Роль периодики в формировании идеологических стереотипов в СССР в 1990-1991 гг. на примере еженедельника 'Аргументы и Факты'

Тип:
Добавлен:

Роль периодики в формировании идеологических стереотипов в СССР в 1990-1991 гг. на примере еженедельника «Аргументы и Факты»

Оглавление

Введение

Глава 1. Значение средств массовой информации в формировании социалистической идеологии в 1980 годы

.1 Периодическая печать как важнейшее средство формирования общественного мнения в 1980-е годы

.2 Перемены в оценках и концепциях средств массовой информации в конце 1980-х начале 1990-х годов

.3 Изменения в партийно-политической печати. Гласность и «четвертая власть» на примере Аргументов и фактов

Глава 2. Журналистика и новое политическое мышление

.1 Изменения, произошедшие в 90-91 году в тематике еженедельника АиФ

.2 Роль прессы в формировании событий августа 1991 года и последствия попытки переворота для еженедельника «АиФ»

.3 Еженедельник «АиФ» в период распада СССР в постсоветсткий период

Заключение

Список источников и литературы

Введение

Актуальность темы исследования. Есть множество переломных и важных моментов в истории России, но конец XX века стал важнейшим для исторического развития страны, социальных отношений, экономики, культуры. Огромные сдвиги в жизни и сознании населения были вызваны изменениями во многих сферах жизни. Конечно, становление новой идеологии влияло на массовое сознание людей, в чем Средства Массовой Информации играли отнюдь не последнюю роль. Идеи развития нового общества, установления принципов демократии, конечно же, стимулировали СМИ.

Изучение исторических особенностей и характеристик становления аппарата печати, и его идеологического влияния на сознание населения, является одни из важнейших предметов изучения историков.

Средства массовой информации активно оперировали такими идеологическими понятиями, как права и свободы личности, свободное предпринимательство, общечеловеческие ценности. При этом менялась коммуникационная мотивация, складывалась новая система средств массовой информации.

Новые исторические условия жизни страны в рассматриваемый период стали важным фактором формирования массовой журналистики нового типа. Необходимо было определить то место, которое предстояло занять прессе в утверждавшемся демократическом обществе.

Процесс, начатый в начале 90-х гг., привел к некоторым сдвигам в социальной структуре самой печати, более тщательному рассмотрению и осмысленному пониманию проблем общества, с которыми и для которых периодика должна была вести диалог. Процессы, происходящие в государстве, способствовали внедрению новых форм и методов деятельности средств массовой информации. Информационный процесс в стране в новых условиях дифференцируется, реорганизуется. Принципы и социально-духовные ориентиры печати абсолютно меняются в связи с обстановкой в стране.

Рассмотрение в работе влияния печати на формирование стереотипов, ее отношения с властными структурами, позволит более глубоко рассмотреть новую систему средств массовой информации, образовавшуюся в досоветский и постсоветский периоды.

На страницах периодических изданий смело начали обсуждаться политические события, также они принимали достаточно активное участие в общественно-политических преобразованиях жизни страны с началом перестройки. Гласность дала начало отголоскам свободы печати.

Перемены, происшедшие в общественно-политической и экономической жизни страны, привели к заметным изменениям в структуре периодической печати РФ. Выход новых изданий, рассчитанных на удовлетворение интересов различной аудитории, способствовал становлению информационного рынка, учитывающего многообразие источников информации и ее распространение в различного типа периодических изданиях.

Во время перестройки, демократизации и гласности, СМИ рассматривались властью и обществом как важнейший двигатель этих преобразований, рычаг повышения социальной активности населения, ломки прежних стереотипов политического поведения и, в конечном счете, «ускорения перестроечных процессов во всех сферах».

Развитие гласности, демократизации политической системы, в рамках которой происходило постепенное становление партийного плюрализма - все это привело к неминуемому расширению газетного мира. Появились издания, выход которых стал возможным благодаря новым тенденциям, сложившимся в условиях демократизации, финансово-экономической инициативы, утверждения рыночных отношений. Стала формироваться абсолютно иная система средств массовой информации.

В этой системе стала также важна и региональная пресса, которая не особо учитывалась в общем контексте печатных изданий ранее. Ее развитие было отчасти обусловлено политическими, экономическими, социокультурными, идеологическими факторами.

В 1990-е гг. с принятием курса на радикальные экономические и политические реформы периодическая печать продолжила играть значительную роль в формировании политики государства. В этом исследовании сделана попытка комплексного изучения периодики на примере одного еженедельника «Аргументы и Факты».

Новым в данной работе является достаточно современный подход к вопросу изменения роли периодических изданий в указанный период. Рассматривается влияние всей периодики на сознание населения и на властные структуры, на примере всего лишь одного периодического издания, которое в своих публикациях не являлось партийным, то есть не пропагандировало интересы партии, отнюдь, оно было демократическим. В исследовании затрону такие темы, как становление абсолютно нового аппарата печати, трудности, которые преодолевали издания в период своего существования, каким образом происходили изменения характера СМИ в указанный период, и какие же идеологические стереотипы формировались.

Тема прессы в период 1990 - 1991 года недостаточно исследована. Изучение данной темы способствует понимаю роли периодической печати в моменты общественно-политических кризисов, причем их созидательную и разрушительную роль.

В связи с этим изучение влияния периодической печати на общественно-политическую жизнь в 1990-1991 гг. на материале отдельно взятой газеты представляется весьма актуальным.

Предмет исследования составляет воздействие всесоюзного органа прессы на общественно-политическую жизнь, роль периодического

еженедельника «Аргументы и Факты» в общественно-политической жизни, влекущая за собой ломку старых и формирования новых общественных стереотипов.

Объект исследования - периодический еженедельник «Аргументы и факты».

По своему содержанию общественно-политическая жизнь представляет собой множество явлений и процессов. Поэтому важным представляется исследование влияния, которое оказывала периодическая печать на различные стороны общественно-политической жизни, на политические события в целом.

Исследуемая тема имеет междисциплинарный характер и охватывает теоретические положения отечественной истории, политологии, некоторых социальных наук, таких как журналистики, социологии и обществознания, а также, в каком-то роде затрагивает и философию.

Источниковую базу исследования представляют, прежде всего, сами архивы еженедельника «Аргументы и Факты» - с 1985го по 1991 годы. В работе использованы различные статьи из этого еженедельника, но существует некоторая проблема, заключающаяся в том, что в использованных выпусках «АиФ», во-первых - нет авторов статей, за исключением некоторых случаев (авторов стали оглашать совсем недавно), а во-вторых, прописываются не статьи, а именно рубрики, и очень часто они называются одинаково из выпуска в выпуск. Поэтому ссылки в работе даются именно на них. Также использованы постановления и законы о печати, собрание сочинения М.С. Горбачева, особенно важна его речь М. С. Горбачева на апрельском пленуме ЦК КПСС (23 апреля 1985г.)3, , постановления ЦК КПСС, сборники статей и отдельные статьи о журналистике и власти, воспоминания и записки современников, инстервью редактора журнала «АиФ» - Владислава Старкова, также различные периодические журналы, такие как «Правда», «Новый взгляд»4, «Новый исторический вестник»5, «Социологический журнал»,6 «Огонек», журнал

«Известия ЦК КПСС»7 и так далее.

