Синонимия русского и немецкого языков. Проблематика подбора, перевода и классификации синонимов на м...

Тип:
Добавлен:

Приднестровский Государственный Университет им. Т.Г. Шевченко

Лингвистическое отделение

Кафедра общей лингвистики

Допущена к защите

«___»________ 1999г.

____________________

дек. Ковалёва Л.Г.

Курсовая работа

на тему:

«Синонимия русского и немецкого языков. Проблематика подбора, перевода и классификации синонимов на материале романа

Г. Фаллады «Каждый умирает в одиночку».

Выполнил студент 202гр.

Вакарь А.М.

Научный руководитель кандидат филологических наук, доцент

Ковалёва Л.Г.

Тирасполь 1999

План:

1. Введение.

2. Синонимия современного русского языка.

§1. Из истории вопроса.

§2. Понятие о синонимах.

§3. Классификация синонимов.

3. Синонимия современного немецкого языка.

§1. Понятие о синонимах.

§2. Семантические отличия слов в синонимическом ряду.

§3. Классификация синонимов.

§4. Состав синонимического ряда.

4. Перевод – один из путей взаимодействия национальных культур и средство коммуникации.

§1. Общие проблемы перевода.

§2. Особенности перевода синонимов в синонимическом ряду.

5. Роман Г. Фаллады «Каждый умирает…».

6. Приложение.

7. Заключение.

8. Библиография.

1. Введение.

Синонимы– это слова одной части речи, которые обозначают одно и то же, но отличаются друг от друга оттенками лексического значения и употреблением в речи. Синонимы в языке образуют группировку слов и словосочетаний, носящую системный характер.

Синонимами называют слова с равным значением (М. Марузо), со сходным значением (Л. Р. Зиндер, Т. В. Строева), слова, обозначающие одно и тоже понятие или понятия очень близкие между собой (А.П. Евгеньева), слова с единым или очень близким предметно-логическим содержанием (К.В. Архангельская), слова, одинаковые по номинативной отнесённости, но, как правило, различающиеся стилистически (А.А. Реформатский), слова, способные в том же контексте или в контекстах, близких по смыслу, заменять друг друга (Л.А. Булаховский).

Целью работы является установление степени адекватности синонимов в романе Г. Фаллады «Каждый умирает в одиночку» на немецком и русском языке. Цель перевода – как можно ближе познакомить читателя, не знающего языка подлинника, с данным текстом. Перевести – это значит точно и полно выразить средствами одного языка то, что уже выражено средствами другого языка в неразрывном единстве содержания и формы.

Задачи работы:

1) выявить состав синонимов в оригинале и тексте перевода;

2) сопоставить синонимы оригинала и перевода;

3) выявить степень целесообразности различных видов перевода на материале имеющихся синонимов.

Практическое значение проблемы:

Решение этих задач носит и практическое значение, так как начинающий переводчик должен самостоятельно уметь выявить синонимы в тексте, раскрывать их значение и передавать их экспрессивно-стилистические функции в переводе. Данная работа также может помочь при чтении романа Г. Фаллады «Каждый умирает в одиночку» на немецком языке (перевести синонимы с немецкого на русский).

Объект исследования:

Синонимы, встречающиеся в Г. Фаллады «Каждый умирает в одиночку». Для анализа использован приём сплошной выборки. Было выписано и проанализировано 65 синонимов. Синонимы отражают национальную специфику языка, его самобытность. Так как синонимы выделяются своими функциями в языке и речи, они требуют особого подхода в процессе перевода с одного языка на другой.

Актуальность проблемы:

Перевод синонимов представляют собой самостоятельную и достаточно сложную проблему. Практика показывает, что при работе с текстами на иностранном языке, переводчики часто сталкиваются с трудностями при поиске нужных синонимов в тексте. Помощь в их поиске оказывают различные синонимичные словари. Настоящий переводчик должен очень быстро подбирать к любому иностранному слову синоним, что увеличивает его словарный потенциал.

Новизна проблемы:

1. в подборе синонимических эквивалентов на языке источнике и языке перевода, используя немецко-русский синонимический словарь;

2. выбор наиболее адекватных синонимов с учётом контекстуальных связей.

Гипотеза:

Практика показывает, что при работе с текстами на иностранном языке, переводчики часто сталкиваются с трудностями при подборе синонимов к какому-либо слову.

Методы исследования:

Сопоставительный метод находит применение и в прикладных лингвистических дисциплинах – в теории и практике составления двуязычных словарей и перевода, в методике преподавания второго языка. При помощи сопоставительного метода также изучаются степень и характер влияния одного языка на другой в результате исторических и территориальных контактов. Сопоставление даёт возможность вскрыть специфику изучаемых явлений в каждом языке, но и познать их общеязыковые или индивидуально-языковые свойства. Новые проблемы и цели исследования вносят изменения в приёмы и методику анализа, которые могут быть сравнительно сопоставительными и сравнительно-типологическими. Сопоставительный метод – это система приёмов и методики анализа, используемая для выявления общего и особенного в сравниваемых языках. При сопоставительной методике сравнение языков лежит в основе изучения. Основные приемы сопоставительного изучения языков: установление основания сопоставления, сопоставительная интерпретация и типологическая характеристика. Методика параллельного изучения состоит в том, что факты и явления сравниваемых языков изучаются в каждом языке с использованием приёмов и методики описательного метода, а полученные результаты сопоставляются. Сравнительный метод в синхронии – сущность данного метода заключается в изучении фактов языка на определённом историческом отрезке. Сравнительное изучение языков в синхронии даёт возможность выявить структурные особенности различных языков.

Аспекты исследования:

1. описать синонимы русского языка и определить их функции;

2. описать синонимы немецкого языка и определить их функции;

3. сопоставить синонимы немецкого и русского языков;

4. выявить специфику перевода.

2. Синонимия современного русского языка.

§1. Из истории вопроса.

Между словами в языке наблюдаются различного ро­да связи. Связи эти действуют не изолированно друг от друга, а в той или иной степени обусловленности. Ввиду сложности всей системы связей для изучения обычно бе­рется тот или иной вид связи между словами и рассмат­ривается в возможной изоляции от других связей. Пред­метом рассмотрения в данном случае являются синони­мические связи и слова, отношения между которыми обу­словлены этими связями, т. е. синонимы.

В лингвистической науке изучение синонимов началось очень давно, поэтому накопилось большое количество специальных работ, многие из которых содержат интерес­ные мысли и тонкие наблюдения.

Еще древние греки, пристально изучая синонимы, пришли к выводу, что в них заключается богатство языка: изобилие мыслей в словах и разнообразие выражений.

Римские ученые осознали не только сходство слов-синонимов, но и различие между ними. Так, напри­мер, Квинтилиан писал: «Но так как у различных вещей названия различны — или более точные, или более кра­сивые, или более выразительные, или лучше звучащие,— то все они должны быть не только известны, но и нагото­ве и, так сказать, на виду, чтобы, когда они понадобятся говорящему, можно было легко отобрать из них наилуч­шие[1]».

