Историко-теоретические аспекты изучения спортивной тележурналистики

Тип:
Добавлен:

Реферат

Историко-теоретические аспекты изучения спортивной тележурналистики

Возникновение и развитие спортивной журналистики на отечественном телевидении

Начиная говорить о спортивной журналистике, стоит для начала дать определение данному направлению. Так Дмитрий Туленков в своей работе «Спортивная публицистика и спортивная журналистика: особенности специализированного направления» дал следующее определение: «Спортивная журналистика - это социально значимая деятельность по сбору, обработке и распространению актуальной спортивной информации через каналы массовой коммуникации (пресса, радио, телевидение, Интернет), опирающаяся на специальный предмет рассмотрения, описания, анализа и аудиторию». Помимо этого, Туленков определяет предмет освещения в спортивной журналистике. По его мнению, это спорт, а вместе с ним и все события социальной жизни спортсменов и деятелей спорта.

При этом Константин Алексеев в своей книге «Спортивная журналистика» отмечает, что «спорт - явление чрезвычайно широкое и разноплановое», поэтому несмотря на то, что спортивная журналистика имеет свой предмет рассмотрения, описания и анализа, Дмитрий Туленков отмечает, что она зачастую затрагивает темы, которые близки другим видам журналистики.

Всего лишь 120 лет назад Пьер де Кубертен был вынужден провести множество бесед и встреч с политиками, чиновниками, коммерсантами, журналистами, чтобы склонить их к тому, что идея Олимпийских игр обязательно завоюет мир. Сегодня же трансляции зимних и летних Олимпийских игр стоят огромных денег. Появление и дальнейшее становление в конце 19 - начале 20 века системы крупных международных соревнований, в том числе Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы и многих других спортивных событий способствовало развитию различных форм теле- и радиовещанию.

В истории спортивной тележурналистики принято считать, что первая телевизионная спортивная программа была показана в Японии 17 февраля 1931 года и посвящена она была бейсбольному матчу. Организатором первого спортивного телепоказа был ученый Ямамото Тадаоки, исследовавший в то время свойства и возможности электронного вещания. Первые телетрансляции были организованы, скорее даже, ради развития телеэфира как такого. Тем не менее, известно, что первую трансляцию Ямамото Тадаоки организовал без участия звукового сопровождения. Однако уже 27 сентября того же года японский ученый организовал новую телетрансляцию другого бейсбольного матча. Правда теперь изображение матча сопровождалось комментариями ведущего японского телевидения. Тем самым, именно этот эпизод можно считать рождением спортивной тележурналистики.

С появлением телекартинки в СССР репортажи советских журналистов стали трансформироваться. Теперь голос комментатора стал не определять характер спортивного репортажа, а дополнять его. Правда, могла сложиться и такая ситуация, что комментарий журналиста мог уйти на второй план, отдав пальму первенства картинке. Подобное могло случиться, потому что телезрители получили право самостоятельно видеть происходящее и оценивать ситуацию, которая складывалась, на поле спортивного соревнования.

Только теперь в отличие от радиоэфира комментаторам не нужно было тратить силы на то, чтобы создать в глазах зрителей обстановку происходящего и постоянно поддерживать драматургию спортивного события. Зрители сами видели, что происходит на площадке. Спортивный журналист стал для зрителей рассказчиком, который всегда может прокомментировать отдельные эпизоды или сделать акцент на отдельных моментах.

В СССР первый опыт телетрансляции спортивного события датируется 1933 годом, когда режиссер Александр Разумный и будущий вице-президент ФИФА Валентин Гранаткин сняли репортаж о футбольном матче в Москве20. Правда спортивное событие было снято режиссером на кинопленку, а Гранаткин позднее прокомментировал футбольный матч. Однако, из-за низкого уровня технических возможностей телепоказа спортивных мероприятий, а также из-за того, что телевизионные приемники были в те годы роскошью, спортивная журналистика в СССР вплоть до конца 1940-ых развивалась в жанре радиорепортажа, а спорт оказывался вне сферы внимания телевидения.