Историография - В систематизированном виде события общественно- политической жизни страны в 1980-1990-е гг. изложены в работах историков Барсенкова А.С.,8 М. К. Горшкова9, В. И. Жукова10, В. В. Согрина11. Также, можно привести в пример М. В. Баглая, который в своей монографии рассматривал условия становления свободы общества в идеологическом плане.12

Первые исследования, посвященные истории периодической печати рассматриваемого периода, появляются в начале 1990-х гг. Во второй половине 1990-х гг., даже ближе к концу, выходят обобщающие работы Р. П. Овсепяна13, А.А. Грабельникова, который рассматривает и дает нам понимание перспектив дальнейшего развития СМИ как отдельной самостоятельной структуры, С. М. Гуревича14 (об экономики СМИ), Е.П. Прохорова15, в которых изложено системное представление о развитии периодической печати в 1980-1990-е гг.16 В этих трудах рассказывается об общих тенденциях русской журналистики на рубеже тысячелетий. Можно привести слова А.А. Грабельников о значении средств массовой информации в те годы: «Провозглашение демократизации и гласности открыло перед средствами массовой информации возможность анализировать события и явления, поднимать серьезные проблемы и предлагать пути их решения. На первый план в СМИ выступали задачи правдивого отражения действительности, информированность, компетентность, профессионализм»17.

Также, в самом конце 90-х годов появляется труд Ивана Засурского, который рассматривает уже полностью историю 90-х гг сквозь призму средств массовой информации, которые, как он считает, были в центре всех событий.18 Он рассматривает информационное пространство печатных и не только изданий, и влияние его на умы людей. Исследования теоретико- методологического характера, также представлены в работах Я.Н. Засурского и М.В Шкондина19.

О «новом мышлении» заговорил и Ф.М. Бурлацкий, который в своей монографии, носящей «эскизный» характер (состоит из диалогов и ситуаций) рассказывает о формировании нового общественного сознания и роли влияния периодики на него.

Уже в 2002 году Федотов М. А. пишет монографию о прохождении различных этапов распространения и свободы информации в нашей стране, о том, как законы влияли на путь от свободы печати к свободе массовой информации в принципе.

Помимо обобщающих работ в последнее десятилетие появляются исследования, посвященные отдельным аспектам истории развития СМИ в 1990-е гг. К примеру, исследования именно по идеологическому влиянию СМИ на общество представлены такими авторами, как Почепцов В.22 и Дилигенский Г.

Актуальные проблемы исследования истории региональной журналистики рассмотрены в трудах Г. В. Антюхина, Б. И. Есина24, А.Г, Короченского А.П., Лучинского Ю.В.25 Авторы приходят к выводу, что, изучая местную печать, следует вводить понятие «система печати», так как только совокупность изданий имеет исторически определенное воздействие на аудиторию. «На основе изучения типологической системы периодических изданий её Черноземного центра, а также неизвестных и забытых документальных материалов освещается путь зарождения и развития местной журналистики, раскрываются значительные факты литературной и журналисткой деятельности в целом. Изучение отдельных региональных изданий неминуемо приводит к систематизации всей печати»26. В этих трудах справедливо замечание о том, что без анализа местной периодики вся история прессы всегда будет несколько неполной. Также в 1989 году выходит работа Баришполеца А.Т. про местную прессу в перестроечный период. Она внесла значительный вклад в изучение этой темы в общем.27

Также, в 90-е гг. о СМИ в горбачевский период пишет Михаил Ненашев, анализируя облик тогдашних российских периодических изданий, проводя глубокое исследование влияния печатных изданий на настроения населения и отношения их с властью. Его книга проливает свет на переломный момент в нашей стране и истории журналистики в частности.28 Также, во втором использованном мной труде, рассматривается жизнь российского общества через призму гласности.29

Также, можно привести в пример таких авторов, как Акопов А. И.,30 Бочаров Г.31, в своих трудах они акцентируют внимание на типологии журналов и газет, выделяют различные группы источников в указанный период (80-е гг.)

А работа (статья) Петра Лукьянченко полностью посвящена периодам гласности, которые проходили в своем существовании «Аргументы и Факты»32. Достаточно подробно повествование разделено на периоды непосредственно связано с происходящими событиями. Также, в моей работе использовано достаточно много трудов, прямо не относящихся к истории журналистики и прессы вообще. Такие, например, как М.Н. Федченко33 и его монография «Повседневная жизнь советского человека» или Л.П. Кравченко с воспоминаниями «Лебединая песня ГКЧП»34, но в разделах, непосредственно связанных со взаимодействием политических структур с прессой можно найти достаточно важную информацию. Леонид Кравченко был председателем Гостелерадио в то время, но, как мы знаем, телевидение тесно связано с прессой.

Анализ научной литературы свидетельствует, что проблема влияния средств массовой информации на общественно-политическую жизнь и изменение сознания людей в настоящее время остается недостаточно изученной.

Цель исследования - изучить роль периодической печати на примере еженедельника «Аргументы и Факты» в формировании идеологических стереотипов в СССР в 90-91 гг.

Период - упор в работе делается на 90-91 год, так как это рубеж некоего перехода, время, когда наиболее неустойчивым стало руководство страной и тем не менее наиболее ярко выраженной и повсеместной стала гласность. Это было время наиболее тяжелое для всех, не только для народа, но и для масс-медиа, а в особенности, для такой демократической газеты, как

«Аргументы и Факты». К тому, что происходило на рубеже распада СССР российские СМИ шли долго и готовились, поэтому рассмотрение периода в работе начинается с 86-го года, с самого начального витка становления демократизации и гласности. Это важно рассмотреть для всей работы в целом, чтобы понять, когда и почему впервые заговорили о том, чтобы дать свободу Средствам массовой информации и как это повлияло на дальнейшее их развитие.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1)определить роль системы периодики в становлении формирования общественного мнения;

2)выявить правовое положение редакций и особенности содержания и размещения материала в еженедельнике «Аргументы и Факты» в исследуемый период;

3)исследовать всесоюзную периодическую печать в качестве источника общественно-политической истории в 1990-е годы;

4)рассмотреть термин «четвертая власть» применительно к журналистике и периодике того времени;

5)проследить эволюцию в оценках и концепциях Средств Массовой Информации на примере «АиФ» и общей периодики;

6)определить и понять причину популярности еженедельника «АиФ» в обществе и его роль в некоторых политических событиях в России;

Изучение публикаций периодических изданий позволяет рассмотреть освещение общественно-политической жизни на страницах газет, определить степень воздействия публикаций на общественное мнение, проанализировать влияние периодических изданий на идеологические стереотипы.

