всю жизнь прожил в Англии, но унаследовал от родителей-французов фамилию, которая произносится по-французски: Роже. Англичане также произносят эту фамилию на французский манер, но со свойственными их произношению особенностями.

Имена собственные обладают вариативностью, то есть один и тот же предмет часто возможно называть несколькими разными способами, видоизменяя его имя. У антропонимов это проявляется в образовании уменьшительных и сокращённых форм (например, от личных имён), а также фамилий членов одной семьи с различным морфологическим оформлением. Схемы вариативности личных имён обнаруживают существенные различия в разных языках. В английском языке усечённые и уменьшительные формы всё больше обнаруживают тенденцию к изоляции от полных форм и других уменьшительных вариантов. Выбор того или иного варианта диктуется не ситуацией, а определённым предпочтением носителя имени.

Глава II. Особенности деривации английских антропонимов

Антропоним - это имя собственное (или набор имён, включая все возможные варианты), официально присвоенное отдельному человеку как его опознавательный знак.

Антропоним называет, но не приписывает никаких свойств. Антропонимы обладают понятийным значением, в основе которого лежит представление о категории, классе объектов. Этому значению присущи, как правило, следующие признаки:

а) указание на то, что носитель антропонима - человек: Peter, Lewis в отличие от London, Thames;

б) указание на принадлежность к национально-языковой общности: Robin, Henry, William в отличие от René, Henri, Wilhelm;

в) указание на пол человека: John, Henry в отличие от Mary, Elizabeth [Белозерова Ф. М., 2000].

В значении английских личных имён присутствуют (в большинстве случаев) все три признака, в значении фамилий - только первый и второй признаки. Поскольку набор возможных признаков очень ограничен, получается, что на общеязыковом уровне многие антропонимы обладают одинаковым обобщённо-предметным значением. Действительно, имя John обладает тем же набором признаков денотата, что и William, Jack и др.; фамилия Brown - тем же набором признаков, что James, Smith и т.п. Поэтому в качестве дифференцирующих эти признаки выступают не столько для отдельных имён, сколько для обширных групп антропонимов.

Деривация (от лат. derivatio - отведение; образование) - процесс создания одних языковых единиц (дериватов) на базе других, принимаемых за исходные, в простейшем случае - путем «расширения» корня за счет

аффиксации или словосложения, в связи с чем деривация приравнивается иногда к словопроизводству или даже словообразованию. Согласно более широкой точке зрения, деривация понимается либо как обобщенный термин для обозначения словоизменения (inflection) и словообразования (word-formation) вместо взятых, либо как название для процессов (реже результатов) образования в языке любых вторичных знаков, в том числе предложений, которые могут быть объяснены с помощью единиц, принятых за исходные, или выведены из них путем применения определенных правил, операций [Кубрякова Е.С., 1974].

В актах деривации происходит изменение формы (структуры) и семантики единиц, принимаемых за исходные. В смысловом отношении это изменение может быть направлено либо на использование знака в новом значении (при так называемой семантической деривации, (ср. «петух» - домашняя птица и «петух» - фанфарон), новой функции, либо на создание нового знака путем преобразования старого или его комбинации с другими знаками языка в тех же целях, последовательности применения к исходной единице серии [Курилович Е., 1962].

Понятие деривации, введенное в 30-х гг. 20 в. Е. Куриловичем для характеристики словообразовательных процессов, позволило соотнести конкретные цели и задачи процессов со средствами их осуществления и их семантическими результатами; большое значение для теории деривации сыграло предложенное Куриловичем разграничение лексической и синтаксической дериваций как процессов, один из которых направлен на преобразование лексического значения исходной единицы, а другой - лишь на

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.