Тем не менее именно в 40-50-ые годы в отечественной спортивной журналистике появились люди, которые заложили фундамент в развитие спортивного репортажа в нашей стране. Это были Вадим Синявский, Виктор Дубинин, Виктор Набутов и Николай Озеров, которые стали первыми спортивными телекомментаторами20.

В частности, Константин Алексеев в книге «Спортивная журналистика» пишет о том, что «основная нагрузка в адаптации спортивного репортажа к требованиям телевидения, в формировании норм и правил нового жанра выпала на комментаторов Центрального телевидения - Синявского и Озерова»21.

Тот факт, что они работали в эпоху радио сделала их журналистский навык более универсальным. Ведь те спортивные события, о которых они рассказывали всей стране, никто, кроме пришедших на стадион не видел. Все они, по сути, творили миф и с нуля создавали свои репортажи. Каждому из них нужно было приложить максимум усилий для того, чтобы вовлечь зрителей в свой эфир, сделать его колоритным, наполненным жизни.

С появлением в 1950-ые годы Центрального телевидения СССР спортивным комментаторам стало необходимо менять манеру ведения репортажа, приспосабливая её к телевизионной специфике.

В частности, советский комментатор Виктор Набутов, начиная один из первых своих спортивных телерепортажей, обратился к телезрителям следующим образом: «Вы сейчас увидите игру на экране, а моя задача - помочь вам разобраться в том, что будет происходить на поле».

В целом, данное высказывание Набутова можно назвать системообразующим в становлении отечественной спортивной тележурналистики.

Тем не менее, с появлением все большего количества телевизионных трансляций в СССР стала меняться подготовка спортивных комментаторов к своему репортажу. Так в сборнике «Очерки по истории российского телевидения» говорится, что отечественный спортивный телекомментатор «Синявский первым из спортивных репортеров понял, что описательную функцию слова в телевизионной передаче следует свести едва ли не к нулю, тогда как в радиопередаче ее значение первостепенно».

Одним из главных факторов работы для ранних советских спортивных комментаторов стало введение метода «эффекта присутствия». Он должен был позволить радиослушателю почувствовать себя присутствующим на том матче, о котором он в прямом эфире слушает репортаж.

Помимо этого, с внедрением массового телевидения комментаторам было необходимо научиться работать в команде с режиссером трансляции, операторами, звукорежиссерами. До этого все радиокомментаторы привыкли работать в одиночку.

Так Константин Алексеев в книге «Спортивная журналистика» рассказывает о первой спортивной телетрансляции в Москве, в рамках которой был снят репортаж о футбольном матче, проходившем на стадионе «Динамо». Она состоялась 29 июня 1949 года. В тот день телезрители смогли впервые увидеть футбольный матч в прямом эфире. Для трансляции было использовано две камеры. Комментировал первую встречу Вадим Синявский, а за режиссерским пультом был Иван Зарайцев.

В частности, советский исследователь истории зрелищного спорта в СССР Роберт Эдельман в своей книге «Серьезная забава» пишет о том, что «футбол и хоккей одними из первых удостоились появления на экране. Первым футбольным сезоном, получившим широкое телевизионное освещение, стал 1956 год».

Вслед за этим развитие получила и профессия спортивного телекомментатора. Наиболее значимый вклад в развитие этой профессии в то время внес Николай Озеров, который за свою карьеру провел большое количество репортажей с пятнадцати Олимпийских игр, тридцати чемпионатов мира по хоккею, восьми чемпионатов мира по футболу и шести чемпионатов Европы по футболу, побывав в качестве комментатора в 49 странах мира.