Структура работы: Состоит из введения, 3 - х глав разделенных на параграфы, заключения и списка литературы. В главе первой, под названием

«Значение средств массовой информации в формировании социалистической идеологии в 1980 - е гг.» речь пойдет о печати, как важнейшем источнике формирования общественного мнения, а также об идейно-политической пропаганде и ее влиянии на общественность. Во второй главе, которая называется «Журналистика и новое политическое мышление» речь уже пойдет о более позднем периоде - конце 80-х начале 90-х годов, о реакциях Средств массовой информации на события, происходящие в стране, объяснение с различных точек зрения политических проблем и пр.

Глава 1. Значение средств массовой информации в формировании социалистической идеологии в 1980 годы

1.1 Периодическая печать как важнейшее средство формирования общественного мнения в 1980-е годы

В 1980 - х гг. в печати существовал такой достаточно важный элемент самой печати, как идейно политическая пропаганда. Политический подход, классовая оценка, учет потребностей социального управления играют при этом важную роль. В последние десятилетия существования советской власти «властителями дум» наравне с печатными изданиями также становилось и радиовещание, и телевидение.

Нужно сказать, что для нормального функционирования социалистической системы в период Андропова и Горбачева, Средства массовой информации играли достаточно важную роль. Печать была неотъемлемой частью общественно-политической и культурной жизни, являлась отражением духовной жизни общества и освещала конечно же самые важные политические события страны. Придя к власти, Андропов начал менять советскую систему, выступал за ее обновление. Юрий Владимирович призывал общество намного глубже подходить к решению проблем и критически изучать происходившие в жизни русского народа события.

Конечно же, без средств массовой информации, сделать это было невозможно. Когда к власти пришел Ю. Андропов, стала усиливаться не только пропагандистская, но и организаторская роль печати. Также усилился и критический анализ в СМИ, это было во многом обусловлено приходом нового руководителя страны.

Юрий Владимирович Андропов понимал, что это достаточно мощный рычаг управления. СМИ должны были глубоко освещать различные события и давать им оценку. Вообще, нужно сказать, что в то время, забота о действенности прессы была сродни государственной политике, такой же важной. Запрещались различные статьи на тему насилия, убийств. Леонид Кравченко в своей книге «Лебединая песня ГКЧП» писал о том, что им говорили: «Зачем вы показываете по телевидению, печатаете в газетах инструкции на тему, как обмануть, как ограбить, как изнасиловать… Побольше нравственных оценок и анализа того, что является источником зла, какие экономические, социальные и иные корни в обществе становятся первопричиной роста преступности, пьянства, наркомании и прочих негативных явлений. Искоренять надо дурные дела, а не их последствия»36. Социальная тема была очень часта в печатных изданиях. По наличию писем, мы видим, что газеты проводили также и защитную функцию, а это, в свою очередь, давало народу веру во власть, укрепляло доверие, создавался эффект народного уважения.

После XIX партийной конференции, нужно говорить о том, что политика гласности положила начало перестройки всей печати в стране, повлияла и на политические события, и на общественные, дала мощный толчок всему этому. Нужно отметить, что именно после этой конференции изрядно повысился интерес к политической составляющей перестройки. Это было обусловлено тем, что экономический ее потенциал стал снижаться.

Во время выборов депутатов Верховного Совета СССР возникли достаточно сложные ситуации. Борис Ельцин стал членом Верховного Совета, получил мандат в Совет Национальностей. Конечно же, все эти события были прекрасно освещены в прессе, во всей печати. Вся страна жила этими событиями. Здесь мы можем четко проследить, как же СМИ влияли на сознание и восприятие населения.

Придя к власти, Горбачев, в свою очередь, признается, что главная проблема, стоящая перед обществом отнюдь не кроется в социалистическом строе, а напротив - состоит в его деформации. Чтобы перестроить все общество, нужно было раскрыть слабые стороны социалистической модели, собственно, это и было решено сделать с помощью политики гласности.

Около 1987-го года под сомнение ставится неприкасаемость советской социалистической модели, в связи с этим как раз, лозунг про ускорение сменился такими главными лозунгами, как гласность, перестройка и демократизация. Повальную критику осуществляли различные газеты, но самыми главными журналами в проведении компании гласности являлись, конечно же, «Огонек», Московские новости», «Аргументы и факты» и др. Критически стали рассматриваться различные исторические моменты, а еженедельник «Аргументы и Факты» имел в 1985 году тираж 1,4 млн экземпляров, «в 1989 г. - 20,4 млн, в 1990 г. - свыше 30 млн экземпляров»37.

«Закон о средствах массовой информации» сыграл заметную роль как в развитии прессы, свободы слова, так и повышении их ответственности перед обществом. Однако в погоне за гласностью и демократизацией произошла серьезная деформация самой демократии.

Это встревожило многие умы, поскольку в стране явно подрывался авторитет правительства и государственного управления. Даже такой последовательный демократ в Политбюро, как Александр Яковлев, выступил однажды с серьезными предостережениями. А он в эти годы считался главным идеологом в партии»38.

Неужели из всех арсеналов, которыми можно было бы регулировать дела, выбрана именно критика? Слова самого Александра Яковлева очень хорошо описывают ситуацию: «Тут большой вопрос, сложный и неоднозначный, трудный для решения, трудный для политики. Искусственно сдерживать критический настрой, гласность, острые и свободные дискуссии было бы не только бессмысленно, но и противоречило бы духу перестройки, демократическому обновлению общества. Мы дорого, очень дорого во всех отношениях заплатили за десятилетия безгласия и немоты общественной мысли. Заплатили падением нравственности, авторитетом власти, хозяйственными просчетами и потерями, экологическими бедствиями. Критика пришла к нам с перестройкой, стала нормой жизни и останется ею и впредь. Принципиальная позиция КПСС на этот счет изложена ясно, твердо, определенно…»

Конечно, существовали и подводные камни, и конечно, Яковлев это понимает. Политика гласности обещала не только развитие демократизации общества в период перестройки, но и критику инструментов или системы власти.

Глупо было бы думать о ситуации слишком оптимистически. Но, как было уже сказано, многое из того, что делалось с прессой, было призвано влиять на построение сознания людей и на их доверие.

Можно говорить о том, что государственная политика в сфере средств массовой информации была преемственна, то есть сохранялись некие цензурные ограничения и идеологическое давление позволяло использовать СМИ в качестве инструмента распространения социалистической идеологии. Так, например, мы можем найти спор в газете «Московские новости» о политике гласности, которая была поставлена на повестку дня Михаилом Горбачевым в год принятия им власти в стране.