В XVIII в. успешно работали над определением при­роды синонима французские ученые. В 1718 г. вышел в свет объемистый и весьма значительный по содержанию труд Жирара под названием «Правильность французско­го языка, или Различные значения слов, могущих быть си­нонимами[2]». Француз Бозе собрал и издал в одной книге французские синонимы; через несколько лет аббат Рубо издал «Большой синонимический словарь».

Из немецких ученых XVIII в. синонимами интересова­лись Аделунг и Эбергардт, из английских—Джонсон.

Первым русским трудом, в какой-то степени затраги­вающим проблему синонима, был «Лексикон славеноросский и имен толкование», составленный П. Берындой и вышедший в Киеве в 1627 г.

Серьезного научного значения этот «Лексикон» не имеет, но представляет интерес для лингвиста как первая попытка работы над синонимами.

В XVIII—XIX вв., основываясь на учении М. В. Ло­моносова о трех штилях, русские филологи предприняли ряд попыток теоретической и практической разработки проблемы синонима, что сказалось в появлении целого ряда теоретических статей, публикации наблюдений, за­меток, перечней отдельных синонимических рядов, в издании словарей.

В 1783 г. вышел «Опыт Российского сословника» Д. И. Фонвизина, содержащий 32 синонимических ряда, которые включают около 110 слов. Словарь этот—сатирико-публицистическое произведение и для лингвиста представляет интерес лишь как первый труд такого ро­да. Зато исключительно ценным является ответ на крити­ку «Опыта Российского сословника», где Д. И. Фонвизин излагает свои взгляды на природу синонима. Эти высказывания не потеряли своего значения и для нашего вре­мени.

А. С. Шишков в «Рассуждении о красноречии священного писания и о том, в чем состоит богатство, обилие, красота и сила российского языка и какими средствами оный еще более распространить, обогатить и усовершен­ствовать можно» (1811 г.) затрагивает вопросы стилис­тической дифференциации слов-синонимов, рассматривая различия слов исконно русских и старославянских. Так, например, он отмечает, что слова вниду - войду разли­чаются по месту употребления: первое – «прилично важ­ному», а второе – «среднему или простому слогу». А. С. Шишков отметил также наличие в словах-синонимах большей или меньшей степени данного признака. Так, слова нынешний и теперешний, по его мнению, от­личаются не только тем, что одно возвышеннее другого: «хотя они оба изъявляют неопределенное количество вре­мени, однако ж, одно из них означает большее количество, нежели другое». Различное количественное значение при­водит к тому, что «данные слова сочетаются с разными словами: «Который теперь час?» (а не ныне); «Мы в нынешнем году говели» (а не теперешнем)». Таким обра­зом А.С. Шишков предлагал различать слова по стилю и количеству признака.

Н. Ибрагимов в своей статье «О синонимах»[3] определяет синонимы как «названия одной и той же вещи в различ­ных ее отношениях, — суть слова, имеющие значение меж­ду собой общее и собственное каждому порознь», а так­же делает попытку обосновать происхождение в языке синонимов. Так, наличие в языке синонимических пар конь - лошадь, попасть - потрафить он объясняет как результат перехода слов из наречия в наречие. Синонимы Н. Ибрагимов рассматривает как доказательство богат­ства языка, как средство избежания повторения, дости­жения рифмы, улучшения слога и стилистической диффе­ренциации: «У нас славянороссийские речения в высоком слоге, русские в обыкновенном, а площадные в подлом, означая одну и ту же вещь, имеют разное достоинство, на­пример гортань - горло, глотка».

В 1818 г. сотрудник Московского общества любителей русской словесности Петр Калайдович издал «Опыт сло­варя русских синонимов». Этот словарь состоит из 77 сло­варных статей, слова расположены не по алфавиту. Еди­ного принципа в толковании синонимов автор не придер­живается: общее объяснение значений слов, входящих в одну словарную статью, дается редко; как правило, опре­деляются только различия между словами-синонимами, значение их примерами не подтверждается.

Большой интерес для лингвиста представляет преди­словие к «Опыту словаря русских синонимов». Касаясь вопроса о происхождении синонимов, автор пытается до­казать, что синонимы не являются однозначащими слова­ми: «Понятия о вещах выражаются словами, но ежели каждую вещь можно рассматривать со всех сторон, в отношении и связи ее с другими вещами, то и понятия о ней могут иметь разные образы выражения, а выражения сии разные степени знаменования, так же как один цвет может иметь многоразличные оттенки. От сего рас­смотрения вещей произошли в каждом языке синонимы. Синонимы, заключая в себе общее знаменование, имеют частное, которое отличает их от прочих слов соименных. Итак, ни в одном языке нет синонимов, вмещающих в себе одно и то же понятие в ограниченном смысле»[4]. Цитируя высказывания французского ученого Дюмарсе о том, что бесполезно иметь множество слов для выраже­ния одного понятия, и о необходимости слов частных для всех понятии, имеющих сходство и связь между собой, Калайдович приводит и свои доказательства, развивая дальше положения Дюмарсе: «Если бы существовали си­нонимы однозначащие, тогда бы язык, первое средство сообщать свои мысли другому, был затруднителен для памяти; ибо один только слух чувствовал бы разность в словах соименных, а разум не мог бы видеть ни силы вы­ражения, ни связи многих знаменований, ни разнообраз­ных степеней одного и того же понятия... Синонимы, заключающие в себе одну силу знаменования, скоро долж­ны выйти из употребления как слова бесполезные; но мы видим противное: все синонимы в языке употребляются. Вот доказательство разности их смысла»[5].

«Словарь русских синоним или сословов», изданный в 1840 г. под редакцией А. Галича, содержит описание 226 синонимических рядов. Слова, начинающие синонимичес­кий ряд, расположены по алфавиту. Синонимическая словарная статья начинается перечислением слов, которые автор считает синонимами, например: азбука - букварь - абевега; арест - заключение; актер - комеди­ант - действователь. Далее следует определение значе­ния слова по «Словарю Академии Российской», а затем уже дается объяснение частного значения каждого слова. В словаре А. Галича значение слов не только объясняется, но и иллюстрируется примерами из произведений Ломо­носова, Карамзина, из «Журнала Министерства народно­го просвещения».