Совмещая актёрское искусство и спортивное мастерство, Озеров в дальнейшем стал кумиром миллионов. Он стал автором многих приемов, которые спортивные журналисты используют в своих трансляциях до сих пор. К примеру, во время одного из хоккейных матчей Николай Озеров произнес фразу: «Извините, технические неполадки вне территории СССР» - эту отвлекающую фразу Николай Озеров применял, когда во время хоккейных матчей начинались драки26. Камера переключалась на нейтрального болельщика, чтобы телезрители не видели драк. Комментатор же в это время рассказывал о событиях в мире спорта, никак не акцентируя внимание на том, что происходит на площадке. Делалось это для того, чтобы не вызывать у других телезрителей желания повторить данный поступок спортсмена или не повышать накал эмоций между болельщиками. Подобный прием используется и сегодня, когда во время футбольных матчей на поле выбегают болельщики, режиссеры всегда уводят камеру на трибуну или скамейку запасных, а комментаторы в это время рассказывают о чем-либо другом.

В своей книге «Спортивная журналистика» Константин Алексеев также пишет о том, что первая аналитическая программа, которая была посвящена спорту, вышла в эфир на Центральном телевидении СССР в 1959 году. Это была программа «Итоги футбольного сезона 1959 года», автором и ведущим которой был Георгий Саркисьянц27.

В 1960-ых Советское телевидение включилось в мировую глобальную спортивную телесистему, присоединившись к созданной в 1954 году международной сети «Евровидение». Благодаря этой сети стал возможен обмен визуальной информацией с соревнований, которые проходили в других странах.

Первое полное телевизионное освещение Олимпийских Игр в СССР состоялось в 1964 году. Знаменательно стало то, что на эту Олимпиаду из СССР отправилась большая группа корреспондентов и комментаторов, в числе которых был и Николай Озеров.

Качественный скачок в спортивной тележурналистике также произошел в 1960-ые года и связан он с созданием сразу четырех спортивных программ: «Мастера советского спорта», «Мастера зарубежного спорта», «Клуб 4-х коней» и «Человек и спорт». Тем самым, спортивная журналистика получила возможность развиваться не только в виде прямого эфира, но и в виде обычной телепрограммы.

Другой значимой вехой в развитии отечественной спортивной журналистики стало проведение летней Олимпиады 1980 года в Москве. Именно к этому событию многие спортивные арены были оснащены новейшим телевизионным оборудованием, позволяющим сразу нескольким телекомпаниям и журналистам вещать из одной чаши стадиона. Впервые в СССР на стадионах были обустроены большие ложа прессы. Был построен отдельно пресс-центр на Зубовском бульваре.

Также во время проведения летней Олимпиады в Москве было уделено повышенное внимание подготовке спортивных телекомментаторов. Так Константин Алексеев пишет, что «всех комментаторов разделили на три группы - опытные работники Центрального телевидения, дебютанты и специалисты в конкретных видах спорта»28.

В начале 1980 год, за полгода до Олимпиады в Москве главный редактор спортивной редакции Александр Иваницкий выступил с критикой в адрес подготовки отечественных телекомментаторов. В журнале «Телевидение и радиовещание» он, в частности, сказал, что «Комментаторы остались на месте, а режиссура шагнула вперед. Перед комментаторами стоит непростая дилемма: либо довольствоваться ролью регистратора событий и превратиться просто в диктора, либо подняться на качественно иной уровень».

В результате, Константин Алексеев в своей книге отмечает, что в преддверии открытия Олимпиады в Москве «общий уровень спортивного комментирования был «подтянут» до мировых стандартов».

По сути, этот период можно назвать переломным в истории отечественной спортивной журналистики и комментировании, поскольку отныне российская спортивная журналистика стала активнее заимствовать и перенимать опыт своих западных коллег.

Подобное заимствование впервые было замечено в программе Центрального телевидения «Футбольное обозрение», которая выходила в эфир с 1981 года и до 1999 года. Ведущими данной телепрограммы были советские спортивные журналисты-комментаторы Владимир Маслаченко и Владимир Перетурин. В основе программы был использован опыт западных стран, которые выпускали подобные телепрограммы о футболе в своих странах.