Опубликованный 20 марта 1987 года номер, в котором беседуют глава агентства печати Новости Валентин Фалин и Чарльз Уик, хотелось бы привести небольшой фрагмент: «Решения XXVI съезда КПСС приняты всерьез и надолго не для того, чтобы кому-нибудь понравиться своими

«пропагандистскими усилиями», как изображает ситуацию шеф ЮСИА, но потому, что демократизация и гласность - тот самый человечный социализм, к которому мы ведем дело, нужны самому советскому народу.

Нужны как живительный воздух, как предпосылка динамичного движения вперед».

Таким образом идеологизация прессы используется для поддержки социалистической идеологии. Также, встречаясь с главными редакторами, Михаил Горбачев говорит: «Гласность призвана укреплять социализм, дух нашего человека, укреплять мораль, нравственную атмосферу в обществе.

Гласность - это и критика недостатков. Но это не подкоп под социализм, под наши социалистические ценности»41. Но, конечно, СМИ коснулись и глобальные изменения, которые происходят в этот период в нашей стране.

Михаил Горбачев, придя к власти, объявляет критику необходимой в работе прессы. В результате в партии в 86-м году произойдет большая

«чистка» (одной из первых публикаций о нужде чистки стала статья Татьяны Самолис в «Правде»). В выступлении Михаила Горбачева от 18 июня 1985 года есть и такие слова по поводу прессы: «…Главная тема нашей встречи: как организовать работу по решению тех проблем, о которых говорилось на совещании по ускорению научно-технического прогресса, какова здесь роль нашей прессы как главной, ударной идеологической силы».

А вот как сам Михаил Горбачев характеризовал политику в отношении Средств Массовой Информации и их влияние на сознание населения: «…И о цензуре. Она у нас есть. Ее задача - не допускать разглашения в печати государственных и военных тайн, пропаганды войны, насилия, жестокости, издевательства над личностью, порнографии.

Отбор произведений для публикации, их редактирование, сокращение и т. д. - это дело самих средств массовой информации и книгоиздательств, их редакционных коллегий и редакционных советов. Могу к этому добавить лишь одно - в том или ином виде такого рода цензура существует в каждой стране. У вас, например, определяют, что печатать, а что нет, владельцы газет и издательств или нанятые ими редакторы.

А за клевету или выдачу государственных тайн преследуют по суду. Я не говорю уже о распространенной, например, в США практике изъятия под давлением групп реакционеров из школьных библиотек книг, в том числе, как сообщалось на последнем конгрессе Пен-клуба, книг таких писателей, как Достоевский, Хемингуэй, даже Диккенс, не говоря уж о «Дневнике Анны Франк». Таковы факты. А они, как известно, - вещь упрямая…Жаль, что во Франции, вообще на Западе так мало знакомы с советской печатью, телевидением, радио. Свобода слова, свобода критики у нас весьма широка. В стране идут открытые, подчас очень острые дискуссии.»

В период с начала правления Михаила Горбачева, с 85 года, и даже ранее, журналистика была важнейшей частью, неотъемлемой по своей сути от политической идеологии.

Нужно, чтобы эта оценка произведений шла от самих художников и литераторов, но, конечно же, упоминается, что, под контролем партии она должна быть обязательно. Действительно ли без гласности не может быть никакого демократизма и нужно ли их участие в управлении? В тот период, как заявляла власть, нужна была не полуправда, а настоящая правда, полная. Но конечно, в прошлом достаточно много моментов, которые неудобно и не нужно было бы освещать в средствах массовой информации, о чем и говорит, например, министр иностранных дел А.А. Громыко в своих воспоминаниях, высказываясь о том, что, например, «с Ахматовой и Мандельштамом поступили чересчур жестоко, но это не значит, что из них нужно делать иконы.» Существует мнение, что гласность нужны была как аппарат разоблачения того, что мешает социализму развиваться.

Она была бы неудобна многим, кто работает спустя рукава, она нужна была и в центре и на местах, чтобы знать не только общегосударственные решения, но и решения, принимаемы на местах. Высшим эшелонам власти было нужно, чтобы народ наконец доверился, потому как чем больше политической огласки есть в Средствах Массовой информации, тем больше доверия.

Конечно, за перестроечное время массовое сознание стало достаточно политизированным. Если в начале 1980-х годов высокий интерес к внутриполитическим событиям проявляли лишь 40 - 50 процентов трудящихся, то в 1988 году - 80 процентов. Вместе с тем 70 процентов респондентов были не удовлетворены объемом информации о деятельности ЦК КПСС, 66 процентов - о работе Верховного Совета СССР, 73 процента - о Комитете народного контроля СССР. 34 процента трудящихся считало, что меры по расширению гласности и демократизации являлись недостаточно действенными. Мы можем здесь видеть сторону одной медали. Как показывает история, общественность при любых раскладах будет делиться на несколько слоев полярных мнений. Но все же в освещении СМИ до сих пор оказывались так называемые «слепые зоны», такой вывод мы можем сделать просмотрев опросы населения. По социологическим опросам 1988 года уверенных в том, что средства массовой информации освещают в своих изданиях абсолютно все сферы жизни - было всего лишь 9 процентов.

В некоторых, прочитанных мной источниках, мнения по поводу настоящей реальности политики гласности расходятся. К примеру, мы приведем мнение Федченко М.Н., автора монографии «Повседневная жизнь Советского человека (1945 - 1991гг.)» о том, что в гласности главное для средств массовой информации было - публиковать лишь то, что удобно было публиковать. Очернять с одной стороны какие-либо аспекты жизни в стране или исторические события. Он говорит о том, что в определенных условиях политическая свобода печати стала использовать эту свободу не в интересах народа. Значительная часть средств массовой информации умышленно старались дестабилизировать ситуацию в стране по средствам различных как художественных произведений, так и преподносимой информации в периодических изданиях. Об этом могут свидетельствовать различные письма как партийных, так и внепартийных деятелей. «В последние годы из средств массовой информации исчезла тема труда, патриотизма, интернационализма, подвига молодежи в годы первых пятилеток, Великой Отечественной войны, послевоенного возрождения, в наши дни. В итоге возник еще один дефицит - дефицит патриотизма. От этого и возникает нежелание работать, учиться» 45 - говорится в издании «Известия ЦК КПСС». Но тем не менее, как уже говорилось ранее, мы встречаем и абсолютно другие утверждения в не менее достоверном источнике, например, Леонид Кравченко в своем труде «Лебединая песня ГКЧП» приводит совершенно противоположное мнение на этот счет. Так что же на самом деле правдиво? Из писем мы действительно можем видеть, что многие сетовали не то что на пропаганду, а конкретно на развал Союза. Так, к примеру, Насонов и города Тольятти пишет: «…Цель, кажется, ясна - изолировать Россию, русских от процесса перестройки, чтобы легче добиваться развала нашего Союза».