Ценность этой работы сводится в основном к упорядо­чению и систематизации подачи синонимов. Ничего ново­го не содержится в определении синонимов как «слов, сходных между собой в определенной идее, но различных по своим особенным значениям». Не поняв путей разви­тия языка, Галич выдвинул в предисловии глубоко оши­бочное мнение о том, что синонимы—признак отсталос­ти языка: «В языках, достигших высшей степени образо­вания, таких крайне сходных между собой слов немного; там уже все определено...»[6]

Наибольший интерес из трудов лингвистов XIX в. представляет статья И. И. Давыдова «О словаре русских синоним». И. И. Давыдов делит слова на два разряда: на те, которые выражают мир физический, или видимый, и те, которые выражают мир духовный, или внутренний. И. И. Давыдов считает, что «названия видимых предме­тов не могут быть принимаемы одни вместо других, пото­му что представления наши столь же резко различаются между собой, как и самые предметы, ими выражаемые. По сему слова ремесел, искусств, естественных наук точ­ны и определенны, в этом разряде не должно искать си­ноним». По мнению И. И. Давыдова, область синони­мов - слова мира внутреннего, или духовного. В статье дается определение синонимов как слов, «которые, буду­чи сходны между собой как братья, отличаются одно от другого какой-либо особенностью... Синонимы не пред­ставляют ни равенства, ни тождества слов в отношении к их значению»[7].

Статья И. И. Давыдова интересна не только проник­новением в сущность синонима, ценными наблюдениями в области синонимики конкретных и абстрактных сущест­вительных, но и попыткой критического подхода к рабо­там своих современников в данной области.

Таким образом, ко второй половине XIX в. в области синонимики был сделан целый ряд верных и интересных наблюдений:

синонимы определялись как слова, близкие, но не тождественные по значению (среди синонимов были вы­делены называющие одну и ту же вещь);

было установлено, что синонимы являются показате­лем развитости языка, его богатства, гибкости, служат для разнообразия выражения мысли;

было отмечено также, что слова-синонимы различа­ются стилистически, степенью признака, способностью сочетаться с тем или иным кругом слов; что область си­нонимики - слова с отвлеченным значением.

Синонимические словари XVIII—XIX вв., научно не обоснованные, слабые в методическом отношении, оказа­лись совершенно непригодными для употребления. Это было отмечено еще современниками. Например, В. Г. Бе­линский[8], И. И. Давыдов[9] указывали на многочисленные ошибки в словарях, на необходимость критического подхода к ним.

Во второй половине XIX в. интерес к синонимии, как и ко всем лексикологическим проблемам, резко снизился и возобновился лишь в XX в.

В первой трети XX в. вышли синонимические сло­вари Н. Абрамова[10], и В. Д. Павлова-Шишкина и П. А. Стефановского[11]. Эти словари не внесли ничего но­вого ни в теоретическую разработку проблемы синони­мов, ни в методику построения синонимических словарей и оказались еще менее пригодными для практиче­ского использования, чем словари XIX в. Это были перечни синонимических (причем очень часто непра­вильно составленных) рядов без каких-либо толкований и иллюстраций.

В советское время вышло очень большое количество синонимических словарей и статей, разбирающих и рассматривающих проблемы синонимов и синонимических рядов. Так как в 50х – 70х годах нашего столетия сильно возрос интерес к проблемам синонимов (причины, наверное, всем ясны: борьба за культуру речи, стремление овладеть лексическими богатствами языка и т.д.), то было издано большое количество научной и периодической литературы, которая должна была рассмотреть, изучить и преподнести читатели наглядное представление того, что такое синонимы. Вопросы теории синонима были подняты в таких периодических изданиях, как журнал «Русский язык в школе», «Вопросы языкознания», «Доклады и сообщения АН СССР», в «Ученых записках» университетов и педагогических институтов, в сборниках «Вопросы культуры речи» и т.д.

В 1953г. в Свердловске вышел научно-популярный очерк В.К. Фаворина «Синонимы в русском языке»[12]. Очерк состоит из разделов: 1. Словарный состав и синонимы; 2. Уточнительные синонимы; 3. Жанровые синонимы; 4. Экспрессивные синонимы; 5. Эвфемизмы; 6. Дополнительные замечания к классификации синонимов.

В основе классификации В.К. Фаворина лежит деление синонимов на однопредметные и разнопредметные. К однопредметным автор относит слова, обозначающие один и тот же предмет мысли, например: луна – месяц – спутник земли; к разнопредметным – обозначающие, «строго говоря, различные, хотя и близкие по смыслу понятия: грустный – печальный – унылый».

Зато очень противоречиво определяет понятие синонимов А.Н. Гвоздёв в «Очерках по стилистики русского языка»[13]. На 55 странице синонимы определяются как слова, близкие по значению, а уже на странице 57 – как слова с одинаковыми предметными значениями, служащие для обозначения одних и тех же понятий и отличающихся только дополнительными оттенками.

Затем вышли в свет такие издания, как «Некоторые вопросы теории синонимов»[14] А.Б. Шапиро (затрагивает большое количество ряда проблем: синоним и термин, синонимия и многозначность, лексико-грамматический тип синонимов, синонимический ряд), «Краткий словарь синонимов русского языка»[15] В.Н. Клюевой (1953), который считается прообразом последующих словарей. Следом идёт большое количество статей на тему проблематики теории синонимии в целом и синонима в частности: статья Е.М. Галкина-Федорука «Синонимы в русском языке»[16], конечно нельзя оставить без внимания любопытную статью А.Д. Григорьевой «Заметки о лексической синонимии»[17], также очень оригинальна статья Э.М. Береговской «Об определении и классификации синонимов»[18], и ещё одна из интересных статей советских учёных «Замечания о лексической синонимии»[19] В.А. Звегинцева. Ещё большое количество статей, монографий, замечаний и самих синонимических словарей были выпущены с 40х – 50х годов до наших дней. Большое количество словарей, в том числе и синонимических, выпускает в наше время издательский дом «Дрофа». Чтоб охватить весь объем информации, который включает в себя все статьи и научные работы, нам нужно было бы запастись рулонами бумаги и засесть за работой лет на 30-40.

Таким образом, краткий обзор литературы по лексической синонимике позволяет свести всё существующее в научных работах, пособиях, статьях многообразие определений синонимов к двум:

1. Синонимы – слова разнозвучащие, близкие, но не тождественные по своему значению. Это определение синонимов сложилось в конце XVIII в. и дожило до наших дней. Целый ряд учёных, например А.М. Земский, С.Е. Крючков, М.В. Светлаев[20], А.М. Финкель и Н.М. Баженов[21], А.И. Ефимов[22], А.Н. Гвоздев[23], Л.А. Булаховский[24] и др., придерживаются этого определения синонимов.

2. Синонимы – слова, обозначающие одно и то же явление объективной действительности, но различающиеся оттенками значения, стилистической принадлежностью и т.д. Этого взгляда придерживаются учёные: Р.А. Будагов[25], Н.М. Шанский[26], Е.М. Галкина-Федорук[27].