В это программе Маслаченко и Перетурин впервые стали на постоянной основе использовать смесь информационных, аналитических и художественно-публицистических жанров в спортивной журналистике. Так в «Футбольном обозрении» стали появляться не только фрагмент футбольных матчей, но интервью с игроками, различные зарисовки, комментарии и устные сообщения экспертов. Программа «наглядно, в увлекательной форме презентовала конкретный вид спорта как социокультурный феномен»32.

Следующим этапом развития спортивной журналистики в России можно считать конец 1990-ых, когда в эфирах телеканалов стали появляться спортивные программы и репортажи, наполненные динамизмом, разнообразием тем и материалов. Репортажи стали отличаться работой корреспондентов, которые вели эфир непосредственно с места событий. Все это стало заметным явлением телевизионной спортивной журналистики.

Одной из программ «Новой волны» стала телепрограмма «Футбольный клуб», которая выходила в разное время на телеканалах НТВ, «НТВ-Плюс Спорт» и «НТВ-Плюс Футбол». Впервые телепрограмма вышла в эфир в 1994 году. Авторами этой телепрограммы были российские спортивные журналисты Олег Винокуров, Юрий Юдин и Василий Уткин, который долгое время был ведущим «Футбольного клуба».

С самых первых выпусков телепрограммы «Футбольный клуб» отличался нестандартным для того времени подходом к подаче спортивной информации. В частности, обозреватель кино и телевидения в газете «Московский комсомолец» Александр Мельман назвал программу Василия Уткина «Футбольный клуб» «революцией отечественной спортивной тележурналистики». Мельман говорит о том, что в «Футбольном клубе» начали рассказывать не только о самом футболе и голах. Ведущий и авторы программы «рассказывали человеческие истории о тех самых»34 футболистах, которых телезрители видели на поле. Спортивная журналистика в программе «Футбольный клуб» впервые обратила внимание на личности самих спортсменов и что стоит за ними и их успехами или неудачами.

В результате телепрограмма «Футбольный клуб» дважды номинировалась на премию ТЭФИ в 1998 и 1999 годах в номинации «Лучшая спортивная программа».

Программа «Футбольный клуб» выходила в эфир до 2013 года, когда Василий Уткин в своем блоге заявил о закрытии телепрограммы, объяснив это тем, что он сам лично перестал устраивать себя в роли телеведущего этой программы.

Следующим проектом Василия Уткина стала программа в стиле гонзо-журналистики «Три репортера». Делая анонс своей новой телепрограмме, Уткин упомянул, что возлагает большие надежды на выход данной телепрограммы.

Подводя итог возникновению и развитию спортивной журналистики на российском телевидении стоит еще раз выделить ключевые моменты эволюции отечественной спортивной тележурналистики:

·Первая телетрансляция спортивного события в СССР прошла в 1933 году, когда был снят репортаж о футбольном матче в Москве

·Спортивная журналистика в СССР вплоть до конца 1940-ых развивалась в виде радиорепортажа

·В 1950-ые годы с появлением Центрального телевидения СССР спортивный репортаж стал приспосабливаться к телевизионной специфике

·С появлением в 1950-ые Центрального телевидения СССР развитие получила и профессия спортивного телекомментатора

·В 1959 году на Центральном телевидении СССР вышла первая аналитическая программа, которая была посвящена спорту: «Итоги футбольного сезона 1959 года»

·Первое полное телевизионное освещение Олимпийских Игр в СССР состоялось в 1964 году

·Развитие спортивной журналистики и приобретения опыта от работы с западными коллегами во время Олимпиады в Москве в 1980 году

·Программы Василий Уткина «Футбольный клуб» и «Три репортера», которые изменили представление о российской спортивной тележурналистике

Характерные принципы спортивной журналистики на российском ТВ. Определение принципа беспристрастности

В течение всего развития российской спортивной радио- и тележурналистики в ней присутствовали свои характерные приемы и принципы, на которые влияло развитие технологической базы.