Я уверена, что определенные инциденты конечно имели место быть. Но не в таких масштабах, в которых пишет об этом Федченко. По моему мнению, автор немного поторопился сделать такой вывод, так как люди осторожно относились к «оппозиционным» СМИ и это было достаточно необычно, поэтому основываться на некоторых десятках писем в ЦК имеет мало смысла.

Побудительными факторами к критике и переосмыслению отечественной истории и современной советской действительности являлись материалы публицистики, в первую очередь экономической. Значительным был вклад в «революцию умов» литературных критиков, публицистов и экономистов Н. Шмелева, О. Лациса, Г. Попова, А. Ципко, Ю. Черниченко и других. Благодаря им от критики частных деформаций социализма, сталинизма как явления, «механизма торможения» в 1987 - 1988 годах стали

распространяться идеи о том, что виновата во всех кризисных явлениях в целом система организации советского общества, что корни этой системы лежат не в сталинизме, а в марксистско-ленинской доктрине.47 На советского читателя обрушился поток «сенсационных» цифр о теневых сторонах экономики СССР. Те факты и статистика, которые приводились во многих журнальных и газетных изданиях, в том числе и в газете «Правда», пытались убедить население в том, что мы жили очень плохо, что в стране происходит системный кризис, а единственный выход из такого положения - это перестройка М.С. Горбачева.

В первую очередь, эпоху М. С. Горбачева ему потребовалось развенчать прошлое, поэтому на страницах печатных изданий изначально начали появляться экономические сводки, статьи о проблемах советской экономики.

Если говорить об общей характеристики периодической печати, да и печати вообще, в период Андропова и начальный период Горбачева, то, можно сказать, что гласность была равна критике. Да, возможно не на начальном этапе, но позже, к 1997-98-му годам это критика различных сфер жизни начала нарастать.

Публиковались издания, которые раньше были под запретом. Повальная критика изданий началась с 89-го года, началась критика не только чего-то абстрактного, но и советской власти в целом, всей системы. Изначально, конечно, руководитель страны принимал во внимание все недовольство и даже старался менять.

Это видно даже по тому, как меняется его риторика. Критика в прессе давала толчок дискуссиям внутри партии. В письмах к власти мы часто встречаем как раз именно этот вопрос. Все же у нас остается харизматический тип лидерства, и анализ этих писем дает представление о преимуществе социалистических установок у народа.48

Нужно быть готовым к тому, что иное событие или процесс ломает всю систему устоявшихся и привычных стереотипов, идеологических концепций. Конечно же, из-за этого, была допущена политическая дестабилизация власти, так как работающие в структурах средств массовой информации не могли сразу же адаптироваться к политике гласности.

По нашему мнению, за счет СМИ, конечно же, происходит трансформация образа власти. Если раньше ее боялись, относились к ней с некоторой опаской, то в это время мы видим именно критику. Журналистика сама по себе, это та сфера, где нельзя бояться «факта».

1.2 Перемены в оценках и концепциях средств массовой информации в конце 1980-х начале 1990-х годов

Официальная идеология имела в распоряжении арсенал, такой, например, как средства массовой информации, пропаганда и визуальная агитация. Именно на таких средствах и работали все общественные организации. В своих институтах и аналитических центрах работали лучшие социологи и политологи, которые создавали идеологические программы и другие документы, направленные на поддержание жизнедеятельности системы страны.

Начать, очевидно, стоит с того, что время перестройки обязательно требовало другого отношения и новых подходов в оценках «существа идеологической деятельности в общем»49. Михаил Ненашев в своем труде дает такую оценку всей периодической печати в целом до периода перестройки: «Сделать это тем более необходимо, что у нас продолжительное время существовала неверная ориентация идеологической деятельности. На словах мы провозглашали единство идеологической сферы и практики жизни, единство слова и дела, а в повседневной пропаганде и

агитации его откровенно игнорировали. Именно это обусловило серьезное отставание пропаганды, ее догматизм, формировало определенные стереотипы, которые оказали отрицательное влияние на ее содержание и эффективность. Отсюда проистекали просветительская направленность всей идеологической работы, проведение преимущественно частных агитационно- пропагандистских мероприятий».

Конечно, средства массовой информации всегда отражают то, что происходит в обществе. А очень долго время в обществе происходил кризис и застой, состояния продолжительного неприятия со стороны высшей власти каких-либо изменений, что собственно и отражалось в печати. К примеру, главный редактор с начала существования анализируемого мной ежедневника в статье от 1992-го года говорит следующее: «Нельзя быть умнее всего народа. Если газета - зеркало жизни, то оно, это зеркало, не должно быть кривым, обязано показывать все, как есть»51.

Распространено мнение, что начало демократических перемен в СМИ положено уже после августа 1991 года, но на самом деле это не так. Закон о

независимости СМИ был принят еще в 90м, а закон об отмене цензуры в 86- м. А Ельцин отстаивал демократические реформы только в том случае, когда они не препятствовали ведению его личной власти. Сейчас можно бесконечно говорить об оценках эпохи демократизации и гласности, но стоит обратиться к проверенным источникам, современникам этих событий, чтобы понять, что чувствовали они. «…Воспаленная память будоражит событиями

«великой горбачевской перестройки», которая вошла в мировую историю как эпоха гласности и демократизации. Тогда она подняла нашу страну и ее лидера Михаила Горбачева на такую высоту популярности и мировой известности, что все мы испытывали какой-то необычайный душевный подъем. В восторге само упоения оттого, что отныне можем обо всем говорить смело, открыто, ничего не опасаясь, мы впали в какой-то момент в состояние общенационального опьянения»52 - так пишет в своих воспоминаниях Леонид Кравченко, которого так жестко сняли с поста Гостелерадио СССР. Можно заметить, что не только общественность пришла в восторг от так долго царившей везде цензуры, но и сами журналисты, редакторы газет, журналов, еженедельников. А поэтому и как раз ближе к концу 80-х годов можно говорить о сильно изменивших свой облик периодических изданиях.

Недостатки идеологической деятельности тех лет вылились в то, что называют стереотипом о средствах массовой информации. Даже на XXVII съезде ЦК КПСС достаточно неубедительно звучала очень скромная оценка деятельности редакторов газет, журналов, самих журналистов. Формировалось такое мнение, что Средства массовой информации не могут сами по себе оцениваться положительно, а их работа тем более. На том же съезде звучало утверждение о слабом управлением системами распространения массовой информации. «Будто бы печать распустилась, пошла вразнос и теперь от нее страдает вся общественность, что она стала виновником всех бед. Но ведь гласность, плюрализм мнений - само по себе подразумевает под собой не «братание», а столкновение мнений и оценок, что, естественно, ведет к борьбе и конкуренции.» Именно в таком состоянии и оказались средства массовой информации в тот период.