***

Вопрос о фразеологической синонимике в русской лингвистической науке поднят совсем недавно. Из работ по фразеологической синонимике значительный интерес представляет статья Т. А. Бертагаева и В. И. Зимина «О синонимии фразеологических словосочетаний в совре­менном русском языке»[28]. Наблюдения над структурой синонимических фразеологических оборотов заставили авторов статьи выдвинуть понятие фразеологического варианта и в известной степени противопоставить его фразеологическим синонимам. Определение фразеологи­ческих синонимов как «фразеологических словосочета­ний, которые, выражая одно и то же предметное значение, отличаются друг от друга теми или иными экспрессивны­ми оттенками или тем, что относятся к разным функцио­нальным типам речи», и фразеологического варианта как «фразеологического выражения, подвергшегося внутрен­нему грамматическому изменению или имеющего компонент, замененный его синонимом», не вызывает возра­жений.

Верной представляется классификация оборотов, пра­вильно отмечается различная способность фразеологи­ческих синонимов вступать в сочетания с тем или иным кругом слов.

Однако вызывает возражение данное в статье деление фразеологических синонимов на идеогра­фические и стилистические. Так, необоснованно, на наш взгляд, определять компоненты ряда умереть - протянуть ноги - дух вон и т. д. как стилистические синонимы, а ряда усердно - засучив рукава - в поте лица - не покладая рук - как идеографические синонимы. Первые из приве­денных фразеологических словосочетаний и эквивалент­ное им слово не только разнятся стилистически, но и отличаются оттенками основного значения. Например, фразеологизм ноги протянуть отличается от нейтрального слова умереть. Ноги протянуть - это значит ‘умереть от непосильной работы, недостаточного питания’. Этот фра­зеологизм принадлежит разговорному стилю речи и, таким образом, отличается от эквивалентного слова и стилем, и оттенками значения. Фразеологизм дух вон име­ет оттенок ‘смерть от удара, быстрая, мгновенная’. Он также стилистически окрашен. Слова другого ряда име­ют, помимо различий в оттенках значения, стилистические различия. Усердно - слово стилистически нейтральное, фразеологизм в поте лица книжный, несколько уста­ревший.

Т. А. Бертагаев и В. И. Зимин утверждают: «Среди синонимов-фразеологизмов отмечается большое коли­чество равноценных синонимов, одинаковых в смысловых значениях и стилистических характеристиках. Это суще­ственно отличает фразеологическую синонимию от сло­варной, в которой, как известно, равноценные слова встре­чаются весьма редко (ср.: лингвистика - языкознание). Почему язык, изгоняя равноценные синонимы, вполне «терпит» обилие равнозначных синонимов-фразеологизмов? Это объясняется, во-первых, тем, что слово находит­ся в гораздо большей зависимости от фразового окружения, чем фразеологизм. Для значения слова очень важны его связи с другими словами. Эти-то связи и разрушают, как правило, равноценность словарной синонимии. Для значения фразеологизма связи с другими словами менее важны: в нем очень сильны и прочны связи внут­ренние»[29].

Это мнение вряд ли можно считать обоснованным. Прежде всего, равноценных фразеологизмов не так уж много и они находятся не в меньшей зависи­мости от контекста, нежели слова. Известно, что некоторые фразеологизмы обладают системой форм, об­наруживая способность к согласованию; в целом ряде фразеологизмов наблюдается и возможность изменения порядка слов и даже возможность замены одного компо­нента другим.

В. Т. Шкляров в статье «О фразеологических сино­нимах в русском языке»[30] пишет, что фразеологические обороты синонимичны «в том случае, если они тождест­венны по значению и отличаются только семантико-стилистическими оттенками»[31]. Такая формулировка про­тиворечива: раз отличаются семантически – значит, не тождественны. Как один из непременных факторов си­нонимичности фразеологизмов В.Т. Шкляров выделя­ет сочетаемость с определенным, более или менее зам­кнутым кругом слов, обозначающих сходные или род­ственные понятия. Эту мысль автор иллюстрирует при­мерами: фразеологизмы во все лопатки, во весь дух, со всех ног, во всю прыть со значением «быстро» синони­мичны, т. е. тождественны по значению и сочетаются со словами, обозначающими родственные понятия: бежать, нестись, гнать, броситься (в значении «бежать»). В дан­ный синонимический ряд автор не включает фразеологизмы не по дням, а по часам (расти), будто по мановению волшебного жезла (появился, появилось), в один присест(сделать), хотя они тоже имеют значение «быстро».

§2. Понятие о синонимах.

Синонимы — это слова, по-разному звучащие, но одинаковые или очень близкие по смыслу.

Например: везде — всюду, двенадцать — дюжина, смелый — храбрый, бескрайний — безграничный, бранить — ругать, возле — около— подле, по-иному — по-другому, ввиду — вследствие, дрянной — скверный, потому что — так как, здесь — тут, торопиться — спешить.

Группа синонимов, состоящая из двух и более слов, называется синонимическим рядом.

Синонимический ряд может быть образован и из однокорневых слов: забыть — позабыть, обогнать — перегнать, отчизна — отечество, изгнать — выгнать, тишь — тишина и т. п.

Синонимы — слова, обозначающие одно и то же явление действительности. Однако, называя одно и то же, синонимы обычно на­зывают это одно и то же по-разному — или выделяя в называемой ве­щи различные ее стороны, или характеризуя эту вещь с различных точек зрения. Именно поэтому синонимы, обозначая одно и то же, как правило, не являются словами абсолютно идентичными друг другу как в отношении семантики, так и в отношении своих эмоционально-стилистических свойств. Они почти всегда отличаются друг от друга или 1) некоторыми оттенками в лексическом значении, или 2) своей эмоционально-экспрессивной окраской, или 3) принадлежностью к опре­деленному стилю речи, или 4) своей употребляемостью, или 5) способностью вступать в соединение с другими словами. Обычно различие между синонимами идет сразу по нескольким линиям.

Так, если сопоставить синонимы трудработа, то основное различие между ними будет заключаться в семантических особенностях слов. Синонимизироваться слова труд и работа будут лишь тогда, когда они выражают понятия «занятие, труд» или «продукт труда, изделие, произведение» (ср.: физическая работа, труд; печатная работа, труд и т. д.); слово труд имеет значение «усилие, направленное к достижению чего-либо» (ср.: с трудом встал, не дала себе труда подумать, без труда решил эту задачу) (при невозможности сочетаний «с работой встал» и т. д.). Слово работа обладает значением «деятельность» (ср.: работа сердца), «служба» (выйти на работу, поступить на ра­боту) (при отсутствии этих значений у существительного труд) и т. д.

Разница между синонимами спать — дрыхнуть — почивать проявляется, прежде всего, в характерной для каждого слова эмоционально-экспрессивной и стилистической окраске: глагол спать является межстилевым и нейтральным обозначением соответствующего состоя­ния, глагол дрыхнуть просторечным и неодобрительным, глагол почиватьустаревшим и ироническим и т. д. Синонимы немногомалость, скучныйнудный дифференцируются сферой своего упот­ребления: первые слова пар являются межстилевыми, вторые — свойственны лишь разговорно-бытовой речи. В синонимических парах аэро­плансамолет, макинтошплащ синонимы отличаются своей употребляемостью: аэроплан и макинтош относятся к устаревшим словам, самолет и плащ входят в состав актуальной лексики современного русского языка. Синонимы внезапнаяскоропостижная, ка­рийтемно-коричневый, разбитьрасквасить и т. д. отличаются друг от друга способностью сцепляться с другими словами: слова ско­ропостижная, расквасить прикреплены в своем употреблении к словам смерть, нос (нельзя сказать «скоропостижный приезд», «расквасить врага» и т. д.), слово карий употребляется в отличие от синонимиче­ского прилагательного темно-коричневый лишь для обозначения цвета глаз и лошадей (в последнем случае как устаревшее) (нельзя сказать «карий карандаш», «карее пальто» и пр.).