Константин Алексеев пишет, что в начале своего развития во времена большого распространения радиоприемников и из-за малого количества телевизоров главную роль в отечественной спортивной журналистике играла личность журналиста и его способность создать своим радиорепортажем глубокий образ объекта и всего спортивного события. Как правило, на данном этапе развития спортивной журналистики анализ игровых моментов, с обобщениями и выводами уходил на второй, а порой и на третий план. Гораздо важнее в данном случае была подача, голос и артистизм комментатора, который должен был увлечь и словесно нарисовать за зрителя всю картину происходящего на поле.

С появлением и дальнейшим развитием в СССР телевидения акцент в спортивной журналистике изменился. На первый план вышла способность журналиста гармонично дополнять трансляционную картинку. От журналиста стало требоваться не повторять то, что происходит на телеэкране, а переосмысливать и комментировать, встав одновременно и рассказчиком, и экспертом в данном виде спорта39.

Именно с появлением телевидения и большого зрительного охвата одним из ключевых принципов отечественной спортивной журналистики стал принцип беспристрастности.

Так в частности еще в начале 20 века доктор Александр Анохин, который стоял у истоков отечественной спортивной журналистики, написал, что «спортивный корреспондент должен удовлетворять двум основным требованиям: 1) знать то, о чем пишет, 2) быть беспристрастным».

Тем самым, принцип беспристрастности спортивного журналиста должен проявляться в отсутствии у него предрасположенности по отношению к определенной команде или спортсмену.

Константин Алексеев полностью соглашается с Александром Анохиным в вопросе беспристрастности. Он также считает, что это качество необходимо репортеру, чтобы «соответствовать специфическим особенностям, которые присущи именно спортивной журналистике».

Советский публицист Олег Спасский в своей книге «За кого болеют журналисты» приводит слова спортивного корреспондента Фрэнка Тейлора, который сказал, что «журналист всегда должен быть выше настроений болельщиков, видеть игру глубоко и отдавать себе полный отчет в той высокой ответственности, которую налагает на него доступ на страницы печати и на телевизионный экран».

Об этом также пишет Константин Алексеев, который называет требование объективности и беспристрастности одним из важных критериев профессионализма в спортивной журналистике.

Многие советские спортивные комментаторы, в частности Николай Озеров, и Владимир Перетурин, старались придерживаться данного принципа43. К примеру, во время принципиальных противостояний между московским «Спартаком» и киевским «Динамо» Николай Озеров или Владимир Перетурин не позволяли себе каких-либо критических оценок действий футболистов той или другой команды. Все, что они комментировали касалось только игры или же фактов, известных до матча.

Так в частности, в толковом словаре русского языка Сергея Ожегова беспристрастным считается тот, кто не имеет ни к кому пристрастия. Также, Ожегов называет беспристрастного человека - справедливым.

Также Филатов считает, что субъективность мнения, которая позднее будет характерна для стиля гонзо-журналистики, способна обернуться для журналиста «ограниченностью, узостью, убогостью»44.

Что касается субъективности и ее отличия в отношении слова беспристрастности, то в том же словаре Сергея Ожегова субъективным называется тот, кто выражает пристрастную, предвзятую и лишенную объективности оценку45.

Для Льва Филатова свобода и квалификация спортивного журналиста заключается в его объективности, которая, по его мнению, не является притворством к кому-либо из участников спортивного события.

В то же время, современный российский спортивный журналист Игорь Рабинер не видит «в журналистских привязанностях ничего страшного, потому что в большинстве случаев объективность журналиста-неболельщика вгоняет зрителей в тоску».