Рассматривая изменения в концепциях СМИ того периода на примере «Аргументов и Фактов», можно сказать, что они стали мощнейшим рычагом начавшихся преобразований, способствовали поднятию различных серьезных общественных проблем и, конечно же, их решению. В десятом выпуске «АиФ» от марта 1986-го года говорится о том, как важен социализм в нашей стране, о построении экономики, общества, о переломном моменте накануне XXVII съезда партии. Мы можем видеть, как варьировались оценки от 86-го года до начала 90-х годов в этом еженедельнике. Он одним из первых взялся за эту «веревочку» гласности, ухватился изо всех сил и начал критиковать все, честно, без прикрас. «Теперь многое, а по существу все, будет зависеть от того, насколько эффективно мы сумеем использовать преимущества и возможности социалистического строя...» - главная надежда в «АиФ» с началом становления перестройки. «Главное, что должно обеспечить нам успех, - живое творчество масс, максимальное использование огромных возможностей и преимуществ социалистического строя. Сегодня первоочередная задача партии, всего народа - решительно переломить неблагоприятные тенденции в развитии экономики, придать ей должный динамизм, открыть простор инициативе и творчеству масс, подлинно революционным преобразованиям…В дальнейшем на основе углубления этих процессов предусматривается осуществить переход к экономике высшей организации и эффективности со всесторонне развитыми производительными силами, зрелыми социалистическими производственными отношениями, отлаженным хозяйственным механизмом. Такова наша стратегическая линия».

Я приводила в пример ранее Михаила Ненашева, который в своем труде «Иллюзии Свободы» говорил о том, что такой открытый курс власти вселил огромное воодушевление в общество, которое, к сожалению, было сродни ослепляющей эйфории. В которой пребываешь изначально, но потом она рассеивается. Так и здесь, по моему мнению, редакторы «АиФ» верили в эффективность и непогрешимость новой Советской власти, но вскоре все эти суждения начали рассеиваться. Уже к концу 86-го года «АиФ» решили строить свою тематику практически только на бесчисленном множестве вопросов от читателей, на голых фактах, иногда даже без какой-либо оценки, то есть, еженедельник повышает свой статус в обществе как «народная газета». «А как же с теми вопросами, на которые мы в этом номере не смогли ответить из-за нехватки места? Ответы на них вы найдете в следующих номерах «АиФ»: планы на 1987 год редакция будет строить, исходя из ваших писем. Так что идея ответить на ВСЕ вопросы остается в силе».

Рубрика «вопрос-ответ» никуда не уходит, в ней все чаще мелькают вопросы о пятилетках. Об экономическом состоянии страны, о политических реформах, о высших властных структурах. Сам еженедельник уже выражается более кардинально в своих оценках, чаще делает упор не только на какие-то общие вещи, но и рассказывает нам о многом другом. К примеру, появляется рубрика «Листая подшивки», в которой публикуются различные, ранее неизвестные материалы, воспоминания, события, о которых теперь можно объявить во всеуслышание. «В 1988 году в нашу историю, литературу, науку вернулись имена, вычеркнутые в период культа личности и годы застоя. Мы гораздо смелее стали высказывать свое мнение, даже если оно противоположно начальственному, мы создаем неформальные объединения, поддерживающие перестройку. Не все гладко на этом пути. Еще мешают нам бездельники, число которых пока не поубавилось, бюрократы, не желающие покинуть удобные кресла, расстаться с незаконными привилегиями, демагоги и экстремисты, под флагом перестройки сеющие национальную рознь, пытающиеся использовать ее в своих корыстных интересах»57.

Самое главное, на мой взгляд, в оценках дальнейшей и нынешней ( на тот момент) работы еженедельника, является такое утверждение для читателей, которое приведено в присутствующей в каждом номере рубрике

«Читателям»: «Мы понимаем, какую ответственность это накладывает на нас, этот ваш аванс доверия надо отработать, сделать газету еще более острой, глубокой, деловой»58. Казалось бы, такая незначительная вставка, но, прочитав ее, можно проанализировать всю суть еженедельника к 89-му году.

«АиФ» прошли в своей истории до того момента много трудностей, и самые большие, наверное, их ожидала в дальнейшем. Но все понимали, что газета в своих оценках и суждениях стала более острой, более радикальной, она давала честную реакцию народа на все общественно-политические события.

В начале 90-х годов из прессы, в частности, из «АиФ» исчезает постоянное приведение мнений США по поводу нашей страны, в принципе исчезает такое количество информации о Соединенных Штатах. Это, конечно, обусловлено тем, что к 89-му году «холодная война» уже идет на спад, после Мальтийского саммита, который тоже был освещен в прессе достаточно полно. Но проследить действительное изменение в оценках за эти годы не трудно.

Также в 90-х гг. «АиФ» не отступает от политики, провозглашенной правительством, и старается, как и всегда, освещать самые насущные и острые проблемы и вопросы. «Как и прежде, «АиФ» будет проводить на своих страницах политику перестройки, гласности, демократии. Политику, которая была провозглашена и проводится М. С. Горбачевым. Как показывает новейшая история обновления, дел здесь еще невпроворот. Главным нашим оружием будет правдивая и нужная вам информация, основными авторами - ведущие специалисты в разных областях знаний, важным советчиком - читатели. Ведь это ваши письма вызывают большой общественный резонанс, это они поднимают такие острые проблемы, которые порой недоступны даже опытным журналистам».

Хотелось бы привести в пример саму статью Владислава Старкова - главного редактора «Аргументов и Фактов», его оценку своего же журнала, которую он давал в газете «Новый взгляд»: «…говорю о причинах успеха своей газеты прямо и открыто, но меня упорно не слышат. Просчеты и неудачи коллег их других изданий объясняю определенным журналистским эгоизмом. Газетчики словно возвели некую стену между собой и читателями, превратили свое дело в самоцель. Журналист пописывает, а читатель как бы почитывает… Но ведь далеко не всегда наша журналистская отсебятина, наши попытки самовыразиться на полосе нужны и интересны людям, берущим в руки газету. Кто дал право журналисту решать, какая новость главная, а какая - второстепенная? Сообщи то, что волнует сегодня людей, донесли факт в краткой, точной, объективной форме, попридержи собственные эмоции и оценки при себе, человек сам в состоянии во всем разобраться, сделать нужные выводы. Если же комментарий к факту все же необходим, он должен быть абсолютно беспристрастным, взвешенным»60. По моему мнению, комментарии здесь излишни. Газета с самого начала позиционировала себе как «народная» и продолжала действовать по этому принципу даже в самые сложные времена для печати. В этом и был весь секрет.

Партийный аппарат, начиная с нижних уровней, партийных комитетов и вплоть до вершины пирамиды, ЦК КПСС, был призван поддерживать существующий идеологический порядок, жестко подавлять любые попытки нарушить постоянную жизнь страны.