Как видим, синонимы, называя одно и то же, всегда чем-нибудь различаются. Однако эти различия обязательно предполагают их но­минативную общность, определяющую основное свойство синонимов,— возможность замены в определенных контекстах одного слова другим.

Нередко синонимы определяются как слова различного звучания, имеющие близкие значения. Такое определение неточно характеризует сущность синонимов как явления языковой системы. Можно подумать, что среди синонимов наблюдаются только такие слова, которые обя­зательно различаются между собой дополнительными оттенками в значении, хотя на самом деле есть и такие синонимы, различие между которыми заключается только в экспрессивно-стилистической окраске или употребляемости и т. д. Можно также подумать, что нет синони­мов, которые могут заменять друг друга (ведь значения-то синонимов лишь близкие, а не тождественные), хотя на самом деле это является важнейшим, наиболее характерным свойством синонимов, в отличие от сравнительно близких по значению, но все же несинонимичных слов.

Как уже отмечалось, синонимы среди слов знаменательных частей речи всегда выступают как лексические единицы, обозначающие одно и то же явление объективной действительности. Эта одинаковая номи­нативная функция и является тем стержнем, благодаря которому слова в лексической системе языка объединяются в незамкнутые (в отличие от антонимов) синонимические ряды.

С одной стороны, наблюдаются небольшие и простые двучленные объединения (ср.: конь — лошадь, спелый — зрелый, выздоравливать — поправляться и т. п.), с другой стороны, существуют мно­гочленные синонимические ряды (ср.: лицо — лик — морда — рожа — физиономия — физия — харя — мурло и др.,умереть — пре­ставиться — загнуться — помереть — скончаться и пр., недостат­ки — пробелы — дефекты — недочеты и т. п.).

Как в двучленных объединениях, гак и в многочленных выделяется основное слово, определяющее характер всего синонимического ряда. В качестве основного всегда выступает слово (его иногда назы­вают доминантой синонимического ряда), пред­ставляющее собой стилистически нейтральную лексическую единицу, являющуюся простым наименованием, без какого-либо оценочного момента по отношению к тому, что ею называется.

Каждое слово синонимического ряда должно быть синонимично не только основному, но и всем остальным словам данной группы. Это значит, что, по крайней мере, какое-либо одно значение должно быть характерно абсолютно для всех членов синонимического ряда. В силу многозначности многих слов русского языка у одного и того же слова может быть несколько синонимов, которые между собой в синонимических отношениях находиться не будут. Например, синонимами к слову тяжелый в разных значениях будут слова трудный (тяжелая, трудная работа), мрачный, безрадостный (тяжелые, мрачные, безрадостные мыс­ли), суровый (тяжелое, суровое наказание), опасный (тяжелая, опасная болезнь), непонятный (тяжелый, непонятный язык), сварливый (тяже­лый, сварливый характер). Между собой в синонимических отноше­ниях эти слова не находятся.

Синонимы не одинаковы по своему звучанию, структуре и проис­хождению. Однако могут наблюдаться в языковой системе и такие синонимы, которые по своему значению и отношению к контексту не различаются в настоящее время совершенно. Они называются абсолютными синонимами или лексическими дуб­летами. Их существование в языке оправдано только его развитием и представляет собой обычно явление временное. Чаще всего такого рода синонимы существуют или как параллельные научные термины (ср.: лингвистические термины: орфография — правописание, номина­тивная — назывная, фрикативный — щелевой и т. д.), или как однокорневые образования с синонимическими аффиксами (лукавость — лукавство, убогость — убожество, сторожить — стеречь и т. д.).

С течением времени абсолютные синонимы, если они не исчезают, а остаются бытовать в языке, дифференцируются, расходятся или по семантике, или по стилистическим качествам, или по употреблению и т. д., превращаясь либо в синонимы в полном смысле этогослова(ср.: голова — глава, верить — веровать), либо в слова, в синоними­ческих отношениях не находящиеся (ср.: любитель — любовник — влюбленный).Следует учитывать, что в целом ряде случаев в синонимах наблю­даются очень незначительные, едва уловимые различия.

Яркая синонимика современного русского литературного язы­ка — одно из свидетельств его словарного богатства.Она дает возможность выразить самые тонкие оценки мысли, возможность разнообразить речь, делает язык более образным, действенным и вырази­тельным.

Синонимия — явление всегда глубоко национальное, она создает­ся в разных языках различными путями. Синонимы появились в рус­ском литературном языке или в результате образования новых слов на базе существующего строительного материала, или в результате пополнения словаря русского литературного языка за счет лексики территориальных и профессиональных диалектов, а отчасти жаргонов, или в результате усвоения иноязычных слов из лексики других языков.

§3. Классификация синонимов.

В русской лексикологии в последнее время утверждает­ся взгляд на синонимы как на слова, обозначающие одно и то же явление объективной действитель­ности. Это определение не вступает в противоречие с системным характером лексики. Специфический характер лексики как системы проявляется прежде всего в наличии целого ряда весьма своеобразных связей между сло­вами как элементами этой системы, а именно: граммати­ческих, этимологических, тематических, стилистических, омонимических, антонимических, синонимических, ассо­циативных. Связи могут быть далекими и близкими, не­посредственными и опосредственными, могут иметь раз­личную степень обусловленности.

По выражаемому понятию слова группируются с дру­гими словами языка, образуя систему тем. Членение слов по темам существует в пределах каждой части речи. Тема может включать бесчисленное количество слов и быть количественно ограниченной.

Темы членятся на подтемы, например тема «предметы бытового обихода» включает ряд подтем: «жилище», «посуда», «мебель», «принадлежности туалета» и т. д.; тема «части человеческого тела» включает подтемы: «части туловища», «части конечностей», «части головы».

Слова, объединенные одной темой, обладают различ­ной степенью близости значений. Так, в теме «Части че­ловеческого тела» слова ладони и щеки сближены только тем, что называют части человеческого тела; слова щекии губы сближены более частной общностью: они называ­ют части лица; слова глаза и очи, лоб и чело сближены не только как названия частей человеческого тела, не только как названия частей лица, а как названия одной и той же части. Значения этих слов предельно сближены называнием одного и тог о же явления объек­тивной действительности. В пределах подтемы эти слова являются обособленной группой, далее темати­чески не членимой.