Попытаемся также разграничить понятия объективности, субъективности, эмоциональности и беспристрастности. Так Владимир Горохов в своей книге «Закономерности публицистического творчества» говорит о том, что «содержание факта есть отражение объективного события, находящегося вне человеческого сознания, а форма, в которой осуществляется это отражение, субъективна».

Соглашаясь с мнением Владимира Горохова, также отметим, что субъективность, которая выражается в форме подачи информации о каком-либо факте, влияет на эмоциональность репортажа. Именно во время использования субъективного мнения намного чаще проявляется излишняя эмоциональность людей, поскольку объективный человек, как правило, будет умеренно эмоциональным.

Что же касается принципа беспристрастности, то еще американский журналист Эдвард Дэвис в своей книге «Руководство и настольная книга репортера» говорил о том, что для любого журналиста большое значение имеет воспитания в себе строго беспристрастного склада ума». Тем самым, мы можем сделать вывод о том, что беспристрастность выражается в профессиональной работе журналиста.

Константин Алексеев в своей книге «Спортивная журналистика» говорит о том, что советские комментаторы, как правило, редко использовали в своих репортажах метод субъективного оценочное мнения, который в будущем станет одним из основополагающих в гонзо-журналистике.

Также в работе советских спортивных журналистов редко можно было услышать излишнюю эмоциональность49. Комментаторы вели свои репортажи крайне уверенно и в то же время стараясь держать зрителя в напряжении от драматургии спортивного соревнования. Они не использовали метод излишней эмоциональности, что стало характерным для комментаторов российской эпохи.

Данное проявление использования принципа беспристрастности можно объяснить высоким уровнем эрудированности49 и работы спортивных журналистов, для которых объективность репортажей была важнее всего.

Только после развала СССР и дальнейшего развития СМИ, спортивная тележурналистика стала претерпевать трансформацию. Многие журналисты, почувствовав свободу, стали прибегать к новым методам ведения репортажа. Оценочной лексики стало больше. Комментаторы больше не боялись излишней эмоциональности. Для каждого спортивного журналиста 1990-2000-ых годов стало характерным поиск своего индивидуального стиля ведения репортажа.

Воспользовавшись свободой выбора и отсутствием цензуры, российские спортивные тележурналисты стали пробовать методы, характерные для гонзо-журналистики: приемы использования субъективного взгляда, приемы использования эффекта присутствия и соучастия и другие50.

Юрий Захаров в статье «Гонзо-журналистика в современном мире» считает, что появление гонзо-журналистики в российской медиасистеме оказало большое влияние и трансформировало привычную отечественную журналистику, и в частности спортивную. Данный вид журналистики стал абсолютно новым для российского спортивного телевидения. Ничего подобного до этого в эфирах советских и российских каналов не было.

Тем не менее, можно сказать о том, что характерным для советской и российской спортивной тележурналистики стало:

·Использование принципа беспристрастности для советских спортивных журналистов, который выражался в отсутствии у них предрасположенности по отношению к какой-либо команде или спортсмену

·Трансформация привычных принципов ведения спортивных репортажей после развала СССР

·Игнорирование современными спортивными журналистами принципа беспристрастности

·Тренд на использование спортивными журналистами своего субъективного мнения, которое выражается в использовании пристрастной, предвзятой и лишенной объективности оценки действий спортсменов

спортивный журналистика репортаж

1.Алексеев К. А. Спортивная журналистика / К. А. Алексеев, С. Н. Ильченко. - М., 2013.

.Анохин А.К. Спорт и пресса // Русский спорт. 1912. №53.

.Бабенко В.В. Особенности стилистики гонзо-репортажа Хантера С. Томпсона: - СПБ, 2013.

.Блог Уткина В. В. на сайте Sports.ru // [Электронный ресурс] //Sports.ru - проект цифрового спортивного издательства Tribuna Digital. М., 1998-2016. URL: #"justify">.Богомолов Ю.А. Карьеры муз. Диалектика продуктивного и репродуктивного в творчестве на радио и телевидении. М., 1986.

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.