Можно также поговорить о правовой политике в информационной сфере. Зачастую, редакция различных периодических изданий (а оно, прежде всего, является социальным учреждением) и газеты, еженедельники, как конечный продукт своей деятельности - подлежат правовому регулированию. Конечно, государственные руководители практически всегда пытались использовать правовые инструменты регулирования, для того чтобы управлять всей деятельностью редакций и того, что выпускается в СМИ. Все это происходило потому, что они осознавали всю важность печатных изданий для успешности государственного управления страной. Разумеется, правовое влияние на периодические издания, на их темы публикаций и также методы, менялось, и зависело это от самого внутреннего государственного устройства и общества, в котором происходили эти публикации. Так как мы говорим о России, то у нас долгое время старались контролировать периодические издания.

В государстве деятельность газетного издания должна регулироваться абсолютно открыто, а также контролируется непрерывной жесткой государственно-политической и идеологической, цензурой, которая действует на основе данных законов.

Но в обществе же демократическом, деятельность редакций все-таки должна регулироваться более осторожными и рациональными механизмами.

В случае, чтобы как-то регулировать отношения между редакциями, газетами, еженедельниками и вообще всеми периодическими изданиями и государством, создают правовую систему, которая включает специальный закон, указ, «административный орган и другой правовой инструмент»61.

На разных этапах становления гласности и в общем становления системы Российских СМИ, имели место различные формы цензуры. Основным, конечно, было достаточно сильное ограничение возможностей и путей развития печати в ее отношении с обществом, государством, стремления ограничивать свободу предоставляемой информации, а главное - ее публикации. Только к началу 1986-го года такая политика начала уходить на второй план.

декабря 1990-го года в эпоху перестройки принимают Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации». Данный закон провозгласил свободу в массовой информации и запрещает цензуру в периодическом издании.

После распада Советского союза, появления Российской Федерации и провозглашения ее Конституции, которая гарантирует свободу в массовой информации, и запрещает цензуру, но уже через год, 27 декабря 1991 года принимают Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации», где устанавливаются абсолютно новые отношения между журналистами, периодическими изданиями и властями. Начинается борьба за свободу.

Данный закон определяет цель, направления работ в редакции газет, ее участников и их прав, а также и отношений между ними, возможностей и обязанностей, но также редакций и газет в системе СМИ.

В 1990 г. Была изменена шестая статья Конституции СССР, которая утверждала монополию КПСС на руководство в советском обществе, и был принят Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации», в системе российской журналистики.

Цензура была отменена, введен принцип регистрации СМИ, различные редакционные коллективы, а также граждане, получили свое право становиться учредителями публикаций, а главное, программ. Таким образом, была «создана правовая база для свободы СМИ в стране»62.

Можно заметить, что появление различных партий, движений, блоков и т.д. привело к возрастанию роли и количества регулярных газет, журналов, периодики в целом. «Политические силы стали частью истории».63

Конечно, мог ли измениться облик российский СМИ, их наполнение и качество - зависело не только от властных структур. Перед всей периодикой встает вопрос - а способна ли пресса оказывать позитивное влияние на общество, на различные процессы в стране ( как политические, так и культурные, экономические)? Как утверждает в своих воспоминаниях Леонид Кравченко, «В профессиональных журналистских дискуссиях виновниками кризиса СМИ обычно называют тех, кто владеет и управляет прессой: власть и олигархов. А между тем виновниками нынешнего состояния СМИ не в меньшей мере являются сами журналисты с плохой наследственностью многолетней привычки к подчинению. И между тем журналисты в своем творчестве настолько свободны, независимы, насколько способны в своих деяниях, поступках проявить волю к независимости». К сожалению, к концу 80-х годов только начало проясняться, будет ли проявлена та воля, о которой говорит автор.

К середине 90-х годов уже выросло количество различных печатных изданий и публикаций, которые выражали в своих статьях определенные интересы не только одно политической партии.

Следующий красноречивый факт говорит о масштабах этого нового явления: к середине 1994 г., благодаря всеобщему тиражу и влиянию на общество, таблоидная пресса превзошла «классическую» прессу - социально- политические и профессиональные публикации.

Популярность такого рода публикаций объяснялась тем, что потенциальному читателю-покупателю, уставшему от политики и экономических проблем, требовался эмоциональный выход, роль которого играла таблоидная пресса России.

Тематика СМИ постепенно меняется и значительное место в печатной системе начинают занимать рекламные издания, которые имели общероссийское распространение, а также местные, они стали распространяться во всех более-менее крупных городах страны.

Широкое распространение различных справочных, рекламных и развлекательных изданий оказало влияние на всю систему отечественных периодических изданий.

Большинству общественно-политических газет пришлось признать таблоидную форму подачи материалов.65

В связи с возрастанием конкуренции, а также, возрастанием цен, условия развития качественных печатных изданий стали более жестки. Можно видеть, что так называемая, «таблоидная пресса» стала во всех направлениях главной.

Тиражи некогда популярных газет и журналов в советский период быстро сокращались. К примеру в 1992 г. газета «Труд» потеряла почти шесть миллиона читателей, ««Комсомольская правда» пять миллионов, и эта потеря продолжалась в течение нескольких лет.»66 Но, нужно сказать, что рассматриваемый в данной работе еженедельник «АиФ» с достоинством перенес все трудности и остался таким же влиятельным, народным периодическим изданием.

В заключение можем сделать вывод: еще более усилилась жесткая конкуренция, которая происходила в местной прессе, количество газет и журналов в регионах в 1990 гг. почти утроилось. Все это происходило благодаря таким процессам, как публикация многими газетами еженедельных дайджестов своих материалов с местными вкладками или практиковался ввод сменных страниц. Такой метод стал очень популярен и использовался также еженедельником «Аргументы и Факты».

1.3 Изменения в партийно-политической печати. Гласность и «четвертая власть» на примере Аргументов и фактов

Очень часто Средства массовой информации, а в частности, журналистику - называют четвертой властью. Наряду с основными тремя, она тоже способна влиять на общественное сознание и управлять различными «информационными и политическими потоками»68. Согласно некоторым современным теоретико-журналистским представлениям, «кроме давления на социальные институты общественного мнения осуществляется и прямое воздействие на них журналистики. А это значит, что журналистика как «четвертая власть» в государстве «играет управленческую роль в отношении не только массового сознания, но и социальных институтов».69 Так писал в своих работах Е.В. Прохоров в своих работах По «введению в журналистику» - происходило постепенное изменение расстановки сил в Средствах Массовой информации и на их рынке. Конечно, то, что появилась

«свободная пресса» влекло за собой некоторые последствия, которые выражались в возможности использования различных средств массовой информации (не только печатных изданий, но и радио и телевещания) для достижения определенных политических целей. И использовалась предоставляемая информация, конечно не всегда в пользу общества, и иногда даже «была фальсифицирована»70. Как считает журналист В. А. Сидоров, есть два пункта, по которым должна реализоваться подлинная свобода слова

это режим гласности и свобода печати. Так как первое позволяет вырабатывать какое-то личное критическое мнение по тому или иному вопросу, а второе обеспечивает саму возможность высказать это сформированное мнение.