Вопрос о близости значений слов тесно связан с проб­лемой синонимии. Очень долгое время синонимы трак­товались как слова, близкие по значению, а критерием синонимичности была возможность замены одного сло­ва другим. Степень близости значений слов-синонимов определена не была.

Близость значений слов — весьма и весьма широкое по­нятие. Так, слова честный, смелый, храбрый, сметливый, бесстрашный, вежливый, расторопный, корректный, правдивый и т. д. сближены значениями, поскольку выража­ют положительные качества человека, Внутри этой сово­купности слов выделяются группы: «слова, называющие качества человека перед лицом опасности» (бесстрашный, безбоязненный, отважный, смелый, храбрый); «на­зывающие характер, особенности ума человека в его от­ношении к действительности» (сметливый, догадливый);слова со значением: «выражающий подлинные чувства и мысли»1 (правдивый, честный, искренний). Ни в одной из этих групп слов нельзя выделить каких-либо более мелких группировок, эти группы представляют предел тематического членения слов, или микротемы.

В русской лексикологии в последнее время утверждает­ся взгляд на синонимы как на слова, обозначающие одно и то же явление объективной действитель­ности. Это определение не вступает в противоречие с системным характером лексики. Специфический характер лексики как системы проявляется, прежде всего, в наличии целого ряда весьма своеобразных связей между сло­вами как элементами этой системы, а именно: граммати­ческих, этимологических, тематических, стилистических, омонимических, антонимических, синонимических, ассо­циативных. Связи могут быть далекими и близкими, непосредственными и опосредственными, могут иметь раз­личную степень обусловленности.

По выражаемому понятию слова группируются с дру­гими словами языка, образуя систему тем. Членение слов по темам существует в пределах каждой части речи. Тема может включать бесчисленное количество слов и быть количественно ограниченной.

Темы членятся на подтемы, например тема «предметы бытового обихода» включает ряд подтем: «жилище», «посуда», «мебель», «принадлежности туалета» и т. д.; тема «части человеческого тела» включает подтемы: «части туловища», «части конечностей», «части головы».

Слова, объединенные одной темой, обладают различ­ной степенью близости значений. Так, в теме «Части че­ловеческого тела» слова ладони и щеки сближены только тем, что называют части человеческого тела; слова щекии губы сближены более частной общностью: они называ­ют части лица; слова глаза и очи, лоб и чело сближены не только как названия частей человеческого тела, не только как названия частей лица, а как названия одной и той же части. Значения этих слов предельно сближены называнием одного и того же явления объек­тивной действительности. В пределах подтемы эти слова являются обособленной группой, далее темати­чески не членимой.

Вопрос о близости значений слов тесно связан с проб­лемой синонимии. Очень долгое время синонимы трак­товались как слова, близкие по значению, а критерием синонимичности была возможность замены одного сло­ва другим. Степень близости значений слов-синонимов определена не была.

Близость значений слов – весьма и весьма широкое по­нятие. Так, слова честный, смелый, храбрый, сметливый, бесстрашный, вежливый, расторопный, корректный, правдивый и т. д. сближены значениями, поскольку выража­ют положительные качества человека. Внутри этой сово­купности слов выделяются группы: «слова, называющие качества человека перед лицом опасности» (бесстрашный, безбоязненный, отважный, смелый, храбрый); «на­зывающие характер, особенности ума человека в его от­ношении к действительности» (сметливый, догадливый); слова со значением: «выражающий подлинные чувства и мысли»[32] (правдивый, честный, искренний). Ни в одной из этих групп слов нельзя выделить каких-либо более мелких группировок, эти группы представляют предел тематического членения слов, или микротемы.

Именно в пределах микротемы слова обладают предельной близостью значений, обусловленной называнием одного и того же явления объективной действительности. Следовательно, между микротемой и синонимическим рядом можно поставить знак равенства.

Между словами в синонимических рядах отношения неоднородные. Так, в синонимическом ряду петух – кур - кочет – пивень - петел слово петух противопоставляется всем прочим словам ряда как стилистически нейтраль­ное, слово кур противопоставляется как архаизм, слова кочет, петел, пивень противопоставляются другим словам как территориально ограниченные. Но все эти слова не различаются оттенками основного, общего значения.

В ряду ценный – дорогой - драгоценный все слова стилистически нейтральны, но различаются оттенками основного значения. Так, в слове ценный, помимо основно­го, общего для данного ряда слов значения – имеющий высокую цену, – наличествует намек на значимость, важ­ность определяемого предмета, например: «Победите­лям соревнований были вручены ценные подарки» («Со­ветская Молдавия», 1962, 18/IV). Такого оттенка в слове дорогой нет, например: «Они не считали их [соболей] мех дорогим и ценили больше росомаху» (Арсеньев). Драгоценный имеет значение «очень ценный»: «Одежда ее роскошна, сандалии прикреплены драгоценными застеж­ками, горящими золотом и камнями» (Гаршин).

В синонимическом ряду мокрый – влажный – сырой - волглый слово волглый противопоставляется словам мок­рый - влажный - сырой как областное[33]; слова мокрый – влажный - сырой различаются оттенками основного зна­чения: пропитанный жидкостью, влагой. Слово мокрыйобладает наибольшей степенью данного признака, слово влажныйнаименьшей. Таким образом, в данном ряду различия между словами и в стилистической окраске, и в оттенках значения.

В синонимическом ряду конь - лошадь - кляча слово лошадь стилистически нейтральное, слово конь чаще упо­требляется в стиле высоком, торжественном, а слово кляча противопоставляется словам конь и лошадь свои­ми дополнительными оттенками: клячаэмоционально окрашенное слово со значением «худая, измученная лошадь». Итак, и в данном ряду между словами имеются различия и в стилистической окраске, и в оттенках значения.

Таким образом, полного тождества между синони­мами нет, они различаются по стилистической окраске и оттенкам значения. Но иногда бывает трудно выявить оттенки значения, которыми различаются два синонима. Например, слова бесприютный и бездомный, кажется, со­вершенно идентичны, однако между ними есть различия, обусловленные тем, что одно из них образовано от соче­тания без приюта, другое – от сочетания без дома, вслед­ствие чего слово бесприютный более абстрактное и более широкое по объему.

Слова-синонимы различаются не только стилистичес­кой окраской и оттенками общего, основного значения. Каждое слово имеет свою историю возникновения, функ­ционирования в пределах активного или пассивного за­паса слов, обрастает рядом значений, вступает в ассоциа­тивные связи с другими словами.

Слова-синонимы различаются и способностью к сло­вопроизводству, способностью образовывать формы субъективной оценки, способностью вступать в словосочета­ния с другими словами. Например, от слова глаз образо­вано большое количество слов: глазник, глазомер, глаз­ница, глазунья, глазной, наглазный, заглазный, подглазный, глазеть, заглазно и т.п.; это слово образует формы субъективной оценки: глазок, глазки, глазищи и т. д. – и обладает способностью вступать в сочетания с колоссальным количеством слов.

Синонимичное ему слово очи производных слов име­ет немного: очки, очник, заочник, очный, заочный, очно, заочно; форм субъективной оценки не об­разует, в форме единственного числа встречается крайне редко. Способность слова очи вступать в сочетания с дру­гими словами ограничена. Так, не сочетается слово очи с прилагательными: бараньи, бесцветные, наглые и т. д.

Слова, обособленные в синонимическом ряду по од­ним признакам, связаны различными видами связи (эти­мологически, стилистически, грамматически) с другими словами языка. Например, слово сырой связано этимологически со словами почти всех знаменательных частей речи: сырость, отсыреть, сыро и др.

Слова, входящие в синонимический ряд, который представляет собой наиболее узкую тематическую обособленность слов, как уже было сказано, всегда ограни­чены принадлежностью к одному лексико-грамматическому разряду слов, к одной части речи, поэтому нельзя устанавливать синонимические отношения между слова­ми типа храбрый - храбрец, так как слова эти входят в разные темы и называют: 1) признак, 2) предмет, наде­ленный данным признаком.

Фразеологизмы по целому ряду признаков сближаются со словами и вместе с ними образуют синонимическую систему языка.

Одно и то же явление объективной действительности может быть обозначено не только словом, принадлежа­щим к той или другой части речи, но и соотнесенным со словом этой части речи фразеологическим оборотом. Поэтому в пределах одного синонимического ряда могут быть не только слова, но и фразеологические обороты. Фразеологические обороты чаще всего противопоставляются нейтральным словам данного синонимического ря­да по стилистической окраске и оттенкам значения. Меж­ду собой фразеологические обороты различаются также и стилистической окраской, и оттенками значения (ср.: громко – благим матом – во все горлово всю ивановскую).

Подобно словам-синонимам, синонимы-фразеологизмы обладают различной способностью к сочетанию с другими словами. Так, например, фразеологизм благим ма­том сочетается со словами: орать, кричать, а фразеологизм во все горло сочетается со словами: орать, кричать. реветь, петь, каркать и т. д.; фразеологизм во всю ивановскую сочетается не только с вышеперечисленными слова­ми, но и с целым рядом других слов, например храпеть. Фразеологизмы отличаются друг от друга и способностью к словопроизводству; например, от фразеологизма во все горло образован глагол горланить. Фразеологизмы во всю ивановскую и благим матом не послужили базой для образования слов.

Основываясь на вышеперечисленных особенностях, синонимами следует считать слова одной части речи и эквивалентные им фразеологические обороты, при различном звучали и и называющие одно и то же явление объективной действительности, различающиеся оттенками основного, общего для каждого из них значения, или отнесенностью к различным речевым стилям, или одновременно и тем и другим. Синонимы различаются также способностью вступать в сочетания с другими сло­вами, способностью к словопроизводству и образованию форм субъективной оценки.

Основываясь на различиях в семантике и стилистиче­ской окраске, представляется правомерным выделить три наиболее общих разряда синонимов:

1. Синонимы семантические: смелый - храбрый - отважный - бесстрашный - безбоязненный; без­домный - бесприютный.

2. Синонимы стилистические: глаза - очи - гля­делки - зенки - буркалы; город - град.

3. Синонимы семантико-стилистические:

есть - кушать - жрать - лопать - уплетать; громко - благим матом - во все горло - во всю ивановскую.

Семантические синонимы

Семантические синонимы – это стилистиче­ски нейтральные слова, отличающиеся друг от друга от­тенками основного, общего для каждого из них значения. Например, слова смелый и храбрый объединены общим значением – «не испытывающий страха», но «смелый – не только не знающий страха, но и решительный в пре­одолении препятствий»[34]. Примеры: «А Шуйскому не должно доверять: Уклончивый, но смелый и лукавый» (Пушкин); «Вот, что, Соколов, ты – настоящий рус­ский солдат. Ты храбрый солдат» (Шолохов).

Основное назначение семантических синонимов в язы­ке – служить средством точного выражения мысли в каждом частном случае речевого употребления. Например, слова надоесть и наскучить имеют общее значение – стать неприятным от частого повторения, но в слове наскучить есть еще дополнительный оттенок, обусловлен­ный его этимологической связью со словом скука:надо­есть, вызвав скуку. Ср.: «Умный человек никогда не наскучит и не примелькается» (Павленко); «Я боюсь наскучить вам своими жалобами на судьбу» (А. Островский); «Сколько бы не смотреть на море оно никогда не надоест. Оно всегда разное, новое, невиданное» (Катаев); «Мне мой сад ужасно надоел» (Тургенев).

Стилистические синонимы

Стилистические синонимы – это слова, тож­дественные по своему значению и различные по стили­стической окраске.

То или иное слово мы определяем как стилистический синоним при сопоставлении с соответствующим стилисти­чески нейтральным словом, поэтому в каждой паре сти­листических синонимов или в ряду непременно будет сло­во стилистически нейтральное.

Стилистическая синонимика широко распространена среди слов всех частей речи, например: волк - бирюк, гу­бы - уста, лоб - чело, петух - кочет, багровый - багря­ный, голый - нагой, любовный - амурный, действитель­ный - реальный, спать - почивать, есть - жрать, холодно - студено, сей - этот, чем - нежели, как - ровно, чтобы - дабы и т. д.

В отличие от семантических синонимов, среди стили­стических синонимов наблюдается большое количество существительных с конкретным значением. Это вполне закономерно, так как один и тот же конкретный предмет в различные эпохи жизни языка в различных местах его распространения мог получать различные наимено­вания.

Стилистические синонимы крайне неоднородны. Сре­ди них выделяются две большие группы: 1) устаревшие слова (архаизмы), которым в современном русском лите­ратурном языке соответствуют другие названия тех же предметов, явлений. Сюда же примыкают слова поэтиче­ской лексики, в большинстве своем сейчас устаревшие;

2) слова, имеющие значительное распространение в современном русском языке, но функционирующие либо в пределах определенной территории (диалектизмы), либо в определенных стилях устной и письменной речи (в просторечии, в книжном стиле и др.).

Семантико-стилистические синонимы

Семантико-стилистические синонимы – это слова и их эквиваленты, обозначающие одно и то же явление объ­ективной действительности и различающиеся не только стилистической окраской, но и оттенками общего для каждого из них значения. Семантико-стилистическими синонимами будут, например, слова: лошадь - кляча[35].

Ср.: «Сытые лошади их, мотая куце обрезанными хвостами, закидали, забрызгали снежными ошметками» (Шолохов); «Лошадь, старая разбитая кляча, вся в мыле, стояла как вкопанная» (М. Горький). Сло­во кляча означает «слабая» тощая, больная лошадь»; как эмоционально окрашенное, слово кляча и стилистически противопоставлено нейтральному слову лошадь.