Нужно сказать, что с приходом политики гласности, уже примерно к 90-му году, такие идеи в самой концепции государственных средств массовой информации, как отстаивание интересов одной, отдельной правящей партии, доминирующей над всеми во всех властных структурах - отходит на второй план. «СМИ должны представлять собой представительство всех слоев, правящих структур, народных образований и так далее. Если говорить по-другому, их роль должна быть как бы межпартийной трибуной».71

Перестройка, которая была объявлена Генеральным секретарем ЦК Михаилом Горбачевым, показала, что глубинные перемены в жизни общества являются весомым фактором в политической жизни страны В переломные периоды истории не столько институты власти, сколько само общество превращается в реальную политическую силу, способную определить будущее страны.

Не будет преувеличением говорить о том, что в этот период массовые настроения во многом определяли политический и экономический курс СССР, задавали темп реформационным процессам, подготовили страну к формированию «новой постсоветской государственности»72.

Три года перестройки разрушили атмосферу всеобщей спячки, атмосферу разлагающего общество благодушия, самодовольства, безответственности и задействовали энергию огромных масс советских людей, различных по возрасту, образованию, профессии, отлучить которых от участия в переменах теперь уже никто не сможет.

Хотелось бы привести заметки на тему гласности из книги Светланы Алексиевич которая брала интервью у обычного рабочего человека, жившего в то время. Это достаточно важно, также видеть мнения отдельных личностей, простых людей, не принадлежащих никаким политическим, к примеру, структурам. Воспоминания обычного человека, который читал прессу: «Первое, что я заметил, сразу начали меняться лица людей. Появились другие лица… Да, что-то совершенно изменилось, и меня… Меня тоже выдернуло из этой картезианской жизни. Вместо философских книг я теперь читал свежие газеты и журналы, ждал с нетерпением каждый номер перестроечного «Огонька» и «АиФ». По утрам выстраивались очереди возле киосков «Союзпечать», так никогда - ни до, ни после - газет не читали. Так никогда им больше не верили. Шла лавина информации… На книжных прилавках появился Солженицын, за ним Шаламов, Бухарин. Еще недавно за хранение этих книг арестовывали. Мы говорили вслух о том, о чем еще недавно шептались на кухнях».73 Нужно учиться извлекать уроки из прошлого, анализируя причины, приведшие советское общество к застою, кризису, мы должны до конца осознать главные из них. В этом, как думается, состояла одна из основных задач ХIХ партийной конференции.

Главная причина, приведшая наше общество к застою, состоит, по нашему мнению, в пренебрежении к науке, образованию, культуре, то есть ко всему тому, что определяет осмысленное развитие общества, его полнокровную жизнь.

На рубеже 1980-1990-х гг. внимание историков концентрировалось на изменении государственной идеологии, новых проектах экономического развития страны, программах только появившихся политических партий и общественных организаций.

На волне провозглашенной свободы слова появились работы, посвященные взаимодействию советской элиты и общества, стали публиковаться данные социологических опросов, различные мониторинги общественного мнения.

В самом деле, какой бы из серьезных недостатков, просчетов в экономической, социальной, политической сферах мы ни взяли, исходной причиной в конечном счете является пренебрежение к науке, культуре или их откровенное игнорирование. И это не случайно. В условиях торжества командно-административной структуры управления они больше всего мешали бездумному своеволию.

Пренебрежение к науке и культуре в последнее десятилетие оставило нам тяжелое наследие в виде привычки, и сегодня приходится многое решать, руководствуясь только интуицией, общими впечатлениями, а не опираясь на глубокий анализ. Отсюда и торопливость, и недостаточно глубокая продуманность некоторых наших государственных решений и намерений: борьба за трезвый образ жизни, где мы явно переоценили всесилие административных мер, непоследовательность в подходах к стимулированию личного хозяйства, в оценках кооперативного движения.

Отсутствие научного подхода сформировало своеобразный негодный стиль нашего хозяйствования, и от него мы еще далеко не отрешились - сначала в результате неквалифицированного руководства создаем непреодолимые трудности, заходим в тупик, а затем прилагаем героические усилия, чтобы их превозмочь, причем энергичные меры принимаем обычно тогда, когда возникает чрезвычайная экстремальная ситуация.

«Примером вот такого нехозяйственного отношения к серьезному государственному делу является положение, сложившееся в индустрии печати».

Для всех понятно, в каких огромных размерах возросла роль гласности и средств, ее несущих, - газет, журналов, книг, но также стала очевидной и полная неспособность нашей полиграфической индустрии обеспечивать потребности советских людей.

Спрос на художественную литературу в то время удовлетворялся всего на 50 %, а на детскую - только на 30 %. Инициатива издательств по выпуску популярной исторической литературы - сочинений Ключевского, Соловьева, Карамзина, ранее не издаваемых художественных произведений Твардовского, Гроссмана, Пастернака, Бека, Дудинцева, Рыбакова вызвала огромный интерес и одновременно огромное недовольство из-за ограниченных тиражей. Положение еще более осложнилось в результате значительного повышения тиражей газет и журналов.

Подписка на периодические издания в стране в 1988 г. возросла более чем на 18 млн экземпляров - факт беспрецедентный в истории советской печати. Издателям бы радоваться этому факту, но, к сожалению, пребывали они только в смятении, ведь индустрия печати была на тот момент в глубоком кризисе.

Несведущий в делах издательских человек может подумать: не потому ли возникают трудности, что издавать газеты, журналы, книги экономически невыгодно? Отнюдь, печать - чрезвычайно прибыльное дело. Объем реализации печатной продукции в розничных ценах ныне составляет более 5,5 млрд руб. При этом издательская отрасль около 70 % всей прибыли ежегодно отчисляет в государственный бюджет.

Трудно назвать другое подобное ведомство (исключая лишь производство алкоголя), способное обеспечивать такие отчисления. Таким образом, печать, выполняя чрезвычайно важные запросы общества и будучи экономически эффективной сферой, вправе рассчитывать на заботливое хозяйское отношение.

Однако - и в этом весь парадокс сложившейся ситуации - отрасль, которая больше других отдает народу и государству, влачит нищенское существование и является в техническом отношении наиболее отсталой. И здесь, можно привести говорящие сами за себя факты. К примеру, на время описываемого периода примерно 80 тыс. единиц полиграфического оборудования более половины требует немедленной замены, ибо полностью изношено (срок эксплуатации - свыше 15 лет),

Copyright © 2018 WorldReferat.ru All rights reserved.