Синонимами являются и слова идти - плестись. Они обозначают одно и то же действие, только слово идти стилистически нейтрально, слово плестись - разговорное и, помимо общего значения, содержит еще дополнительные оттенки: плестись - это идти с трудом, медленно, едва переставляя ноги.

Работать и корпетьсинонимы, только слово корпетькак просторечное[36] противопоставлено стилистически нейтральному слову работать и отличается от него оттенка­ми значения: корпетьэто работать кропотливо и усердно, преодолевая трудности, преимущественно выполняя мелкую, трудоемкую работу. Например: «А отец захлопо­тался, корпел, разъезжал, писал и знать ничего не хотел» (Тургенев).

Общее значение слов враг, недруг - тот, кто находится в состоянии вражды с кем-либо. В слове враг значение враждебности, непримиримости выражено сильнее, неже­ли в слове недруг. Слово недруг имеет стилистическую окраску, оно книжное, несколько устаревшее; слово враг - межстилевое. Ср.: «К покойнику со всех сторон съезжались недруги и други» (Пушкин); «Принужден я был скрываться от своих недругов» (Пушкин); «Друг и недруг твой прохлаждаются» (Кольцов); «Они с кня­зем были страшные враги старались вредить друг другу на каждом шагу» (Писемский).

Общее значение слов бояться, трусить- испытывать чувство страха, боязни. В слове трусить, помимо указа­ния на испытываемое чувство страха, робости, есть еще оттенок презрения к тому, кто это чувство испытывает. Бояться - слово стилистически нейтральное, трусить - разговорное. Ср.: «Не мнишь ли ты, что я тебя боюсь?» (Пушкин); «Окружающие его люди помалки­вали: они не то трусили, не то посмеивались» (Турге­нев); «Он казался сам не свой. При обыкновенной своей сметливости, он, конечно, догадался, что Пугачев был им недоволен. Он трусил перед ним, а на меня поглядывал с недоверчивостью» (Пушкин).

Общее значение слов идти, ковылять - перемещаться в пространстве, передвигая ноги, но ковылять - это идти с трудом, вперевалку или припадая на ногу, хромая. Ко­вылять - слово разговорное, идти - стилистически ней­тральное. Ср. примеры: «Идет вперед революция, за ней ковыляет и буржуазная демократия» (В. И. Ленин); «В комнату, ковыляя на кривых ножках, вошел малень­кий старичок» (Тургенев).

Слова толстый и полный противоположны по значе­нию слову худой, но полный - упитанный в меру, толстый-упитанный выше меры, т. е. они различаются по степени признака. Помимо этого, данные слова различа­ются стилистической окраской: слово толстый в этом зна­чении имеет разговорную окраску. См. примеры: «Прачка Палашка, толстая и рябая девка, и кривая коровница Акулька как-то согласились кинуться в одно время ма­тушке в ноги, винуясь в преступной слабости» (Пуш­кин); «Возил я на «оппель-адмирале» немца-инженера в чине майора армии. Ох и толстый же был фашист! Ма­ленький, пузатый» (Шолохов); «Представьте себе, любезные читатели, человека полного, высокого, лет се­мидесяти, с ясным и умным взором под нависшей бровью, с важной осанкой, мерной речью, медлительной поход­кой: вот вам Овсяников» (Тургенев).

Синонимы отличаются друг от друга. Принято, прежде всего, деление синонимов на идеографические и стилистические. Однако воз­можно разграничение по синтаксическим особенностям, степени сложности и пр.

Слова, очень близкие, но не тождественные по смыслу, отли­чающиеся оттенками значений, называются понятийными (или идеографическими) синонимами. Примером понятийных синонимов могут служить наречия беззвучно и неслышно. Ср.: Мимо окон беззвучно проносились машины и Мимо окон неслышно проносились машины; или Он беззвучно подкрался ко мне и Он неслышно подкрался по мне. Смысловое различие между словами беззвучно и неслышно очень невелико: беззвучно указывает на отсутствие звука, неслышно подчер­кивает восприятие ухом слышащего.

Понятийными являются синонимы: смотреть — глядеть, красивая — хорошенькая, думать — размышлять, внезапно — неожиданно.

При рассмотрении многих синонимов обращает на себя внимание их стилистическое различие. Синонимы, тождественные по значению, но различающиеся стилистической окраской, называются стилистическими. Ряды стилистических синонимов образуются обычно в том случае, если один из синонимов принадлежит к так назы­ваемой нейтральной лексике, другой — к разговорной или просторечной, высокой или официальной и т. д. Возможны довольно длин­ные ряды, состоящие из слов разной стилистической окраски. Например, в синонимическом ряду украсть — похитить — стащить — спереть глагол украсть нейтрален по стилю, похитить— официален, стащить относится к разговорной лексике, спереть — к просторечной (ряд этот может быть продолжен главным образом путем дальнейшего присоединения сниженных по стилю слов). Дру­гие примеры синонимических рядов такого типа: устать — умаяться, даром — задаром, странный — чудной, взгляд — взор.

Синонимы могут отличаться друг от друга степенью современности: одно слово современное, другое (с тем же зна­чением) — устаревшее: самолет — аэроплан, город — град, холод­ный — хладный, преступник — тать, поскольку — поелику, эвенк — тунгус.

Синонимы могут различаться сферой употребления. Например, одно слово общенародное, другое — диалектное, областное, одно слово общенародное, другое — профессиональное и т. д.: горшок — махотка(обл.),очень — порато (обл.), баклажаны — демьянки (обл.), вплавь — вплынь (обл.), револьвер — пушка (жарг.), желтуха — гепатит (мед.), повар — кок (морск.), страница — полоса (проф.).

Синонимы могут различаться степенью сочетаемос­ти с разными словами:

Наречия категорически и наотрез одинаковы по смыслу, но категорически сочетается со многими словами (категорически заявить, категорически потребовать, категорически отказаться и др.), наотрез в современной речи — только с глаголом отказаться. Приведем еще примеры синонимов с ограниченной сочетаемостью (в скобках приведены слова, с которыми эти синонимы сочетаются): открыть — разинуть (рот), коричневые - карие (глаза), чёрный - вороной (конь).

Синонимы могут отличаться друг от друга синтаксическими особенностями. Например: два глагола с одним значением требуют разных падежей существительных (т. е. имеют разное управление). Таковы глаголы начать и приступить: начать работу (вин. пад.), но приступить к работе (дат. пад.); утратить и лишиться: утратить доверие (вин. пад.), но лишиться доверия (род, пад.); иметь и обладать: иметь выдержку (вин. пад.), но обладать выдержкой (тв. пад.) и т. п.

Синонимы могут отличаться степенью сложности. В этом случае чаще всего одно слово имеет в качестве синонима фра­зеологическое словосочетание: родиться — появиться на свет; мало — кот наплакал; помалкивать — держать язык за зубами; часто — то и дело; разоблачить — вывести на чистую воду и др.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.